Иммунологические адъюванты. Вещества повышающие иммунитет.

Под иммунологическими адъювантами подразумевают любые вещества, действующие неспецифически и повышающие специфический иммунный ответ на антигены. Поскольку многие вирусные вакцины (особенно компонентные) вызывают слабые иммунные реакции, стали использовать адъюванты, добавление которых дало возможность в различной степени возместить этот недостаток.

Адъюванты функционируют как депо антигена, как иммуностимуляторы, и как иммуномодуляторы или как организаторы антигена в дискретные частицы. Многие адъюванты сочетают комбинированное действие двух и более из этих функций.

Об иммуностимулирующей и иммуномодулирующей функции адъювантов свидетельствует повышение титра антител, возрастание активности Тц- и/или Тх-клеток. Различные цитокины действуют так же как адъюванты.

Иммунологические адъюванты. Вещества повышающие иммунитет.

В 1925 г. Гастон Рамон впервые доказал возможность искусственного повышения активности дифтерийного или столбнячного анатоксинов путем добавления к антигенам различных веществ (агар, тапиока и др.).

Он был первым, кто ввел концепцию адъювантов и субстанций, стимулирующих иммунитет, введение которых в организм вместе с вакцинным антигеном повышает уровень иммунитета по сравнению с теми же вакцинами, введенными в чистом виде.

В 1926 г. А. Гленни и другие установили, что алюмопреципитация дифтерийного токсина значительно повышает его антигенные свойства. С тех пор для увеличения антигенности токсоидов применяли преципитацию белков различными металлами, однако наилучший эффект был достигнут с использованием алюминия.

Крупный вклад в изучение адъювантов и иммуномодуляторов принадлежит Фрейнду, с именем которого связано введение в иммунологию полных и неполных адъювантов.

Однако настоящая эра адъювантов началась с открытия иммуностимулирующих свойств у мурамиловой кислоты, содержащейся в стенке бактерий, и получения синтетического препарата мурамилдипептида (МДП).

Повышенный интерес к адъювантам объясняется рядом причин. Оказалось, что эффективность большинства вакцин можно значительно повысить добавлением к ним множества разнообразных неантигенных веществ.

Однако лишь некоторые из них нашли применение при изготовлении вакцин для людей и животных.

Такие адъюванты как гидроокись алюминия (ГОА) или фосфат алюминия в течение многих десятилетий применяли для увеличения образования антител против бактериальных токсоидов у людей.

Эти адъюванты, а также сапонин широко использовали с целью повышения иммуногенности различных инактивированных вирусных вакцин для животных. Добавление адъювантов усиливает первичный иммунный ответ. Значение их в последнее время приобрело большой интерес в практической иммунологии.

Заметные успехи достигнуты на пути улучшения адъювантов либо путем их фракционирования, либо с помощью химических модификаций. Известно, что некоторые низкомолекулярные растворимые антигены обладают слабой иммуногенностью, поэтому в них необходимо добавлять адъюванты.

Проблема адъювантов приобрела особую актуальность в связи с перспективой получения антигенов на основе технологии рекомбинантных ДНК.

Такие антигены, как правило, вызывают образование антител и протективный иммунный ответ только при совместном введении с адъювантами. Необходимость присутствия адъювантов в зависимости от вида антигена приведена в таблице:

— Также рекомендуем «Механизм действия адъювантов. Как адъюванты повышают иммунитет?»

Оглавление темы «Развитие и образование противовирусного иммунитета.»: 1. Респираторно-синцитиальный вирус и иммунитет человека. Иммунный ответ при РС-вирусной инфекции. 2. Нейтрализация вирусов. Нейтрализация аденовирусов и вирусов гриппа в организме. 3. Потеря инфекционности вирусами при нейтрализации. Обезвреживание вирусов организмом. 4. Материнский иммунитет новорожденного. Материнские антитела. 5. Профилактика неонатальных вирусных инфекций. Вакцинация беременных. 6. Трансплацентарная передача антител плоду. Переход антител через плаценту. 7. Иммунологические адъюванты. Вещества повышающие иммунитет. 8. Механизм действия адъювантов. Как адъюванты повышают иммунитет? 9. Виды адъювантов. Минерально-солевые адъюванты. Масляные адъюванты или эмульсии. 10. Адъюванты на основе природных субстратов. Мурамилдипептиды в качестве адъювантов.

Иммуностимулирующие вакцины

Статья на конкурс «био/мол/текст»: Иммунная система способна защитить человека практически от любых патогенов и даже от его собственных вредных клеток.

Поэтому уже многие годы ученые пытаются разработать эффективную антираковую иммунотерапию. В этой области наблюдается заметный прогресс — в частности, за счет совершенствования методов доставки лекарств.

Представляется, что нацеленный транспорт активных веществ — это верный путь к исцелению организма.

Обратите внимание!

Эта работа опубликована в номинации «лучшая статья по иммунологии» конкурса «био/мол/текст»-2015.

Спонсором номинации «Лучшая статья о механизмах старения и долголетия» является фонд «Наука за продление жизни». Спонсором приза зрительских симпатий выступила фирма Helicon.

Спонсоры конкурса: Лаборатория биотехнологических исследований 3D Bioprinting Solutions и Студия научной графики, анимации и моделирования Visual Science.

В течение более чем ста лет иммунотерапию рассматривали как потенциальное оружие против рака. В 1891 году, когда еще не было ни химиотерапии, ни радиотерапии, Уильям Коли (William B. Coley) успешно лечил людей от рака с помощью веществ, выделяемых бактериями [1].

Сейчас показано, что они оказывали иммуностимулирующее действие [2]. Однако в клинических испытаниях стратегии лечения рака, основанные на попытках активировать иммунный ответ, потерпели ряд сокрушительных поражений.

Но ученые продолжают верить в успех, все усложняя и усложняя вакцины.

Противораковый иммунитет состоит из нескольких ступеней. Его ключевыми шагами являются: узнавание антигена, презентирование антигена антигенпрезентирующими клетками, активация эффекторных клеток, перемещение их к опухолям, узнавание и уничтожение раковых клеток [1]. Теоретически, каждый из этих этапов мог бы лежать в основе разработки лекарства.

Важно также задуматься не только над фундаментальными основами приобретённого иммунитета, но и над тем, как механически доставить лекарство в нужное место в организме [3]. Наиболее перспективным «транспортом» для лекарства представляются наночастицы из синтетических материалов [4].

В них можно заключить набор из разных биомолекул, которые призваны помогать друг другу стимулировать иммунитет, и тогда они будут перемещаться все вместе. Варьируя размер синтетического носителя, можно добиться доставки лекарства к лимфоузлам. Можно саму поверхность частицы сделать функциональной, если к ней будут присоединены адъюванты или антигены.

Адаптивный иммунный ответ открывает множество возможностей для лечения заболеваний, и сейчас ученые всего мира пытаются ими воспользоваться.

Основы антиракового адаптивного иммунного ответа

Ежедневно наш организм атакуют различные патогены, такие как вирусы, бактерии, грибы, паразиты.

Защиту от них обеспечивает иммунитет, который разделяют на две ветви: врожденный и адаптивный [5].

Врожденный иммунитет быстро реагирует на вторжение наиболее типичных патогенов и уничтожает их, а адаптивный развивается более длительное время, но зато имеет почти неограниченную пластичность.

Стартовым сигналом для запуска механизмов адаптивного иммунного ответа является появление в организме человека антигена. Чужеродные организмы имеют в своем составе биомолекулы, не встречающиеся в организме-хозяине. Они-то и являются антигенами. Иммунная система знает «свои» белки, а все остальные принимает за сигнал опасности.

Итак, первая задача — найти антиген. На этом этапе с ним имеют дело антигенпрезентирующие клетки, в роли которых чаще всего выступают дендритные клетки (ДК) [6]. Заполучив антиген, дендритные клетки могут активировать Т-клетки*, делая их цитотоксичными (способными убить патоген).

Важным этапом активации является выделение цитокинов — веществ, поляризующих Т-клетки. Активация Т-клеток происходит в лимфоидных тканях, откуда они выходят уже во всеоружии и начинают искать чужака по известному антигену, как по фотороботу [1].

Обнаружив патоген, они выделяют специальные вещества, которые разрушают клетку-мишень, а затем движутся дальше в поисках новой [7].

Иммунная система может служить оружием против рака

Теоретически, иммунная система может останавливать онкогенез, распознавая и уничтожая клетки опухоли [9]. У раковых клеток тоже есть антигены, потому что они, являясь производными одного организма, все-таки во многом отличаются от его обычных клеток.

В целом, раковые антигены разделяют на две группы: или антигеном служит целая опухолевая клетка, или какое-либо ее молекулярное производное. В роли антигена могут выступать белки-мутанты, которые в норме имеют другую структуру. Или такие белки, которые нарабатываются в большом количестве в опухоли, но не в норме.

Отличительными сигналами могут быть и полисахариды клеточной поверхности, а также особые ДНК и мРНК. Развитие опухолей могут стимулировать некоторые вирусы (вирус Эпштейна-Барр, вирус папилломы человека [10, 11] (рис. 1) и вирусы гепатита В и С), поэтому продукты их генов также могут быть мишенью для иммунотерапии [12].

На основе различных антигенов ученые стремятся разработать антираковые вакцины, способные активировать Т-клетки. Однако раковые клетки разными способами избегают иммунного ответа [13, 14]*.

Иммунологические адъюванты. Вещества повышающие иммунитет.

Рисунок 1. Изображение вируса папилломы человека, обладающего канцерогенными свойствами. Рисунок с сайта Visual Science.

Когда обнаружили белки, теоретически способные служить антигенами и активировать иммунный ответ против опухолей, то оказалось, что целые молекулы использовать не совсем удобно. Для вакцин лучше брать фрагменты белков — пептиды.

Они могут напрямую связываться с антигенпрезентирующими клетками, не требуя предварительной обработки, и довольно стабильны при хранении. В связи с этими преимуществами, вакцины, основанные на пептидах, проходят доклинические и клинические испытания [17].

На данный момент главной проблемой таких вакцин является их слабая иммуногенность и непродолжительность действия. Отчасти первое затруднение объясняется тем, что белки раковых клеток все-таки произведены организмом-хозяином, и Т-клетки на них реагируют слабо.

Многие проблемы иммуностимулирующих вакцин сейчас пытаются решить с помощью совершенствования способов их доставки в организм.

Доставка лекарства — ключевой этап иммунотерапии

Одним из вариантов транспорта лекарств являются наночастицы из синтетических материалов. Есть такие вещества, которые, попав в организм человека, начинают постепенно разлагаться. Внутрь частицы из такого материала можно поместить биологически-активные вещества — например, антигены.

Тогда после деградации защитного слоя (но не раньше!) лекарство попадет в кровь. У частицы может быть несколько слоев. Тогда разрушаться прослойки материала будут постепенно, и активные молекулы будут поступать в организм этапами в течение длительного времени. Таким образом достигается продолжительная терапия после одноразовой вакцинации.

Совместно с антигеном в синтетический носитель обычно упаковывают адъюванты — вещества, усиливающие иммунный ответ (обычно это антигены каких-либо распространенных бактерий). Они «злят» иммунную систему, делая ее более агрессивной.

Адъювант будет работать наиболее эффективно, находясь неподалеку от антигена раковых клеток, поэтому их совместная доставка необходима (что и достигается путем помещения антигена и адъюванта в один носитель).

Чем еще могут помочь наноносители? Например, увеличить эффективность презентирования антигена антигенпрезентирующими клетками, что усилит активацию Т-клеток. Синтетические частицы с лекарством могут попадать в лимфоидную ткань, где сохраняются продолжительное время, постепенно освобождая антигены и адъюванты.

Размер частиц — один из ключевых факторов, определяющих эффективность попадания их в лимфоидную ткань [1].

Большие частицы (более 500 нм в диаметре) задерживаются в зоне инъекции из-за своих размеров, а очень маленькие (менее 10 нм в диаметре) могут быстро диффундировать через лимфоузлы, что минимизирует возможность эффективного взаимодействия достаточного количества частиц вакцины с антигенпрезентирующими клетками [18].

Частицы среднего размера (10-100 нм в диаметре) доходят до лимфоузлов и задерживаются там — тогда шанс презентирования нужного антигена значительно увеличивается [18, 19]. Согласно проведенным исследованиям, наилучшими считаются частицы диаметром 40 нм [20]*.

Допустим, ученым удалось доставить антиген в нужную часть лимфоидной ткани. Там антигенпрезентирующие клетки (предпочтительно дендритные) должны с ним взаимодействовать.

Поверхность наночастиц, несущих раковые антигены, может быть модифицирована так, чтобы с ней лучше связывались именно дендритные клетки [1], что усилит иммунный ответ.

Используют разные способы привлечения ДК; интересно, что многие из них в итоге вызывают схожую по силе иммунную реакцию [22].

Как упоминалось ранее, важное преимущество доставки лекарств с помощью наночастиц — это возможность доставлять антиген совместно с адъювантом, что усиливает иммунный ответ.

Для антираковых вакцин хорошими адъювантами признаны вещества, активирующие Толл-подобные рецепторы (TLR) [23] — важный компонент врожденного иммунитета, за открытие которых вручена Нобелевская премия 2011 года [5].

TLR чувствуют опасные патогенные сигналы и вовлечены в первую очередь в систему врожденного иммунитета. Интересно, что они также играют ключевую роль в индукции приобретённого иммунитета [24], и поэтому вещества, их активирующие, широко применяются в вакцинах.

Например, таким веществом является олигонуклеотид, содержащий неметилированный CpG-мотив. Он несет отрицательный заряд, и его легко прикрепить на положительно заряженные частицы [25, 26], что повышает иммунный ответ.

Читайте также:  Питание. Классификация организмов в соответствии с источниками энергии и углерода.

Доставка вакцин, основанных на целых клетках

Преимущества вакцин, состоящих из целых раковых клеток, перед состоящими из единичных белков, в том, что может быть достигнут многосторонний иммунный ответ [1]. Спектр антигенов в целой клетке максимально высок — в ней содержатся все потенциально иммуногенные молекулы.

Подход можно применять даже для индивидуальной терапии, если вакцины делать из клеток пациента. Для получения лекарства используют разрушенные или инактивированные раковые клетки. Они тоже могут быть упакованы в синтетические носители совместно с активаторами Толл-подобных рецепторов [27, 28].

Например, были получены частицы с заключенными в них разрушенными раковыми клетками, фактором, привлекающим дендритные клетки, и CpG-содержащим олигонуклеотидом для их активации [29].

Эта конструкция успешно обеспечила появление адаптивного противоракового иммунитета и показала как профилактический, так и терапевтический эффекты.

Новые горизонты в раковой иммунотерапии могут открыться после определения новых, уникальных для каждого пациента антигенов с помощью секвенирования [30].

Этот подход может значительно увеличить эффективность лечения, потому что мутированные белки, которых нет в нормальных клетках, но есть в раковых, вызывают сильный иммунный ответ.

Также может оказаться эффективным использование нескольких иммуностимулирующих подходов одновременно [1].

  1. Fan Y. and Moon J.J. (2015). Nanoparticle drug delivery systems designed to improve cancer vaccines and immunotherapy. Vaccines (Basel). 3, 662–685;
  2. Starnes C.O. (1992). Coley’s toxins in perspective. Nature. 357, 11–12;
  3. Rosenberg S.A., Yang J.C., Restifo N.P. (2004). Cancer immunotherapy: moving beyond current vaccines. Nat. Med. 10, 909–915;
  4. Невидимая граница: где сталкиваются «нано» и «био»;
  5. Толл-подобные рецепторы: от революционной идеи Чарльза Джейнуэя до Нобелевской премии 2011 года;
  6. Jung S., Unutmaz D., Wong P., Sano G.-I., De los Santos K., Sparwasser T. et al. (2002). In vivo depletion of CD11c+ dendritic cells abrogates priming of CD8+ T cells by exogenous cell-associated antigens. Immunity. 17, 211–220;
  7. Trapani J.A. and Smyth M.J. (2002). Functional significance of the perforin/granzyme cell death pathway. Nat. Rev. Immunol. 2, 735–747;
  8. Zhu J., Yamane H., Paul W.E. (2010). Differentiation of effector CD4 T cell populations (*). Annu. Rev. Immunol. 28, 445–489;
  9. Dunn G.P., Bruce A.T., Ikeda H., Old L.J., Schreiber R.D. (2002). Cancer immunoediting: from immunosurveillance to tumor escape. Nat. Immunol. 3, 991–998;
  10. Нобелевскую премию 2008 года по физиологии и медицине вручили за вирусологические исследования;
  11. Увидевший вирусы в раке. Харальд цур Хаузен;
  12. Saha A., Kaul R., Murakami M., Robertson E.S. (2010). Tumor viruses and cancer biology: Modulating signaling pathways for therapeutic intervention. Cancer. Biol. Ther. 10, 961–978;
  13. Seliger B., Maeurer M.J., Ferrone S. (2000). Antigen-processing machinery breakdown and tumor growth. Immunol. Today. 21, 455–464;
  14. Zou W. (2005). Immunosuppressive networks in the tumour environment and their therapeutic relevance. Nat. Rev. Cancer. 5, 263–274;
  15. Одураченные макрофаги, или Несколько слов о том, как злокачественные опухоли обманывают иммунитет;
  16. Хороший, плохой, злой, или Как разозлить лимфоциты и уничтожить опухоль;
  17. Pol J., Bloy N., Buqué A., Eggermont A., Cremer I., Sautès-Fridman C. et al. (2015). Trial watch: peptide-based anticancer vaccines. Oncoimmunology. 4, e974411;
  18. Irvine D.J., Swartz M.A., Szeto G.L. (2013). Engineering synthetic vaccines using cues from natural immunity. Nat. Mater. 12, 978–990;
  19. Swartz M.A., Hirosue S., Hubbell J.A. (2012). Engineering approaches to immunotherapy. Sci. Transl. Med. 4, 148rv9;
  20. Fifis T., Gamvrellis A., Crimeen-Irwin B., Pietersz G.A., Li J., Mottram P.L. et al. (2004). Size-dependent immunogenicity: therapeutic and protective properties of nano-vaccines against tumors. J. Immunol. 173, 3148–3154;
  21. Наномедицина будущего: трансдермальная доставка с использованием наночастиц;
  22. Cruz L.J., Rosalia R.A., Kleinovink J.W., Rueda F., Löwik C.W.G.M., Ossendorp F. (2014). Targeting nanoparticles to CD40, DEC-205 or CD11c molecules on dendritic cells for efficient CD8(+) T cell response: a comparative study. J. Control. Release. 192, 209–218;
  23. Steinhagen F., Kinjo T., Bode C., Klinman D.M. (2011). TLR-based immune adjuvants. Vaccine. 29, 3341–3355;
  24. Kaczanowska S., Joseph A.M., Davila E. (2013). TLR agonists: our best frenemy in cancer immunotherapy. J. Leukoc. Biol. 93, 847–863;
  25. De Titta A., Ballester M., Julier Z., Nembrini C., Jeanbart L., van der Vlies A.J. et al. (2013). Nanoparticle conjugation of CpG enhances adjuvancy for cellular immunity and memory recall at low dose. Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 110, 19902–19907;
  26. Wilson J.T., Keller S., Manganiello M.J., Cheng C., Lee C.-C., Opara C. et al. (2013). pH-Responsive nanoparticle vaccines for dual-delivery of antigens and immunostimulatory oligonucleotides. ACS Nano. 7, 3912–3925;

Адъюванты – настоящее и будущее вакцин

Журнал «Ремедиум» №11, 2019г.

Ирина Широкова, «Ремедиум»

Вакцинация является одним из ключевых способов избежать развития многих тяжелых заболеваний. По данным ВОЗ, она позволяет предотвратить 2–3 млн смертей в год, а при большем охвате населения прививками эта цифра может увеличиться еще на 1,5 млн [1].

В то же время серьезной проблемой остается создание вакцин, способных эффективно и безопасно формировать иммунитет. Научные исследования и клиническая практика убедительно показали, что оптимальным решением проблемы является введение адъювантов в состав субъединичных и рекомбинантных вакцин [2].

Такой подход уже способствовал созданию более эффективных вакцин против гриппа, а также гепатита В и вируса папилломы человека [3].

Открытия, изменившие взгляд на вакцинацию

Адъюванты – неспецифические иммуностимуляторы неорганической и органической природы, повышающие специфический иммунный ответ на антигены, – используются уже более 90 лет и в настоящее время являются компонентами более 30 лицензированных вакцин от разных производителей. Их открытие состоялось в 1925 г.

, когда французский ветеринар Гастон Рамон, проводя иммунизацию лошадей столбнячным и дифтерийным токсинами, заметил, что более сильный ответ наблюдался у тех животных, у которых в месте инъекции развился абсцесс. Добавляя к антигенам некоторые вещества (крахмал, тапиоку и др.

), он смог индуцировать стерильные абсцессы в месте введения инактивированного токсина и тем самым увеличить выработку антисыворотки. Так подтвердилась гипотеза о том, что вещества, способные вызывать воспаление в месте инъекции, могут увеличивать выход анатоксинов.

Но главное, была доказана возможность искусственного повышения активности анатоксинов путем добавления к антигенам различных веществ и появилась сама концепция адъювантной поддержки вакцинации [3, 4].

Немногим позже, в 1926 г., Александр Гленни в ходе совместно научной работы с лондонскими коллегами обнаружил иммуностимулирующее действие солей алюминия. Ученые установили, что алюмопреципитация дифтерийного токсина значительно повышает его антигенные свойства. В 1932 г.

соли алюминия впервые и весьма успешно использовали в вакцинах для иммунизации людей. С тех пор для увеличения антигенности токсоидов применяли преципитацию белков различными металлами, однако наилучший эффект был достигнут с использованием алюминия.

Около 70 лет соли алюминия (гидроксид алюминия, фосфат алюминия и сульфат алюминия) оставались единственными адъювантами, которые применялись в лицензированных вакцинах. Однако, несмотря на широкое и постоянное использование этих соединений, иммунный механизм их действия остался невыясненным.

В то же время было доказано, что применение алюминиевых адъювантов главным образом способствует увеличению выработки антител, и они подходят для использования в вакцинах, действие которых направлено против патогенов, в основном убитых антителами.

Так, например, выяснилось, что алюминиево-адъювантные вакцины не смогли предотвратить инфекцию, вызванную внутриклеточными возбудителями [3, 4].

Другой ранней попыткой в данной сфере стало создание т.н. неполного адъюванта Фрейнда, который содержал убитые микобактерии, суспензированные в масляной фазе водной эмульсии.

Несмотря на то что адъювант Фрейнда оказался мощным стимулятором неспецифических иммунных реакций, он не нашел применения в клинической практике из-за высокой реактогенности и токсичности.

Его стали использовать в экспериментальных целях, вакцинируя лабораторных животных [3, 4].

Еще одно важное открытие было сделано в 1950 г. А. Джонсоном с коллегами. Исследователи обнаружили, что липополисахариды из грамотрицательных бактерий или родственные соединения, такие как липид А, обладают иммуностимулирующим эффектом [5].

«История адъювантов очень старая, – подытожила Сусанна Харит, руководитель отдела профилактики инфекционных заболеваний Детского научно-клинического центра инфекционных болезней ФМБА, выступая на симпозиуме по вакцинопрофилактике в рамках Ассамблеи «Защищенное поколение. – Их открыли случайно. Затем адъювантами стали заниматься прицельно.

Были сформированы первые представления о том, что такое адъювант и как он может влиять на иммунный ответ».

Возможности и роль современных адъювантов

После эмпирического открытия первых адъювантов произошел качественный скачок в развитии концепции стимулирования иммунного ответа организма.

Он был связан с быстрым накоплением знаний о механизме взаимодействия иммунной системы с патогенами, более глубоким пониманием роли адъювантов в проведении эффективной вакцинопрофилактики.

На сегодняшний день доказано, что включение в состав вакцин адъювантов одной из самых передовых технологий, позволяющей снизить количество антигена и иммунизаций при создании стойкого иммунитета к инфекционным заболеваниям.

Это особенно важно для уязвимых групп населения, которые плохо реагируют на традиционные вакцины: детей, пожилых людей и людей с ослабленным иммунитетом. У адъювантных технологий имеется потенциал для предотвращения инфекционных заболеваний глобального значения, когда успешная вакцинация на основе традиционных подходов невозможна [3].

Эту позицию ведущих зарубежных экспертов в полной мере разделяют российские специалисты. Так, по словам Дмитрия Лиознова, заместителя директора по научной работе НИИ гриппа имени А.А.

Смородинцева, одним из подходов к совершенствованию вакцин является включение в их состав адъювантов, позволяющих снизить дозу антигена вируса.

Так, противогриппозная вакцина с адъювантом азоксимера бромид позволяет снизить дозу антигенов вируса гриппа в 3 раза.

Но в мировом масштабе это еще не предел. Дмитрий Лиознов привел в пример Великобританию, в которой в настоящее время разрабатывается противогриппозная вакцина, содержащая 15 штаммов вируса гриппа. «При этом доза антигена в ней в 100 раз меньше, чем в традиционной вакцине», – подчеркнул российский эксперт.

В данном случае речь идет об антиген-сберегающей технологии, позволяющей за счет уменьшения дозы антигенов вируса увеличить количество выпускаемых доз вакцин и повысить их доступность для населения.

«ВОЗ указывает на важность этого момента, поскольку, с одной стороны, в ряде стран существует дефицит вакцин, а с другой – остается опасность пандемий», – констатировал Дмитрий Лиознов.

Аналогично оценивает роль адъювантов и Сусанна Харит, которая отметила, что современная адъювантная вакцина с азоксимера бромидом при меньшей дозе антигена вируса гриппа по эффективности полностью соответствует неадъювантной с большей дозой вируса, но может иметь при этом меньшую реактогенность.

Что касается областей применения адъювантов, то они заметно расширились, в частности за счет онкологии. «Огромное внимание адъювантам уделяется и при создании ВИЧ-вакцин, потому что они участвуют в стимуляции Т-хелперов 1 типа», – сообщила Сусанна Харит.

По ее словам, несмотря на разный механизм действия, практически все адъюванты изначально действуют на антиген-презентирующую клетку. Кроме того, некоторые из них способны взаимодействовать с В-лимфоцитами, что тоже приводит к увеличению гуморального иммунного ответа.

Изучается влияние адъювантов на клеточное звено иммунитета и синтез различных цитокинов, в частности интерферона-гамма.

«Ведущая роль в создании гуморального и клеточного иммунитета принадлежит дендритным клеткам, – уточнил Михаил Костинов, руководитель лаборатории вакцинопрофилактики и иммунотерапии ФГБНУ НИИ вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова. – Все вакцины, как субъединичные, так и сплит, а также адъювантные, способны активировать дендритные клетки.

Читайте также:  Биотехнология. Рисунки ( картинки ) про биотехнологии.

Единственное различие в том, что кратность нарастания численности дендритных клеток при введении адъювантной вакцины с азоксимера бромидом почти вдвое выше, чем при введении неадъювантной вакцины, и это различие сохраняется даже спустя месяц после вакцинации.

ДК необходимы не только для получения ответа на вакцину, но и для эффективного иммунного ответа на любые возбудители. Высокий уровень ДК – один из факторов снижения инфекционной заболеваемости в целом».

Эксперт также указал на то, что сочетание антигена и адъюванта в адъювантной вакцине приводит к более выраженной экспрессии рецепторов, чем применение только антигена или адъюванта. Адъювант увеличивает скорость, с которой дендритные клетки направляются в лимфоузлы. Он также ускоряет созревание дендритных клеток.

При этом наблюдается выраженная активация и клеточного, и гуморального иммунитета. «В присутствии адъюванта 5 мкг антигена вируса гриппа вызывает такую же активацию клеточного и гуморального иммунитета, как и 15 мкг антигена без адъюванта, что было доказано и в экспериментах на животных, и в ходе клинических исследований», – сообщил Михаил Костинов.

Он особо отметил, что независимо от того, какие вакцины против гриппа прививают – субъединичные и сплит или адъювантные, – все они активируют как врожденный, так и адаптивный иммунитет. Но адъювантная вакцина имеет очевидные преимущества, причем не только в отношении вируса гриппа, но и возбудителей других гриппоподобных заболеваний.

«Иммунитет создается быстро, в короткие сроки, вакцина формирует долгую клеточную память, – подчеркнул эксперт. Он также провел сравнение количества антител, выработанных после введения 3 видов противогриппозных вакцин: субъединичной, сплит и адъювантной, отметив, что даже через 12 месяцев уровень антител к двум штаммам гриппа у адъювантной вакцины выше.

Более того, при введении адъювантной вакцины против гриппа могут активизироваться дополнительные рецепторы, которые отвечают за бактериальную сенсибилизацию, распознавание антибактериальных антигенов. Кроме того, активируется противовирусный иммунитет в целом.

Исследования показали, что у людей, привитых адъювантной вакциной против гриппа, частота респираторных инфекций составляет примерно 9 %, у привитых субъединичной вакциной – 14 %, сплит-вакциной – 11 %. Что касается безопасности вакцин, а этот вопрос часто волнует пациентов, то, по словам Михаила Костинова, при иммунизации адъювантной вакциной активируются механизмы, предупреждающие развитие гипериммунного ответа, это приводит к тому, что снижается развитие местных побочных реакций при вакцинации.

О клинической эффективности и иммунологической безопасности адъювантной вакцины против гриппа свидетельствуют данные более 20 летнего ее применения на практике при вакцинации различных групп иммунокомпрометированных пациентов, в том числе беременных женщин, у которых было подтверждено физиологическое течение беременности, нормальное развитие плода, отсутствие последующего влияния на состояние здоровья новорожденных и их нервно-психическое развитие [15–24].

По мнению Сусанны Харит, к профилю безопасности адъювантов сегодня предъявляются особенно высокие требования, поскольку неспецифическое повышение гуморального иммунного ответа несет риск развития аутоиммунных заболеваний и аллергии.

«Огромное количество исследований доказывает отсутствие такого рода влияния и провокации аутоиммунных заболеваний при применении адъювантных вакцин», – отметила она, приведя в пример вакцину Гриппол, содержащую адъювант азоксимера бромид. «Данная вакцина прошла масштабные КИ, в которых участвовали в т. ч.

и сотрудники нашего института, – сообщил эксперт. – Поэтому о многом мы можем судить исходя из собственного опыта. Доказано, что этот адъювант позволяет снизить антигенную нагрузку в гриппозной вакцине, а значит, уменьшить ее реактогенность.

Таким образом, речь идет о современной вакцине, содержащей меньшую дозу антигена и адъювант, который усиливает иммунный ответ. При этом использование адъюванта безопасно и не вызывает никаких дополнительных побочных реакций».

Азоксимера бромид более 20 лет используется в российских противогриппозных вакцинах, выпускаемых компанией «Петровакс». Благодаря адъюванту, эти вакцины содержат в 3 раза более низкую дозу антигенов вирусов по сравнению с безадъювантными вакцинами. Для обоснования целесообразности такой дозировки и подтверждения безопасности вакцин были проведены несколько КИ.

Между тем современные требования к доказательной базе вакцин ужесточаются, поэтому продолжаются дальнейшие исследования механизма действия адъюванта и их результаты доводятся до медицинской общественности.

Так, в ноябре текущего года в Санкт-Петербурге на полях Российско-китайского симпозиума по инфекционным заболеваниям были обнародованы полученные около года назад данные о роли адъюванта азоксимера бромида в повышении иммуногенности вакцины против гриппа.

«Мы изучили влияние азоксимера бромида на дендритные клетки человека и натуральные киллеры у мышей и нашли новое подтверждение тому, что этот адъювант способствует развитию гуморального и клеточного иммунного ответа и, таким образом, решению главной цели вакцинации», – проинформировал Алексей Матвеичев, руководитель Центра доклинических исследований компании «Петровакс». Он напомнил, что вакцины на основе азоксимера бромида демонстрируют свою эффективность с 1996 г., защищая от гриппа население России и целого ряда других стран. «Но потенциал адъюванта не исчерпывается только противогриппозными вакцинами, – заметил эксперт. – В ходе независимых научно-исследовательских работ была показана его способность активировать иммунный ответ на широкий спектр иных социально значимых патогенов человека и животных. Азоксимера бромид демонстрирует потенциал универсального вакцинного адъюванта, а также отвечает требованиям мирового здравоохранения к эффективности и безопасности».

Вопросы, связанные с применением и дальнейшим развитием антигенной терапии, сегодня как никогда актуальны. Ученые бьют тревогу: мир сталкивается с ростом вспышек инфекционных заболеваний. Так, согласно отчету Совета по мониторингу глобальной готовности (GPMB), с 2011 по 2018 г.

ВОЗ отслеживала 1 483 эпидемических события в 172 странах и пришла к выводу о невозможности предотвращения таких случаев в настоящее время.

Эпидемический характер приобретают такие заболевания, как грипп, тяжелый острый респираторный синдром (SARS), ближневосточный респираторный синдром (MERS), лихорадка Эбола, Зика, чума, желтая лихорадка и другие быстрораспространяющиеся болезни.

В связи с этим становится как никогда актуальной задача по разработке и созданию новых перспективных вакцин, в т. ч. адъювантных. «Адъюванты – это будущее наших вакцин», – уверена Сусанна Харит.

Список литературы / References

  1. WHO. Ten threats to global health in 2019. Available at: https://www.who.int/emergencies/ten-threats-to-global-health-in-2019.
  2. Heegaard P.M.H., Fang Y., Jungersen G. Novel Adjuvants and Immunomodulators for Veterinary Vaccines. Methods Mol Biol. 2016;(1349):63-82. doi: 10.1007/978-1-4939-3008-1_5.
  3. Di Pasquale A., Preiss S., Tavares Da Silva F., Garçon N. Vaccine Adjuvants: from 1920 to 2015 and Beyond. Vaccines (Basel). 2015;3(2):320-343. doi: 10.3390/vaccines3020320.
  4. Чеботарева Т.А., Мазанкова Л.Н., Выжлова Е.Н., Каряева С.К. Форсифицированная вакцинация: исторический опыт и перспективы. Детские инфекции. 2011;10(2):4-7. Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=16382021. / Chebotareva T.A., Mazankova L.N., Vyzhlova E.N., Karyaeva S.K. Forcified Vaccination: Historical Experience and Perspectives. Detskie infektsii = Children’s Infections. 2011;10(2):4-7. (In Russ.) Available at: https://elibrary.ru/item.asp?id=16382021.
  5. Семакова А.П., Микшис Н.И. Адъювантные технологии в создании современных вакцин. Проблемы особо опасных инфекций

Статья про адъюванты

Annals of Mechnikov Institute, N 4, 2013 6

www.imiamn.org.ua /journal.htm

В настоящее время единой классификации адъювантов не существует. Они могут быть разделены в зависимости от их происхождения, механизма действия и физико — химических свойств.

Согластно данной классификации адъюванты представлены тремя группами: (I) вещества, выступающие в роли активных иммуностимуляторов, которые повышают иммунный ответ организма на введенный антиген; (II) иммуногенные белки, которые служат носителями и при этом вызывают Т-клеточный ответ (III) адъюванты транспортного средства (масла, липосомы), которые являются матрицей для антигенов, они также стимулируют иммунный ответ [5, 18].

Вторая классификация делит вспомогательные вещества на минеральные добавки, соли алюминия и подобные, бактериальные производные, по- верхностно-активные вещества, транспортные средства и препараты, способствующие более медленному освобождению материалов или цитокинов [19].

Следующие авторы предложили систему классификации, которая разделяет адъюванты на группы: адъюванты на основе геля, поверхностноактивные вещества, бактериальные продукты, масляные эмульсии, белки или липопептиды [20].

Существует ряд альтернативных классификаций. К примеру, адъюванты подразделяются согластно месту их введения, а именно: мукозальные или парентеральные.

Виды адъювантов

В настоящее время известно большое количество веществ, которые способны оказывать адъювантное действие на различные антигены. В качестве адъювантов используются убитые микроорганизмы (микобактерии, коринебактерии, нокардии и др.

), органические вещества (бактериальные полисахариды и липополисахариды, лецитин, холестерин, ланолин, агар, глицерин, желатин, крахмал, пектины, протамины и др.), неорганические вещества (гидроксид алюминия, фосфат алюминия, хлорид кальция, фосфат кальция, гидроксид железа, аммониевокальциевые квасцы, минеральные масла и др.

), синтетические вещества (нуклеотиды, полианионы и др.). Кроме простых адъювантов, используют сложные, представляющие собой смеси липидов с минеральными сорбентами, масел с липополисахаридами

иэмульгаторами, микроорганизмов с маслами и другими веществами. Из сложных адъювантов наиболее известен адъювант Фрейнда.

Ниже приведены примеры адъювантов, широко используемых в препаратах для иммунизации людей и животных, а также распространенных в экспериментальной иммунологии.

Минеральные адъюванты — это минеральные коллоиды (фосфат геля алюминия, гидроокись алюминия, алюмокалиевые квасцы), кристаллоиды (кварцевый порошок) и т. д.

  • Наиболее широкое применение в медицине
  • иветеринарии получили соли алюминия. Обычно
  • антиген смешивают с гелями А1(ОН)3 или А1 Р04 [36]. Антиген адсорбируется на них посредством ионного взаимодействия, поэтому вакцины, приго-

товленные с такими традиционными адъювантами, принято называть адсорбированными или сорбированными.

Минеральные адъюванты позволяют обеспечить более длительный процесс поступления антигенов (депонирующий эффект) [21, 24]. Существует мнение, что соли алюминия могут вызывать образование мелких гранулем, в которых удерживается адсорбированный антиген. Данные адъюванты приводят к активации фагоцитов и запуску некоторых воспалительных реакций [22 — 23].

Применение алюминиевых квасцов для адсорбции белков позволяет продлить гуморальный ответ. При внутримышечном введении описанные вещества способствуют накоплению плазматических клеток в области депо.

Некоторые анатоксины и иммуногены, адсорбированные на квасцах, вызывают выработку иммуноглобулина Е (IgE).

Благодаря минимальным побочным эффектам данный метод успешно применяют для вакцинации людей дифтерийным и столбнячным анатоксинами [24, 36].

Доподлинно известно, что многие сорбированные вакцины обладают достаточной антигенностью при первичной иммунизации людей.

Однако, при повторном введении препарата существенной разницы между нативной и адъювантной вакцинами по времени наступления, силе и продолжительности вторичного иммунного ответа не наблюдалось.

На сегодняшний день в медицинской и ветеринарной практике большинство вакцин содержит гидрат окиси алюминия [25]. Доказана его эффективность для адсорбции анатоксина, например, анатоксина клостридий.

Также гидроокись алюминия можно применять совместно с инактивированными вакцинами, например, с вакциной против ньюкаслской болезни, инфекционного бронхита, парагриппа крупного рогатого скота и т.д. Ранее считалось, что это относительно слабый и безопасный адъювант, однако сейчас существуют сомнения на этот счет, о чем будет сказано ниже.

Масляные адъюванты (эмульсии) — Позднее в практику вошел новый тип адъюванта, приготовленный на основе минеральных масел. Он представляет собой растворенный или суспендированный в воде антиген, который диспергируют в масле. В результате капельки воды с антигеном находятся в масляной фазе. Такой тип эмульсии называют «вода в масле».

Читайте также:  Лечение ботулизма. противоботулиническая антитоксическая сыворотка. антисыворотка при ботулизме. профилактика ботулизма. предупреждение ботулизма.

В качестве масла применяется высокоочищенный жидкий парафин. Помимо масла обязательно должен присутствовать эмульгатор для стабилизации смеси, иначе капли воды (диспергированная фаза эмульсии) будут соединяться вместе и отделяться от масла (основной фазы). В качестве эмульгатора часто применяют Арлацел А (маннид моноолеат) [36].

При эмульгировании вышеописанной эмульсии в воде, содержащей гидрофильный эмульгатор, (твин — 80 или другой), получится водно – масляная — водная эмульсия. В результате дискретные капли «вода в масле» будут находиться в водной фазе. Эмульсии типа «вода – масло — вода» были предложены для решения проблемы вязкости, которая об-

«В ряде случаев без адъювантов не обойтись»

Что такое адъювантные вакцины, как они работают и откуда взялись, почему не в каждой прививке есть такие «усиливающие» добавки и полезно ли прививаться от гриппа, если Всемирная организация здравоохранения ошибется в своих прогнозах, в интервью Indicator.Ru рассказала руководитель отдела профилактики инфекционных заболеваний Детского научно-клинического центра инфекционных болезней [ФГБУ ДНКЦИБ ФМБА России (бывш. НИИДИ)], главный внештатный специалист по вакцинопрофилактике Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга Сусанна Харит.

— Среди существующих адъювантов можно найти очень разные примеры: от солей кальция и алюминия до органических веществ вроде парафинов, а адъювант Фрейнда состоит из эмульсии антигенов микробактерий в минеральном масле. Есть ли какие-либо общие химические признаки, по которым можно объединить адъюванты, или они обязательно все разные?

— С химической точки зрения все адъюванты разные, и работают они по-разному.

Чтобы стать эффективным адъювантом, вещество, с одной стороны, должно стимулировать иммунную систему (повышать ее «внимание» и способность отвечать) и, с другой стороны, должно быть безопасным — не вызывать чрезмерно сильную активацию иммунной системы.

Вы упомянули адъювант Фрейнда: он используется только в исследованиях. Вводить его человеку нельзя: он очень агрессивный и вызывает чрезмерно сильную реакцию, которая может быть опасна.

— Насколько распространены адъюванты и как давно они применяются в вакцинах?

— Адъюванты в вакцинах применяют уже около века. Впервые в начале XX века, в 1925 году, Гастон Рамон предложил для усиления иммунного ответа применять некие вещества, которые за их свойства назвал адъювантами («помогающими»).

В 1926 году Александр Гленни с коллегами открыл, что соли алюминия обладают адъювантными свойствами, и добавил их в вакцину против дифтерии. Таким образом иммунный ответ на вакцину был усилен.

Чтобы получить высокий уровень антител, защищающих от инфекций, необходимо или вводить большее количество вещества (антигена вакцины), или с небольшим количеством вещества ввести адъювант. С того времени в неживые вакцины, то есть те, в которых нет живого вируса или бактерии, стали добавлять адъювант.

Многие десятилетия это были соли алюминия. Они входят в вакцины против коклюша, дифтерии, столбняка, убитой полиомиелитной вакцины, против гепатита В и так далее.

После эмпирического открытия первых адъювантов произошел качественный скачок в развитии концепции стимулирования иммунного ответа организма.

Он был связан с быстрым накоплением знаний о механизме взаимодействия иммунной системы с патогенами, более глубоким пониманием роли адъювантов в проведении эффективной вакцинопрофилактики.

На сегодняшний день доказано, что включение адъювантов в состав вакцин является одной из самых передовых технологий, позволяющей снизить количество антигена и создать стойкий иммунитет к инфекционным заболеваниям.

Это особенно важно для уязвимых групп населения, которые плохо реагируют на традиционные вакцины, — детей, пожилых людей и людей с ослабленным иммунитетом. Большинство современных инактивированных вакцин содержат адъюванты, например вакцины для профилактики гепатита B и ВПЧ, противогриппозные вакцины.

В настоящее время во всем мире продолжаются поиски новых адъювантов. Большое внимание адъювантам уделяют в онкологии, в создании вакцин против ВИЧ. У адъювантных технологий имеется потенциал для предотвращения инфекционных заболеваний глобального значения, когда успешная вакцинация на основе традиционных подходов невозможна.

— Расскажите, пожалуйста, вкратце об основных механизмах работы адъювантов — так, чтобы было понятно читателю без медицинского образования.

— То, как действуют адъюванты, постоянно изучают для каждого нового кандидата. Однако можно выделить два основных механизма, по которым они гипотетически могут работать.

Первый: в месте введения вакцины с адъювантом создается «депо»; вакцина медленнее и дольше «перерабатывается» иммунной системой; иммунный ответ пролонгируется и усиливается.

Второй: адъювант стимулирует активность клеток иммунной системы, которые отвечают за производство антител или формирование клеточной защиты.

Антитела — это белки, которые связывают возбудитель, находящийся в нашем организме в «свободном плавании», а клеточная защита осуществляется специальными «клетками-убийцами», которые распознают в организме инфицированные клетки и уничтожают их. Разные адъюванты могут усиливать формирование или антител, или «клеток-убийц».

— Влияет ли введение адъюванта в вакцину на частоту появления местных аллергических реакций? С чем это связано: с неспецифичностью действия адъювантов в целом или с каким-то конкретным механизмом?

— Все адъюванты разные. И это, безусловно, влияет на местную реакцию на введение вакцины.

Недавно проведенный систематический анализ противогриппозных вакцин семейства «Гриппол» показал, что полимерный адъювант — азоксимера бромид («Полиоксидоний») — не только не повышает реактогенность вакцины, но даже приводит к ее снижению, поскольку позволяет сократить количество вирусных антигенов каждого штамма в вакцине. Так обеспечивается снижение антигенной нагрузки на организм, и при этом сохраняется уровень иммуногенности — способности формировать иммунную защиту против гриппа.

Речь идет об исследовании на 300 добровольцах 18–55 лет, разделенных на три группы, которым кололи «Инфлювак», «Гриппол» либо «Ваксигрипп», предварительно зашифровав подписи к вакцинам. Результаты опубликованы в российских научных журналах. Сходное исследование, но на двух вакцинах, проводилось и в Казахстане, статью о нем можно прочитать на русском языке.

— Действительно ли польза от вакцинирования против гриппа (которое может достаточно надежно защитить от некоторых распространенных штаммов гриппа и в ряде случаев снижает вероятность заболеть ОРВИ) превосходит риск аллергической реакции?

— Вакцина против гриппа и не должна защищать от всех острых респираторных заболеваний. Известно почти 300 возбудителей, которые вызывают ОРЗ. Из них вирусов — более половины. Вакцина против гриппа должна защищать от гриппа.

Если она снижает заболеваемость ОРВИ, то это, возможно, результат того, что часть заболеваний не диагностируется как грипп. Ведь для диагноза «грипп» нужно обследовать пациента, а эффективное обследование проводится в стационарах.

Поэтому тяжелые случаи подтверждены как грипп, а среднетяжелые и легкие лечат на дому с диагнозом «ОРВИ».

Если говорить о риске аллергии, то риск анафилаксии составляет один-два случая на миллион доз, аллергической сыпи — в среднем один случай на 30–40 тысяч доз. В целом по стране такие случаи регистрируются не каждый год, а уровень смертности от гриппа (не из-за осложнений, а только по диагнозу «грипп») достигает 100 и более случаев в год.

И у нас нет учета, например, инфарктов и инсультов у привитых и непривитых против гриппа, а в мире такая статистика есть. В период подъема заболеваемости гриппом риск этих состояний у непривитых в четыре-пять раз выше, чем у привитых против гриппа.

— Но ведь даже в прогнозах ВОЗ год на год не приходится: в некоторые годы правильно предсказать штамм вируса, который будет циркулировать, получается очень плохо, и эффективность прививки даже в защите от гриппа (без учета других ОРВИ) падает до 10–30%.

— Даже в том случае, если Всемирная организация здравоохранения «неправильно оценила» на основании данных опорных лабораторий-центров пришедший в данный год вариант вируса гриппа, вакцинация по-прежнему приносит положительный результат. Да, несомненно, в такой год эффективность вакцины будет снижена, но она все равно будет.

Хотя вирусы гриппа разные, у них есть определенное «родственное сходство», и введение вакцины против «не того» штамма гриппа у части людей все равно вызовет срабатывание защитного механизма, и у них болезнь будет протекать существенно легче. Это называется кросс-реактивность.

Так что вакцинироваться полезно, даже если ВОЗ ошибется с прогнозом.

— Как бы вы успокоили противников вакцинации и сомневающихся?

— Противников вакцинации успокаивать не нужно: это их выбор. А сомневающимся в вакцинации я бы советовала почитать художественную литературу, в которой описаны случаи инфекций.

Начиная с «Пеппи Длинный чулок», «Открытой книги» Каверина или Чехова, которого все проходили в школе, и заканчивая публицистической книгой «Смертельно опасный выбор» Пола Оффита.

А если говорить о цифрах, то забытая, казалось бы, в благополучной Европе корь унесла в 2018 году более 70 жизней, в 2019 году — более 100 жизней. По данным исследователей США, после кори в течение двух лет резко возрастает заболеваемость детей, так как вирус кори подавляет иммунитет.

У одного из 500 переболевших отмечается поражение нервной системы той или иной степени выраженности. Осложнения на коревую вакцину встречаются в десятки раз реже: примерно один случай на 40 тысяч доз — аллергические сыпи, один случай на миллион доз — вакцинальный энцефалит или анафилактический шок.

— Как часто адъюванты используются в антигриппозных вакцинах? Есть ли за рубежом примеры уже одобренных вакцин против гриппа, где количество действующего вещества уменьшено благодаря адъювантам?

— Адъюванты в гриппозных вакцинах в других странах стали применять во время пандемического гриппа, а сейчас это рассматривается как один из перспективных методов, в первую очередь, при создании вакцин против гриппа для людей со сниженным иммунитетом, людей старшего возраста.

Например, недавно в Венгрии была зарегистрирована первая сезонная гриппозная вакцина со сниженным содержанием антигенов и адъювантом на основе алюминия. В ВОЗ говорят о том, что применение адъювантов в гриппозных вакцинах — одно из условий снижения количества применяемого антигена.

— Почему же тогда адъюванты не используются во всех вакцинах?

— Они применяются в большинстве неживых вакцин — анатоксинов, инактивированных, химических, рекомбинантных. Они нужны не во всех вакцинах: некоторые достаточно сильны и без них. Но в ряде случаев без адъювантов не обойтись.

Сейчас ВОЗ активно поднимает вопрос о том, что нужно больше адъювантов и они должны быть хорошего качества, поскольку мир сталкивается с ростом вспышек инфекционных заболеваний.

Эпидемический характер приобретают такие заболевания, как грипп, тяжелый острый респираторный синдром (SARS), ближневосточный респираторный синдром (MERS), лихорадка Эбола, Зика, чума, желтая лихорадка и другие быстро распространяющиеся болезни. В связи с этим как никогда актуальной становится задача разработки и создания новых перспективных вакцин, в том числе адъювантных.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector