Цитокины и биологически активные вещества макрофагов.

Макрофаги являются источником цитокинов и костимулирующих молекул, необходимых для активации Т- и В-лимфоцитов. При этом экспрессия костимулирующих молекул на мембранах макрофагов модулируется цитокинами и цитокины могут действовать в синергизме с костимулирующими молекулами.

С другой стороны, продуцируемые Т-лимфоцитами цитокины влияют на макрофаги, вызывая их активацию. Основной стимулятор макрофагов — IFNy — стимулирует продукцию макрофагами IL-12 и костимулирующих молекул B7.1(CD80) и B7.2(CD86). Цитокины IL-6 и IL-12 в синергизме с молекулами В7 усиливают пролиферацию Т-лимфоцитов и их дифференцировку.

На Т-лимфоцитах лигандами для костимулирующих молекул В7 служат молекулы CD28 и CTLA-4.

IFNy, кроме того, индуцирует продукцию макрофагами дополнительного ростового фактора Т-лимфоцитов — IL-15, имеющего многие общие свойства с IL-2. Активированные Т-лимфоциты наряду с IFNy продуцируют MIF, который в синергизме с TNF-a индуцирует продукцию макрофагами нитроксидных радикалов.

Наряду с провоспалительными цитокинами, активирующими макрофаги, существуют противовоспалительные цитокины, способные ингибировать отдельные функции макрофагов: IL-4, IL-10, IL-13, TGF-p.

IL-10, который продуцируют и макрофаги, и Т-лимфоциты, угнетает многие функции мкрофагов: снижает экспрессию В7, ингибирует продукцию и активность MIF, TNF-a, IL-12. В отличие от этого, IL-4 и TGF-p ингибируют секрецию монокинов, но не снижают экспрессии костимулирующих молекул В7.

Все противовоспалительные цитокины угнетают продукцию макрофагами нитроксидных радикалов. В роли ингибиторов могут выступать и другие цитокины, например IL-2, который может индуцировать продукцию макрофагами TGF-p.

Последний снижает микробицидность макрофагов, ингибируя продукцию нитроксидных радикалов, ингибирует продукцию простагландина Е2, а на Т-лимфоцитах снижает экспрессию рецепторов для IL-2. Ингибирующим эффектам TGF-p могут противостоять стимулирующие эффекты IFNy и TNF-a, которые продуцируются параллельно с IL-2.

Конечный результат активации или деактивации макрофагов во многом зависит от особенностей микроокружения. В отличие от определенного направления дифференцировки Т-лимфоцитов (в ТН1 или ТН2) активация макрофагов, как правило, не приводит к такой целенаправленной дифференцировке, а может проявиться избирательной активацией отдельных функций макрофагов.

Цитокины и биологически активные вещества макрофагов.

Альвеолярные макрофаги способны продуцировать и секретировать все провоспалительные цитокины: IL-1, TNF-a, IL-6, IFNa, причем для альвеолярных макрофагов характерен ранний синтез IL-6. Альвеолярные макрофаги продуцируют и секретируют больше TNF-a, но меньше IL по сравнению с моноцитами крови.

Более того, альвеолярные макрофаги способны спонтанно продуцировать молекулы рецепторного антагониста IL-1 (IL-lra), продукция которых усиливается под влиянием IL-4, ингибирующего продукцию 1L-1 макрофагами.

Альвеолярные макрофаги интенсивно продуцируют и секретируют молекулы хемоаттрактантов: LTB4, PAF, PDGF, IL-8, которые участвуют в рекрутировании воспалительных клеток в альвеолы легких.

В отличие от моноцитов крови альвеолярные макрофаги здоровых лиц не отвечают продукцией TGF-Р на воздействие бактериального ЛИС, хотя не отличаются от моноцитов по продукции TGF-a и IL-10.

Среди эффектов TGF-p описаны как провоспалительные (фактор хемотаксиса для гранулоцитов, моноцитов и лимфоцитов, стимулятор экспрессии других провоспалительных цитокинов), так и противовоспалительные (супрессия пролиферации лимфоцитов, ингибиция В-лимфоцитов и цитотоксичности Т-лимфоцитов, ингибиция продукции провоспалительных цитокинов, ингибиция антимикробных защитных функций макрофагов). Возможно, сниженная продукция TGF-p альвеолярными макрофагами обеспечивает ограничение потенциально повреждающего воспалительного ответа в легочной ткани. Кроме того, TGF-p рассматривается как иммунопатологическая молекула при заболеваниях, связанных с избыточным фиброзом, таких как идиопатический фиброз легких, силикоз, фиброз легких, индуцированный блеомицином. В отличие от альвеолярных макрофагов здоровых лиц альвеолярные макрофаги больных фиброзами активно продуцируют TGF-p. Возможно, этим свойством обладают вновь рекрутированные моноциты, еще не прошедшие всех этапов дифференцировки в тканевые макрофаги. Что касается роли TGF-p в патогенезе фиброзов, она связана со способностью этого цитокина активировать пролиферацию фибробластов и продукцию ими коллагена.

Важнейшими рецепторами поверхностной мембраны макрофагов являются Fc-рецепторы, способные связывать ИК и тем самым облегчать фагоцитоз патогенных агентов, которые соединились со специфическими антителами против их антигенов. Специфические антитела против конкретного антигена составляют очень небольшую часть всех иммуноглобулинов плазмы.

Поэтому важно, чтобы Fc-рецепторы фагоцитов отличали антитела, связанные со своим антигеном от свободных антител. При формировании иммунного комплекса иммуноглобулины претерпевают аггрегацию и конформационные изменения в области Fc-фрагмента. Эти изменения объясняются поливалентностью антигена.

В результате резко возрастает аффинитет связывания иммуноглобулинов с Fc-рецепторами. Fc-рецепторы являются изотип-специфическими, т.е. существуют особые Fc-рецепторы для каждого класса иммуноглобулинов.

IgG — антитела в составе соответствующих иммунных комплексов распознаются и связываются FcyR I и II типов, которые экспрессированы на мембранах моноцитов/макрофагов в количестве 104 рецепторов на клетку.

Для большинства капсульных патогенных бактерий (Streptococcus pneumonie, Klebsiella pneumonie, Haemophylus influenzae, Pseudomonas aeruginosa), которым капсула придает антифагоцитарные свойства, опсонизация специфическими антителами (преимущественно IgGl и IgG3) является необходимым условием эффективного фагоцитоза их через Fcy-рецепторы. При этом связывание иммунного комплекса с Fc-рецептором индуцирует в макрофагах продукцию супероксидных и нитроксидных радикалов в качестве факторов бактерицидности. Этим обеспечивается завершенность и защитная роль фагоцитоза.

Опсонизированные антителами бактерии могут лизироваться в процессе активации комплемента по классическому пути. Этот вариант защиты особенно важен при защите от грамотрицательных бактерий: видов Neisseria и Haemophylus influenzae.

— Также рекомендуем «Второстепенные защитные функции макрофагов.»

Оглавление темы «Клетки крови и воспаление легких.»: 1. Механизмы активации эозинофилов. 2. Интерстициальные заболевания легких. Эозинофильная пневмония. Васкулиты. Эозинофильные плевриты. 3. Бронхиальная астма и эозинофилы. Бронхогенные опухоли и эозинофилы. 4. Тучные клетки и базофилы при воспалении легких. 5. Аллергические заболевания, легочный фиброз, опухоли. Макрофаги. 6. Альвеолярные макрофаги. Значение альвеолярных макрофагов при воспалении в легких. 7. Цитокины и биологически активные вещества макрофагов. 8. Второстепенные защитные функции макрофагов. 9. Дендритные клетки и клетки Лангерганса при воспалении легких. 10. Эпителиальные клетки и воспаление легких.

Макрофаг — столп регенерации • Библиотека

Глубокие обширные раны заживают у млекопитающих долго и тяжело, причем поврежденные ткани никогда не восстанавливаются полностью. На месте мышц и кожи образуются коллагеновые рубцы, остаются шрамы.

О том, чтобы вместо отрубленного пальца вырос новый, и речи нет. Между тем аксолотль (Ambystoma mexicanum, способная к размножению личинка амбистомы, близкого родственника настоящих саламандр) легко восстанавливает утраченные конечности.

Естественно, этот феномен привлекает внимание ученых: нам бы так!

Заживление раны — сложный и многоступенчатый процесс, в котором участвует множество генов и биологически активных молекул, в том числе факторов роста, ферментов, про- и противовоспалительных сигналов, цитокинов, привлекающих в рану фибробласты и клетки иммунной системы.

Все эти факторы и у млекопитающих, и у аксолотля примерно одинаковы. Основное отличие между ними заключается в том, когда они начинают действовать. Так, у аксолотля макрофаги прибывают в рану существенно раньше, чем у млекопитающих.

Специалисты Австралийского института регенеративной медицины Университета Монаша и Имперского колледжа Лондона под руководством профессора Нади Розенталь (Nadia A.

 Rosenthal) установили, что именно благодаря раннему участию макрофагов у аксолотля на месте отрезанной лапки образуется не культя, а новая конечность.

У млекопитающих количество макрофагов в поврежденной ткани возрастает спустя 48–96 часов  после травмы.

Макрофаги вычищают рану, поедая мертвые клетки, выделяют провоспалительные цитокины (воспаление — необходимый этап заживления), а затем и факторы, которые подавляют воспаление, стимулируют образование сосудов и деление клеток, привлекают в рану фибробласты.

Именно они создают среду, благоприятную для восстановления поврежденных тканей. Если у мышей с поврежденными скелетными мышцами создать искусственный дефицит макрофагов, мышечная ткань восстановится плохо, зато в большом количестве образуются фиброзные рубцы.

Цитокины и биологически активные вещества макрофагов.

В ране аксолотля макрофаги появляются в первые же сутки после ампутации лапки, достигают пика численности на 4–6-й дни и пребывают в поврежденных тканях и регенерирующей конечности недели две, до завершения ранней стадии регенерации.

Макрофаги в живом организме можно эффективно связать, вводя в вену упакованный в липосомы препарат клодронат. Этот реагент специфически связывает циркулирующие в крови моноциты и находящиеся в тканях макрофаги.

Исследователи сделали аксолотлям инъекцию клодроната за сутки до ампутации (контрольным животным вводили липосомы с буфером), в результате первые шесть дней регенерации проходили при остром дефиците макрофагов и нехватке ростовых факторов и других молекул, необходимых для полноценного заживления ран и регенерации конечностей. Спустя неделю количество макрофагов пришло в норму, но конечность все равно выросла куцая.

Если сделать аксолотлю не одну инъекцию, а три, количество макрофагов в ране упадет практически до нуля. В этом случае регенерация конечности заблокирована полностью: рана затягивается, но вместо лапы образуется покрытая шрамами фиброзная культя, как у млекопитающих.

Чтобы выяснить роль макрофагов на поздней стадии регенерации, исследователи вводили аксолотлям клодронат на 10–13-й день после ампутации, когда уже образовалась бластема — скопление однородных неспециализированных клеток, которые формируют ткани отрастающего органа.

Толстых волокон коллагена, вызывающих фиброз, бластема не содержит. Оказалось, что отсутствие макрофагов на поздней стадии замедляет регенерацию, но не блокирует ее.

Очевидно, самые главные события, определяющие выбор между регенерацией и образованием фиброзной ткани, происходят в начале формирования бластемы.

В случае неудачной регенерации программу можно реактивировать, были бы макрофаги. Ученые вторично ампутировали аксолотлю культю, которая не превратилась в конечность. В этот раз регенерации ничто не препятствовало, макрофаги наличествовали в должном количестве, и аксолотль отрастил нормальную лапу. Восстановление возможно даже на 150-й день после первой ампутации.

Исследователи подчеркивают, что для регенерации конечностей необходимо на самой ранней стадии создать микросреду, благоприятную для восстановления органа. Эту среду создают макрофаги. Исследователи надеются, что, определив роль всех молекул, выделяемых макрофагами, они смогут найти средство, которое поможет предотвратить образование рубцов и поспособствует регенерации тканей млекопитающих.

J. W. Godwin, A. R. Pinto, and N. A. Rosenthal «Macrophages are required for adult salamander limb regeneration», PNAS 2013, 110 (23), 9415–9420, doi: 10.1073/pnas.1300290110

Цитокинотерапия в клинической практике — современные проблемы науки и образования (сетевое издание)

1

Леднева А.В. 1

Стяжкина С.Н. 1

Черненкова М.Л. 1

Борисова Т.А. 1

Виноходова Е.М. 1

Ларин В.В. 1

Третьяков Е.В.

1
1 ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия» Минздравсоцразвития России, Ижевск
Цитокины – продуцируемые активированными клетками низкомолекулярные белково-пептидные факторы, гормоноподобные молекулы, которые осуществляют короткодистантную регуляцию межклеточных взаимодействий всех звеньев иммунной системы, а также межсистемные взаимодействия.

Цитокинотерапия нашла свое применение во многих областях клинической практики: в онкологии, хирургии, гинекологии, эндокринологии, педиатрии, ревматологии, инфектологии, фтизиатрии, пульмонологии, неврологии, офтальмологии, оториноларингологии и многих других.

Среди современных иммунотропных препаратов Ронколейкин, представляющий собой рекомбинантный IL-2, и Спленопид, в составе которого комплекс природных цитокинов, являются высокоэффективными иммуномодуляторами, применяемыми при гнойно-воспалительных заболеваниях брюшной полости, малого таза, мягких тканей, сопровождающихся вторичным иммунодефицитом.

Читайте также:  Возможности лапаростомии. Методика лапаростомии.

1. Балаболкин М.И., Клебанова В.

М Дифференциальная диагностика и лечение эндокринных заболеваний (руководство для врачей) : учеб. пособ. – М. : Медицина, 2002. – 751 с.
2. Бубнова Н.А., Егорова В.Н. Обобщённый опыт применения Ронколейкина® (рекомбинантного интерлейкина-2) в лечении хирургических заболеваний : пособие для врачей. – СПб. : Альтер Эго, 2010. – 80 с. 3. Дедов И.И., Мельниченко Г.А., Фадеев В.В.

Эндокринология : учебник для студ. мед. вузов. – Москва, 2000. – 100 с. 4. Егорова В.Н., Попович А.М. Ронколейкин. Опыт применения в хирургии и реаниматологии. – СПб. : Альтернативная полиграфия, 2004. – 48 с. 5. Кетлинский С.А., Калинина Н.М. Цитокины мононуклеарных фагоцитов в регуляции воспаления и иммунитета // Иммунология. – 1995. – № 3. – С. 30–44. 6. Кетлинский С.А., Симбирцев А.

С. Цитокины. – СПб. : Фолиант, 2008. – 552 с. 7. Ковальчук Л.В. Новый класс биологически активных пептидов – иммуноцитокинов в клинической практике // Российский медицинский журнал. – 1997. – № 1. – С. 59–61.
8. Козлов В.К. Цитокинотерапия в комплексном лечении тяжелой хирургической и инфекционной патологии / Успехи клинической иммунологии и аллергологии / под ред. А.В. Караулова. – М.

: Изд. регион. отд. РАЕН, 2002. – Т. 3. – С. 242–262. 9. Мясников А.Н. [и др.]. Рекомбинантная плазмидная ДНК pJDB(MSIL), обеспечивающая синтез интерлейкина-2 человека в клетках дрожжей Saccharomyces cerevisiae, способ ее получения и штамм дрожжей Saccharomyces cerevisiae – продуцент интерлейкина-2 человека : Патент РФ SU N 1770359, 24.03.92. 10. Наумов А.В.

Особенности секреции цитокинов у больных с ограниченными гнойно-воспалительными жидкостными скоплениями брюшной полости // Трудный пациент. – 2009. – Т. 1. – № 1. – С. 44–46. 11. Николаева З.К., Егорова В.Н., Козлов В.К Ронколейкин – рекомбинантный интерлейкин-2 человека: фармакология и биологическая активность : пособие для врачей. – СПб. : Изд. С.-Пб. ун-та, 2002. – 40 с. 12.

Основы клинической цитокинотерапии : учебное пособие / под. ред. В.А. Ситникова, С.Н. Стяжкиной. – Ижевск, 1998. – 68 с. 13. Останин А.А., Черных Е.Р. Цитокинотерапия Ронколейкином® в комплексном лечении и профилактике хирургических инфекций : пособие для врачей. – СПб. : Альтер Эго, 2009. – 56 с. 14. Сенников С.В., Силков А.Н., Козлов В.А.

Аллельные варианты и изоформы цитокинов в диагностике и патогенезе иммунопатологических состояний // Иммунология. – 2002. – № 4. – С. 243–247. 15. Толстой А.Д., Шеянов Д.С., Захарова Е.В Острый панкреатит как иммунологическая проблема // Цитокины и воспаление. – 2002. – Т. 1. – № 2. – С. 51–52. 16. Черний В.И.

Нарушения иммунитета при критических состояниях: особенности диагностики // Справочник специалиста. – 2008. – № 12 (248).

История изучения цитокинов началась в 40-е годы ХХ века. Именно тогда были описаны первые эффекты кахектина — фактора, присутствовавшего в сыворотке крови и способного вызывать кахексию или снижение веса тела.

В дальнейшем данный медиатор удалось выделить и показать его идентичность фактору некроза опухолей (ФНО). Следующий этап изучения цитокинов, относящийся к 60-70 годам, связан с очисткой природных молекул и всесторонней характеристикой их биологического действия.

К этому времени относится открытие Т-клеточного ростового фактора [Morgan, 1976], известного теперь как ИЛ-2, и целого ряда других молекул, стимулирующих рост и функциональную активность Т-, В-лимфоцитов и других типов лейкоцитов [6].

Цитокины — продуцируемые активированными клетками низкомолекулярные белково-пептидные факторы, которые осуществляют короткодистантную регуляцию межклеточных взаимодействий всех звеньев иммунной системы, а также межсистемные взаимодействия. Цитокины определяют выживаемость, стимуляцию или угнетение роста клеток, их дифференцировку, функциональную активацию и апоптоз [12; 14; 16].

Цитокины — это гормоноподобные молекулы. Действие их происходит через высокоаффинные, высокоспецифические рецепторы на мембране клетки-мишени. Цитокины являются полипептидами, часто гликозилированными, с молекулярной массой от 8 до 80 кД.

Их действие на клетки осуществляется следующими путями: аутокринно — на клетку, синтезирующую и секретирующую данный цитокин; паракринно — на клетки, расположенные вблизи клетки-продуцента, например в очаге воспаления или в лимфоидном органе; эндокринно — дистанционно на клетки любых органов и тканей после попадания цитокина в циркуляцию [12; 16].

В зависимости от того, какие клетки иммунной системы преимущественно синтезируют тот или иной цитокин, различают интерлейкины, монокины и лимфокины. Цитокины можно разделить на несколько «семейств»: интерлейкины (в настоящее время известно 23 интерлейкина: IL-1 — IL-23), интерфероны (α,β,ω — I тип; γ — II тип), опухоленекротизирующие факторы (TNFα, LIGHT, CD27-ligand и др.) трансформирующие факторы роста, хемокины (CC, CXC, (IL-8), CX3C, C), факторы роста и дифференцировки T- и B-лимфоцитов (Th1, IL-2, IL-15, IL-21,TNF; дифференцирующие факторы: IL-9, IL-12, IL-18; B-клеточные факторы: IL-6, IL-20, IL-14 и др.), факторы роста гемопоэтических клеток, CSF (эритропоэтин, тромбопоэтин, IL-11, IL-7, Kit-ligand и др.) [12; 16].

Условно выделяют четыре группы цитокинов иммунной системы [16]:

— гемопоэтические факторы (колониестимулирующие факторы, IL-3, IL-7, эритропоэтин) — стимуляторы роста и созревания незрелых кроветворных клеток;

— регуляторы естественного (врожденного, неинфекционного) иммунитета (IFN-β и -α, IL-1 и IL-6, TNF-α, хемокины IL-8, MCP-1, RANTES и др.). Они участвуют в неспецифической защите организма от бактериальных и вирусных инфекций. Их основные мишени — клетки-макрофаги и гранулоциты;

— цитокины, регулирующие специфические иммунные реакции (IL-2, IL-4, трансформирующий фактор роста — TGF-β и др.). Они участвуют в активации, росте и дифференцировке зрелых лимфоцитов;

— цитокины, регулирующие воспалительные реакции, развивающиеся в процессе специфического иммунного ответа (IFN-γ, лимфотоксин, IL-5, IL-10 и др.). Они активируют неспецифические эффекторные клетки — цитотоксические макрофаги и естественные киллеры.

Предпосылками к клиническому применению цитокинов явились картирование их генов, фармакологический синтез, определение клеток-продуцентов и клеток-мишеней, установление их участия в физиологических и патофизиологических процессах организма.

В настоящее время в современной клинике применение цитокинов видится в трех направлениях: с диагностической целью, в лечении многих заболеваний человека (цитокинотерапия) и с целью профилактики [7; 12].

Цитокинотерапия нашла свое применение во многих областях клинической практики: в онкологии, хирургии, гинекологии, эндокринологии, педиатрии, ревматологии, инфектологии, фтизиатрии, пульмонологии, неврологии, офтальмологии, оториноларингологии и многих других. Один из эффектов цитокинотерапии — это иммуностимуляция, которая необходима при многих заболеваниях, протекающих с развитием вторичного иммунодефицита.

Накопленные знания по клинико-иммунологической характеристике и лечению заболеваний, требующих хирургического вмешательства, указывают, что одним из ключевых компонентов патогенеза воспалительных хирургических, гинекологических болезней являются дисфункции иммунной системы.

Иммунные расстройства, регуляторно-функциональные или структурные, наблюдаемые у таких больных, определяют вероятность перехода локального инфекционно-воспалительного процесса в генерализованный, формирование ранней иммунной несостоятельности, развитие гнойно-воспалительных осложнений [2].

Наличие многочисленных иммунных расстройств и преимущественно их депрессивная направленность является патогенетическим обоснованием для применения иммунокоррекции при комплексном лечении хирургических и гинекологических больных. Применение цитокинов в хирургии связано прежде всего с ксеноспленотерапией, начало которой положено с середины 80-х годов. В 1990 г.

в НИИ трансплантологии и искусственных органов МЗ СССР была создана технология получения из ткани селезенки препарата «Спленопид». Он представляет собой пептидную фракцию, выделенную из ткани селезенки свиней или крупного рогатого скота. В его составе — природный комплекс цитокинов: ИЛ-1, 2, 3, ИНФ-γ, ФНО-α, ГМ-КСФ [13].

Установлено, что терапия Спленопидом оказывает детоксикационный, противовоспалительный, антисептический антиаллергический и иммуномоделирующий эффекты в организме. Активирует клеточный и гуморальный иммунитет, обеспечивая повышение специфической и неспецифической резистентности организма.

Появление рекомбинантных препаратов на основе IL-2 для клинического применения, начиная с 1983 года, оказалось возможным после выяснения структуры и клонирования гена IL-2.

Сотрудниками российской фирмы ООО «БИОТЕХ», организованной на базе лаборатории биохимической генетики Санкт-Петербургского государственного университета, уже к 1988 году был создан биотехнологический препарат рекомбинантного IL-2 (rIL-2) — «Ронколейкин»®, получаемый из клеток продуцента — рекомбинантного штамма непатогенных пекарских дрожжей вида Saccharomyces cerevisiae [9; 11]. Для понимания механизмов действия препаратов на основе IL-2 крайне важно учитывать иммунологическую роль эндогенного IL-2 и все факторы микроокружения, влияющие на его иммунотерапевтическую активность [4]. IL-2 — ключевой компонент системы пептидных регуляторов межклеточных взаимодействий различных физиологических систем организма. Данный цитокин сочетает в себе свойства одного из главных ростовых и мобилизационных факторов адаптивной составляющей иммунитета с широкой гаммой регуляторных эффектов и возможностью усиления цитотоксического потенциала иммунокомпетентных клеток. IL-2 обеспечивает активацию клональной пролиферации и дифференциации Т- и В-лимфоцитов, усиление эффекторного потенциала цитотоксических Т-лимфоцитов (CTL-клеток) и естественных киллеров (NK-клеток), а также усиление функциональной активности мононуклеарных фагоцитов и антигенпрезентирующих клеток, в том числе дендритных клеток, увеличение синтеза плазматическими клетками специфических иммуноглобулинов большинства изотипов, наряду с уменьшением апоптоза мононуклеаров и нейтрофилов [4; 6; 8; 15]. Рекомбинантные цитокиновые препараты — интерфероны (IFN). колониестимулирующие факторы, некоторые интерлейкины (IL), в том числе IL-2, характеризуются большей безопасностью и эффективностью по сравнению с неспецифическими иммуномодуляторами. Это объясняется выраженной селективностью действия, обусловленной наличием специфических рецепторов на клетках-мишенях, а также существованием природных механизмов их элиминации. Применение генноинженерных технологий позволяет приблизить рекомбинантные интерлейкины к их эндогенным аналогам как по структуре,так и по функциям, а использование непатогенных клеток-продуцентов позволяет создавать эффективные и безопасные препараты, применение которых имеет минимальное количество противопоказаний и нежелательных эффектов [15].

Показания к цитокинотерапии с использованием rIL-2

1. Сепсис любой этиологии, особенно на этапе несбалансированного развития системного противовоспалительного ответа, проявляющегося формированием глубокой иммунодепрессии [10].

2. В постшоковом периоде у больных с купированными явлениями инфекционно-токсического шока любой степени тяжести.

3. Гнойные осложнения послеоперационного периода у больных с высокой степенью риска генерализации инфекции (перитонит, панкреонекроз), сопровождающиеся нарастанием явлений эндотоксикоза и прогрессирующей иммунодепрессией.

4. Вялотекущие гнойные процессы при неэффективности предшествующей традиционной терапии (антибактериальной, детоксикационной, инфузионной, противовоспалительной и т.д.).

5. Любые инфекционно-воспалительные, послеоперационные осложнения, развивающиеся у исходно иммунокомпрометированных больных (лица пожилого и старческого возраста; с высокой степенью коморбидности; с клиническими признаками вторичного иммунодефицита) или же при выполнении объемных оперативных вмешательств.

  • 6. Диагностированное состояние иммунодепрессии, которое подтверждается одним из следующих лабораторных признаков:
  • — абсолютная лимфопения (лимфоциты крови менее 1,4 х 109 л);
  • — содержание HLA-DR+ моноцитов менее 30%;
  • — количество апоптотических лимфоцитов крови более 10%;
  • — количество апоптотических нейтрофилов в крови более 18%;
  • — выраженная иммуносупрессорная активность сыворотки крови больных (индекс супрессорной активности менее 0,8) [13].
  • Противопоказания к применению цитокинотерапии
Читайте также:  Тонгкат - уникальный препарат для лечения простатита

1. Неадекватно проводимое хирургическое лечение гнойного процесса, связанное с неустраненной причиной или недостаточной санацией гнойного очага.

2. У больных с некупированным инфекционно-токсическим шоком, острым респираторным дистресс-синдромом, синдромом диссеминированного внутрисосудистого свертывания.

3. Терминальное состояние больного с явлениями выраженной декомпенсации жизненно важных органов и систем (IV стадия полиорганной недостаточности по шкале SOFA) [13].

Выводы

Иммунотропная терапия является неотъемлемым звеном в комплексном лечении гнойно-воспалительных заболеваний в хирургии, гинекологии. Широко применяется в эндокринологии, позволяет корригировать иммунную недостаточность у пациентов с гипотиреозом, тиреотоксикозом, сахарным диабетом [1; 3]. Для этого постоянно ведутся поиски эффективного и безопасного иммуномодулятора.

Патогенетически обосновано на сегодняшний день — применение цитокинотерапии в лечении воспалительных заболеваний брюшной полости, малого таза, мягких тканей, сопровождающихся вторичным иммунодефицитом, рекомбинантным IL-2 (Ронколейкином), который является высокоэффективным, безопасным иммуномодулятором или препаратом «Спленопид», в составе которого комплекс природных цитокинов.

Рецензенты:

Ситников В.А., д.м.н., профессор кафедры факультетской хирургии, ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия», г. Ижевск.

Варганов М.В., д.м.н., профессор кафедры факультетской хирургии, ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия», г. Ижевск.

Библиографическая ссылка

Леднева А.В., Стяжкина С.Н., Черненкова М.Л., Борисова Т.А., Виноходова Е.М., Ларин В.В., Третьяков Е.В. ЦИТОКИНОТЕРАПИЯ В КЛИНИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ // Современные проблемы науки и образования. – 2011. – № 6. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=5267 (дата обращения: 10.05.2022). Цитокины и биологически активные вещества макрофагов.

Использование в гинекологии достижений иммунологии

Использование кондиционных и макрофагальных сред

Использовать новейшие достижения микробиологии — одна из главных задач современной медицины. В последние годы в России и за рубежом проводятся интенсивные исследования возможностей цитокинов — биологически активных молекул, которые синтезируются клетками иммунной системы человека.

На сегодняшний день обнаружены сотни цитокинов, в их число входят интерлейкины, лимфокины, монокины, хемокины, интерфероны, колониестимулирующие факторы.

Работа цитокинов — регулировать иммунные реакции: с помощью цитокинов клетки иммунной системы обмениваются между собой информацией и координируют действия.

Таким образом, цитокины принимают участие в регуляции роста, дифференцировки и продолжительности жизни клеток, а также в управлении генетически запрограммированной гибелью клеток – апоптозом.

Как известно, в нашем организме регуляторными функциями обладают также гормоны. Собственно говоря, цитокины являются гормоноподобными белками и пептидами и от гормонов отличаются лишь тем, что продуцируются не железами внутренней секреции, а клетками, и контролируют более широкий спектр биохимических и физиологических функций.

Цитокины продуцируются, в основном, лимфоцитами. Но также их способны производить макрофаги, гранулоциты, ретикулярные фибробласты, эндотелиальные клетки и другие типы клеток.

— провоспалительные, мобилизующие собственные защитные свойства клетки;  

— противовоспалительные, ограничивающие и останавливающие развитие воспаления; 

— регулирующие клеточный и гуморальный иммунитет и обладающие собственными противовирусными и цитотоксическими свойствами (то есть способные запустить процесс самоуничтожения злокачественной клетки).

Что немаловажно, цитокины активны в очень малых концентрациях, это значит, что их выделение из собственного биологического материала человека — венозной крови — с учётом применения современных техник является хоть и непростой, но возможной процедурой.

Наука XXI века в полной мере овладела механизмом получения цитокинов в кондиционной среде (путём культивации лимфоцитов) и в макрофагальной среде (путём культивации макрофагов). Такие цитокины на сегодняшний день эффективно используются в медицинских целях.

В отделении гинекологии «Клиники Пасман» с помощью цитокинов, продуцированных в кондиционных и макрофагальных средах, успешно устраняют воспалительные заболевания шейки матки (в том числе эрозии) и борются с хроническим атрофическим эндометритом – болезнью, являющейся серьёзным препятствием для нормального функционирования женской репродуктивной системы.

«Обработка шейки матки влагалища кондиционной средой» и «Введение макрофагальной среды в полость матки» — эти лечебные процедуры «Клиники Пасман» основаны на основных функциях цитокинов, содержащихся в этих средах.

Во-первых, это управление развитием иммунитета и гомеостазом иммунной системы. Во-вторых — контроль роста и дифференцировки клеток.

В-третьих – способность активировать защитные реакции организма, оказывая влияние на воспалительные процессы.

Кондиционная среда

Кондиционная среда — это супернатант (надосадочная жидкость, остающаяся после того, как осядут нерастворимые вещества), содержащий множество биологически активных компонентов. Среди них — цитокины, продуцируемые лимфоцитами.

Для изготовления кондиционной среды у пациентки производится забор венозной крови. Затем из индивидуального образца выделяются мононуклеарные клетки — в основном, лимфоциты. В специальной инкубационной среде, идентичной среде собственного организма пациента, лимфоциты находятся в течение 24 часов, на протяжении которых они и продуцируют те самые цитокины — вне организма человека.

Полученные цитокины кондиционной среды обладают провоспалительными и противовоспалительными свойствами, то есть способны помочь организму мобилизовать воспаление, а затем успешно с ним бороться. Еще одно биологическое качество цитокинов — ускорение регенеративных процессов. Быстрое заживление, затягивание ран — заслуга этих крошечных информационных молекул.

Именно эти свойства цитокинов позволяют успешно использовать кондиционные среды в сфере гинекологии, а именно для лечения эрозий шейки матки в «Клинике Пасман».

Радиоволновая коагуляция шейки матки при эрозии — распространённая врачебная манипуляция, проводимая специалистами «Клиники Пасман» ежедневно. Процедура обработки шейки матки влагалища кондиционной средой после удаления изменённой эрозийной ткани показывает высокие результаты регенерации здоровых тканей, что важно для скорейшего заживления.

  • Отсутствие рубцов впоследствии положительно сказывается на возможности последующей беременности, именно поэтому обработка шейки матки кондиционной средой показана нерожавшим женщинам, перенесшим лечение эрозии.
  • Использование цитокинов в лечении эрозии шейки матки позволяет лечить эрозию, максимально сохраняя здоровые ткани, что напрямую влияет на способность вынашивания плода.
  • А провоспалительные и противовоспалительные свойства цитокинов помогают бороться с инфекционными элементами, способными как раз запустить формирование эрозии и тем самым предупредить рецидив заболевания.

Макрофагальная среда

Макрофагальная среда, как и кондиционная, также является супернатантом: после удаления осадка остаётся лишь биологически активное вещество, насыщенное цитокинами.

По сравнению с кондиционной средой, макрофагальная среда имеет куда более сложный «рецепт» производства. В его основе — работа с макрофагами, клетками крови, борющимися с инфекцией либо путём её захвата и уничтожения, либо возникновением к ней толерантности.

Принцип изготовления макрофагальной среды следующий: из образца полученной у пациентки венозной крови выделяются макрофаги.

Полученные макрофаги культивируются в специальном инкубаторе и «дозревают» в течение 5-6 дней, по истечении которых начинают активно продуцировать собственный спектр цитокинов (отличный от цитокинов, производимых лимфоцитами).

Цитокины макрофагальной среды полезны своими ростовыми факторами, то есть способностью стимулировать рост клеток.

  1. В «Клинике Пасман» макрофагальную среду вводят в полость матки для лечения атрофического эндометрита – хронического воспаления внутренней оболочки матки, истончающего эндометрий, и как следствие, препятствующего успешной имплантации эмбриона при ЭКО.
  2. Ростовые факторы макрофагальной среды способствуют пролиферации – разрастанию эндометрия, и он восстанавливает свою структуру в подавляющем большинстве случаев.
  3. Изготовление макрофагальных сред требует не только применения специального оборудования и особых лабораторных условий, но и высокой квалификации лабораторного персонала.

Клеточная терапия

Созданием и исследованием кондиционных и макрофагальных сред, их свойствами и перспективами применения активно занимается лаборатория клеточной терапии, возглавляемая заместителем директора Научно-исследовательского института клинической иммунологии СО РАМН (ИКИ СО РАМН) членом-корреспондентом РАН Черных Еленой Рэмовной.

Вот уже 15 лет кондиционные среды применяются в гинекологии, а также для лечения раневых поверхностей (особенно актуальны при диабете), в виде ингаляций при воспалительных инфекциях горла и носа и т.д. Более сложные в производстве макрофагальные среды — открытие последних двух лет, показавшее отличные результаты в лечении хронического эндометрита.

Используемые «Клиникой Пасман» методики являются уникальными для России. Разработка процедуры введения макрофагальной среды в полость матки была произведена специалистами-иммунологами и гинекологами исключительно для Клиники.

Методики прошли испытания, получили необходимые разрешения и сертификаты и на протяжении нескольких лет доказывают свою эффективность.

Дальнейшая ступень развития клеточной терапии, по мнению доктора медицинских наук, ведущего научного сотрудника ИКИ СО РАМН, врача аллерголога-иммунолога «Клиники Пасман» Хониной Натальи Алексеевны — модификация различных типов клеток иммунной системы. Воздействие активных веществ на данные клетки позволит приобрести клеткам новые свойства.

Таким образом, считает Наталья Алексеевна, возможным будет запустить собственный иммунитет или использовать терапию как добавочную, иммунокорригирующую. Возможно, благодаря клеточной терапии удастся навсегда забыть о синдроме истощения яичников и решить проблему с ЭКО, уверенно повысив порог успешных исходов оплодотворения до желанных 100%.

Цитокины — Med24info.com

  Цитокины — протеины с небольшой молекулярной массой, продуцируемые эукариотическими клетками. К цитокинам относятся интерлейкины, лимфокины, хемокины, факторы — стимуляторы клеток, интерфероны, факторы супрессии, факторы некроза опухолей и др.

По своей активности цитокины превосходят такие биологически активные вещества, как гистамин, серотонин, гепарин. Цитокины действуют главным образом в зоне их образования в отличие от гормонов, которые транспортируются в любую точку организма.

Они не менее активны, чем гормоны, но воздействуют, как правило, на клетки, расположенные рядом (паракринный эффект), или непосредственно на клетку, в которой они образовались (ауто- кринный эффект). Лишь некоторые из них (интерлейкин-1, фактор некроза опухолей) оказывают и общий, отдаленный от места образования цитокина эффект.

Большинство цитокинов и их рецепторы участвуют в иммунорегуляции и гемопоэзе (табл. 7.34). Неотрегулированная экспрессия различных цитокинов выявляется при воспалительных заболеваниях, аутоиммунных процессах, гемопоэтических новообразованиях, включая множественную миелому, и злокачественных новообразованиях.

Печень — основной орган, обеспечивающий клиренс циркулирующих цитокинов; ишемия, токсическое повреждение печени мешают элиминации цитокинов, приводя к повышению их уровня в крови. Современные представления о патогенезе сепсиса и других критических состояний (острая печеночная недостаточность, острый панкреатит, острая кишечная непроходимость и др.

) основываются на цитокиновой теории (Шляпников С.А. и др., 1997; Hack С.Е. et al,, 1992; Lowry S.F. et al., 1993]. Цитокинам отводится ведущая роль в развертывании медиаторного механизма сепсиса.

Читайте также:  Кожа женщины во время беременности. Рубцы беременности. Стрии. Гипертрихоз.

При сепсисе имеет место неотрегулированная экспрессия различных цитокинов, поэтому с целью коррекции нарушений функций макрофагов иммуномодуляторами необходимо подходить к оценке нарушений соотношения цитокинов комплексно и анализировать их уровни в динамике. Считается, что ведущую роль в развитии генерализованного воспалительного каскада при сепсисе играют такие цитокины, как TNF-a, IL-lp, IL-2, IL-6, IL-8.

Функция
мон оцитов/ма крофа го в
Цитоки н ы -эффекторы
Гемоп озтич еская Иммуностимулирующая Провосп ал ительная Иммуносупрессивная Противовоспалителъная Г-КСФ, ГМ-КСФ, IL-1, IL-3, IL-6, IL-12, TNF-a IL-la,p, IL-3, IL-6, IL-12,1L-15, TNF-a IL-I, IL-6, IL-8, TNF-a IL-10
IL-6, IL-10

Фактор некроза опухолей (TNF-альфа) в сыворотке Содержание TNF-альфа в сыворотке в норме — 0—87 пкг/мл. Фактор некроза опухолей, или кахектин, представляет собой негликозилированный белок. Название этого белка произошло от его противоопухолевой активности, связанной с геморрагическим некрозом. Фактор некроза опухолей синтезируется активированными макрофагами. Он обладает цитотоксическим действием, иммуномодулирующим и провос- палительным эффектом. Участвует в противовирусном, противоопухолевом и трансплантационном иммунитете. TNF-альфа обладает цитостатическим и цитолитическим эффектом в отношении некоторых опухолей. Уничтожение опухолевых клеток осуществляется TNF-альфа интрацеллюлярно. TNF-альфа стимулирует макрофаги. Повышая защитные возможности организма, он способен вызывать кахексию путем ингибирования липопроте- инлипазы. Может действовать независимо и в соединении со множеством других факторов, чтобы повлиять на фенотип и метаболизм клеток любой ткани. Последствия выхода эндогенного TNF-альфа могут быть полезными для больного или, наоборот, угрожающими его жизни. Это зависит от количества, длительности и распределения высвобожденного цитокина.

Основными действиями TNF-альфа являются следующие:

  • стимуляция эндотелия и макрофагов на выделение «патологического» N0 (оксид азота), что приводит к стойкому нарушению гемодинамики;
  • увеличение адгезии нейтрофилов к сосудистой стенке и их миграция в ткани при воспалении и повреждении;
  • метаболические и структурные повреждения самой эндотелиальной клетки;
  • увеличение проницаемости самих мембран;
  • стимуляция образования эйкосаноидов (простагландины, простациюшн, тромбоксан, лейкотриены, эпоксиды).

При нормальном ответе на любой инфекционный процесс основной задачей TNF- альфа является защита организма от чужеродного антигена — бактерий. В таких случаях под влиянием TNF-альфа стимулируется N0, который активно соединяется с железосодержащими ферментами бактерий, иммобилизуя или убивая их. В высокой концентрации TNF-альфа способен повреждать клетки эндотелия и увеличивать микроваскулярную проницаемость, он вызывает активирование системы гемостаза и комплемента, за которым следует аккумуляция нейтрофилов и внутрисосудистое микрот- ромбообразование (Д ВС-синдром). TNF-альфа увеличивает синтез IL-6 и IL-8, являющихся мощными аттрактантами для нейтрофилов [Semiatkowsky A. et al., 1995]. Повышение уровня TNF-альфа у больных сепсисом носит фазный характер. Снижение содержания в крови TNF-альфа при упорной инфекции отражает несостоятельность системы защиты организма [Pinsky M.R. et al., 1993]. У большинства больных сепсисом в начальных стадиях выявляется устойчивое повышение в крови TNF-альфа, 1Ь-1бета, IL-6 [Тимохов В С и др., 1997; Taveiraq D.A. et al., 1993]. L.C. Casey и соавт. (1993) при исследовании цитокинового профиля у 97 пациентов с септическим синдромом выявили повышение уровня TNF-альфа у 54 %, IL-1 — у 37 %, IL-6 — у 80 %; у 89 % больных выявлен высокий уровень эндотоксина в плазме. Изменения концентрации фактора некроза опухолей при различных заболеваниях представлены в табл. 7.35.

Повышение концентрации Снижение концентрации
Гиперактивность иммунной системы при аллергических и аутоаллергических заболеваниях Активация антитрансплантационного иммунитета, криз отторжения донорских органов у реципиентов Иммунный ответ на тимусзависимые антигены при остром периоде первичной инфекции Онкологические заболевания Вторичные иммунодефицитные состояния, СПИД Тяжелые вирусные инфекции Тяжелые ожоги, травмы Лечение цитостатиками, иммунодепрессантами,
кортикостероидами

Интерлейкин-2 (IL-2) в сыворотке Содержание IL-2 в сыворотке в норме — 0,5—2,5 Е/мл. Интерлейкин-2 — растворимый гликопротеид. Играет центральную роль в регуляции клеточного иммунитета. Вырабатывается активированными С04+Т-лимфоцитами, трансформированными Т- и В-клетками, лейкемическими клетками, лимфоцитарными активированными киллер-клетками и натуральными киллер-клетками. IL-2 вызывает антигенную пролиферацию всех субпопуляций Т-клеток. Клетки в покое его не продуцируют. Интерлейкин-2 действует, связываясь с рецептором к интерлейкину-2, который бывает почти исключительно на Т-клетках. IL-2 является фактором роста Т-клеток, которые принимают активное участие в противоопухолевом, противовирусном и антибактериальном ответах. Он позволяет усилить защиту организма от инфекционных заболеваний путем запуска только тех клеток, которые активны в отношении микроорганизмов и вирусов. IL-2 участвует в развитии септического шока, усиливает проницаемость кишечной стенки, способствуя тем самым вовлечению кишечной микрофлоры в септический процесс [Reynolds J.V. et al., 1995]. По мере прогрессирования сепсиса уровень IL-2 в крови снижается, что требует проведения его коррекции. Заболевания и состояния, при которых изменяется содержание IL-2 в сыворотке, представлены в табл. 7.36. Таблица 7.36. Заболевания н состояния, при которых изменяется содержание IL-2 в сыворотке

Повышение показателя Снижение показателя
Гиперактивность иммунной системы при аллергических и аутоаллергических заболеваниях Активация антитрансплантационного иммунитета, криз отторжения донорских органов у реципиентов
Иммунный ответ на тимусзависимые антигены при остром периоде первичной инфекции
Онкологические заболевания Вторичные иммунодефицитные состояния СПИД Врожденные дефекты иммунной системы (первичные иммунодефицитные состояния) Тяжелые вирусные инфекции Тяжелые ожоги, травмы
Лечение цитостатиками и иммунодепрессантами, облучение ионизирующей радиацией

Интерлейкин-б (IL-б) в сыворотке Содержание IL-б в сыворотке в норме — 0—33 Е/мл. Интерлейкин-6 имеет ряд других названий — фактор дифференциации В-клеток, цито- литический дифференцирующий фактор Т-клеток, тромбопоэтин и др. IL-6 продуцируется многими типами лимфоидных и нелимфоидных клеток, он постоянно присутствует или возникает в ответ на стимулирование IL-1 и фактором некроза опухолей. Основным источником IL-6 являются стимулированные моноциты, фибробласты и эндотелиальные клетки. После стимуляции его могут вырабатывать также макрофаги, Т-клетки, В-клетки и грануло- циты. IL-6 обнаруживается у человека в сыворотке, цереброспинальной жидкости и материнском молоке. Он играет важную роль в защитных механизмах, включая иммунный ответ, острофазовые реакции и гемопоэз [Кетлинский С.А., Калинина Н.М., 1996]. Уровень IL-6 повышается при воспалительных процессах; его определение и мониторинг является более чувствительным тестом, чем С-реактивный белок, особенно на ранних стадиях воспалительного процесса. Повышение уровня IL-6 в крови и моче наблюдается у больных с гломерулонефритами. Имеется корреляция между уровнем IL-6 в моче и стадией гломерулонефрита. У больных после трансплантации почки острый пикообразный подъем уровня IL-6 в крови и моче указывает на отторжение почки. Повышенное содержание 1L-6 в крови определяется у больных ХПН и при гемодиализе. Высокие уровни IL-6 в крови отмечаются при болезни Крона, но не при язвенном колите, что имеет важное значение для дифференциальной диагностики этих заболеваний. При менингитах повышенные значения IL-6 выявляются в цереброспинальной жидкости. Повышенный уровень IL-6 в крови коррелирует с тяжестью множественной миеломы и лейкемии. Подобные изменения концентрации IL-6 в крови отмечаются при аутоиммунных заболеваниях, саркоме Капоши. Интерлейкин-8 (IL-8) в сыворотке Содержание IL-8 в сыворотке в норме — 146—172 Е/мл. IL-8 может продуцироваться многими клетками {моноциты, фибробласты, эндотелиальные клетки, синовиоциты, хондроциты, кератиноциты) в ответ на цитокиновые инициаторы. IL-8 был также выделен из различных опухолевых клеток. Т-лимфоциты реагируют на малые дозы IL-8. IL-8 стимулирует нейтрофилы к направленной миграции. Он также индуцирует дегрануляцию нейтрофилов {Потапнев М.П., 1996]. При ревматоидном артрите повышается концентрация IL-6 и IL-8 в крови, наиболее высокие цифры отмечаются в период обострения. Цитокины влияют на пролиферацию синовиальных клеток у больных полиартритом. Повышенный уровень IL-8 в крови является маркером гепатоцеллюлярной карциномы. У больных алкогольным гепатитом уровень IL-8 в крови также повышается. 1L-8 играет иммунорегуляторную роль в патогенезе воспалительного процесса при заболеваниях кишечника, поэтому этот цитокин может быть использован в качестве маркера воспалительных заболеваний кишечника. Локальная продукция IL-8 в пораженных клубочках участвует в патогенезе гломерулонефрита. Измерение IL-8 в моче может быть полезным для мониторинга гломерулонефрита. Обострение заболевания сопровождается повышением выделения IL-8 с мочой; во время ремиссии, наоборот, его концентрация снижается. При псориазе уровень IL-8 в крови снижен. Колониестимулирующий фактор (КСФ) в сыворотке Содержание КСФ в сыворотке в норме — 0—4 пкг/мл. Колониестимулирующий фактор — пептид, вырабатываемый активированными Т-лим- фоцитами, фибробластами и фагоцитами. Усиливает пролиферацию гранулоцитов и макрофагов. Применяется для комплексной оценки иммунного статуса больного. Повышение концентрации колониестимулирующего фактора отмечается при гиперактивности иммунной системы при аллергических и аутоаллергических заболеваниях, при активации антитранс- плантационного иммунитета, кризе отторжения донорских органов у реципиентов, при иммунном ответе на тимусзависимые антигены в остром периоде первичной инфекции. Фибронектин в плазме Содержание фибронектина в плазме в норме — 200—-400 мкг/мл. Известны две формы фибронектина — тканевая и циркулирующая. Тканевый фибронектин обеспечивает непроницаемость волокон и соединений клеток, а циркулирующий вызывает адгезию материалов, подлежащих уничтожению, к макрофагам, эндотелию и другим клеткам.

Практический опыт многих исследователей в последние годы говорит о том, что фибронектин и фибронектинопатия являются надежными критериями сепсиса.

Являясь поливалентным лигандом, фибронектин способен связываться со многими биологически активными макромолекулами различной химической природы — с нативным и денатурированным коллагеном; фибриногеном и фибрином, гепарином, XII фактором свертывания, внутриклеточным актином, нативной и денатурированной ДНК, а также большинством грамположи- тельных и некоторыми грамотрицательными бактериями. Фибронектин участвует в регуляции клеточной пролиферации, необходим для «узнавания» коллоидов макрофагами, и его содержание в крови может служить показателем функциональной активности РЭС. У больных с септическим процессом выявляется резкое снижение уровня фибронектина в плазме крови. Возможно, что снижение фибронектина связано с тем, что в процессе развития болезни микробные токсины, продукты нарушенного обмена веществ не только способствуют повышенному потреблению фибронектина, но и подавляют его синтез. Нехватка фибронектина, согласно классификации С. Solberg (1972), может быть отнесена к иммунодефицитным состояниям, связанным с дефицитом сывороточных опсонинов. Установлено, что чем тяжелее протекает сепсис, тем значительнее падает уровень плазменного фибронектина. 

Источник: Г.И. Назаренко, А.А. Кишкун, «Клиническая оценка результатов лабораторных исследований» 2000

А так же в разделе «  Цитокины »

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector