Аномическая афазия. Стриатокапсулярная афазия. Таламическая афазия. Алексия без аграфии. Алексия с аграфией.

Алексия
причины, симптомы, методы лечения и профилактики

Аномическая афазия. Стриатокапсулярная афазия. Таламическая афазия. Алексия без аграфии. Алексия с аграфией.

Алексия — заболевание, подразумевающее утрату способности читать. Чаще сопровождается нарушением письма. Больной не может читать из-за неспособности понять буквы и слова, написанные на бумаге. При этом речь остается нормальной. Патология — одна из разновидностей визуальной афазии. Болезнь требует консультации врача.

Поделиться:

Аномическая афазия. Стриатокапсулярная афазия. Таламическая афазия. Алексия без аграфии. Алексия с аграфией.

Врачи выделяют следующие симптомы заболевания:

  • больной не может читать, понимая смысл слов;
  • при написании слов возникают затруднения в прочтении и понимании;
  • депрессивный синдром, характеризуется частой сменой настроения, раздражительностью;
  • аграфия;
  • у ребёнка при алексии отмечается низкая успеваемость;
  • возможно нарушение памяти.

Булацкий Сергей Олегович

Ортопед • Травматолог
• стаж 15 лет

  • 24 Марта 2021 года
  • Дата проверки: 24 Марта 2021 года
  • Дата обновления: 12 Мая 2022 года

Выделяют несколько причин возникновения неспособности читать:

  • физическое повреждение головного мозга или черепа;
  • инсульт;
  • хронические инфекционные заболевания головного мозга, например менингит;
  • ишемические атаки в прошлом;
  • доброкачественные или злокачественные опухоли головного мозга;
  • возрастной фактор, болезнь чаще диагностируют у пожилых;
  • нарушения в развитии определенных зон левого полушария;
  • недостаточная плотность височной извилины;
  • наследственный фактор;
  • церебральный паралич;
  • дефицит в общении;
  • умственная перегрузка ребёнка;
  • частые стрессовые ситуации;
  • злоупотребление алкоголем, наркотиками;
  • нарушение кровообмена головного мозга;
  • атеросклеротическое поражение вен;
  • повышенное артериальное давление;
  • интоксикация организма;
  • эпилептический синдром.

Врачи выделяют следующие стадии:

  • частичная алексия, подразумевает сохранение работы речевого аппарата. Больной разговаривает без нарушений, чётко формулирует мысль;
  • тотальная алексия, характеризуется полным нарушением работы речевого аппарата.

Врачи выделяют несколько разновидностей синдрома:

  • оптическая алексия, прогрессирует при поражении затылочной области коры мозга. Объясняется нарушением восприятия органами зрения. Характеризуется отсутствием понимания букв или слов. Оптическая форма развивается при поражении затылочного отдела коры головного мозга. Сопровождается игнорированием половины слов. Больной не замечает недостатка;
  • слуховая алексия, прогрессирует при нарушении работы постцентрального участка коры. Объясняется расстройством речевого аппарата. Одна из разновидностей афазии моторного характера;
  • кинетическая алексия развивается при нарушении функционирования премоторного участка коры. Сопровождается нарушением кинетического речевого акта;
  • поражение лобных долей головного мозга подразумевает нарушение работы регулятивных механизмов. Провоцируется отличительная разновидность алексии. Характеризуется отключением внимания, невозможностью сконцентрироваться на чтении.

Врач собирает анамнез, выясняет жалобы, определяет симптоматику и время её возникновения. Для постановки точного диагноза требуется прохождение специальных тестов, неврологического обследования для проверки работоспособности отдельных зон головного мозга. Магнитно-резонансная томография позволяет определить область поражения органа, диагностировать разновидность заболевания.

Врачи проводят тестирование ПЭТ сканированием, которое показывает общую активность головного мозга. При наличии противопоказаний к МРТ проводят компьютерную томографию. В случае подозрений на прогрессирование заболевания нервной системы пациенту назначают консультацию невропатолога. Логопед оценивает функциональность речи больного.

В сети клиник ЦМРТ используют следующие методы диагностики:

Аномическая афазия. Стриатокапсулярная афазия. Таламическая афазия. Алексия без аграфии. Алексия с аграфией.

Аномическая афазия. Стриатокапсулярная афазия. Таламическая афазия. Алексия без аграфии. Алексия с аграфией.

Аномическая афазия. Стриатокапсулярная афазия. Таламическая афазия. Алексия без аграфии. Алексия с аграфией.

Аномическая афазия. Стриатокапсулярная афазия. Таламическая афазия. Алексия без аграфии. Алексия с аграфией.

Аномическая афазия. Стриатокапсулярная афазия. Таламическая афазия. Алексия без аграфии. Алексия с аграфией.

Аномическая афазия. Стриатокапсулярная афазия. Таламическая афазия. Алексия без аграфии. Алексия с аграфией.

Первичный прием взрослых пациентов, утративших способность к чтению проводит невролог, детских расстройств — логопед. В зависимости от причин нарушения может потребоваться дополнительное обследование у хирурга и других специалистов, например, при травме.

Курс лечения направлен на устранение причины возникновения заболевания. Больному корректируют рацион питания, дают рекомендацию по режиму сна и отдыха. Избавиться от боли и побороть болезнь помогают лекарства. Пациенту назначают речево-языковую терапию, для сохранения других навыков общения, восстановления способностей коммуникации с людьми.

Врачи составляют индивидуальный курс реабилитации с учетом особенностей течения болезни. Рекомендуется оградить больного от стресса, чаще гулять на природе, ограничить физические нагрузки. Быстрее вылечить недуг помогает поддержка близких людей. При низкой эффективности консервативных методов применяют оперативное вмешательство.

В сети клиник ЦМРТ используют следующие методы лечения:

Физические последствия заболевания отсутствуют, однако недуг провоцирует проблемы общения с обществом, что повышает риск следующих осложнений:

  • задержка в развитии речевого аппарата;
  • проблемы в усвоении нового материала;
  • замкнутость в себе, депрессивный синдром;
  • социальное отчуждение.

Предотвратить осложнения и снизить риск возникновения алексии удастся, если следовать следующим правилам:

  • избегать травм головного мозга;
  • больше общаться с ребёнком в период его взросления;
  • избегать стрессовых ситуаций;
  • не начинать обучать ребёнка чтению слишком рано;
  • при обнаружении первых симптомов алексии обратиться к врачу;
  • в процессе обучения чтению использовать игровые методики;
  • отказаться от употребления спиртных напитков, курения, приема наркотических средств;
  • раз в год проходить профилактический осмотр;
  • придерживаться сбалансированного рациона;
  • раз в год пропивать курс витаминов;
  • ежедневно заниматься спортом;
  • контролировать уровень артериального давления;
  • избегать физического и умственного переутомления;
  • спать не менее 8 часов ежедневно;
  • своевременно лечить инфекционные и воспалительные заболевания;
  • при обнаружении признаков инсульта обратиться к врачу;
  • принимать лекарственные препараты согласно инструкции.

Москалева В. В.

Редактор • Журналист • Опыт 10 лет

Размещенные на сайте материалы написаны авторами с медицинским образованием и специалистами компании ЦМРТ

Подробнее

Нужна предварительная консультация? Оставьте свои данные, мы вам перезвоним и ответим на все
вопросы

Расстройства письма и чтения

Несмотря на то, что письмо и произношение слов в основном обслуживается теми же отделами мозга, все же есть различия. Есть две формы аграфий (расстройств письменной речи) — поверхностная (орфографическая) и фонологическая.

Аномическая афазия. Стриатокапсулярная афазия. Таламическая афазия. Алексия без аграфии. Алексия с аграфией.

Иллюстрация областей мозга, при поражении которых может возникать дисграфия. Область, отстоящая кзади от угловой извилины обычно ассоциируется с лексической дисграфией, а область ближе к супрамаргинальной извилине — с фонологической дисграфией. (Рисунок Roeltgen & Heilman, 1984 г.)

При поверхностной аграфии люди, правильно произносящие слова, не могут их правильно написать, особенно это касается слов, орфография которых отличается от произношения. Больные с такой аграфией пишут слова также, как слышат. При этом не затронут механизм конверсии графемы в фонемы, а вот фонологическая память на нерегулярные слова серьезно нарушена.

Фонологическая аграфия

Фонологическую аграфию обнаруживают нечасто, потому что ярче всего проявляется она в невозможности произносить неологизмы. Такие пациенты могут произнести только то, что содержиться в их лексиконах.

Они с выговаривают длинные труднопроизносимые слова, но они не в состоянии произнести ничего, что не согласуется с накопленным в их фонологическом словаре материалом. Если в этом словаре нет Хлебникова, они никогда физически не смогут произнести и записать его стихи. Также у них нет механизма, конвертирующего графемы в фонемы. Shallice в 1981 г.

описал пациента, имевшего трудности с произнесением слогов. Для компенсации этой трудности, пациент старался найти подходящее по смыслу слово, но эта стратегия не приносила успеха (слог «na» он произносил как «gn», потому что он ассоциировался у него со словом «gnat». При таком типе аграфии поражаются сурпамаргинальная извилина и инсула.

Глубокая дисграфия заключается в невозможности написать правильное значение слова, например, вместо «часы» пишется «время», а вместо «стул» — «стол». Здесь расстроен семантический анализ.

Аномическая афазия. Стриатокапсулярная афазия. Таламическая афазия. Алексия без аграфии. Алексия с аграфией.

Нарушение связи в двух-маршрутной модели на фонологическом вводе может быть причиной поверхностной дисграфии, а отсутствие доступа к сублексикону — к фонологической дисграфии. Разрушение на уровне семантики становятся причиной глубокой дисграфии.

Алексия с аграфией

Алексия (невозможность читать) и дислексия (большие затруднения с чтением) — наиболее частые формы расстройств, ассоциированных с афазией Вернике и транскортикальной сенсорной афазией. Иногда определяется как височно-теменная алексия. Dejerine в 1891 описал пациента с повреждением угловой извилины.

Восстановившись от сильной афазии, больной сохранил алексию и аграфию (невозможность читать и писать). Больные с таким расстройством часто имеют сложности с чтением букв и слов, отличаясь таким образом от затылочной алексии, где сохраняется возможность читать (правда, только буквы).

Одновременные сложности и с письмом и с чтением у больных с алексией и аграфией еще раз подтверждают наличие некоего центрального языкового механизма. Если алексия осложнена аграфией, обычно к этому присоединяются симптомы других афазий, в особенности, связанных с пониманием и воспроизведением речи, сбои в повторении слов, а также аномии ( Benson & Ardila, 1996).

По контрасту, затылочные афазии не ассоциируются с вышеупомянутыми расстройствами, но часто сопутствуют зрительной ассоциативной агнозии.

Алексия без аграфии (затылочная алексия)

Одно из общепринятых объяснений этого интересного (на грани гротеска) заболевания — разрыв связей между зрительной информацией на входе и центром, осуществляющим языковой анализ. При таком двойном разрыве информация от зрительных центров не попадает в левое полушарие.

Поражение должно сначала закрыть доступ от левой зрительной коры и, в то же время, обрезать путь от зрительной коры через corpus calossum (мозолистое тело) от правого полушария. Такое двойное перекрытие путей информации происходит редко и обычно связано с проблемами в левой постериорной церебральной артерии. Комплексный разрыв впервые описан Dejerine в 1892 г.

, а позже исследован Гешвиндом в шестидесятых годах XX века. Пациент может писать, так как поражение не затрагивает угловую извилину и языковые области спереди от нее. Значение и орфографическая форма написанного, таким образом, могут быть сформулированы и отправлены в премоторные зоны для подготовки движений по написанию предложения.

Но больной не может прочитать то, что он написал, так как отрезан путь от зрительной информации к речевым центрам. Пациент оказывается в более, чем странной ситуации — он не в состоянии прочитать написанное им же самим.

Изучение расстройств письма наводит на два предположения — о существовании некоего лексикона, согласующегося с внешним видом слов, который может нарушаться в случае поверхностных аграфий. И о наличии системы, конвертирующей фонологические атрибуты в графемы, которая нарушается в случае фонологической аграфии.

Клинические подтипы алексий

Алексия с аграфией

  • Теменно-затылочная
  • Плохое понимание слов и букв
  • Дополняется аграфией

Алексия без аграфии

  • Затылочная
  • Сохраняется способность читать по буквам
  • Хорошее понимание произнесенных слов
  • Аграфии нет либо средняя
  • Чистая алексия

Фронтальная алексия

  • Фронтальная
  • Плохое понимание слов и букв
  • Лучшее понимание существительных и прилагательных, чем синтаксиса
  • Дисграфия, сопоставимая по качеству с алексией
  • Нередко бывает частью афазии Брока
Читайте также:  Врождённая лимфангиома. Кандидозный стоматит. Парулис. Микродентия.

Аграмматизм

Подлежащие, глаголы и прилагательные наличествуют в аграмматичекой речи, но при этом жертвуется корректными временами глаголов, союзами, наречиями. Зачастую речь такого больного выглядит, как будто он посылает телеграмму, стараясь по максимуму сэкономить на знаках.

Аграмматизм быстро выявляется на реверсивных предложениях, наподобие «Аня любит Диму» (если персонажей переставить местами, предложение также будет иметь смысл).

У людей, страдающих аграмматизмом, есть тенденция переставлять местами существительные, что вызывает сложности в использовании синтаксиса, чтобы определить субъектно-объектные отношения.

При этом, пациенты способны к восприятию более-менее сложных предложений, только если они не реверсивны. Механизм этого явления неясен, но ясно что есть проблема с приданием синтаксису значения.

Больным сложно использовать слова, которые окружают глаголы и существительные, а также различные окончания глаголов. Они не способны оперировать граматикой, вносящей смысл в предложение. Что наводит на мысль о том, что воспроизведение синтаксиса речи и его понимание являются разными функциональными системами мозга.

Для ряда аграмматических растройств была предложена концепция раздельной обработки контекстуальных и функциональных слов. Употребление контекстуальных слов (особенно знакомых и часто встречающихся существительных) может быть полностью в норме, в то время как с функциональными предлогами, наречиями, могут быть сложности.

Также возможно, что запоминание и хранение контекстных и функциональных слов тоже происходит в разных областях мозга (Manning & Warrington, 1996).

Немного науки

Спекуляции о происхождении языка Коротко о физиологии речи Зоны речи и афазии Транскортикальные афазииПодкорковые афазии Жаргон как паталогия Язык, рисование и правое полушарие Об эмоциях

Алексия

Аномическая афазия. Стриатокапсулярная афазия. Таламическая афазия. Алексия без аграфии. Алексия с аграфией.

Алексия – это тотальное расстройство навыка чтения, сопровождающееся невозможностью зрительного восприятия и понимания текста. При данном нарушении человек не может научиться читать или утрачивает способность распознавать буквы и соединять их в слова. Алексия может развиваться изолированно или сочетаться с афазией, аграфией. Расстройство диагностируется с помощью нейропсихологического и логопедического тестирования, методов нейровизуализации (КТ, МРТ, ПЭТ головного мозга). Коррекционная работа направлена на развитие зрительно-пространственных функций, памяти, внимания, аналитико-синтетических процессов.

Алексию («а» ‒ отрицание, «lexis» ‒ лексика, слово) также называют «словесной слепотой» или «визуальной афазией» из-за невозможности прочтения написанного. Пристальное внимание проблеме стало уделяться более ста лет назад в связи с возросшим интересом к нейроанатомии и психологии.

«Пионером» в изучении патологии был французский невролог Ж. Дежерин, который в 1892 г. впервые описал «чистую алексию» с сохранной речью и локализовал сопутствующие ей поражения в головном мозге.

В современной логопедии различают частичную несформированность чтения – дислексию и полное отсутствие/распад навыка – алексию.

Аномическая афазия. Стриатокапсулярная афазия. Таламическая афазия. Алексия без аграфии. Алексия с аграфией.

Алексия

Любые расстройства чтения имеют под собой неврологическую основу и связаны с поражением областей мозга, задействованных в этом процессе. Изолированная приобретенная алексия в большинстве случаев развивается в результате нарушения кровоснабжения в бассейне задней мозговой артерии, которая питает кровью задние отделы мозга, включая зрительную кору и борозду мозолистого тела.

Кроме этого, алексия может входить в структуру различных видов афазии (моторных, сенсорных) и возникать вследствие повреждений соответствующих мозговых отделов. Этиофакторами локального нарушения церебрального кровотока могут являться:

У детей неспособность к обучению чтению чаще всего связана с неблагоприятными перинатальными факторами: гипоксическим повреждением мозга, внутриутробными инфекциями, родовыми травмами головы и ШОП. Также причиной алексии в детском возрасте может выступать дефицит речевых контактов, аутизм, тяжелые нарушения интеллекта.

Чтение, как процесс, складывается из двух компонентов: технического и семантического. Техническая сторона состоит из распознавания зрительного образа буквы – графемы, соотнесения ее с артикулемой и фонемой, складывания графем в лексемы.

Смысловая сторона заключается в понимании прочитанного.

Психофизиологические механизмы чтения обеспечиваются сохранностью и четким взаимодействием зрительного (затылочная кора), акустического (височная кора), речедвигательного (нижнетеменные, заднелобные отделы) анализаторов.

Алексия развивается при поражении любых звеньев этой цепочки. При различных видах афазии первичным дефектом может являться артикуляционная или орально-артикуляционная апраксия, слуховая агнозия, в результате чего распадается связь «фонема-артикулема-графема». Это ведет к вторичному нарушению процесса чтения.

Центральным механизмом чистых форм алексии выступают дефекты зрительного либо зрительно-пространственного гнозиса, зрительного мнезиса. В этих случаях нарушается восприятие графического символа буквы, его пространственного расположения, страдает память на буквы. Результатом буквенных агнозий и амнезий становится неспособность больных правильно прочесть и дифференцировать графемы, слова.

В зависимости от структуры нарушений чтения различают 2 группы расстройств:

  1. Речевые. Встречаются в рамках соответствующих моторных и сенсорных форм афазии. Представлены афферентной и эфферентной моторной, акустико-гностической и акустико-мнестической алексией и аграфией.
  2. Неречевые (гностические). Протекают без расстройства устной речи. В их основе лежит зрительная и зрительно-пространственная агнозия. Эти формы включают оптическую, оптико-пространственную и оптико-мнестическую алексию. Оптическая в свою очередь подразделяется на:
  • литеральную – больные не узнают буквы;
  • вербальную – пациенты узнают и называют отдельные буквы, но не могут осуществить их слияние в слоги и слова.

Изолированные расстройства чтения (алексия без афазии и аграфии) протекают на фоне нормальной устной речи и ее слухового восприятия.

Функция письма также сохранна, однако через некоторое время пациент не может прочесть то, что он ранее написал. Узнавание слов на слух не нарушено, затруднение вызывает только распознавание письменного текста.

Больной воспринимает буквы, как рисунки, не понимая их значения, смешивает графемы, сходные по написанию.

Основной симптом – медленное побуквенное чтение. Больные сначала пытаются опознать каждую букву по отдельности, а затем сложить их в слово.

Характерен «эффект длины слова», при котором длинные слова читаются медленнее и с меньшей вероятностью будут прочитаны правильно, чем короткие слова. Также нарушается узнавание цифр и других символов (знаков препинания, математических знаков), часто возникает аномия.

Изолированная алексия часто сопровождается выпадением полей зрения (правосторонняя гемианопсия), расстройством цветовосприятия.

Речевые формы алексии протекают с явлениями афазии: афферентной моторной, Брока, Вернике, акустико-мнестической. При грубых формах афатического синдрома чтение распадается полностью.

В менее тяжелых случаях чтение становится медленным, послоговым, угадывающим, отмечаются множественные замены букв. Глобальное чтение некоторым пациентам доступно, они могут правильно разложить подписи под картинками.

При акустико-мнестической алексии нарушается не техника чтения, а понимание длинного текста.

Пациенты с алексией теряют способность свободно читать, а зачастую – говорить и писать, что отрицательно влияет на самооценку, возможность обучения, профессиональной реализации.

Это является серьезным инвалидизирующим фактором, мешает полноценному социальному взаимодействию. У больных часто развивается депрессивный синдром, ощущение бесперспективности и обреченности.

Психические переживания часто усугубляются физической немощью: нарушением двигательных функций, способностью к самообслуживанию.

Для построения коррекционной программы важно установить характер и механизм дефекта, этиологию и локализацию патологического очага. Больного с расстройством навыка чтения консультируют врач-невролог, клинический логопед, нейропсихолог. В диагностическом поиске используются:

  • Методы нейровизуализации. Чтобы определить причину алексии и провести топическую диагностику поражения, в клинической неврологии прибегают к проведению церебральной КТ, МРТ, реже ‒ ПЭТ-КТ головного мозга. Для оценки показателей мозговой гемодинамики выполняется дуплексное сканирование МАГ.
  • Обследование устной и письменной речи. Речевую диагностику начинают с оценки импрессивной и спонтанной речи, орального и артикуляционного праксиса, речевых автоматизмов, повторной речи. Исследуется способность к идеограммному чтению, чтению печатных, письменных букв, слов, предложений, коротких текстов, чтение «про себя» (нахождение подписей к картинкам). Проверяются навыки списывания, письма под диктовку, самостоятельного письма.
  • Нейропсихологическое тестирование. Важно оценить состояние различных видов гнозиса (особенно зрительного, буквенного), праксиса. Также проводятся тесты, позволяющие исследовать когнитивные навыки: память (в т. ч. слухоречевую), восприятие, мышление, пространственную ориентировку.

Лечение проводится с учетом первичного нарушения и его характера (сосудистая, инфекционная, опухолевая патология, травма). Оно включает лекарственную терапию, нейрореабилитацию, психокоррекцию, по показаниям – оперативные вмешательства:

  • Фармакотерапия. При ОНМК назначается гипотензивная, вазоактивная, нейротрофическая, дезагрегантная, антиоксидантная терапия. При травмах головы показано введение ноотропов, диуретиков, седативных препаратов, анальгетиков. Этиотропная терапия нейроинфекций может включать применение противомикробных или противовирусных средств, интерферонов, иммуноглобулинов, глюкокортикостероидов.
  • Нейрохирургические операции. Раннее нейрохирургическое вмешательство позволяет минимизировать зону повреждения головного мозга, уменьшить явления алексии, ускорить восстановление. В период «терапевтического окна» ишемического инсульта показано проведение системного или селективного тромболизиса. При ЧМТ может потребоваться удаление костных отломков вдавленных переломов, эвакуация внутричерепных гематом. При опухолях головного мозга проводится химиотерапия, стереотаксическое удаление, хирургическое иссечение.
  • Нейрореабилитация и нейрокоррекция. После купирования острых симптомов проводится лечебная физкультура, эрготерапия, механотерапия, электростимуляция оральной мускулатуры. Нейропсихологическая коррекция подразумевает развитие оптического гнозиса, зрительно-пространственных представлений, концентрации внимания, памяти.

Логопедическая коррекция

Логотерапия при алексии выстраивается с учетом центрального механизма нарушения речи.

При афазиях ‒ это растормаживание устной речи, преодоление кинетической и кинестетической апраксии, активизация слухового гнозиса, расширение слухоречевой памяти, восстановление связей между артикулемой, фонемой и графемой. На стадии грубых расстройств стимулируют глобальное чтение, в дальнейшем переходят к звукобуквенному анализу состава слова.

В случае изолированной алексии первоочередное внимание уделяют восстановлению оптического образа букв. Для этого подключают кинестетические, двигательные ощущения, проговаривание, слуховую актуализацию. По мере восстановления зрительной перцепции постепенно переходят от побуквенного к послоговому чтению, увеличению скорости, пересказу прочитанного.

Восстановление навыка чтения – долгий кропотливый труд, требующий усердия и терпения пациента, логопеда, родственников. Не всегда, даже после нескольких курсов логотерапии, удается достичь преморбидного уровня.

Элементы алексии в виде послогового чтения у многих больных сохраняются пожизненно. Профилактика заключается в минимизации факторов риска развития причинных заболеваний (инсультов, травм головы и др.).

При возникновении алексии важно раннее начало и точное следование программе восстановительных мероприятий.

Алалия и афазия

Аномическая афазия. Стриатокапсулярная афазия. Таламическая афазия. Алексия без аграфии. Алексия с аграфией.Алалией называется полное или частичное отсутствие речи при наличии достаточных для развития речи интеллектуальных возможностей, остроты слуха и речедвигательных органов. Афазия — потеря уже имевшейся речи при сохранности периферических органов речи.

В основе алалии лежит недоразвитие, разрушение или заторможенность речевых систем коры больших полушарий головного мозга до сформирования более или менее устойчивой речи (до трехлетнего возраста), вследствие чего невозможно или затруднено образование временных условных связей во второй сигнальной системе. Это задерживает развитие речи. Нарушение же нормальной деятельности мозга вызывается разнообразными причинами: дородовыми, природовыми и прижизненными (болезни, ушибы, нервные потрясения). Проф. Н.И. Красногорский отмечает влияние расстройства пищеварения и питания на развитие речи детей. Алалики, предоставленные самим себе, иногда начинают лепетно говорить только на 8—10 году и без обучения в специальных учреждениях на всю жизнь остаются с неполноценной речью.

Читайте также:  Тромболитическая терапия при инфаркте миокарда.

Среди алаликов встречаются дети, которые в ограниченной степени понимают речь окружающих, но не говорят (моторная алалия). У таких детей нарушено образование условных связей преимущественно в двигательных (кинестезических) речевых системах коры больших полушарий мозга.

Но так как слухоречевой анализатор непосредственно связан с речедвигательным, то понимание речи у моторных алаликов резко ограничено: они понимают лишь конкретное, преимущественно из области домашнего обихода или детского сада.

Другие же алалики совсем не понимают речи, а поэтому и не говорят, хотя способность к звукообразованию у них достаточно сохранена в виде механического повторения. В основе непонимания в этом случае лежит акустическая агнозия (нарушен фонематический слух): Ребенок слышит речь, но не понимает ее.

Отсутствует связь между первой и второй сигнальными системами. Это сенсорная (чувствительная) алалия.

Чистых форм алалии нет: у одних преобладают сенсорные нарушения, у других — моторные. Такая связь объясняется целостной работой нашего мозга. Как правило, алалики очень редко поступают в детские сады, к этому времени у них обычно начинает медленно развиваться речь. Но даже в пяти-, шестилетнем возрасте речь их аграмматична, состоит из крайне ограниченного, преимущественно лепетного словаря бытового характера. Моторные алалики говорят медленно, тяжело, с трудом, они с усилием выжимают из себя слова. Для из речи типична перестановка звуков и слогов и контаминация. Алалики не желают говорит при моторной форме из-за трудности произносительного акта, отчасти и по причине ограниченного понимания речи, при сенсорной — из-за непонимания речи. Это затрудняет обучение их нормальной речи.

Афазия отличается от алалии тем, что возникает у ребенка всегда вследствие органического поражения определенных участков коры больших полушарий мозга (патологические «очаги»), притом в период более или менее сложившейся речи, в возрасте не ранее 2,5—3 лет. Наряду с органическими поражениями под их воздействием возникают заторможенные очаги в речевых системах. При растормаживании их речь в той или иной мере восстанавливается (нередко без специального обучения).

В афазиях также различаются моторные и сенсорные формы. Сенсорную афазию нельзя смешивать с речью тугоухих, с которой у маленьких детей много внешне сходного. При афазии нарушен высший анализ и синтез доходящих в мозг слухоречевых раздражителей.

Поэтому и невозможно образование из них речевых стереотипов ни для произнесения, ни для понимания речи. Речь у афазиков развивается медленно и с большим трудом, слова плохо запоминаются и резко искажаются, часто схватываются по догадке.

Лишь в редких случаях она развивается до нормы.

У тугоухих же детей центральный конец слухоречевого анализатора сохранен, и недостаток их речи в основном зависит от того, что высший анализ и синтез перерабатывают поступающие в их распоряжение неполноценные слухоречевые раздражители. Развитие речи протекает у них несравненно быстрее и чаще достигает нормы, чем у афазиков. Существенным отличием афазика, преимущественно моторного, от алалика является сохранение (в незапущенных случаях) стремления говорить, остаются некоторые слова, фразы из прежней речи. Это облегчает восстановление и дальнейшее развитие речи. Большим препятствием к освоению речи окружающих алаликами и афазиками является плохое запоминание и быстрое забывание слов и фраз, т.е. затрудненность и непрочность замыканий в неполноценных речевых системах коры больших полушарий мозга.

Хватцев М. Е.

15.3.3. Афазии

Афазия
(от греч.

а — отрицание + р has is — речь)
— обобщающее обозначение расстройств
речи, возникающих у людей с сохранным
артикуляторным аппара­том и достаточным
слухом, при которых частично или полностью
утрачивает­ся возможность активно
пользоваться речью для выражения мыслей
и чувств или (и) понимать слышимую речь.
При афазии нарушается грамматическая
и лексическая структура речи. Термин
«афазия» ввел в 1864 г. французский врач
А. Труссо (Trousseau A., 1801 —1867).

Целенаправленное
изучение речевой функции началось во
второй половине XIX в. В 1861 г. П. Брока
(Вгоса Р.) описал нарушение способности
говорить, возникающее при поражении
задних отделов третьей лобной извилины
(центр

Брока).
В 1873 г. К. Вернике (Wernicke К.) обнаружил, что
при нарушении функций задней трети
верхней височной извилины (центр Вернике)
нарушено понимание речи. Первая из
упомянутых форм расстройства речи
получила название моторной (эфферентной,
экспрессивной) афазии, вторая — сенсор­ной
(афферентной, импрессивной).

Тогда же
отмечалось, что афазии обычно возникают
при патологическом процессе в левом
полушарии мозга, которое является
ведущим (доминантным) у большинства
людей-правшей. В той же гемисфере в
дальнейшем в 1914 г. были описаны участки
коры, поражение которых ведет к
избирательному нарушению чтения —
алексии (угловая изви­лина теменной
доли) (Dejerine J.J.

, 1914) и письма — аграфии
(задние отделы средней лобной извилины)
(Exner S., 1881).

В
1874 г. немецкий врач К. Вернике (Wernicke К.,
1840-1905) и в 1885 г. швейцарский врач Л.
Лихтгейм (Lichtheim L., 1845—1928) предложили
класси­фикацию афазий, которая была
признана классической. Авторы стремились
отразить в ней возможные особенности
афазии, встречающиеся в случаях поражений
различных зон доминантного полушария.

Ими было выделено 7 форм афазии, из них
2 основные: корковые моторная и сенсорная.

Осталь­ные 5 форм афазии рассматривались
как следствие нарушения связей между
центрами Брока и Вернике (проводниковая
афазия), между этими центрами и
гипотетическим центром понятий
(транскортикальные моторная и сенсорная
афазии) и объясняемые поражением
проекционных волокон, идущих к основ­ным
речевым центрам: субкортикальные
моторная и сенсорная афазии.

В
1908 г. К. Уилсон (Wilson К.) и в 1913 г. Г. Липманн
(Liepmann H., 1863— 1925) рассматривали основные
формы афазии как своеобразные варианты
апраксии и агнозии, что встретило
серьезные возражения. X. Джексон (Jackson
J.H.

, 1834—1911), уделивший много внимания
высшим психическим функциям и методам
их исследования в норме и при заболеваниях
мозга, при­шел к убеждению, что воля,
память, мышление, речь являются элементами
сознания и не могут быть локализованы
на каком-то участке мозга.

Он был первым
среди неврологов, провозгласившим
динамический подход к про­явлениям
его поражения. Подобной точки зрения
придерживался и Г. Хед (Haed H.), предложивший
рассматривать нарушения речи, опираясь
прежде всего на достижения лингвистики.
Как и X.

Джексон, он отрицал возможность
связывать те или иные особенности
речевой функции с определенными
учас­тками мозга. Им были выделены 4
формы афазии: вербальная, номинативная,
синтаксическая и семантическая.

В
60—70-х голах XX в. А.Р. Лурия разработал
классификацию афазии, в ос­нову которой
положены результаты синтеза морфологических,
синдромологи-ческих и лингвистических
понятий.

Классификация формировалась
в процес­се постоянного общения с
нейрохирургическими больными и, таким
образом, проходила клиническую апробацию.
А.Р.

Лурия выделял 3 формы нарушения
экспрессивной речи (моторной афазии):
афферентную (кинестетическую), эфферентную
(кинетическую) и динамическую, а также
2 формы нарушения импрессивной речи:
сенсорную и семантическую афазии; кроме
того, он при­знавал существование
амнестической афазии.

Афферентная
моторная афазия возникает при повреждении
постцентраль­ных отделов доминантного
полушария (нижняя часть корковых полей
1, 2, 59 7, частично 40), получающих информацию
от проприорецепторов рсчедвига-тельного
аппарата и обеспечивающих кинестетическую
основу артикуляции. При поражении
указанного отдела мозга возникает
нарушение координации

работы
мышц, участвующих в формировании речи,
и появляются ошибки при произнесении
отдельных речевых звуков, прежде всего
гомоорганных, т.е. со сход­ными
фонетическими особенностями (например,
переднеязычные «т», «д», «н»; щелевые
«ш», «щ», «з», «х»; губные «п», «б», «м»).

В
связи с этим экспрессивная речь
оказывается невнятной, в ней возника­ют
многочисленные замены звуков, что делает
ее непонятной для окружаю­щих, сам же
больной не в состоянии ее контролировать
ввиду своеобразной сенситивной атаксии
в структурах, обеспечивающих формирование
речи.

Аф­ферентная моторная афазия
обычно сочетается с оральной (шечно-язычной)
апраксией (неспособностью воспроизводить
по заданию движения языком и губами,
требующие значительной точности —
поместить язык между верхней губой и
зубами и т.п.) и характеризуется нарушением
всех видов речевой про­дукции (речи
спонтанной, автоматизированной,
повторной, называния).

Под­робная
информация об афферентной моторной
афазии представлена в моно­графии
Е.Н. Винарской (1971).

Эфферентная
моторная афазия — следствие повреждения
нижних отделов премоторной зоны в задней
части нижней лобной извилины (зона
Брока: корковые поля 44 и 45). Артикуляция
отдельных звуков возможна, однако
затруднено пе­реключение с одной
речевой единицы на другую.

Речь больного
замедленная, он немногословен, отмечается
плохая артикуляция, требующая от него
значи­тельных усилий, речь изобилует
многочисленными литеральными и
вербальны­ми персеверациями
(повторениями), что проявляется, например,
расстройством способности к чередованию
отдельных слогов (ма-па-ма-па).

Из-за
пропуска вспомогательных слов и падежных
окончаний речь больного иногда становит­ся
«телеграфной».

При выраженных проявлениях
этой формы афазии возмож­но формирование
у больных «речевых эмболов» — повторение
некоторых слов (нередко бранных), которые
больной проговаривает «не к месту»,
передавая при этом интонацией свое
отношение к ситуации.

Иногда больному
удается повторение вслед за обследующим
отдельных слов, однако он не может
повто­рить фразу, особенно необычную,
лишенную смысла. Номинативная функция
речи (называние предметов), активное
чтение и письмо нарушены. Вместе с тем
относительно сохранно понимание устной
и письменной речи. Возможна со­хранность
фрагментарной автоматизированной речи,
пения (больной может напеть мелодию).

Больные,
как правило, осознают наличие расстройства
речи и подчас тяжело переживают наличие
этого дефекта, проявляя склонность к
депрессии. При эфферентной моторной
афазии Брока на стороне субдоминантного
полушария обычно имеется гемипарез,
при этом выраженность пареза значительнее
в руке и на лице (по брахиофациальному
типу).

Динамическая
моторная афазия возникает при поражении
префронтальной области кпереди от зон
Брока (поля 9, 10, 11, 46), характеризуется
снижением речевой активности, инициативы.

Читайте также:  Половые железы. Гормоны половых желез. Регуляторные функции гормонов половых желез.

Значительно меньше страдают репродуктив­ная
(повторение вслед за обследующим слова,
фразы) и автоматизированная речь. Больной
в состоянии артикулировать все звуки,
произносить слова, но у него снижена
мотивация к речи.

Это особенно отчетливо
проявляется в спон­танной повествовательной
речи.

Больные как бы неохотно вступают
в речевой контакт, речь у них упрощенная,
редуцированная, истощающаяся в связи
с затруднением поддержания в процессе
речевого общения достаточного уров­ня
психической активности. Активация речи
в таких случаях возможна пу­тем
стимулирующего воздействия на больного,
в частности разговора на тему,

имеющую
для больного высокую степень личностной
значимости. Эта форма афазии описана
А. Р. Лурия. Она может быть объяснена как
следствие снижения влияний на корковые
структуры со стороны активирующих
систем ретикуляр­ной формации оральных
отделов ствола мозга.

Сенсорная
афазия, или акустико-гностическая
афазия, возникает при повреж­дении
зоны Вернике, расположенной рядом с
корковым концом слухового анализа­тора
в задней части верхней височной извилины
(поле 22).

В основе сенсорной афазии —
расстройство распознания речи в общем
звуковом потоке вследствие нарушения
фюнематического слуха (фонемы — единицы
языка, с помощью ко­торых дифференцируются
и отождествляются его составляющие; в
русской речи к ним, в частности, относятся
звонкость и глухость, ударность и
безудар­ность), при этом возникает и
нарушение звуко-буквенного анализа и
отчуж­дение смысла слов.

В
результате при сенсорной афазии больной
теряет способность дифферен­цировать
фонемы и не в состоянии уловить различие
между такими словами, как «башня» и
«пашня»; «пыл», «пыль», «быль»; «замок»
и «замок» и т.п., не может повторять такие
сочетания слогов, как «са-за», «та-да»
и т.п., так как не замечает между ними
различий.

Не понимая речи окружающих,
больной в то же время не может отслеживать
собственную речь.

Вместе с тем он говорит
бег­ло, многословен, при этом речь его
изобилует аграмматизмами в связи с
мно­жественными литеральными и
вербальными парафазиями (подменой
нужных звуков, слов другими звуками и
словами); таким образом, экспрессивная
речь больного засорена неточностями,
парафазиями, неологизмами, словами-пара­зитами
и превращается в «словесный салат», в
котором окружающим трудно обнаружить
смысл. Больной же, не улавливая
неправильность собственной речи, нередко
возмущается непонятливостью, бестолковостью
окружающих, при этом неосознаваемую
дефектность своей речи он стремится
скомпенсиро­вать нарастающим
количеством речевой продукции.

При
сенсорной афазии утеряна и способность
к повторению слов. Больной не может
правильно называть знакомые предметы.
Наряду с нарушением уст­ной речи
больного нарушена и возможность к
пониманию речи письменной, к чтению.

В
связи с расстройством фонематического
слуха больной с сенсорной афазией делает
ошибки при письме, особенно при письме
под диктовку, при этом прежде всего
характерны замены букв, отражающих
ударные и безудар­ные, твердые и мягкие
звуки.

В результате собственная письменная
речь боль­ного, как и устная,
представляется бессмысленной, однако
почерк при этом может быть неизмененным.

При
типичной, изолированной сенсорной
афазии проявления гемипареза на стороне,
противоположной доминантному полушарию,
могут отсутствовать или быть слабо
выраженными. Однако возможна
верхнеквадрантная гемианоп-сия в связи
с вовлечением в патологический процесс,
проходящий через ви­сочную долю мозга,
нижней части зрительной лучистости
(пучок Грасиоле).

Семантическая
афазия возникает при повреждении нижней
теменной доль­ки (поля 39 и 40). Она
проявляется трудностями понимания
сколько-нибудь сложных по построению
фраз, сравнений, возвратных и атрибутивных
логико-грамматических оборотов,
выражающих пространственные отношения.

Боль­ной не ориентируется в смысловом
значении предлогов, наречий, окончаний:
под, над, перед, за, сверху, снизу, светлее,
темнее и т.п.

Ему трудно понять, чем
различаются фразы: «Солнце освещается
Землей» и «Земля освещается Сол­нцем»,
«Брат отца» и «Отец брата», дать правильный
ответ на вопрос: «Если

Ваня
идет за Петей, то кто идет впереди?»,
нарисовать по заданию треугольник в
круге, крест над квадратом и т.п.

Амнестическая
(аномическая) афазия наблюдается при
повреждении задних отделов теменной и
височной долей левого полушария, главным
образом угловой извилины (поля 37 и 40), и
проявляется невозможностью называть
предметы; при этом больной может правильно
высказаться об их назначении (например,
когда обследующий просит назвать
демонстрируемый карандаш, больной
заявляет: «Ну, это то, чем пишут», и обычно
стремится показать, как это делается).
Под­сказка помогает ему вспомнить
нужное слово, обозначающее название
пред­мета, при этом он может повторить
это слово. В речи больного с амнестичес-кой
афазией мало существительных и много
глаголов, при этом активная речь беглая,
сохранено понимание как устной, так и
письменной речи. Сопутству­ющий
гемипарез на стороне субдоминантного
полушария нехарактерен.

Тотальная
афазия — сочетание моторной и сенсорной
афазии: больной не понимает обращенной
к нему речи и сам в то же время оказывается
неспособ­ным к активному произнесению
слов и фраз. Развивается чаще при обширных
инфарктах мозга в бассейне левой средней
мозговой артерии и обычно сочета­ется
с выраженным гемипарезом на стороне
субдоминантного полушария.

Один
из ведущих современных афазиологов М.
Кричли (Critchley M., 1974) предложил учитывать
нередко встречающиеся в клинике
проявления мини­мальной дисфазии,
или преафазии, при которой речевой
дефект проявляется настолько легко,
что во время обычной беседы может
остаться незамечен­ным как для
говорящего, так и для его собеседника.

Преафазия возможна как при нарастающей
патологии мозга (атеросклеротическая
энцефалопатия, опухоль мозга и пр.), так
и в процессе восстановления нарушенных
функций после инсульта, травмы мозга и
т.п. (резидуальная дисфазия). Ее выявление
требует особенно тщательного исследования.

Она может проявляться в фор­ме речевой
инертности, аспонтанности, импульсивности,
снижения способнос­ти быстро и легко
подбирать нужные слова, применения
преимущественно слов, встречающихся в
словаре больного с большой частотой.

Более редкие слова при­поминаются с
трудом и с промедлением и больной часто
замещает их чаще встречающимися, хотя
и менее подходящими в данном контексте
словами. В речи больных становятся
обильными «избитые» слова и словосочетания,
речевые «штампы», привычные речевые
обороты.

Не найдя своевременно точных
слов и словосочетаний, больной стремится
к подмене слов («ну вот эта штука, как
ее») и таким образом компенсировать
недостаточность качества своей речи
избыточным количеством речевой продукции,
в связи с чем проявляется чрез­мерная
многоречивость.

Если отдельные задания
при этом больной выполняет верно, то
осуществление серийного задания
(например, указательным пальцем правой
руки коснуться переносицы, левой рукой
взять себя за правое ухо и закрыть левый
глаз) затруднено.

Словесно предъявленный
материал больным неудачно интерпретируется
и неточно повторяется, возникают
трудности при объяснении смысла таких
общепринятых выражений и пословиц, как
«золо­тые руки», «взять быка за рога»,
«в тихом омуте черти водятся» и т.п.
Возмож­ны трудности при перечислении
предметов, относящихся к определенному
классу (животных, цветов и т.п.). Речевые
расстройства зачастую выявляются при
составлении больным устного или
письменного рассказа по картинке или
на заданную тему. Помимо прочих трудностей,
в процессе общения с больным может быть
отмечена неуверенность восприятия
словесного задания и обус­ловленная
этим замедленность реакций на него.

Методики
выявления афазии. С целью выявления
афазии проверяются экс­прессивная
речь: спонтанная речь (участие больного
в диалоге, способность давать конкретные
ответы на вопросы), автоматизированная
речь (перечис­ление времен года, дней
недели, месяцев и т.п.

)> называние
предметов и их изображений, повторная
речь — повторение вслед за обследующим
гласных, щелевых, взрывных, переднеязычных,
губно-губных согласных звуков и
зву­косочетаний, имеющих различную
фонетическую основу: «б-п», «т-д», «г-к»,
«па-ба», «да-та», «то-до»), повторение
простых слов («стол», «лес», «гром»),
более трудных слов («конституция»,
«кораблекрушение»), различных по
слож­ности фраз, скороговорок («Клара
украла кораллы», «тридцать третья
артилле­рийская бригада» и т.п.). При
проверке импрессивной речи следует
убедиться в понимании больным смысла
отдельных слов и фраз (он должен показать
называемые обследующим предметы, части
тела, изображения на картинках, разъяснить
различие между похожими по звучанию
словами, например, «боч­ка-почка-дочка»).
Также проверяется понимание больным
простых и более сложных заданий: коснуться
пальцем левой руки правого уха, трижды
посту­чать по столу. Для проверки
фонематического слуха выявляется
способность больного различать близкие
фонемы («са-за», «да-та»), проверяется
понима­ние смысла фраз, имеющих
усложненную логико-грамматическую
структуру, подобных приведенным в абзаце
о семантической афазии.

Афазия
может сочетаться с другой нейропсихологической
и очаговой не­врологической
симптоматикой: алексией, аграфией,
акалькулией, апраксией, агнозией,
дизартрией, речевым акинезом, афонией,
признаками пирамидной недостаточности.

Поэтому для определения топического и
нозологического диагноза обычно
возникает необходимость полного
неврологического и ней-ропсихологического
обследования больного, а при необходимости
и дополни­тельных исследований
(нейрофизиологических, рентгенологических
и пр.).

При
диагностике афазии следует учесть
уровень интеллектуального развития
больного, состояние его слуха, общее
состояние и уровень сознания в период
обследования.

Возможна необходимость
дифференцировать проявления афа­зии
от дизартрии, афонии, мутизма, алалии.

Следует учитывать, что характер речи
может меняться с развитием деменции и
различных форм психической патологии
и имеет в этих случаях особенности,
отличающие ее от афазии.

Афазия
обычно сочетается с нарушениями чтения
(алексия) и письма (агра­фия), тогда
как при афонии и дизартрии они нехарактерны.

Больной в таких случаях обычно может
писать и читать, при этом в первом случае
нарушена звуч­ность голоса, во втором
отмечается нечеткость произношения,
однако у больного нет нарушений понимания
обращенной к нему речи и чтение «про
себя» соот­ветствует уровню
интеллектуального развития и общему
состоянию пациента.

Надо
отметить также, что дизартрия, проявляющаяся
лишь дисфункцией речедвигательного
аппарата, возможна при поражении
различных уровней го­ловного мозга.
При поражении коры прецентральной
извилины доминантного полушария возможна
корковая дизартрия, характеризующаяся
фонетико-арти-куляционными расстройствами.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector