Активация эозинофилов. Взаимодействие эозинофилов с другими клетками.

На сегодняшний день существуют две основные классификации эозинофилии – по уровню повышения эозинофилов и по этиопатогенетическому фактору. По количеству клеток различают следующие эозинофилии:

  • Легкие. Уровень эозинофилов от 500 до 1500.
  • Умеренные. Концентрация эозинофилов от 1500 до 5000.
  • Выраженные. Содержание эозинофилов составляет более 5000. Наиболее характерны для гельминтозов, гематологических болезней.

Умеренные и выраженные эозинофилии объединяют термином гиперэозинофилии. По патофизиологическому механизму эозинофилии разделяют на:

  • Клональные. Эозинофилы являются частью злокачественного клона. Встречаются при миелопролиферативных гемобластозах (лейкозах), системных заболеваниях тучных клеток (мастоцитозе).
  • Реактивные. Общий механизм возникновения – гиперпродукция Т-хелперами интерлейкина-5, который стимулирует костномозговую выработку эозинофилов. Развиваются как ответная реакция на различные внешние воздействия на макроорганизм – аллергены, паразитарные инвазии и т.д. Составляют около 90% всех эозинофилий.

Отдельно выделяют транзиторную (кратковременную) эозинофилию, не связанную напрямую с конкретными заболеваниями.

Количество эозинофилов может увеличиться при употреблении некоторых лекарственных препаратов (антибиотиков, противотуберкулезных средств), введении вакцины против гепатита А, при проведении гемодиализа, воздействии локальной радиационной терапии. Точный патофизиологических механизм повышения эозинофилов при этих обстоятельствах неизвестен.

Это наиболее частая причина эозинофилии. Любые реакции гиперчувствительности сопровождаются увеличением продукции эозинофилов костным мозгом. Патогенез эозинофилий при аллергиях хорошо изучен. При попадании в организм аллергена (ингаляционно, через кожу или слизистые) он взаимодействует с IgE на мембране базофилов.

Это приводит к их дегрануляции последних и высвобождению гистамина, лейкотриенов и других медиаторов, в результате чего в тканях развивается аллергическое воспаление, что и обусловливает симптоматику со стороны кожи (атопический дерматит, крапивница), слизистых оболочек (аллергический ринит, конъюнктивит), а также дыхательной системы (бронхиальная астма).

Параллельно с этим базофилами выделяется эозинофильный хемотаксический фактор анафилаксии, который стимулирует миграцию эозинофилов из периферической крови к очагу воспаления.

Эозинофилы, в свою очередь, подавляют выработку медиаторов аллергии.

Во время разгара аллергической реакции (обострения) уровень эозинофилии максимальный; по мере разрешения симптомов он постепенно снижается и нормализуется в стадию ремиссии.

При выраженном обострении содержание эозинофилов, наоборот, может быть снижено (эозинопения) или даже равно нулю (анэозинофилия).

Такое случается, когда произошла массивная миграция эозинофилов к очагу аллергического воспаления, а новые эозинофилы еще не успели синтезироваться в костном мозге.

Также, если во время рецидива бронхиальной астмы присоединится вторичная бактериальная инфекция (бронхит), то показатели эозинофилов могут оставаться в пределах нормы.

В основном при аллергиях встречается легкая степень эозинофилии. Для бронхиальной астмы, особенно атопической и аспириновой формы, характерна умеренная эозинофилия.

При аллергических патологиях повышенное содержание эозинофилов наблюдается не только в крови, но и в других биологических жидкостях (в мокроте и бронхоальвеолярной жидкости – при бронхиальной астме, в носовой слизи – при рините, в соскобе с конъюнктивы – при конъюнктивите).

Гельминтозы

Другой частой причиной эозинофилий (особенно среди детей) является заражение гельминтами. Эозинофилия в данном случае обусловлена двумя патогенетическими механизмами.

Во-первых, эозинофилы обладают противопаразитарной активностью – они выделяют эозинофильный катионный белок и активные формы кислорода, которые губительны для гельминтов.

Во-вторых, продукты метаболизма гельминтов способны индуцировать реакции гиперчувствительности. Именно поэтому глистные инвазии часто сопровождаются аллергической симптоматикой.

Самые частые гельминтозы, сопряженные с высокой эозинофилией среди детей – аскаридоз, токсокароз, среди взрослых ‒ анкилостомидоз, описторхоз. При стронгилоидозе эозинофильный лейкоцитоз долгое время может быть единственным проявлением. Эозинофилия выявляется уже на 4-5 день инфицирования.

Затем она очень быстро нарастает и достигает максимума примерно к 30-40 дню, а потом медленно начинает уменьшаться, но продолжает оставаться на высоких цифрах длительное время. Уровень эозинофилов очень большой (может составлять от 20% до 70-80%).

Резкое нарастание эозинофилии происходит во время стадии миграции личинок по организму и проникновения в ткани.

Существует группа болезней легких, называемых легочными эозинофилиями, которые объединяет большое содержание эозинофилов в крови, в бронхоальвеолярной жидкости и образование эозинофильных инфильтратов в легочной ткани. Точный патогенез эозинофилии периферической крови и инфильтрации эозинофилами легочной ткани при большинстве этих заболеваний неизвестен. Различают следующие легочные эозинофилии:

  • Эозинофильные пневмонии. К ним относятся синдром Леффлера (простая легочная эозинофилия), острые, хронические эозинофильные пневмонии (ОЭП, ХЭП). При синдроме Леффлера наблюдается легкая эозинофилия, которая быстро и самостоятельно разрешается. Для ХЭП характерен постоянный умеренный эозинофильный лейкоцитоз. При ОЭП отмечается эозинофилия, резко нарастающая до высоких цифр (до 25%) и столь же стремительно регрессирующая на фоне терапии глюкокортикостероидами.
  • Аллергический бронхолегочный аспергиллез. Обусловлен гиперчувствительностью больных к грибкам рода аспергилл. Патогенез сходен с аллергическими патологиями (IgE-опосредованная реакция). Эозинофилия умеренная, возникает только в фазу обострения. В период ремиссии уровень эозинофилов находится пределах нормальных значений.
  • Синдром Черджа-Стросса. Эозинофильный гранулематоз с полиангиитом ‒ тяжелое заболевание неизвестной этиологии из ряда системных васкулитов, поражающее несколько внутренних органов. Эозинофильный лейкоцитоз наиболее высокий среди всех легочных эозинофилий, в период рецидива может доходить до 50%.

Активация эозинофилов. Взаимодействие эозинофилов с другими клетками.

Эозинофилия может возникать при заболеваниях легких

Болезни крови

Во время некоторых злокачественных гематологических заболеваний в крови наблюдается повышенный уровень эозинофилов с разным патогенетическим механизмом.

При миелопролиферативных патологиях (остром и хроническом эозинофильном лейкозе, хроническом миелолейкозе), агрессивном системном мастоцитозе эозинофилия обусловлена опухолевой (клональной) пролиферацией эозинофильного ростка кроветворения.

Эозинофилия нарастает медленно, в течение нескольких лет. При мастоцитозе достигает умеренных значений, при лейкозах – выраженных (до 60-70%). Уменьшается очень медленно, под действием химиотерапии.

Кроме периферической крови, эозинофилия наблюдается также в миелограмме (мазке пунктата костного мозга).

Для лейкозов существует специфичный лабораторный признак ‒ одновременное увеличение эозинофилов и базофилов (базофильно-эозинофильная ассоциация).

При лимфогранулематозе и неходжкинских лимфомах эозинофилия возникает вследствие продуцирования лимфатическими клетками цитокинов (в том числе интерлейкин-5), которые стимулируют пролиферацию нормальных эозинофилов. Эозинофильный лейкоцитоз умеренный, медленно нарастающий.

Заболевания ЖКТ

Эозинофилия сопровождает некоторые болезни органов пищеварения. К ним относят эозинофильный эзофагит, гастрит и энтероколит. Морфологическим субстратом является инфильтрация эозинофилами стенок пищевода, желудка, кишечника. Патогенез до сих пор остается предметом дискуссий.

Предполагается, что у наследственно предрасположенных лиц воздействие пищевых аллергенов на слизистую оболочку вызывает активацию антиген-презентирующих клеток (Т-лимфоцитов), вырабатывающих интерлейкины и эотаксин-3.

В результате этого происходит миграция эозинофилов и инфильтрация ими слизистой оболочки органов ЖКТ. Эозинофильный лейкоцитоз обычно легкий и наблюдается только во время выраженного обострения заболевания.

Высокая концентрация эозинофилов в биоптате слизистых, напротив, встречается постоянно.

Эндокринопатии

Некоторые гормоны, например, глюкокортикостероиды (гормоны коры надпочечников), стимулируют апоптоз (запрограммированную клеточную гибель) эозинофилов. Поэтому заболеваниям, сопровождающимся снижением уровня глюкокортикостероидов, сопутствует эозинофилия.

К таким патологиям относятся первичная надпочечниковая недостаточность (болезнь Аддисона), врожденная дисфункция коры надпочечников, а также множественные эндокринопатии, такие как синдром Шмидта, пангипопитуитаризм. Степень эозинофилии легкая.

Количество эозинофилов быстро нормализуется после введения глюкокортикоидов.

Иммунодефицитные состояния

Эозинофилия встречается при, так называемых, первичных иммунодефицитах – тяжелых болезнях с высокой летальностью, обусловленных генетическим дефектом одного или нескольких компонентов иммунной системы (клеточных, гуморальных реакций, фагоцитоза и пр.).

Такими заболеваниями являются синдром Вискотта-Олдрича и синдром Джоба (гипер-IgE-синдром). Эозинофилия, вероятно, связана с аномальной гиперпродукцией иммуноглобулина Е. Уровень эозинофилов в тканях и крови очень высокий (до 60%), не поддается коррекции.

Злокачественные новообразования

Некоторые опухоли, особенно аденокарциномы легких, органов пищеварительной и мочеполовой системы, имеют способность к выработке эозинофильного хемотаксического фактора, стимулирующего костномозговую продукцию эозинофилов.

При таких заболеваниях эозинофильный лейкоцитоз нарастает медленно, достигает высоких значений (до 20-40%).

Концентрация эозинофилов периферической крови возвращается к норме после долгой химиотерапии или хирургического удаления злокачественного образования.

Диагностика

Эозинофилия выявляется при подсчете лейкоцитарной формулы клинического анализа крови.

Так как спектр патологий, сопровождающихся эозинофилией, довольно широк, при впервые выявленных изменениях в анализах необходимо обратиться к врачу-терапевту.

Для подтверждения заболевания, вызвавшего эозинофилию, с учетом клинических и анамнестических данных назначается обследование, которое может включать:

  • Анализы крови. Определяется уровень эритроцитов, лейкоцитов, тромбоцитов. Проверяется наличие специфических антител к гельминтам, грибкам, антицитоплазматических антител (ANCA), концентрация некоторых гормонов (кортизола, паратгормона, эстрогенов, андрогенов). Проводится генетическое исследование на первичные иммунодефициты, а также иммунофенотипирование, иммуногистохимический анализ клеток крови для обнаружения специфических опухолевых антигенов (CD-маркеров).
  • Аллергодиагностика. Для выявления аллергена выполняются различные аллергопробы – кожные (скарификационные, аппликационные, прик-тесты), провокационные (назальные, ингаляционные, конъюнктивальные), прямой и непрямой базофильный тесты. Методом ИФА измеряется уровень иммуноглобулина E (IgE).
  • Исследование мокроты. Осуществляется микроскопическое исследование мокроты для изучения клеточного состава (количества эозинофилов, наличия кристаллов Шарко-Лейдена, спиралей Куршмана), выявления личинок гельминтов. Проводится бактериологический, микологический посев мокроты с определением чувствительности к антибактериальным и противогрибковым препаратам.
  • Рентгенологические исследования. Одним из наиболее информативных методов диагностики легочных эозинофилий считается рентгенография грудной клетки. На снимках обнаруживаются летучие (мигрирующие) эозинофильные инфильтраты в виде участков затемнения. При аллергическом бронхолегочном аспергиллезе могут быть видны бронхоэктазы, фиброз верхних отделов легких.
  • Эндоскопия. При подозрении на эозинофильное поражение органов желудочно-кишечного тракта проводятся фиброгастродуоденоскопия и фиброколоноскопия со взятием биопсийного материала. Для морфологической картины, помимо эозинофильной инфильтрации, характерен фиброз собственной пластинки слизистой оболочки.
  • Спирометрия. При поражении дыхательной системы выполняется оценка функции внешнего дыхания. Измеряется степень проходимости бронхов мелкого и среднего калибра, растяжимость легочной ткани. Для пациентов с бронхиальной астмой типично уменьшение объема выдыхаемого воздуха (индекс Тиффно) и улучшение дыхательной функции после фармакологической пробы с сальбутамолом. При легочных эозинофилиях наблюдается снижение жизненной емкости легких.
  • Гистология. С целью подтверждения синдрома Черджа-Стросса берется биопсия легкого. Отмечаются периваскулярные эозинофильные инфильтраты. Для изучения морфологической картины костного мозга (в случае подозрения на лейкоз) прибегают к стернальной пункции и трепанобиопсии. Обнаруживаются гиперплазия гранулоцитарного ростка кроветворения, гиперклеточность за счет эозинофильных миелобластов.
Читайте также:  Лестничный синдром. Синдром передней лестничной мышцы. Синдром малой грудной мышцы.

Активация эозинофилов. Взаимодействие эозинофилов с другими клетками.

Эозинофилия в мазке периферической крови

Коррекция

Самостоятельная коррекция эозинофилии невозможна. Для нормализации уровня эозинофилов необходимо бороться с причиной. Если эозинофилия легкая, связана с приемом ЛС или вакцинацией либо приходится на период реконвалесценции – беспокоиться не стоит. Нужно понаблюдать кровь в динамике через 7-10 дней.

При обнаружении стойкой или высокой эозинофилии в анализе крови следует обратиться к специалисту, чтобы тот на основании осмотра, жалоб, анамнеза провел диагностический поиск этиологического фактора и назначил соответствующее лечение.

Для терапии большинства болезней, сопровождающихся эозинофилией, используются лекарственные препараты из группы антигистаминных средств или глюкокортикостероидов.

Прогноз

Только по одному лишь эозинофильному лейкоцитозу в крови невозможно предсказать риск возникновения тех или иных последствий для здоровья и жизни человека.

Прогноз всегда определяется основным заболеванием и своевременностью его диагностирования – он может варьироваться от благоприятного при аллергическом конъюнктивите до высокой вероятности летального исхода при злокачественных новообразованиях или миелопролиферативных патологиях.

Поэтому любое превышение референсных значений эозинофилов в клиническом анализе крови требует тщательного обследования для установления причины.

Новые возможности в лечении аллергического ринита

Раздел только для специалистов в сфере медицины, фармации и здравоохранения!

Медицинский совет, № 4, 2015

С.В. РЯЗАНЦЕВ 1, д.м.н. профессор, А.А. КРИВОПАЛОВ 1, к.м.н., **Л.И. КРИВОПАЛОВА 2 1 ФГБУ «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт уха, горла, носа и речи» Министерства Здравоохранения Российской Федерации 2 АНО «Поликлиника Петербургского метрополитена»

Аллергический ринит является самым распространенным атопическим заболеванием, в патогенезе которого принимают участие различные клетки воспаления, и в частности лейкотриены.

Мы бы хотели обратить внимание на новые возможности в лечении этого заболевания — применение антилейкотриеновых препаратов.

Они блокируют эффекты лейкотриенов при аллергическом воспалении и могут применяться как в виде монотерапии, так и в комбинации с другими препаратами.

Аллергический ринит/риноконъюнктивит (АР) — IgE-обусловленное воспаление слизистой оболочки носа, возникающее после контакта с причинно-значимым аллергеном и проявляющееся ринореей, заложенностью носа, приступами чихания, слезотечением и другими симптомами. Эти симптомы возникают в течение, по крайней мере, двух дней подряд и сохраняются более 1 ч большую часть дней. АР часто сопровождается симптомами конъюнктивита: зуд глаз, слезотечение, ощущение песка в глазах. Надо отметить, что более 80% астматиков имеют симптомы ринита/риноконъюнктивита, а у 10-40% пациентов с ринитом развивается бронхиальная астма [9]. АР — это самое распространенное атопическое заболевание, поражающее от 20 до 40 миллионов человек в США ежегодно, включая 10-30% взрослых и более 40% детей [1, 4, 8]. Фармакотерапия аллергического ринита включает системные и интраназальные антигистаминные препараты, системные и топические глюкокортикостероиды (ГКС), интраназальные кромоны, системные и интраназальные деконгестанты, интраназальные антихолинергические препараты, антагонисты лейкотриеновых рецепторов или антилейкотриеновые препараты. Традиционно выбор лечения зависит от тяжести (легкая, среднетяжелая или тяжелая), варианта течения (интермиттирующий или персистирующий, сезонный или круглогодичный), сопутствующей патологии и предпочтений врача. В настоящее время, «золотым стандартом» в лечении АР являются топические (интраназальные) ГКС; они эффективно уменьшают выраженность зуда, ринореи, чихания и заложенности носа. Препараты данной группы достаточно хорошо переносятся, хотя при длительном использовании некоторых из них появляются носовые кровотечения. Современные топические ГКС используются 1 раз в сутки и обладают минимальной системной абсорбцией. В связи с выраженным противовоспалительным действием они более эффективны по сравнению с топическими кромонами и системными антигистаминными препаратами. Нет необходимости дополнительно назначать антигистаминные препараты, так как это не повышает клиническую эффективность. С целью повышения эффективности интраназальных ГКС необходимо очищение носовой полости от слизи перед введением препаратов (например, растворами морской воды), а также использование увлажняющих средств (ирригационная терапия) [2, 7]. Для уменьшения кровоточивости возможно местное использование дексапантенола. Но, несмотря на высокую эффективность, безопасность и длительный опыт применения топических ГКС, в этой статье мы бы хотели обратить внимание на группу препаратов, занимающих свою нишу в терапии различных форм аллергического ринита. Это антилейкотриеновые препараты. И для более полного понимания механизма действия антагонистов лейкотриеновых рецепторов, напомним звенья патогенеза АР.

Как известно, аллергическая реакция развивается после попадания в организм аллергена.

Существует 3 стадии аллергической реакции: иммунологическая (соединение аллергена с антителом или с сенсибилизированными лимфоцитами), патохимическая (выделение медиаторов из клеток) и патофизиологическая или стадия клинических проявлений (повреждение медиаторами органов и тканей, что приводит к нарушению их функции) [3, 23].

  Рассмотрим медиаторы, образующиеся при АР, возможные симптомы и функциональные нарушения в таблице 1 [15].

  Таблица 1. Медиаторы симптомов при аллергическом рините  
  Симптомы заболевания   Биохимические медиаторы  Функциональные нарушения
  Чувство щекотания в носу, зуд   Гистамин, простагландины   Повышенная сухость, гиперемия слизистой оболочки
  Чихание   Гистамин, лейктотриены   Раздражение нервных окончаний
  Заложенность носа, изменение тембра голоса   Гистамин, лейктотриены, брадикинин, фактор активации тромбоцитов   Отек слизистой носа, повышенная проницаемость сосудов
  Ринорея   Гистамин, лейктотриены   Гиперсекреция слизистых желез

Как мы видим, в таблице 1 чрезвычайно важную роль в развитии симптомов АР играют лейкотриены (ЛТ) — липидные медиаторы аллергии.

В настоящее время известно, что ЛТ играют одну из ключевых ролей в патогенезе различных (не только аллергических) заболеваний, включая бронхиальную астму, аллергический риноконьюктивит, атопический дераматит, крапивницу, атеросклеротические поражения сердечно-сосудистой системы, воспалительные заболевания кишечника, рассеянный склероз, рак и др. [14].

История открытия ЛТ переносит нас в 1938 г., когда W. Feldberg и C.H. Kellaway [18] изучали влияние яда кобры на легкие морских свинок и обнаружили в перфузате легких вещество, способное вызывать медленное, стойкое сокращение гладких мышц. В 1940 г. C.H. Kellaway и E.R.

Trethewie [18] показали, что продолжительность этого сокращения отличается от продолжительности сокращения, вызываемого гистамином, и назвали новый медиатор медленно реагирующей субстанцией анафилаксии. В 1960 г. W.

Brocklehurst [10] сообщил, что если фрагменты легкого, забранные у больного с бронхиальной астмой, подвергнуть действию аллергена, то в них начинает высвобождаться медленно реагирующая субстанция анафилаксии.

Это наблюдение подтвердило, что это вещество — важный медиатор, ответственный за развитие симптомов бронхиальной астмы после вдыхания аллергена у больных с аллергической формой заболевания, так как этот медиатор вызывает более длительный бронхоспазм, чем другие бронхоконстрикторы, например гистамин.

Эти исследования пробудили у ученых большой интерес к изучению химической структуры данного вещества, возможно, участвующего в патогенезе БА. Строение медленно реагирующей субстанции анафилаксии было открыто в конце 70-х годов; установлено, что она состоит из цистеиновых лейкотриенов C4, D4 и Е4 [21].

Источником ЛТ является арахидоновая кислота, образующаяся из фосфолипидов мембран под влиянием фермента фосфолипазы А2 в результате воздействия на клетки различных повреждающих агентов.

Образование ЛТ происходит в процессе дальнейшего метаболизма арахидоновой кислоты по липооксигеназному пути с участием различных клеток воспаления (полиморфноядерных лейкоцитов, базофилов, тучных клеток, эозинофилов, макрофагов) [17, 24, 25].

ЛТ образуются при взаимодействии фермента 5-липоксигеназы (5-ЛО) и 5-липоксигеназа-активирующего белка (ПЛАБ) (рис. 1). В результате этого взаимодействия арахидоновая кислота (высвобождающаяся в ответ на различные стимулы) превращается в 5-гидропероксиэйкозатетраеновую кислоту (5-ГПЭТЕ), затем в лейкотриен A4(ЛТА4), отличающийся крайней нестабильностью.

В дальнейшем под действием ЛТА4 гидролазы нейтрофилов, моноцитов периферической крови и альвеолярных макрофагов он превращается в лейкотриен B4 (ЛТВ4) или происходит его конъюгация с образованием лейкотриена C4 (ЛТC4).

Дальнейшее превращение ЛТC4 в лейкотриен D4 (ЛТD4), а затем ЛТD4 в лейкотриен E4 (ЛТЕ4) катализируется широко распространенными в тканях и циркулирующими в крови ферментами — соответственно гамма-глутамилтранспептидазой и дипептидазой. ЛТC4, ЛТD4 и ЛТЕ4 называют цистеиниловыми лейкотриенами, так как в их состав входит цистеин.

Цистеиниловые лейкотриены, являясь ключевыми медиаторами в патогенезе АР. ЛТВ4 играет менее важную роль. К основным биологическим эффектам ЛТВ4 относится влияние на хемотаксис и иммуномодуляция. Лейкотриены синтезируются в активированных эозинофилах, нейтрофилах, тучных клетках, моноцитах и макрофагах.

В активированных эозинофилах и тучных клетках преимущественно образуется ЛТC4, в то время как моноциты и макрофаги синтезируют как ЛТВ4, так и ЛТC4. Цистеиниловые лейкотриены ЛТC4, ЛТD4 и ЛTE4 вырабатываются у чувствительных лиц в ответ на различные стимулы, в том числе аллергены, физическую нагрузку и Аспирин.

ЛТA4 образуется и высвобождается многими клетками, и в дальнейшем он превращается при участии других клеток в ЛТВ4 и/или цистеиниловые лейкотриены. Как для ранней, так и для поздней фазы аллергического ответа характерно индуцированное аллергеном высвобождение цистеиниловых лейкотриенов из клеток воспаления, в том числе тучных клеток, эозинофилов, базофилов, макрофагов и моноцитов [6, 20].

Активация эозинофилов. Взаимодействие эозинофилов с другими клетками.

Основываясь на вышеизложенных данных, становится понятно, что подавить синтез ЛТ и уменьшить их физиологическое действие невозможно посредством применения ГКС и антигистаминных средств. Отсюда делаем вывод, что необходимы новые возможности в лечении АР — использование антилейкотриеновых препаратов.

В настоящее время их эффективность доказана и самым изученным из этой группы является препарат монтелукаст. Для антагонистов лейкотриеновых рецепторов характерна хорошая переносимость, редкие побочные эффекты, умеренная эффективность при всех симптомах ринита, конъюнктивита и бронхиальной астмы.

Препараты данной группы эффективны как при сезонном, так и при круглогодичном аллергическом рините. Существует множество публикаций на тему применения монтелукаста при АР как в качестве монотерапии, так и в сочетании с другими группами препаратов. В 2007 Lagos J.A. и Marshall G.D.

Читайте также:  Драстоп - инструкция по применению, отзывы, аналоги и формы выпуска (уколы в ампулах для внутримышечных инъекций 2 мл) лекарства для лечения артроза, остеохондроза позвоночника у взрослых, детей и при беременности

написали научный обзор «монтелукаст в ведении аллергического ринита», где называют антилейкотриеновые препараты «уникальным классом лекарств», которые необходимо внедрять в терапию АР [19]. Эти препараты могут применяться у детей и взрослых. В ряде исследований доказана эффективность монтелукаста в отношении всех назальных и глазных симптомов [9, 13].

Доказано, что применение монтелукаста более эффективно, чем плацебо, равнозначно использованию антигистаминных препаратов, но уступает по эффективности интраназальным ГКС для лечения сезонного АР [9, 11, 12, 16].

В качестве профилактики симптомов сезонного АР может применяться схема монтелукаст + антигистаминный препарат 2 поколения за 6 недель до сезона палинации, что уменьшает аллергическое воспаление в слизистой носа. [20, 22]. Эта схема, по мнению некоторых авторов, сопоставима по клинической эффективности с применением топических ГКС [19,].

Особенно интересно сочетание АР и бронхиальной астмы, при котором Сингуляр действует и на назальные симптомы, и на симптомы бронхиальной обструкции, снижая потребность в препаратах «скорой помощи» [19].

В России зарегистрирован монтелукаст в дозировках 4 мг (дети от 2 до 5 лет), 5 мг (дети от 6 до 14 лет) и 10 мг (взрослые и дети старше 15 лет) для использования пациентами соответствующего возраста. Монтелукаст селективно блокирует лейкотриеновые рецепторы.

Специфически ингибирует рецепторы цистеиниловых лейкотриенов (ЛТC4, ЛТD4 и ЛТE4) — наиболее мощных медиаторов хронического персистирующего воспаления, поддерживающего гиперреактивность бронхов при бронхиальной астме и клинические проявления АР.

Уменьшает выраженность спазма гладкой мускулатуры бронхиол и сосудов, отека, миграцию эозинофилов и макрофагов; уменьшает секрецию слизи и улучшает мукоцилиарный транспорт. Высокоактивен при приеме внутрь. Бронхолитическое действие развивается в течение 2-х часов после приема внутрь и может усилить бронходилатацию, вызванную ß2-адреномиметиками.

Этот эффект сохраняется продолжительно. При приеме внутрь быстро и достаточно полно всасывается. Биодоступность составляет 64—73% [19]. В крови на 99% связывается с белками. Метаболизируется в печени. Выводится главным образом с желчью. Период полувыведения монтелукаст у молодых здоровых взрослых составляет от 2,7 до 5,5 часов.

Монтелукаст принимается внутрь 1 раз в сутки независимо от приема пищи. Для лечения бронхиальной астмы препарат следует использовать вечером. При лечении аллергических ринитов доза может приниматься в любое время суток по желанию пациента. Пациенты, страдающие бронхиальной и АР должны принимать одну таблетку монтелукаста один раз в сутки вечером.

Взрослые в возрасте 15 лет и старше — доза составляет одну таблетку покрытую оболочкой 10 мг в сутки. Доза для детей в возрасте от 6 до 14 лет — одна жевательная таблетка 5 мг в сутки. Подбора дозировки для этой возрастной группы не требуется. Дети в возрасте от 2 до 5 лет — разовая доза составляет одна жевательная таблетка 4 мг в сутки.

Подбора дозировки для этого возраста не требуется. Для пожилых пациентов, пациентов с почечной недостаточностью, а также пациентам с легкими или среднетяжелыми нарушениями функции печени, а также в зависимости от пола специального подбора дозы не требуется. Допускается назначение монтелукаста одновременно с другими видами лечения бронхиальной или АР.

Продолжительность лечения: минимальный срок — 2 месяца, при необходимости прием препарата может быть продлен до 12 месяцев. У детей с 2-х лет при персистирующей бронхиальной астме легкого, среднетяжелого течения, АР использование таблетированной формы препарата является предпочтительным для базисной терапии больных астмой, т.

к большинство пациентов неправильно используют дозированные ингаляторы с топическими стероидами, кроме того, в педиатрической практике широко распространена стероидофобия среди родителей. За рубежом используется гранулированная форма монтелукаста по 4 мг для лечения бронхиальной астмы у пациентов в возрасте 12—23 мес. и АР у детей в возрасте 6—23 мес.

[19], что подтверждают высокую безопасность монтелукаста. Исходя из всего вышесказанного, мы бы хотели рекомендовать назначение монтелукаста при АР в следующих случаях: •    лечение интермиттирующего и легкого персистирующего АР; •    лечение интермиттирующего и легкого персистирующего АР при сочетании с бронхиальной астмой; •    лечение среднетяжелого и тяжелого персистирующего АР в комбинации с топическими ГКС при недостаточном контроле над симптомами заболевания монотерапией назальными стероидами или при выраженных побочных эффектах последних; •    для профилактики развития выраженных симптомов сезонного аллергического ринита в период палинации причинно-значимых растений.

Литература

Эозинофилы

    Полагают, что эозинофилы — это редкие лейкоциты, деятельность которых в основном разрушительна и имеет отношение только к паразитарным инфекциям и астме.

 Однако правильный ли этот достаточно банальный вывод? Воспалительные заболевания кишечника характеризуются вторжением лейкоцитов в слизистую оболочку кишечника. Однако,  наблюдается смешанная воспалительная картина, которая включает нейтрофилы, лимфоциты, моноциты и эозинофилы.

 До сегодняшнего дня роль эозинофилов в здоровье и заболевании остается неясной. Традиционно,исследования их функции связаны, главным образом, с аллергическими заболеваниями, астмой и паразитарными инфекциями.

В отличие от легких или кожи, эозинофилы находятся в нормальной слизистой оболочке кишечника и усиливают патологические состояния; следовательно, сложная система должна регулировать их миграцию и численность. 

      Значительный объем литературы описывает эозинофилы, присутствующие в микроокружении желудочно-кишечного тракта, где они могут взаимодействовать с другими резидентными клетками, тем самым способствуя ремоделированию кишечника, образованию слизи, эпителиальному барьеру, выработке цитокинов, ангиогенезу и высвобождению нейропептидов. Ряд доказательств подтверждает как потенциальную полезную, так и вредную роль эозинофилов в кишечнике.

     Эозинофилы представляют собой плейотропные многофункциональные лейкоциты, участвующие в инициации и распространении различных воспалительных реакций, а также модуляторы врожденного и адаптивного иммунитета.

Представляет интерес биология эозинофилов, причем основное внимание здесь стоит уделить  транскрипционной регуляции дифференцировки эозинофилов, характеристике растущих свойств гранул эозинофильных белков, поверхностных белков и плейотропных медиаторов и молекулярным механизмам дегрануляции эозинофилов. Важны  новые взгляды на роль эозинофилов в гомеостатической функции, включая биологию развития и врожденный и адаптивный иммунитет (а также их взаимодействие с тучными клетками и Т-клетками) и их предполагаемую роль в процессах заболевания, включая инфекции, астму и желудочно-кишечные расстройства.

    Эозинофильные гранулоциты издавна считались мощными эффекторными клетками, способными высвобождать целый ряд медиаторов воспаления, участвующих в цитотоксичности, для гельминтов и разрушения тканей при хронических воспалительных заболеваниях, таких как астма.

Однако стало очевидно, что эозинофилы также участвуют в регуляторных механизмах, модулирующих местные тканевые иммунные ответы.  Эозинофилы участвуют в механизмах ремоделирования и репарации и способствуют локализованному врожденному и приобретенному иммунному ответу, а также системному адаптивному иммунитету.

Кроме того, эозинофилы участвуют в нейроиммунных взаимодействиях, модулирующих функциональную активность периферических нервов. Нейромедиаторы также могут модулировать функциональную активность эозинофилов, выявляя двунаправленные взаимодействия между двумя типами клеток.

 Эозинофилы являются тканеспецифичными клетками и были обнаружены в непосредственной близости от периферических нервов.

      Хотя функциональная роль эозинофилов в первую очередь считается защитой хозяина от паразитарной инфекции, современные исследования показывают, что эта сложная клетка идеально приспособлена для других ролей, которые могут включать иммунную модуляцию и восстановление тканей.

Эозинофил является важным источником основных белков, липидных медиаторов, цитокинов и факторов роста. При болезненных состояниях мобилизация эозинофилов из костного мозга и кровообращения может быть очень быстрой, но высокоорганизованной и избирательной в отношении клеток, особенно в ответ на интерлейкин (IL) 5 и эотаксин.

Такой сложный путь рекрутирования  регулируется серией взаимодействий рецепторов эозинофилов и лигандов эндотелия и внеклеточного матрикса.

 Несколько механизмов примирования активируют эозинофилы во время этого процесса рекрутирования, так что клетка достигает пункта назначения ткани, подготовленного к немедленному действию и продленному выживанию ткани. Дегрануляция строго контролируется и позволяет клетке по-разному высвобождать свое содержимое упорядоченным образом.

 Это важно для предотвращения повреждения тканей во время миграции. Терапия по-прежнему ограничена в отношении заболеваний, вызванных эозинофилом, но вмешательство в ключевые события, которые управляют набором эозинофилов и эффекторной функцией, может быть выходом из положения.

      Некоторые роли эозинофилов основаны на острых, эффекторных реакциях этой клетки, ее способности генерировать биологически активные липидные медиаторы и высвобождать содержимое гранул, включая характерные катионные белки.

 В то время как эффекторные ответы эозинофилов важны для их вклада в острый патогенез аллергических заболеваний, более полное понимание эозинофилов требует оценки роли, которую эта клетка может играть в тканевых участках, особенно в подслизистых участках, где клетка обычно локализована в отсутствие болезней. Кроме того, для долгоживущего, резидентного эозинофила, определение взаимодействий, которые происходят между эозинофилами и другими иммунными клетками, очень важно для понимания функций эозинофилов как при острых, так и при хронических заболеваниях. Многие аллергические заболевания характеризуются повышенным накоплением эозинофилов и являются хроническими заболеваниями.

      Инфильтрация эозинофилов в тканевое аллергическое воспаление опосредуется сочетанием процессов. L-отбор эозинофилов и антиген очень поздней активации (VLA-4) могут избирательно регулировать адгезию эозинофилов к эндотелию.

 Активирующие цитокины, такие как интерлейкин (IL) -5, регулируются при активации в нормальных Т-клетках (RANTES) и хемотаксический пептид моноцитов (MCP) -3 специфически действуют на эозинофилы.

 Кроме того, эозинофилы от больных аллергией  могут быть активированы для увеличения адгезии и движения хемокинами, высвобождаемыми в местах аллергического воспаления. Вместе эти процессы вызывают специфическую инфильтрацию эозинофилов.

      Пониженные уровни глутатиона в крови и содержание эозинофилов в крови изучались в течение многих недель у  пациентов, которым вводили плацебо. Лабораторные изменения, сопровождающие улучшение, происходящее от плацебо, развиваются медленно и отличаются от быстрых изменений, вызываемых некоторыми препаратами.

     Эозинофилы могут регулировать местные иммунные и воспалительные реакции, а их накопление в крови и тканях связано с несколькими воспалительными и инфекционными заболеваниями.

Читайте также:  Инструментальные методы при коарктации аорты. Лечение коарктации аорты.

Таким образом, терапия, направленная на эозинофилы, может помочь контролировать различные заболевания, включая атопические расстройства, такие как астма и аллергия, а также заболевания, которые не связаны в первую очередь с эозинофилами, такие как аутоиммунныезаболевания и злокачественные новообразования.

Препараты, нацеленные на эозинофилы, которые таргетированы  на блокирование определенных этапов, связанных с развитием, миграцией и активацией эозинофилов, недавно прошли клинические испытания и дали обнадеживающие результаты и понимание роли эозинофилов

    Активация эозинофилов приводит к высвобождению предварительно образованных и вновь синтезированных продуктов, включая цитокины, хемокины, липидные медиаторы и белки цитотоксических гранул, которые могут инициировать, усиливать и поддерживать местные воспалительные и ремоделирующие реакции.

Вторичные гранулы эозинофилов состоят из высоко заряженных основных белков, включая основные белки эозинофильных гранул, катионный белок эозинофилов, нейротоксин, полученный из эозинофилов, и пероксидазу эозинофилов.

 Кроме того, эозинофильные гранулы содержат множество предварительно образованных цитокинов, хемокинов, ферментов и факторов роста, что приводит к разнообразной биологической активности эозинофилов при инфекции и воспалении.

НЕсмотря на то, что  глюкокортикоиды очень эффективны для снижения количества эозинофилов в крови и тканях, пациенты часто имеют опасные побочные эффекты и развивают резистентность к этим препаратам.

 Терапия, направленная против фактора роста эозинофилов — интерлейкина-5 (IL-5), была протестирована в клинических испытаниях на эффективность при некоторых расстройствах, связанных с эозинофилезом, и выглядит многообещающей. Тем не менее, снижение эозинофилии ткани и улучшение симптомов было переменным и зависит от фенотипов пациентов (подгрупп). Таким образом, необходимы дополнительные подходы к отбору пациентов и новых лекарственных препаратов, основанные на  понимании механизма эозинофилии и эффекторных функций эозинофилов.

     Доклинические исследования показывают, что ингибирование миграции эозинофилов из кровотока в ткани обладает терапевтическим потенциалом, но клинические успехи на сегодняшний день были ограниченными.

 Недостаточная эффективность может быть связана с комплексной регуляцией рекрутирования эозинофилов в воспалительные ткани.

Доклинические исследования, таргетированные на содействие апоптозу эозинофилов, подтверждают значимость исследований связывающей сиаловую кислоту иммуноглобулин-подобной терапии, нацеленной на лектин 8 (SIGLEC-8), так как привлечение SIGLEC-8 приводит к селективному апоптозу эозинофилов.

     Лечение пациентов с аллергической астмой с использованием омализумаба — рекомбинантного моноклонального антитела, связывающегося с иммуноглобулином Е, приводит к снижению эозинофилии в крови и тканях посредством еще неизвестного механизма.

Клозапин

    В литературе были сообщения о лихорадке и диарее, связанной с использованием клозапина . Однако этиология этих симптомов не ясна. Эозинофильный колит  предполагался в этих случаях, хотя никогда не было какого-либо патологического подтверждения этой гипотезы результатов.

Исследователи  отмечали наличие повышенной скорости оседания эритроцитов в этом случае, как это часто наблюдается при эозинофильном колите. Гистологическое исследование эозинофильного колита обычно показывает наличие пятнистых скоплений или листов эозинофилов в собственной пластинке слизистой оболочки и эпителии крипты.

 Гистопатология, наблюдаемая у пациентов обычно, соответствовует эозинофильному колиту.

      Эозинофильный миокардит — редкая форма миокардита, характеризующаяся инфузией миокарда, состоящая в основном из эозинофилов. Известно, что он может развиваться со скоростью 0,2-3% при длительной терапии, особенно при использовании клозапина. Стандартное лечение не может быть установлено из-за редкости заболевания и трудностей в определении этиологии.

При обследовании участков миокарда с помощью светового микроскопа были сделаны общие выводы: повреждение миоцитов сопровождалось пятнистым распределением периваскулярного и интерстициального воспалительного инфильтрата, богатого эозинофилами.

Эти объекты могли развиться в результате реакции гиперчувствительности из-за длительного использования антипсихотических препаратов. Эозинофильный миокардит встречается как редкое клиническое заболевание и, вероятно, это подтип миокардита, который не всегда распознается.

Сбой в клинической диагностике и задержка лечения могут привести к необратимому повреждению  миокарда. Эндомикробная биопсия до сих пор является золотым стандартом в диагностике эозинофильного миокардита.

Сетевое издание Современные проблемы науки и образования ISSN 2070-7428 "Перечень" ВАК ИФ РИНЦ = 0,940

1

Бондарь Т.П. 1

Эльканова А.Б.

1
1 ФГАОУ ВПО «Северо — Кавказский федеральный университет»
В статье предпринята попытка изучить механизм изменения морфофункционального состояния эозинофилов при эозинофилиях различного генеза у детей, используя гематологические методы, метод компьютерной цитоморфометрии эозинофилов, атомно-силовую микроскопию и цитохимию.

Статистическая обработка полученных результатов позволила установить количественные, морфометрические и цитохимические различия эозинофилов у пациентов в зависимости от генеза инфекционно-аллергического заболевания.

В процессе исследования установлена закономерность, предполагающая, что главным запуском защитных механизмов при развитии эозинофилии инфекционно-аллергического генеза являются кислородзависимые реакции, которые проявляются в повышенной дегрануляции клеток.

атомно-силовая микроскопия

1. Базанов, Г.А.

Аллергия и аллергические заболевания / Г.А. Базанов, А.А. Михайленко. – М.: Изд. МИА, 2009 – 304 с.
2. Горячкина, Л.А. Клиническая иммунология и аллергология / Л.А. Горячкина, К.П. Кашкин. – Изд.: Миклош, 2011. – 432 с.
3. Гублер, Е.В. Вычислительные методы анализа и распознавания патологических процессов / Е.В. Гублер. – М.

, 1978. – 294 с.
4. Меньшиков, В.В. Лабораторные методы исследования в клинике. Справочник / В.В. Меньшиков. – М.: «Медицина», 1987. – 348 с.
5. Пол, У. Иммунология / У. Пол. – М.: Мир, 1989. – С. 34-40.
6. Солдатова М.В. Эколого-социальные основы профилактики аскаридоза на юге европейской части России на примере Ставропольского края: дис…канд. мед. наук / М.В. Солдатова. – М., 2007. – 147 с.

Введение

В последние годы внимание специалистов всё больше привлекает изучение функциональных свойств таких клеток крови, как лейкоциты. Немаловажная роль в данной структуре отводится эозинофилам (Эо), которые несут ответственность за обезвреживание чужеродного белка и принимают неотъемлемое участие в противоаллергическом и антипаразитарном иммунитете [1].

Безусловно доказано, что стойкая эозинофилия является постоянным показателем развития, как аллергических заболеваний, так и инвазирования организма. Согласно данным официальной статистики, в нашей стране аллергическими заболеваниями страдают от 15 до 20% населения.

При этом на Северном Кавказе число больных достигает около 18% [2]. Другим, не менее значимым заболеванием, являются глистные инвазии. Высокая зараженность почвы яйцами собачей аскариды, теплый влажный климат делает эту проблему актуальной для Северного Кавказа [6].

В доступной нам научной литературе не найдено четкой информации о зависимости морфофункционального состояния иммунокомпетентной клетки — эозинофила с развитием и течением эозинофилий различного генеза.

Благодаря широкому разнообразию методов исследования, появилась возможность глубокого изучения морфофункциональных особенностей эозинофильных гранулоцитов периферической крови с помощью методов компьютерной морфометрии эозинофилов и сканирующей зондовой микроскопии.

В соответствии с вышеизложенным, исследование количественных, морфометрических, оптических и функциональных особенностей эозинофилов имеет практический и теоретический интерес, что и определило цель исследования.

Цель исследования: изучить механизм изменения морфофункционального состояния эозинофилов при эозинофилиях различного генеза у детей.

Материал и методы исследования

Для решения поставленных в исследовании задач было обследовано 102 ребенка.

Из них — 35 пациентов, с установленным клиническим диагнозом Амброзийный поллиноз городского аллергологического кабинета и 21 пациент гельминтологического центра Ставропольской Краевой клинической инфекционной больницы с положительной серологической реакцией крови к токсокарозу и клинически подтвержденным диагнозом: Токсокароз.

Все пациенты были обследованы при первом обращении за медицинской помощью в специализированное лечебно-профилактическое учреждение, после установления клинического диагноза, до назначения патогенетической терапии. Критерии отбора — установленный диагноз и относительная эозинофилия, составляющая более 6-7%.

Контрольную группу составили 46 детей, отобранных при ежегодной диспансеризации школьников, с сопоставимыми возрастными и половыми характеристиками, не имеющих аллергических заболеваний в анамнезе и специфических антител к антигенам токсокар в крови.

Все пациенты были обследованы при первом обращении за медицинской помощью в специализированное лечебно-профилактическое учреждение до назначения соответствующей терапии (кортикостероидов и других противоаллергических препаратов).

Методами кожных проб и определение титра специфических антител к аллергенам выявляли сенсибилизацию на цветение сорных трав (лебеда, полынь, амброзия).

Исследование проводилось в период цветения причинно-значимых аллергенов (август — сентябрь).

Для исследования эозинофильных гранулоцитов пациентам выполнялись как унифицированные лабораторные методики (гематологические, цитохимические), так и исследования с применением компьютерных технологий (компьютерная цитоморфометрия и атомно-силовая микроскопия эозинофилов).

Оценка функционального состояния периферической крови и определение относительного количества эозинофилов проводилась с помощью автоматического гематологического анализа с подсчетом лейкоцитарной формулы.

Для оценки состояния здоровья в исследуемых группах и осуществления мониторинга изменений в системе крови пациентов нами применялись эозинофильный индекс (ЭИ) и индекс аллергизации (ИА). Наличие миелопероксидазы в эозинофилах проводилась по методу Грэхэма — Кнолля.

Для установления содержания неферментативных катионных белков эозинофильных гранулоцитов использовался метод М.Г. Шубича с бромфеноловым синим [5]. Оценку функциональной активности гранулоцитарных лейкоцитов проверяли методом НСТ-теста (Пол У., 1989).

Исследование геометрических и оптических показателей эозинофилов проводили с помощью метода компьютерной цитоморфометрии. Для изучения закономерности изменения структурных свойств мембраны эозинофилов на нанометровом пространственном разрешении использовался метод сканирующей зондовой микроскопии.

Статистическую обработку данных проводили с помощью методов параметрического анализа с использованием пакета «Microsoft Excel» (Реброва О.Ю., 2006).

Определяли основные характеристики описательной статистики: среднее (Х), ошибку среднего (м) и средне квадратичное отклонение (δ).

Достоверность различия средних величин определяли по критерию Стьюдента (t) для коэффициентов вариации, уровень значимости p выбран менее 0,05 [3].

  • Результаты исследования
  • С целью изучения различий эозинофильных показателей периферической крови пациентов, имеющих в крови лейкемоидную реакцию в виде эозинофилии, использовали методы гематологического анализа, визуальной микроскопии мазка с подсчетом относительного и абсолютного количества эозинофилов и последующим расчетом эозинофильного индекса и индекса аллергизации.
  • Статистический анализ полученных результатов представлен в таблице 1.
  • Таблица 1
  • Изменения лейкоцитарных и эозинофильных показателей гемограммы в группах обследуемых (Х±m, р
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector