Роль цитокинов при воспалении в легких.

1

Макунина Е.В. 1
1 ФГБОУ ВО Пермский государственный медицинский университет им. акад. Е.А. Вагнера Минздрава России
Натуральные киллеры (NK) являются частью врожденной иммунной защиты против инфекции и рака.

Механизмы влияния NK-клеток на инфицированные вирусом клетки различны и напрямую связаны с работой ингибиторных и активационных клеточных рецепторов. Немаловажную роль в активации NK-клеток и, соответственно, в развитии воспаления играют цитокины, в особенности интерфероны I типа (IFN), IL-12, IL-15 и IL-18.

Помимо цитокинов контроль активности NK-клеток осуществляется при помощи Трег субпопуляции Т-лимфоцитов.

По причине высокой значимости этих лимфоцитов для сохранения нормального состояния организма человека, важно знать результаты нарушений, связанных с аномалиями NK-клеток, а также возможные механизмы воздействия на NK-клетки при помощи различных препаратов, которые оказывают стимулирующее воздействие на NK-клетки, что благоприятно сказывается на защите организма.

противовирусный иммунитет

1. Лебединская О.В., Лебединская Е.А., Годовалов А.П., Ахматова Н.К. Цитотоксическая активность мононуклеарных лейкоцитов мышей при действии иммуномодулирующих препаратов различного происхождения // Медицинская иммунология. – 2011. – Т. 13, № 4-5. – С. 322.
2. Лебединская О.В., Велижева Н.П., Чикилева И.О., Годовалов А.П., Киселевский М.В. Динамика накопления и морфология CD4+/CD25+ Т-клеток в популяции лимфокин-активированых киллеров // Морфологические ведомости. – 2010. – № 3. – С. 24-29.
3. Титов Л.П., Карпов И.А. Противовирусный иммунитет: молекулярно-клеточные механизмы, закономерности развития и иммунопатология // Медицинский журнал. ‒ 2007. ‒ №1(19). – С. 4-14.
4. Brandstadter J.D., Yang Y. Natural Killer Cell Responses to Viral Infection // J. Innate Immun. ‒ 2011. – Vol. 3(3). – P. 274–279.
5. Orange J.S. Natural killer cell deficiency // J. Allergy. Clin. Immunol. – 2013. – Vol. 132(3). – P. 515–526.

Введение. Естественные киллеры, натуральные киллеры, NK — клетки – большие гранулярные лимфоциты периферической крови и лимфоидных органов [3].

В цитоплазме этих клеток содержатся гранулы с белком перфорином, вызывающим образование в мембранах клеток-мишеней пор (каналов), и гранзимами (семейство сериновых протеаз, нарушающих ДНК, прохождение клеточного цикла и растворяющих ядро при входе в клетку [4]). Эти гранулы высвобождаются из цитоплазмы клеток в процессе взаимодействия последних с клетками-мишенями (инфицированными вирусом или опухолевыми). Противовирусный эффект этих клеток неспецифичен.

  • NK-клетки атакуют клетки-мишени двумя путями: а) с помощью активационного рецептора распознают клетки-мишени, не экспрессирующие молекулы гистосовместимости I класса и лизируют их; б) распознают и лизируют клетки с помощью механизма антителозависимой цитотоксичности, взаимодействуя с фиксированными на их мембране вирусспецифическими антителами посредством Fc-рецепторов.
  • Рецепторы NK-клеток
  • На поверхности мембраны NK-клеток имеется два типа рецепторов – активационный и ингибиторный [3].

Для контроля несоответствующих активирующих сигналов существует набор ингибиторных рецепторов, которые подавляют активацию NK-клеток.

К ним относятся лектиноподобные гетеродимеры, такие как CD94-NKG2A, KIRs, обнаруженные у людей, или лектинподобные гомодимеры Ly49, обнаруженные у мышей.

Эти ингибирующие рецепторы «исследуют» молекулы МНС класса I и защищают здоровые клетки от неадекватного опосредованного NK-клетками киллинга [4].

При взаимодействии MHC1 и ингибиторного рецептора, на мембране NK-клеток возникает ингибиторный сигнал, который и предупреждает лизис клеток-мишеней. Так нормальные соматические клетки защищаются от повреждающего действия естественных киллеров, т.е. они могут активировать ингибиторный рецептор.

Инфицированные же вирусом клетки-мишени, как правило, характеризуются сниженной экспрессией молекул I класса на своей поверхности. Естественно, что такие клетки-мишени эффективнее распознаются активационным рецептором этих клеток. А так как ингибиторный сигнал при этом недостаточен или вовсе отсутствует, то, естественно, формирование активационного сигнала превалирует.

В результате происходит быстрое прикрепление NK-клеток к поверхности клетки-мишени, из гранул высвобождаются молекулы перфорина, которые достигают мембраны инфицированной вирусом клетки и вызывают ее повреждение путем образования трансмембранного канала. Через это отверстие в цитоплазму клетки-мишени проникают белки-гранзимы, запускающие механизм апоптоза.

Клетки-мишени при этом погибают [3]. В дополнение к рецепторам, активирующим NK-клетки, стимуляция Toll-подобного рецептора (TLR) на NK-клетках играет важную роль в их активации. Было показано, что TLR3, TLR7, TLR8 и TLR9 экспрессируются на человеческих NK-клетках, и что лиганды для этих TLR могут активировать NK-клетки человека in vitro.

Аналогично, прямая активация TLR4 бактериальным компонентом фимбриального белка FimH, по-видимому, важна для активации NK-клеток.

Цитокины, участвующие в активации NK-клеток

Помимо прямой стимуляции через активирующие рецепторы NK-клетки на начальных стадиях вирусной инфекции могут активироваться цитокинами.

Четыре основных цитокина, участвующих в активации NK-клеток, представляют собой интерфероны I типа (IFN), IL-12, IL-15 и IL-18. Эти цитокины могут продуцироваться непосредственно инфицированными клетками, а также активированными дендритными клетками или макрофагами.

IFN I типа непосредственно активируют NK-клетки для усиления цитотоксичности. Эта роль IFN типа I была хорошо установлена в условиях инфицирования MCMV (мышиный цитомегаловирус), LCMV (вирус лимфоцитарного хориоменингита) и несколькими другими вирусами. Они также могут индуцировать секрецию IL-15, цитокина, способного индуцировать пролиферацию NK-клеток.

В отличие от IFN типа I, IL-12 активирует NK-клетки для увеличения продукции IFN-γ. Секреция IFN-γ повышает функциональную активность NK-клеток, что создает условия ранней защиты от некоторых инфекций до тех пор, пока в реакцию не вступят Т-клетки , продуцирующие тот же цитокин.

Вирус простого герпеса (HSV) вызывает более выраженную секрецию IL-12 и IFN типа I как у мышей, так и у людей, тогда как у пациентов с ВИЧ наблюдается снижение выработки ИЛ-12, который коррелирует со степенью активации NK-клеток, соответственно. Другой цитокин, IL-18, также может индуцировать продукцию IFN-γ NK-клетками.

И IL-12, и IL-18 необходимы для первичных NK-клеток в ответе на вирусную инфекцию [4].

Влияние T-рег на NK-клетки

Помимо влияния цитокинов доказано влияние на NK-клетки Т-регуляторных клеток. Естественные CD4+/CD25+ Т-регуляторные клетки (Трег) составляют у человека около 5% периферических CD4+ Т-лимфоцитов и поддерживают гомеостаз периферической аутотолерантности посредством супрессии аутореактивных Т-клеток.

На мышиных опухолевых моделях показан возможный механизм, с помощью которого Трег вызывают угнетение литической и секреторной функций натуральных киллеров (НК) in vitro и контролируют их пролиферацию.

Под действием растворимого фактора роста опухоли β (TGF-β), продуцируемого опухолевыми клетками и связанного с мембраной Т-регуляторных лимфоцитов, у НК-клеток снижается экспрессия системы молекул, ассоциированных с цепью MHC I класса (NKG2D).

Это приводит к угнетению функциональной активности натуральных киллеров и позволяет Трег контролировать НК в норме и при опухолевом росте. Удаление CD4+/CD25+ Т-регуляторных клеток вызывает резкое увеличение темпов пролиферации натуральных киллеров, равно как и их цитотоксической активности.

При этом НК-клеточный гомеостаз зависит не только от функционирования Т-регуляторных лимфоцитов. Однако активность НК обратно пропорциональна частоте встречаемости Трег у онкологических пациентов, а удаление Трег может стимулировать НК-опосредованный лизис опухолевых клеток ex vivo [2].

Рекрутирование NK-клеток в место заражения

Контроль за вирусными инфекциями требует не только соответствующей активации NK-клеток, но и эффективного рекрутирования активированных NK-клеток к месту инфекции.

В нормальном состоянии NK-клетки могут быть найдены в селезенке, легких, костном мозге, лимфатических узлах, мононуклеарных клетках периферической крови и печени.

Сфингозин-1-фосфат играет важную роль в миграции лимфоцитов, а S1P5R, рецептор, связанный с G-белком (GPCR), дифференциально экспрессируется на NK-клетках для контроля их развития и нормального состояния.

При попадании в организм инфекции NK-клетки мигрируют в направлении заражения и накапливаются там. В целом, в транспорт NK-клеток в места воспаления вовлечены четыре типа рецепторов хемокинов: CCR2, CCR5, CXCR3 и CX3CR1. Все, кроме CX3CR1, как было показано, играют роль в хемотаксисе к местам вирусного заражения.

В частности, CCR2 и CCR5 имеют решающее значение для транспортировки в печень при инфицировании MCMV. CCR5 индуцирует попадание NK-клеток в центральную нервную систему при инфекции HSV-2. CXCR3 помогает движению NK-клеток в печень при заражении вирусом денге и, наряду с CD62L, как правило, облегчает миграцию в лимфатические узлы при воспалении.

Однако до конца механизмы миграции NK-клеток в область воспаления до конца не известны.Natural killer (NK) cells, as part of the innate immune system, play a key role in host defense against viral infections. Recent advances have indicated that NK cell activation and function are regulated by the interplay between inhibitory and activating signals.

Thus, a better understanding of mechanisms responsible for NK cell activation and function in the control of viral infections will help develop NK cell-based therapies. In this review, we will first discuss how NK cells are activated in response to viral infections.

We will then focus on the recruitment of activated NK cells to the site of infection as well as on NK cell effector mechanisms against virally infected cells.

Key Words: Natural killer cells, Viral infection, Innate immunity

Реакция NK-клеток на инфицированные вирусом клетки

После активации и рекрутирования в место заражения NK-клетки используют три основные стратегии для уничтожения инфицированных вирусом клеток: производство цитокинов, секрецию цитолитических гранул и цитолиз. Выработка IFN-γ является важной эффекторной функцией активированных NK-клеток.

IFN-γ оказывает непосредственное влияние на то, чтобы клетки хозяина были менее восприимчивы к вирусу и могли действовать дистантно, чтобы предотвратить инфицирование других клеток.

Он также рекрутирует и активирует другие эффекторные лейкоциты, включая цитотоксические Т-лимфоциты и CD4 + Т-хелперы 1 типа [4].

Нарушения, связанные с NK-клетками

Важность NK-клеток для здоровья человека была подчеркнута растущим числом лиц, у которых отсутствуют NK-клетки и / или их функции. В настоящее время известно более 40 случаев поражения NK-клеток. Аномалии NK-клеток, однако, в некоторых случаях представляют собой основной иммунологический дефект.

В совокупности эти условия называются дефицитом NK-клеток. Недавние достижения добавили ясности в этот диагноз и выявили дефекты в трех разных генах, которые могут вызывать дефицит NK-клеток (NKD): GATA2, MCM4 и FCGR3A. У больных могут отсутствуют либо сами NK-клетки (CNKD), либо их функции (FNKD).

Хотя сообщается о различных методах лечения пациентов с CNKD и FNKD, но никогда не проводилось организованного клинического испытания какой-либо терапии у этих пациентов.

Большинство терапевтических подходов сосредоточено на восприимчивости к герпесвирусам и применении профилактических противовирусных препаратов [5].

Влияние на NK-клетки

Как говорилось ранее, NK-клетки играют важную роль в контроле за вирусными инфекциями организма, поэтому закономерно встает вопрос о стимуляции активности этих клеток, а также и других клеток врожденного иммунитета для защиты организма. Возможность такого влияния была найдена воздействием на клетки-эффекторы врожденного иммунитета некоторых препаратов иммуномодулирующего действия.

При проведении эксперимента на мышах для изучения действия иммуномодулирующих препаратов, таких как: поликомпонентная вакцина Иммуновак, состоящая из антигенных компонентов St. aureus, K. pneumoniae, P. vulgaris и E.

Coli; стафило-протейно-синегнойная жидкая вакцина (СПСА); стимфорте (водная вытяжка из органов и тканей ужей); фукоидан (сульфатированный гетерополисахарид из бурых водорослей) и нуклеинат натрия (низкомолекулярная NaРНК, полученная при гидролизе кормовых дрожжей), было выявлено, что они оказывают стимулирующее действие на клетки-эффекторы врожденного иммунитета и вызывают пролиферативные процессы в лимфоидной ткани различных зон иммунокомпетентных органов. При этом наибольшей активностью обладали иммуномодуляторы бактериального происхождения, поскольку в их составе имелись патоген-ассоциированные молекулярные структуры микроорганизмов, являющиеся лигандами для рецепторов клеток врожденного иммунитета и приводящие к их активации [1].

Читайте также:  Эффективность раннего обнаружения повреждений пояснично-крестцового отдела.

Библиографическая ссылка

Макунина Е.В. РОЛЬ NK-КЛЕТОК В ПРОТИВОВИРУСНОМ ИММУНИТЕТЕ // Международный студенческий научный вестник. – 2017. – № 5. ;
URL: https://eduherald.ru/ru/article/view?id=17346 (дата обращения: 10.05.2022). Роль цитокинов при воспалении в легких.

Иммунная система Часть 5 Цитокины

Иммунная система работает, чтобы уничтожить антигены, используя иммунные клетки и особые молекулы. Одни и те же молекулы вырабатываются в разных типах клеток. Сами молекулы усиливают или подавляют действие друг друга, действуют последовательно или совместно.

Очень значительная группа крупных молекул, секретируемых клетками после их взаимодействия с антигенами и другими цитокинами. Они служат связующим звеном между врожденным и приобретенным иммунитетом, влияют на выраженность воспалительного и иммунного ответа, передают сигналы клеткам через рецепторы на их поверхности.

Цитокины и их антагонисты используются в лечении онкологических, воспалительных, инфекционных, аутоиммунных заболеваний и при трансплантации органов и тканей.

Провоспалительные цитокины (ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-12, ФНО-альфа, интерфероны, хемокины, ИЛ-8, и др.) стимулируют воспалительный ответ, разрушают пораженные клетки и вирусы. Высокий уровень этих цитокинов в крови отражает активность и тяжесть воспалительного процесса.

Противовоспалительные цитокины (ИЛ-4, ИЛ-10, ТФР-бета и др.) ограничивают развитие воспаления и завершают иммунный ответ.

Часть цитокинов несут дополнительные функции в активации клеточного или гуморального направления иммунного ответа.

Основные группы цитокинов:

  • Хемокины
  • Колониестимулирующие факторы (КСФ)
  • Трансформирующие факторы роста (ТФР)
  • Факторы некроза опухоли (ФНО)
  • Интерфероны (ИФН)
  • Интерлейкины (ИЛ)

Хемокины

Хемокины стимулируют хемотаксис – направленное движение и перемещение лейкоцитов. Производят хемокины лейкоциты, тромбоциты, эпителиальные и эндотелиальные клетки.

Эти клетки расположены в местах наиболее частого проникновения возбудителей (кожа, слизистые оболочки, сосуды) и через хемокины зовут лейкоциты на помощь для быстрого обезвреживания чужеродных антигенов.

Из минусов – к хемокиновым рецепторам на поверхности Т-лимфоцитов приспособился вирус иммунодефицита человека, используя их для проникновения в клетку.

Колониестимулирующие факторы

Вырабатываются эндотелиальными клетками, фибробластами, макрофагами, тучными клетками и T-хелперами. Предназначены для стимуляции гемопоэза – роста клеток крови. Выделяют:

  • Гранулоцитарный колониестимулирующий фактор (Г-КСФ) стимулирует рост предшественников нейтрофилов.
  • Гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор (ГМ-КСФ) стимулирует рост моноцитов, нейтрофилов, эозинофилов и базофилов, активирует макрофаги.
  • Макрофагальный колониестимулирующий фактор (М-КСФ) стимулирует рост предшественников моноцитов.
Цитокины Клетки-продуценты Функции
Трансформирующий фактор роста альфа Макрофаги, моноциты, эпителиальные клетки, клетки костного мозга Стимулирует рост и развитие иммунных клеток. Стимулирует выработку слизи.
Трансформирующий фактор роста бета В-лимфоциты, макрофаги, тучные клетки Подавляет рост лимфоцитов, отменяет эффекты многих цитокинов, переключает на синтез IgA. Способствует заживлению тканей и росту соединительной ткани в месте воспаления.
Фактор некроза опухоли – альфа Макрофаги, лимфоциты, нейтрофилы, дендритные клетки, тучные клетки Вызывает апоптоз, активирует макрофаги, синтез ИЛ-1, ИФН-гамма, ГМ-КСФ. Стимулирует воспаление, повреждает опухолевые клетки, повышает температуру тела.
Фактор некроза опухоли-бета Лимфоциты, преимущественно Т-клетки Усиливает фагоцитоз, развитие лимфоидных органов. Повреждает опухолевые клетки.

>

Годовой абонемент входит в состав первого заказа и дает возможность год Вам и членам Вашей семьи сдавать анализы в два раза дешевле. Результаты всех анализов бессрочно будут храниться в личном кабинете. Подробнее

Цитокины в диагностике воспалительных заболеваний верхних дыхательных путей

Последнее десятилетие характеризуется ростом интереса к изучению патогенетической роли цитокинов в формировании воспалительных заболеваний ЛОР-органов и определению перспектив цитокиновой/антицитокиновой терапии.

Цитокины регулируют взаимодействие, пролиферацию и функциональную активность клеток-участников воспалительных иммунных реакций.

Они модулируют направленность дифференцировки Th0-лимфоцитов, обеспечивая различные варианты воспалительной реактивности.

Вирусная инфекция активирует дифференцировку Т-хелперов в субпопуляцию Th-1 иммунных Т4-лимфоцитов, специализирующихся на продукции интерферона-γ (INF-γ), тогда как бактериальные антигены — в субпопуляцию Th-2.

Цитокины являются антиген-неспецифическими факторами, поэтому специфическая диагностика инфекционных, аутоиммунных и аллергических заболеваний с помощью определения уровня тех или иных цитокинов невозможна.

Тем не менее изучение цитокинового профиля позволяет получить информацию о тяжести воспалительного процесса, его переходе на системный уровень и прогнозе, а также о соотношении процессов активации Т-хелперов 1-го и 2-го типов, что очень важно при дифференциальной диагностике ряда инфекционных и иммунопатологических процессов [1].

В настоящее время более 50% воспалительных заболеваний верхних дыхательных путей возникают на фоне иммунодефицитных состояний. В этих случаях заболевания протекают нетипично, латентно, длительно, с многократным рецидивированием, так как защитные механизмы не срабатывают из-за своей функциональной несостоятельности [2].

Предикторами такого рецидивирующего течения являются генетически детерминированные нарушения в механизмах врожденного и адаптивного иммунитета [3], в частности нарушения коммуникативных рецепторзависимых взаимодействий эффекторных клеток в результате изменений в мультисистеме — цитокин-рецепторной сети [1, 4].

Установлено, что гены цитокинов и их рецепторов в популяции человека характеризуются аллельным полиморфизмом и наличием изоформ, что определяет их способность модулировать направление иммунного ответа и лежит в основе формирования предрасположенности к определенному характеру течения инфекционного процесса [5].

Выявлена связь между полиморфизмом генов семейств интерлейкина (IL)-1 и IL-4 и развитием сенсибилизации к антигенам Streptococcus pyogenes, что повышает риск развития постстрептококковых осложнений [6].

Доказана ассоциативная связь полиморфизма генов провоспалительных и проаллергических цитокинов с аутоиммунной и аллергической патологией [6].

Цитокины играют роль связующего звена между лейкоцитами различных классов в реакциях общего и местного иммунитета.

Исследование содержания цитокинов IL-8, INF-γ, IL-1α и его рецептора IL-1Ra в носовом секрете у больных с различными формами риносинусита выявило, что переход острого воспаления в затяжное и хроническое течение связан с дисбалансом в системе провоспалительных и противовоспалительных цитокинов, проявляющимся гиперпродукцией IL-1Ra, IL-8 и дефицитом IL-10. В работе Е.В. Безруковой и соавт. предложены методы лечения с использованием рекомбинантных форм цитокинов при их дисбалансе [7].

Показано, что дисбаланс биологического действия IL-1β может возникать за счет функционального полиморфизма генов, кодирующих белки семейства IL-1, несущего небольшие мутационные изменения (точечные замены нуклеотидов, тандемные повторы частей гена) [8]. Это обстоятельство в ряде случаев приводит к качественным нарушениям фагоцитоза, что может сказываться на развитии воспаления слизистой оболочки околоносовых пазух и приводить к хронизации процесса [9].

Исследование цитокинового профиля позволяет оценить тяжесть течения риносинусита [10]. Основными цитокинами, обеспечивающими системную воспалительную реакцию, являются IL-1β, IL-6, IL-8, IL-10, фактор некроза опухоли-α. Величина соотношения провоспалительных и противовоспалительных цитокинов в сыворотке крови пациента свидетельствует об активности и выраженности системного воспаления.

Первым в защитную реакцию организма при действии патогенных факторов включается IL-1β. Этот многофункциональный цитокин с широким спектром действия играет ключевую роль в развитии и регуляции неспецифической защиты и специфического иммунитета.

IL-1β инициирует и регулирует воспалительные и иммунные процессы, активирует нейтрофилы, Т- и В-лимфоциты, стимулирует синтез белков острой фазы и других цитокинов. Антагонистом IL-1β является IL-10, который продуцируется клетками Тh-2. IL-10 является противовоспалительным цитокином.

Именно соотношение уровней этих цитокинов, а не их абсолютные значения наиболее полно отражает направленность иммунной реакции и активность воспаления и может быть использовано в качестве критерия определения степени тяжести воспаления при риносинусите [11].

Считается, что чем больше величина соотношения IL-1β/IL-10, тем более тяжелым является течение воспалительного процесса [1].

Активность острого воспалительного процесса клинически проявляется выраженностью болевого симптома. В настоящее время боль рассматривается как универсальный патофизиологический механизм, свидетельствующий о защитном потенциале ткани, органа и организма в целом, так как доказана роль нейроиммунных взаимодействий в формировании иммунного ответа [12].

Цитокиновый профиль пациентов с наличием и отсутствием болевого симптома имеет достоверные различия, поскольку острая боль стимулирует неспецифические факторы иммунитета.

Боль и симпатический тонус стимулируют готовность к воспалительной реакции, что выражается в увеличении концентраций IL-1β и IL-4, которые по своей природе выступают в качестве плейотропных регуляторов воспалительной реакции [13].

При заболеваниях околоносовых пазух адекватный ответ иммунной системы на внедрение инфекционного агента проявляется умеренным болевым симптомом [14].

При этом смещение цитокинового баланса в сторону провоспалительных цитокинов усиливает болевой симптом, а в сторону противовоспалительных — ослабляет.

Диссоциация выраженности болевого симптома и тяжести течения риносинусита является отражением нарушений формирования иммунных механизмов воспаления [15].

Выраженный болевой симптом при синуситах по типу нейрогенной боли свидетельствует о включении нейроиммунного механизма воспаления [10]. При этом IL-1β сам активирует ноцицепторы. Действуя в качестве датчика, IL-1β может непосредственно сигнализировать нервным клеткам о продолжающемся воспалении ткани [16].

Блокирование эффектов IL-1β в настоящее время рассматривается как терапевтический фактор при лечении болевых симптомов [17].

При этом баланс активности Th1- и Th2-лимфоцитов смещен в сторону Th-1, иммунная реакция проходит по цитотоксическому типу с преобладанием провоспалительного звена, которое продолжает стимулировать ноцицепцию, пролонгируя болевой симптом.

Латентные формы синуситов нередко протекают без болевого симптома, но имеют тяжелое течение с вовлечением в воспалительный процесс нескольких пазух и развитием орбитальных и внутричерепных осложнений [14]. Отсутствие боли свидетельствует о нарушении нейроиммунного взаимодействия и может служить маркером иммунодефицита.

Дисбаланс цитокинов в виде недостаточности провоспалительного звена приводит к нарушению дифференцировки Т-лимфоцитов, несостоятельности воспалительной реакции и, как следствие, тяжелому или затяжному течению заболевания.

У таких больных снижены концентрации IL-4, необходимого для развития гуморального Th-2 опосредованного иммунного ответа, и INF-γ, нарушен Th-1 путь дифференцировки лимфоцитов. Высокое содержание IL-10 сопровождается активацией супрессорных клеток и торможением воспалительного процесса, который еще не завершился.

В результате течение гнойного воспалительного процесса становится более тяжелым. Низкие концентрации провоспалительных цитокинов IL-1β и INF-γ не индуцируют выработку алгогенов, а высокие концентрации IL-10 блокируют ноцицепторы, приводя к исчезновению болевого симптома. В этом случае доказана эффективность иммуностимулирующей терапии.

Отсутствие болевого симптома у пациентов с тяжелым течением гнойного воспалительного процесса является частью нарушения единого нейроиммунного взаимодействия, запускающего механизмы защиты организма от патогена.

Скорость и специфичность реакции цитокинового профиля при различных внешних воздействиях позволяют использовать их в качестве индикатора эффективности различных методов лечения [18, 19].

Читайте также:  Диагностика черепно-мозговой травмы ( ЧМТ, чмт ). Признаки травмы головы. Общие вопросы диагностики ЧМТ. Общемозговые симптомы.

Еще одна актуальная область исследования цитокинов — изучение особенностей течения воспалительных процессов на фоне аллергии.

Известно, что при аллергических заболеваниях имеет место дисбаланс в системе Т-хелперных лимфоцитов с превалированием субпопуляции Т-хелперов 2-го типа и относительным снижением активности Т-хелперов 1-го типа.

О функциональной активности и преобладании одного из типов Т-хелперов судят по продуктам секреции этих клеток.

Для Т-хелперных лимфоцитов 1-го типа таким маркером считают INF-γ, а для Т-хелперных лимфоцитов 2-го типа — IL-4, IL-5, IL-6, IL-10 и IL-13.

Последние исследования, посвященные изучению участия цитокинов в патогенезе аллергических заболеваний дыхательных путей, свидетельствуют о ведущей роли IL-33 и IL-22. IL-33 — цитокин семейства IL-1, экспрессируется в эпителиальных клетках лимфокольца глотки.

Его экспрессия коррелирует с нейтрофильным воспалением и провоспалительными цитокинами, имеет обратную корреляцию с уровнями цитокинов IL-4, IL-5 и IL-22 [20]. IL-22 — цитокин семейства IL-10, участвует в регуляции хронического воспаления.

Доказано, что дисбаланс IL-22 и его рецептора IL-22R1 лежит в основе местной эозинофильной инфильтрации и формирования полипов носа [21].

Установлено, что у детей с хроническим тонзиллитом (ХТ) в сочетании с атопическими процессами в период обострения данного заболевания (что практически всегда сопровождается обострением аллергических заболеваний дыхательных путей) уровень IL-4 в плазме крови достоверно выше по сравнению с таковым в межприступный период. В период ремиссии ХТ уровень IL-4 в плазме крови уменьшается. При динамическом исследовании уровней цитокинов в плазме крови было отмечено, что колебания уровней IL-4 и INF-γ носят прямо противоположный характер. Сделан вывод, что IL-4 и INF-γ, являясь медиаторами разных звеньев иммунного ответа, косвенно отражают направленность иммунологических реакций (активация клеточного или гуморального звена иммунитета) и что представленные данные свидетельствуют о клинико-патогенетическом значении данных цитокинов у детей с ХТ и сопутствующей аллергической патологией [22].

Исследование динамики провоспалительных цитокинов в раннем послеоперационном периоде после хирургических вмешательств на лимфоглоточном кольце позволяет адекватно оценить необходимость использования нестероидных противовоспалительных препаратов [23] в целях улучшения качества жизни пациентов и профилактики осложнений, например, поздних кровотечений [24, 25].

Механизмы функционирования воспалительных и провоспалительных цитокинов, участвующих в регуляции местной иммунной защиты, изучены недостаточно.

В научной литературе имеются немногочисленные и противоречивые сведения об изучении показателей цитокинового статуса ткани глоточной миндалины путем проведения иммуногистохимических исследований у детей с гипертрофическими и воспалительными процессами [4, 26—29].

Исследование местной продукции IL-6, IL-8, IL-1β, IL-1α в ткани глоточной миндалины у детей с лимфопролиферативным синдромом позволило выявить различия в степени угнетения внутриклеточной продукции изучаемых цитокинов при лимфоидной пролиферации вирусной и бактериальной этиологии.

Установлено, что герпесвирусная инфекция (вирус Эпштейна—Барр и цитомегаловирус) вызывает более глубокую иммуносупрессию, чем бактериальная. Стрептококковая инфекция характеризуется наиболее высокими показателями продукции провоспалительных цитокинов в ткани глоточной миндалины.

Подавление продукции регуляторных цитокинов способствует вялому течению процесса заболевания с последующей хронизацией [26].

H. Wang и соавт. [30] изучали корреляционные связи продукции IL-6 и сосудистого эндотелиального фактора роста (vascular endothelial growth factor — VEGF) у детей с гипертрофией глоточной миндалины. VEGF является ключевым регулятором ангиогенеза, участвующим в формировании хронических воспалительных и опухолевых процессов [31, 32].

Учитывая многочисленные биологические эффекты VEGF и IL-6, авторы предположили их возможное участие в гипертрофии глоточной миндалины у детей.

В этих целях были исследованы экспрессия VEGF в ткани глоточной миндалины методом иммуногистохимии, содержание IL-6 в отделяемом из носоглотки с помощью иммуноферментного анализа и изменение экспрессии VEGF в изолированных клетках глоточной миндалины после стимуляции IL-6 in vitro.

Обнаружено, что экспрессия VEGF и содержание IL-6 в секрете носоглотки при значительной гипертрофии глоточной миндалины были достоверно выше, чем при ее умеренном увеличении при наличии корреляционной зависимости между исследуемыми цитокинами.

Кроме этого, при инкубации клеток глоточной миндалины в присутствии рекомбинантного человеческого IL-6 in vitro отмечено достоверное дозо- и времязависимое увеличение экспрессии VEGF. Отмечено, что увеличение экспрессии VEGF в ткани гипертрофированной глоточной миндалины вполне ожидаемо, поскольку он стимулирует ангиогенез, являющийся необходимым условием гипертрофии любой ткани [33]. Полученные авторами результаты свидетельствуют об участии оси VEGF—IL-6 в развитии гипертрофии лимфоидной ткани носоглотки и объясняют связь увеличения аденоидов с хроническим воспалением.

  • Таким образом, имеющиеся в литературе немногочисленные исследования содержания цитокинов при различных заболеваниях верхних дыхательных путей свидетельствуют о том, что дальнейшее изучение вопроса поможет решить многие проблемы диагностики и лечения атипичного латентного течения воспалительных заболеваний ЛОР-органов.
  • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
  • Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования: И.С., Н.Б.

Написание текста: И.С., Н.Б., Е.Г., А.Б.

Редактирование: Н.Б.

Сведения об авторах

Стагниева Ирина Вениаминовна, к.м.н., доцент [Irina V. Stagnieva, MD, PhD, associate Professor]; адрес: Россия, 344022, Ростов-на-Дону, Нахичеванский пер., 29 [address: 29 Nakhichevanskiy per., 344022 Rostov-on-Don, Russia]; e-mail: irinastagnieva@yandex.ru; Бойко Наталья Владимировна, д.м.н., профессор [Natalia V.

Boyko, MD, PhD, Professor]; адрес: Россия, 344022, Ростов-на-Дону, Нахичеванский пер., 29 [address: 29 Nakhichevanskiy per., 344022 Rostov-on-Don, Russia]; e-mail: nvboiko@mail.com; Гукасян Елена Леонидовна, аспирант [Elena L. Ghukasyan]; адрес: Россия, 344022, Ростов-на-Дону, Нахичеванский пер., 29 [address: 29 Nakhichevanskiy per.

, 344022 Rostov-on-Don, Russia]; e-mail: elena.guckasyan@yandex.ru; Бачурина Анастасия Сергеевна, врач-оториноларинголог [Anastasia S. Bachurina, MD]; адрес: Россия, 344000, Ростов-на-Дону, Ворошиловский просп., 105/243/264 [address: 105/243/264 Voroshilovsky prosp., 344000 Rostov-on-Don, Russia]; e-mail: anastasiya.

bachurina@inbox.ru

Научный журнал Фундаментальные исследования ISSN 1812-7339 "Перечень" ВАК ИФ РИНЦ = 1,749

1

Фролова Т.И. 1

Елисеева Л.Н. 1
1 ГБОУ ВПО «Кубанский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения и социального развития России, Краснодар
Изучены ключевые цитокины, характеризующие функциональную активность Th1 и Th2 клеток лимфоцитов у 139 пациентов с идиопатическим фиброзирующим альвеолитом.

Контрольную группу составили 30 здоровых лиц. Исследованы γ-IFN, IL4, IL8, IL12. Концентрацию цитокинов определяли иммуноферментным методом в сыворотке крови. Отмечена одинаково низкая выраженность хемотаксической реакции как в раннем, так и в отсроченном периодах болезни. Увеличение IL8 было в 1,4 и 1,3 раза соответственно, по сравнению с контрольной группой.

Аналогично низкое содержание IL4 регистрировалось в обоих периодах болезни. Показатели у больных практически, не отличались от показателей здоровых лиц. В раннем периоде развития болезни отмечено увеличение концентрации IL12 в 2,9 раза, по сравнению с контролем. Наблюдалась положительная ассоциация с γ-IFN, его содержание увеличилось в 7,5 раза.

При хроническом течении продолжала регистрироваться высокая концентрация IL12 и γ-IFN – увеличение в 2,4 и в 6,5 раза соответственно , по сравнению с контролем. Установлено, что усиление и продление воспалительной реакции при ИФА сопровождается избыточной секрецией цитокинов Th1 клеток лимфоцитов. Дисрегуляция цитокинового обмена признана ведущим фактором в патогенезе ИФА.

идиопатический фиброзирующий альвеолит (ИФА)

1. Абумуслимова Е.А. Оценка качественных характеристик пациентов с интерстициальными заболеваниями лёгких, как потребителей медицинских услуг / Вестник Санкт-Петербургской медицинской академии им. И.И. Меч-
никова. – 2007. – № 1(2). – С. 128–129.
2. Авдеева М.Г., Лебедев В.В., Шубич М.Г.

Инфекционный процесс и системный воспалительный ответ // «Полиграфсервис и Т». – 2010. – С. 261–65.
3. Азнабаева Л.Ф., Никуличева В.И., Козырева Л.С. Иммунологические особенности больных с тяжёлой формой внебольничной пневмонии и их прогностическая значимость // Цитокины и воспаление. – – 2010. – Т. 9, № 2. – С. 52–56.
4. Гоголева М.Н.

Оценка качества жизни больных идиопатическим фиброзирующим альвеолитом / М.Н. Гоголева, Ю.В. Варжель, П.П. Ершов // Актуальные вопросы клинической и экспериментальной медицины: сб. матер. научн.-практ. конф. молодых учёных. – СПб., 2008. – С. 18–19.
5. Ершов Ф.И., Киселёв О.И. Интерфероны и их индукторы. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2005. – 356 с.
6. Илькович М.М.

Идиопатический фиброзирующий альвеолит (ИФА) / Илькович М.М., Новикова Л.Н. // Интерстициальные заболевания лёгких: руководство для врачей / под ред. М.М. Ильковича, А.Н. Кокосова. – СПб.: Нордмедиздат, 2005. – С. 126–183.
7. Илькович М.М. Идиопатический фиброзирующий альвеолит / М.М. Илькович, Л.Н. Новикова, И.В. Двораковская, В.С.

Лучкевич // Диссеминированные заболевания лёгких. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2011. – С. 24–84.
8. Кетлинский С.А. Роль Т-хелперорв типов 1 и 2 в регуляции клеточного и гуморального иммунитета // Иммунология. – 2002. – Т. 23, № 2. – С. 77–79.
9. Мухин Н.А. Интерстициальные болезни лёгких. – М.: Литтерра, 2007. – 416 с.
10. Сенников С.В. Методы определения цитокинов / С.В.

Сенников, А.Н. Силков // Цитокины и воспаление. – 2005. – № 1 – С. 22–27.
11. Чучалин А.Г., Копылёв И.Д. Болезни органов дыхания. – М., 1990. – С. 7–22.
12. Шмелёв Е.И. Дифференциальная диагностика интерстициальных болезней лёгких // Consilium medicum. – 2003. – Т. 5, № 4. – С. 176–181.
13. Biedermann T., Rocken M.

Pro – and anti – inflammatory effects of IL – 4: from studies in mice to therapy of autoimmune diseases in humans // Ernst Shering Res Found Workshop. – 2005. – № 50. – Р. 235–42.
14. Selman M., Pardo A. The epithelial /fibroblastic pathway in the pathogenesis of idiopathic pulmonary fibrosis // Am. G. Respir. Cell. Mol. Biol. – 2003. – № 29 (3). – Р. 93–97.
15. Shimizu Y.

, Kuwabara H., Ono A. et al. Intracellular Th1/ Th2 balance of pulmonary CD4 (+) T cell in patiens with active interstitial pneumonia evaluated by serum KL – 6 // Immunopharmacol. Immunotoxicol. – 2006. – Vol. 28, № 2. – P. 295–304.

Традиционно, наиболее важной проблемой в терапевтической практике является дифференциальная диагностика заболеваний, объединённых рентгенологическим синдромом лёгочной диссеминации, – так называемых интерстициальных заболеваний лёгких (ИЗЛ) [11]. В группу ИЗЛ входят различные болезни с установленной и неустановленной этиологией, с иммунным и неиммунным патогенезом, сопровождающиеся и не сопровождающиеся образованием гранулём [6].

Отсутствие патогномоничных признаков (клинических, рентгенологических, функциональных, лабораторных и даже морфологических) при ИЗЛ приводит к поздней или ошибочной диагностике и определяет неверный выбор лечебной тактики [12].

Проводимая необоснованная терапия, помимо отсутствия эффекта, всегда усугубляет тяжёлые иммунообусловленные изменения в лёгких и отягощает прогноз.

В частности, уровень инвалидизации и летальности больных ИЗЛ значительно выше, чем при других неспецифических заболеваниях лёгких [4].

Самым распространённым и прогностически неблагоприятным заболеванием в структуре ИЗЛ является идиопатический фиброзирующий альвеолит (ИФА) [1]. Вместе с тем, гиподиагностика его составляет 80–85 % [9]. Все попытки найти конкретный этиологический фактор, играющий роль в возникновении ИФА, на сегодняшний день безуспешны, а представления о патогенезе – дискутабельны [7].

Согласно одной из гипотез, основой патогенеза ИФА является не воспаление, а нарушение процесса регенерации альвеолоцитов после повреждения [14]. При этом патологический процесс характеризуется повышением активности цитокинов, стимулирующих пневмофиброз.

Известно, что система цитокинов представляет собой универсальную, полиморфную, регуляторную сеть медиаторов, предназначенных для контроля процессов пролиферации, дифференцировки, апоптоза и функциональной активности клеточных элементов в кроветворной, иммунной и других гомеостатических системах организма [8,15].

  • В последнее время исследование системы цитокинов пронизывает все клинические дисциплины, начиная от этиологии и патогенеза заболеваний и заканчивая профилактикой и лечением различных патогенетических состояний [10].
  • Целью данной работы явилось изучение уровней цитокинов, характеризующих Th1 и Th2 – иммунный ответ у больных ИФА в разные периоды течения болезни.
  • Материал и методы исследования
Читайте также:  Рекомендации по раннему выявлению заболеваний слуха.

Под наблюдением находилось 139 больных идиопатическим фиброзирующим альвеолитом, которым окончательный диагноз установлен по клиническим и патоморфологическим данным. Все больные поступили в пульмонологическое отделение Краевой клинической больницы № 1 г.

 Краснодара в связи с неэффективностью проводимой терапии и прогрессирующим характером легочного процесса. Мужчин – 64 (46,0 %), женщин – 75 (54,0 %). По месту жительства чаще всего предполагались ХОБЛ, двусторонняя пневмония, туберкулез.

При этом у 69 больных длительность заболевания составила от 1 до 12 месяцев, у 70 – от 12 до 24 и более месяцев.

В клинике проведено комплексное обследование, включая инвазивные методы и патоморфологическую верификацию диагноза.

У всех больных и 30 здоровых лиц изучены уровни ключевых цитокинов – гамма-интерферона (γ-IFN) и интерлейкина 4 (IL4), а также классического провоспалительного интерлейкина 8 (IL8) и главного иммунорегуляторного для Th1 – клеток цитокина – интерлейкина 12 (IL12).

Концентрацию цитокинов в сыворотке крови определяли иммуноферментным методом на оборудовании «MULTISKAN ASCEP» (Финляндия) c использованием наборов ЗАО « БиоХимМак», Москва.

При сравнении показателей содержания цитокинов использовались методы непараметрической статистики в связи с ненормальным распределением значений в вариационных рядах. Для всех выборок данных применялся непараметрический критерий Манна–Уитни. Различия или показатели считали значимыми при критическом уровне статистической значимости р 

Цитокины

Кто такие цитокины ?    

   Цитокины представляют собой плейотропные белки, участвующие в регуляции как иммунологических, так и неиммунологических процессов, и классифицируются как провоспалительные или противовоспалительные по функции в зависимости от их способности либо усиливать, либо подавлять иммунный ответ .

Цитокины продуцируются различными типами клеток на периферии (например, эндотелиальными клетками, моноцитами / макрофагами, дендритными клетками, натуральными  клетками-киллерами и Т-клетками) и центральной нервной системой (ЦНС; например, астроциты, микроглия), где они функционируют как «химические посланники.» 

Периферические цитокины 

   На периферии цитокины (и другие иммунные факторы) высвобождаются фагоцитарными клетками после инфицирования , и как только патоген устраняется, происходит сдвиг в сторону противовоспалительной передачи сигналов, чтобы устранить воспаление и восстановить гомеостаз.

 В дополнение к центрально продуцируемым факторам, периферические цитокины могут также получать доступ к ЦНС через несколько гуморальных путей, которые действуют параллельно, включая: (1) пассивный транспорт в нарушенных областях гематоэнцефалического барьера (ГЭБ)  или через ГЭБ-дефицитные участки.

сосудистые сплетения и околожелудочковые органы [, (2) активный транспорт через насыщаемые транспортные молекулы  и (3) связывание с церебральными эндотелиальными клетками для стимулирования высвобождения вторичных воспалительных мессенджеров.

 Иммунная информация также передается в мозг с помощью быстрых нервных путей, которые активируют первичные афферентные нервные волокна в ответ на высвобождение периферических цитокинов. Как только иммунная информация с периферии достигает мозга, она восстанавливается в ЦНС посредством центрального высвобождения цитокинов. 

Провоспалительные и противовоспалительные 

   Иммунные возможности различных цитокинов очень избыточны и в конечном итоге приводят к стимуляции нескольких типов клеток и последующей продукции медиаторов воспаления .

Провоспалительные цитокины, такие как интерлейкин (IL) -1, IL-2, IL-6 и фактор некроза опухоли альфа (TNF-α), усиливают воспалительный каскад, рекрутируя лейкоциты, активируя воспалительные клетки и способствуя устранению вторжение патогенов .

Противовоспалительные цитокины, такие как IL-4, IL-5, IL-10, антагонист рецептора IL-1 (IL-1RA) и растворимый рецептор IL-2 (sIL-2R), реципрокно разработаны орагнизмом для подавления воспаления. через иммуносупрессивные функции. 

Механизмы действия 

     Цитокины проявляют свой эффект за счет связывания со специфическими рецепторами цитокинов, которые экспрессируются на множестве периферических и центральных клеток, а также существуют в растворимой форме. Некоторые подтипы рецепторов служат нефункциональными ловушками (например, IL-1RII, sIL-2R) , тогда как другие усиливают активность цитокинов (например, sIL-6R.

Ингибирующие эффекты также достигаются нефункциональными антагонистами рецепторов (например, IL-1RA), которые конкурируют с цитокинами за сайты связывания рецепторов .

Комплексы цитокин-рецептор фосфорилируются киназой Janus (JAK) и киназами Src и передают сигнал через такие пути, как JAK-STAT (преобразователь сигнала и активатор транскрипции), Ras / MAPK (протеинкиназа, активируемая митогеном) и фосфоинозитид-3-киназа ( PI-3-kinase) для активации транскрипции генов и клеточной активности.

 В этом репертуаре иммунологических функций цитокины играют ключевую роль в регулировании энергетического гомеостаза. Это происходит в основном за счет центрального воздействия на пищевое поведение и другие метаболические исходы как в иммунологических, так и в неиммунологических целях.э

   В ЦНС цитокины оказывают прямое действие на нейроны гипоталамуса в LHA, PVN и VMN, опосредуя пищевое поведение . В подтверждение этого цитокиновая мРНК и белок, а также рецепторы цитокинов были обнаружены во многих областях мозга, включая гипоталамус, с наибольшими концентрациями в VMH .

У крыс с анорексией, несущих опухоль, мРНК IL-1β и IL-1R активируются в гипоталамусе, а уровни IL-1 в спинномозговой жидкости отрицательно коррелируют с потреблением пищи . Kent et al.

продемонстрировали, что прямое введение рекомбинантного IL-1β в VMN, как в зависимости от времени, так и в зависимости от дозы, вызывает анорексию и потерю веса, при этом потребление пищи и воды снижается на 45 и 30% соответственно.

Антагонисты цитокинов, вводимые VMN, также могут изменить исход анорексии за счет улучшения приема пищи. Эти данные подтверждают прямое участие цитокинов в регуляции метаболической активности гипоталамуса.

    Цитокины проявляют свой эффект за счет связывания со специфическими рецепторами цитокинов, которые экспрессируются на множестве периферических и центральных клеток, а также существуют в растворимой форме

    Центральное введение цитокинов может снизить уровень NPY — важного орексигенного фактора . Sonti et al. наблюдали, что введение NPY блокирует анорексические эффекты IL-1β и вызывает кормление у анорексичных крыс.

Аналогичная связь существует между NPY и интерфероном-α  Липополисахаридный эндотоксин и IL-1β снижают уровни в плазме орексигенного фактора, грелина, эффект, который можно блокировать введением экзогенного грелина, IL-1RA и нестероидного противовоспалительного препарата индометацина.

 Другими словами, введение противовоспалительных факторов восстанавливает орексигенную передачу сигналов в тех случаях, когда уровни цитокинов повышены.

Цитокины также взаимодействуют с другими нейропептидами (например, пептидами, производными POMC, гипокретинами / орексинами, CART, меланин-концентрирующим гормоном и AgRP) и нейротрансмиттерами (например, дофамином, серотонином, гистамином и норэпинефрином), которые участвуют в регуляции приема пищи

Микроглия 

  В ЦНС микроглия и астроциты в первую очередь регулируют начало и прекращение воспалительной реакции.  Микроглия — это резидентные макрофаги ЦНС, которые постоянно исследуют мозг на предмет повреждения нейронов, бляшек и микробов и обеспечивают немедленную реакцию даже на незначительную центральную патологию.

После активации микроглия участвует в различных функциях, включая фагоцитоз и представление антигена вторгшимся микробам, секрецию маркеров окислительного стресса, таких как активные формы кислорода (АФК) и активные формы азота, и выработку циклооксигеназы (ЦОГ) -2, простагландина Е 2 , и воспалительные цитокины.

 

Астроциты 

    Астроциты могут секретировать провоспалительные медиаторы, но они в первую очередь продуцируют противовоспалительные факторы . Астроциты также оказывают ингибирующее и стимулирующее действие на микроглию в зависимости от внутреннего иммунного состояния. 

Фарматека » современные знания о воспалительных заболеваниях различной локализации и этиологии: новые возможности фармакотерапии

На сегодняшний день воспалительные процессы различной этиологии и локализации – это острая проблема для клинициста. Несмотря на широкий арсенал применяемых лекарственных средств, все равно воспалительные процессы нередко сопровождаются осложнениями или переходят в хроническую фазу течения.

В статье рассматриваются основные проблемы, вызванные недостаточной эффективностью и ограничениями в применении нестероидных противовоспалительных препаратов в связи с их побочными эффектами, обсуждается роль основных компонентов воспалительного процесса, а также их связь с осложнениями и появлением хронической боли.

Поднимается вопрос о недостаточности регуляции исключительно медиаторов воспаления.

Рассматриваются отдельные группы лекарственных средств, обладающих доказанным ингибирующим действием на провоспалительные факторы воспаления и способностью активировать процессы разрешения воспалительного процесса, в частности, речь идет о биорегуляционных препаратах и механизмах их действия.

Ключевые слова: нестероидные противовоспалительные препараты, воспалительные процессы, биорегуляторные препараты, цитокины, нейтрофилы

Классическое определение гласит: воспаление – это местная реакция организма на повреждение различной этиологии. Эта реакция направлена на локализацию зоны повреждения и состоит из нескольких последовательных стадий: альтерации, экссудации и пролиферации.

Они включают несколько ключевых взаимосвязанных процессов: сосудистые реакции и активацию фагоцитирующих клеток за счет выделения медиаторов воспаления, таких как гистамин, простагландины, лейкотриены, фактор активации тромбоцитов, брадикинин и некоторые другие.

Соответственно, классическая терапия воспалительных заболеваний ориентирована в первую очередь на применении препаратов, подавляющих синтез медиаторов воспаления или осуществляющих блокаду их рецепторов.

С клинической точки зрения наиболее востребованы такие фармакологические группы, как нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) и антигистаминные средства.

Однако с расширением арсенала НПВП возросли знания о воспалительном процессе. Это позволяет несколько иначе оценить роль и механизмы развития воспаления в организме человека.

Воспаление служит проявлением активации системы врожденного иммунитета с участием всех его клеток, а также включением гуморальных факторов. Далее при определенных обстоятельствах подключается и адаптивный (приобретенный) иммунитет.

Среди гуморальных факторов важнейшее значение имеют такие медиаторы, как цитокины, оказывающие плейотропное (множественное) влияние на ткани.

В нормальных условиях после прекращения действия повреждающего фактора, а именно механического (асептическое воспаление) или микробного агента (инфекционное воспаление), реакция системы врожденного иммунитета на данное повреждение угасает и воспалительный процесс разрешается. Однако в случае нарушения работы в каком-то из элементов воспалительной реакции воспаление может сохраняться, а значит, оно трансформируется в хроническое с выраженной вторичной альтерацией тканей.

Поэтому вне зависимости от локализации воспалительного процесса, а также его этиологии – механических или инфекционных причин, основной задачей считается нейтрализация факторов, препятствующих разрешению воспаления.

Результатом длительно персистирующего воспаления остается повреждение и гибель нормальной ткани.

Поэтому важна комплексная фармакотерапия воспалительного процесса, в которой будут применяться препараты, воздействующие на клетки врожденного иммунитета.

Базовые принципы работы иммунной системы при асептическом и инфекционном воспалении: потенциальные точки для фармакотерапии

Реализация врожденного иммунитета осуществляется его клетками и гуморальными факторами. К гуморальным факторам относятся белки системы комплемента, лизоцим, некоторые белки ответа острой фазы и ряд других протеинов сыворотки крови. Основные клетки системы врожденного иммунитета и их главные функции представлены в таблице.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector