Роль биологически-активных веществ в патогенезе воспалительного процесса.

Мочекаменная болезнь (МКБ) является давно известным, описанным еще врачами древности заболеванием, но и спустя многие сотни лет неизвестны все звенья патогенеза [1]. Распространенность МКБ зависит от множества различных факторов: географических, климатических, генетических, этнических, от особенностей питания.

Распространенность МКБ по всему миру составляет от 1 до 20%, однако в некоторых странах отмечается значительный прирост за последние годы [2]. Тенденция к росту заболеваемости МКБ наблюдается независимо от пола, возраста и расовой принадлежности [3].

При этом отмечается высокая частота рецидивирования заболевания, достигающая 50–75% в интервале 5–10 лет [4]. Сложность лечения данного заболевания заключается в предотвращении рецидива уролитиаза, потому что хирургическое лечение устраняет только симптомы заболевания, а не его причины [5].

Среди многих важных факторов патогенеза исследования последних лет установили роль активных форм кислорода в формировании камней оксалатно-кальциевой природы [6].

Оксалатные камни в почках образуются при избыточном накоплении солей в зоне петли Генле (бляшки Рэндалла) в виде субэпителиальных первичных центров кристаллизации с дальнейшей инвазией в чашечно-лоханочную систему на поверхности почечных сосочков. Основой оксалатных камней являются различные кальцийсодержащие кристаллы, образующиеся в моче [7].

С химической точки зрения кристаллы оксида кальция могут быть представлены тремя формами: моногидратом, дигидратом и тригидратом оксалата кальция. Наиболее литогенной из них является моногидрат. Процесс литогенеза имеет две фазы: первая — это зарождение новых кристаллов, вторая — их рост [8].

Производство активных форм кислорода (АФК) вызывает дифференцировку эпителиальных/эндотелиальных клеток в клетки, похожие на остео­бласты, и отложение фосфата кальция в базальной мембране почечных канальцев или сосудов. Избыток кристаллов вреден для клеток почечных канальцев, т. к. приводит к их повреждению.

Очаг воспаления является местом прикрепления и удержания кристаллов, которые затем увеличиваются в размерах путем дальнейшей кальцификации интерстициального коллагена и мембранных везикул. Агрегация и слияние кристаллов фосфата кальция приводят к образованию основы будущего конкремента.

Как только вновь образовавшийся камень начинает контактировать с мочой, поверхностные слои фосфата кальция заменяются оксидом кальция [9]. Доказательства этой теории были продемонстрированы как в естественных, так и в экспериментальных условиях [10, 11].

Окислительный стресс (ОС) в современной научной литературе зачастую рассматривают как один из наиболее общих патологических процессов, сущностью которого является разбалансировка состояния про- и антиоксидантных систем клеток, тканей, органов.

Всем аэробным организмам необходим кислород для их метаболизма, главным образом, чтобы генерировать аденозинтрифосфат через цепь переноса электронов [12].

Полное восстановление O2 до H2О требует поэтапного добавления 4 электронов, и, соответственно, поэтапно образуются 3 активные формы кислорода: супероксидный анион (•O2-), перекись водорода (H2O2) и гидроксильный радикал (•OH) [13]. Около 95% поступающего в организм кислорода в процессе окислительного фосфорилирования восстанавливается в митохондриях до воды.

Оставшиеся 5% преобразуются в высокотоксичные для клеток продукты — АФК [14]. ОС — это состояние организма, когда образование свободных радикалов выходит из-под контроля антиоксидантных систем, что приводит к их неконтролируемому росту и повреждению биомолекул [12]. Патогенез ОС впервые был описан немецким врачом Helmut Sies в 1985 г. [15].

В организме существует 6 основных источников АФК: цепь тканевого дыхания (утечка электронов с восстановленного убихинона KoQH2 на кислород); реакции, катализируемые оксидазами, гемопротеинами, цитохромом Р450; реакции окисления в лейкоцитах, макрофагах и пероксисомах; радиолиз воды; воздействие ксенобиотиков, пестицидов; реакции самопроизвольного (неферментативного) окисления ряда веществ [16]. В противовес прооксидантам в организме есть антиоксидантные системы, которые борются с АФК, тем самым предотвращая развитие заболеваний, ассоциированных с ОС [12]. Одна часть системы направлена на предотвращение влияния свободных радикалов на клетки, вторая борется с последствиями такого влияния [17]. Сигнальным путем, который регулирует цитопротективный ответ на АФК, является ядерный фактор, связанный с эритроидным фактором 2 (Nuclear factor erythroid 2-related factor 2, Nrf2). Следовательно, активацию пути Nrf2 и применение антиоксидантов можно рассматривать как попытку уменьшения ОС, задержки старения и снижения риска заболеваний, связанных с ОС [18]. Образование АФК является одним из стандартных метаболических процессов в организме. Однако если АФК образуются в избытке и антиоксидантные системы декомпенсированы, то свободные радикалы непосредственно воздействуют на клеточные биомолекулы, вызывая повреждение тканей. Это в конечном итоге приводит к патологическим процессам в органах и тканях [19].

Существует множество состояний, при которых происходит гиперпроизводство свободных радикалов. Например, потребление калорийной пищи напрямую увеличивает аэробный метаболизм и, следовательно, окислительное фосфорилирование, приводящее к увеличению продукции АФК в митохондриях.

Тяжелый труд, курение, сахарный диабет также увеличивают выработку АФК через метаболические реакции [8]. К таким же последствиям приводит воздействие ионизирующего (рентгеновские, гамма-лучи) и неионизирующего (ультрафиолет) излучения [20].

Чрезмерная активация фагоцитарных клеток в очаге воспаления приводит к локальному респираторному выбросу с образованием супероксид-аниона, перекиси водорода и хлорноватистой кислоты (HOCl) [21].

При хирургических вмешательствах, направленных на восстановление кровотока, развивается реперфузия с выбросом большого количества свободных радикалов, вызывающих ОС [22]. Снижение содержания антиоксидантов в организме связано с неадекватным их потреблением, мутациями и истощением клеточного глутатиона в результате детоксикации большого количества ксенобиотиков [18].

Избыточная кристаллизация в почечной паренхиме вызывает выработку АФК в клетках почечных канальцев, что приводит к ОС и их повреждению. Кристаллы также индуцируют выработку и высвобождение медиаторов воспаления, активируют воспалительный ответ, что еще больше усиливает повреждение.

Как ОС, так и воспаление вызывают выделение различных биологически активных веществ, создавая порочный круг усиления литогенеза. Агрегация кристаллов является одним из важнейших этапов литогенного процесса. Если этого не произойдет, литогенез не завершится.

Исследования показывают, что связывание кристаллов будущего камня требует биологического «клея» — каменной матрицы [23]. В исследовании C.

 Boonla (2018) было показано, что у пациентов с нефролитиазом постоянно наблюдается повышенное количество свободных радикалов на фоне паренхиматозного воспаления в почках, и эти патологические изменения способствуют развитию почечной недостаточности [18].

Экспериментально доказано, что применение антиоксидантов ингибирует отложение кристаллов оксида кальция и, соответственно, снижает риск развития рецидива нефролитиаза [24].

В связи с этим можно предположить, что некоторые лекарственные растения с антиоксидантными свойствами [25], которые традиционно используются для профилактики МКБ, могут компенсировать ОС и снизить риск рецидива нефролитиаза [26, 27].

Цель исследования — изучить влияние антиоксидантных свойств комплекса биологически активных веществ из натуральных растительных компонентов, содержащего биоантрахиноны, ресвератрол, глицирризиновую кислоту, салидрозиды, икариин, и оценить возможности его использования в рамках профилактики рецидивов МКБ на основе изменений концентрации маркеров камнеобразования (бикунина, остеопонтина).

Материал и методы

В 2018 г. в МНОЦ МГУ им. М.В.

 Ломоносова было проведено исследование применения комплекса биологически активных веществ из натуральных растительных компонентов, содержащего биоантрахиноны, ресвератрол, глицирризиновую кислоту, салидрозиды, икариин (БАД НефраДоз®) в качестве средства профилактики рецидивов МКБ у пациентов с кальций-оксалатным уролитиазом. Согласно инструкции рекомендован прием этого комплекса по 1 капсуле (300 мг) 2 р./сут во время еды. В состав комплекса входят травы, обладающие уросептическим, спазмолитическим, диуретическим и антиоксидантным эффектами: экстракт корней марены красильной, экстракт листьев ортосифона, экстракт травы эпимедиума (горянка), экстракт корней родиолы розовой, экстракт корней солодки, ресвератрол, экстракт листьев гинкго билоба, а также лактоза.

В исследование были включены 90 пациентов (мужчины и женщины в возрасте от 18 лет), имеющие рецидивирующее течение МКБ (больше 1 рецидива в анамнезе), с кальций-оксалатным уролитиазом, подтвержденным спектроскопией конкремента.

Критерием исключения были вторичные формы МКБ, когда основной причиной камнеобразования является системный патологический процесс (синдром мальабсорбции, первичный гиперпаратиреоз) ввиду заведомой неэффективности лечения подобных пациентов.

Все пациенты были разделены поровну на 2 группы, сопоставимые по возрасту, режиму труда и отдыха, алиментарным привычкам, региону проживания. Разделение по группам осуществлялось с использованием рандомайзера.

1-я группа (основная) получала комплекс биологически активных веществ в качестве добавки к ежедневным приемам пищи, 2-я группа (контрольная) находилась под динамическим наблюдением. Период наблюдения составил 6 мес. Контрольное обследование проводилось каждые 3 мес. и включало литос-тест, определение концентрации маркеров МКБ (бикунин, остеопонтин) в моче и определение суточной концентрации ионов кальция и оксалатов.

Антиоксидантную активность препарата определяли методом активированной хемилюминесценции в системе генерации свободных радикалов 2,2’-азобис(2-амидинопропан) дигидрохлорида (АБАП, Sigma) в присутствии активатора хемилюминесценции люминола (Sigma).

Методика основана на определении площади «провала» после добавления антиоксиданта к системе. В качестве контроля для определения антиоксидантной активности использовали тролокс — 2,5,7,8-тетраметил-2(2’-карбоксиэтил)-6-гидроксихроман, производное витамина Е (Sigma).

Его активность условно принимали за единицу, а антиоксидантная активность исследуемого вещества выражалась в эквивалентных молях тролокса на массу образца — стандартизованных единицах — Trolox equivalent antioxidant capacity (мкмоль/мг, мкМ).

Помимо тролокса антиоксидантную активность комплекса биологически активных веществ сравнивали с ресвератролом — природным фенольным стилбеноидным соединением с доказанной антиоксидантной активностью (Sigma) [28].

Достоверность различий полученных результатов определяли по критерию Стьюдента с уровнем значимости не более 0,05.

Результаты исследования

Градуировочную зависимость строили как по тролоксу, общепринятому стандартному антиоксидантному соединению [29], которое реагирует со свободными радикалами в соотношении 1:1, так и по ресвератролу, природному антиоксиданту, для которого характерны кривые другого вида (рис. 1 А, Б). На рисунке 1 видно время выхода фоновой антиоксидантной активности тролокса и ресвератрола на исходный уровень после подавления блокатором люминолом (стрелкой показано время начала ответа после принудительного подавления антиоксидантной активности).

Роль биологически-активных веществ в патогенезе воспалительного процесса.

Антиоксидантная активность комплекса биологически активных веществ из натуральных растительных компонентов (экстракт корней марены красильной, экстракт листьев ортосифона тычиночного, экстракт травы эпимедиума, экстракт корней родиолы розовой; экстракт корней солодки голой, экстракт листьев гинкго билоба), содержащего биоантрахиноны, ресвератрол, глицирризиновую кислоту, салидрозиды, икариин, определяется главным образом ресвератролом, содержащимся в нем, и компонентами, подобными ресвератролу по антиоксидантной активности.

Это убедительно подтверждается полученными в эксперименте хемилюминесцентными кривыми (рис. 2). Подобные кривые характерны для природных антиоксидантов средней силы [28], кинетические константы перехвата свободных радикалов таких антиоксидантов составляют порядка единицы.

Читайте также:  Височные эпилептические припадки. Фокальные двигательные эпилептические припадки.

Роль биологически-активных веществ в патогенезе воспалительного процесса.

Проведено сравнение активности 1 капсулы БАД НефраДоз® и концентрации ресвератрола из расчета 10 мг (столько ресвератрола содержится в 1 капсуле препарата): при растворении 10 мг ресвератрола в 1,0 мл ацетона получен раствор с концентрацией вещества 44 мМ.

 Антиоксидантная активность данной концентрации ресвератрола оценивается в 19 мкМ в единицах тролокса, активность 1 капсулы препарата (300 мг) несколько выше — 23,66±1,18 мкМ в единицах тролокса (добавочный антиоксидантный эффект других растительных компонентов препарата).

Тролоксовый эквивалент (ТЭ) можно применить для количественной оценки — определить активность антиоксиданта, выраженную в концентрационных единицах тролокса.

Именно ТЭ лежит в основе теста ORAC (Oxygen radical absorb capacity), который используют для оценки и сравнения антиоксидантных свойств объектов сложного состава, таких как растительные препараты.

Антиоксидантный эффект комплекса биологически активных веществ из натуральных растительных компонентов, содержащего биоантрахиноны, ресвератрол, глицирризиновую кислоту, салидрозиды, икариин, можно считать обоснованным и доказанным.

В процессе исследования измеряли концентрацию потенциальных маркеров МКБ (бикунин, остеопонтин) на разных этапах наблюдения.

Активность камнеобразования измеряли с помощью литос-теста (от 0 до 3, где 3 — самая высокая степень активности камнеобразования), по результатам которого была подтверждена эффективность комплекса биологически активных веществ в отношении уменьшения активности МКБ.

 Концентрация вышеуказанных маркеров достоверно не изменилась на фоне приема комплекса в течение всего периода лечения (p>0,05) (табл. 1).

Роль биологически-активных веществ в патогенезе воспалительного процесса.

Количество пациентов с нулевой степенью активности камнеобразования в процессе лечения статистически значимо увеличилось от 31 до 42 (t-критерий Стьюдента = 4,31>1,992 при степени свободы 78, р0,05).

Роль биологически-активных веществ в патогенезе воспалительного процесса.

Обсуждение результатов

Исходя из того, что активности свободных радикалов отводится отдельное место в патогенезе рецидивного камнеобразования [30], эффект ресвератрола как одного из компонентов БАД может компенсировать дисфункцию локальных антиоксидантных систем. Отсутствие маркеров камнеобразования в течение 6 мес.

у 42 из 45 наблюдаемых (p>0,05) говорит об увеличении безрецидивного периода у пациентов после удаления конкрементов. Одна капсула БАД НефраДоз® имеет антиоксидантную активность, равную 23,7 мкМ тролоксового эквивалента, что обеспечивает компенсаторное и корригирующее действие при локальной дисфункции антиоксидантных систем.

Вышеперечисленные эффекты увеличивают длительность ремиссии после удаления конкрементов.

ОС является важным отягчающим компонентом камнеобразования, прежде всего из-за наличия нескольких важных фармакологических мишеней в данном механизме [30]. Аналогичный эффект не исключен у некоторых лекарственных препаратов, таких как ингибиторы АПФ, витамин Е и др., однако эффективность их действия должна быть проверена в дальнейших исследованиях.

Заключение

Назначение комплекса биологически активных веществ из натуральных растительных компонентов (экстракт корней марены красильной, экстракт листьев ортосифона тычиночного, экстракт травы эпимедиума, экстракт корней родиолы розовой, экстракт корней солодки голой, ресвератрол, экстракт листьев гинкго билоба), содержащего биоантрахиноны, ресвератрол, глицирризиновую кислоту, салидрозиды, икариин, пациентам с кальций-оксалатным уролитиазом в качестве патогенетически обоснованного средства приводит к достоверному уменьшению активности МКБ, при этом максимальный эффект регистрируется через 3–6 мес. применения. Антиоксидантная активность определяется прежде всего ресвератролом и другими компонентами препарата, подобными ему по антиоксидантной активности. Компенсируя локальную активность свободных радикалов в точках кристаллизации, они усиливают вероятность длительной ремиссии МКБ. Таким образом, БАД НефраДоз® можно использовать с целью профилактики рецидива кальций-оксалатного уролитиаза.

Благодарность

Публикация осуществлена при поддержке компании «ШТАДА Арцнаймиттель АГ» в соответствии с внутренней политикой и действующим законодательством РФ.

«ШТАДА Арцнаймиттель АГ», ее работники либо представители не принимали участия в написании настоящей статьи, не несут ответственности за содержание статьи, а также за любые возможные относящиеся к данной статье договоренности либо финансовые соглашения с любыми третьими лицами. Мнение «ШТАДА Арцнаймиттель АГ» может отличаться от мнения авторов и редакции.

Поделитесь статьей в социальных сетях

Патогенез и последствия воспалительных заболеваний пародонта — современные проблемы науки и образования (сетевое издание)

1

Патогенез большинства системных заболеваний включает этап развития реакции по типу воспаления. Цель работы — выяснение патофизиологических аспектов воспалительных заболеваний пародонта (ВЗП).

Эксперименты и клинические наблюдения показали, что развитие воспалительной реакции обеспечивает условия для нормального функционирования организма.

Установлено, что воспаление индуцирует выброс клетками биологически активных веществ, защищающих организм хозяина от инфекции и поражённых тканей.

ВЗП пародонта приводят к разрушению соединительной ткани десны, связки периодонта и альвеолярной кости. Воспалительный процесс (ВП) — местная защитная реакция организма, развивающаяся в ответ на травму или внедрение инфекционного агента.

Запускается серия биохимических реакций, вследствие которой расширяются сосуды и повышается проницаемость сосудистой стенки, что приводит к усилению притока крови, сопровождающемуся выходом плазмы и форменных элементов крови в экстрацеллюлярный матрикс.

Это стимулирует систему комплемента, способствует нарушению микроциркуляции и активации кининов. Конечная стадия ВП — возвращение к нормальной функции за счёт регенерации поражённых тканей.

Однако при отсутствии профилактических и лечебных мероприятий ВП может продолжаться в течение длительного периода времени, что чревато не только тяжелым поражением вовлечённых тканей, но и всего организма в целом.

Установлено, что основным фактором, провоцирующим ВП в тканях пародонта, является бактериальный налёт, откладывающийся на поверхности зубов.

Продукты жизнедеятельности микроорганизмов способны инициировать цепь реакций со стороны макроорганизма, следствием которой становится деструкция и разрушение тканей. Показано, что ВП включает стадию реакции тучных клеток, активацию белковой системы плазмы и выброс клеточных медиаторов.

Всё многообразие процессов, развивающихся в ответ на повреждение клеток, регулируется деятельностью четырёх основных модуляторов ВП: цитокинов, медиаторов, гормонов и факторов роста.

ВЗП часто принимают хронический характер. Зубная бляшка создаёт благоприятную среду для роста, размножения и пролиферации микроорганизмов и, аккумулируя продукты их жизнедеятельности, провоцирует устойчивый ответ со стороны клеток макроорганизма.

В инициации хронического ВП большую роль играют Т-хелперы и макрофаги.

Они выделяют много биологически активных веществ (интерлейкины, медиаторы, ферменты, факторы роста), которые, усиливая деятельность защитных клеток организма хозяина (нейтрофилов, эозинофилов, Т- и В-лимфоцитов, фибробластов, тучных и эпителиальных клеток), могут привести к значительному разрушению тканей.

В ходе ВП всегда происходит повреждение тканей, но вслед за этим активизируются процессы по их регенерации или репарации.

Биологическая роль ВП заключается в устранении раздражающего агента или предотвращении его дальнейшего распространения, ограничении системного действия клеточных медиаторов, оптимизации местного иммунного ответа (ИО) и стимуляции процессов по регенерации или рапарации тканей — то есть воспаление направлено на защиту клеток организма хозяина от инфицирования и повреждения.

Хронический ВП — постоянный стресс для организма человека. Экспериментальные и клинические исследования показали, что бактериальные агенты, действуя местно, стимулируют формирование ИО, как на локальном, так и на системном уровнях посредством системы информационной ретрансляции.

Она заключается в образовании и последующей секреции цитокинов и хемокинов, поэтапно реализующих как местную, так и дистанционную регулировку ВП. Фибробласты пародонта также обладают способностью к секреции простагландинов, интерлейкинов (ИЛ-1, ФНО-α, ИНФ-β), которые модулируют ВП.

Сделано заключение, что влияние ВП в пародонте на патофизиологию системных воспалительных заболеваний может осуществляться посредством двух основных механизмов. Один из них предполагает прямое участие бактерий полости рта и продуктов их жизнедеятельности в патогенезе заболеваний.

Другой подход заключается в выявлении роли патогенной микрофлоры в развитии тяжёлых хронических осложнений. Влияние микрофлоры полости рта на общее состояние здоровья человека осуществляется за счёт бактериемии, системной диссимиляции местных медиаторов, стимуляции аутоиммунных процессов.

Инициированная бактериями активация агрегационной способности тромбоцитов способна привести к гиперкоагуляции, лёгочной гипертензии и ишемии миокарда.

Деструктивный процесс может затронуть суставы (ревматоидный артрит), почки (гломерулонефрит), кровеносные сосуды (васкулит), поджелудочную железу (сахарный диабет), привести к атеросклерозу коронарных и мозговых сосудов.

У пациентов с генерализованной формой пародонтита поражённые ткани вырабатывают большое количество цитокинов, оказывающих влияние на состояние отдалённых органов и систем. Определённые меры, предпринятые на начальной стадии процесса — стадии гингивита, позволяют купировать воспаление и привести пародонт в норму.

Библиографическая ссылка

Парахонский А.П. ПАТОГЕНЕЗ И ПОСЛЕДСТВИЯ ВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ ПАРОДОНТА // Современные проблемы науки и образования. – 2006. – № 6. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=607 (дата обращения: 11.05.2022). Роль биологически-активных веществ в патогенезе воспалительного процесса.

7. Механизмы формирования отека при воспалении. Роль биологически активных веществ в регуляции проницаемости сосудистой стенки

В
механизме воспалительного отека важную
роль играет увеличение проницаемости
кровеносных капилляров под влиянием
гистамина, брадикинина и других
биологически активных веществ.строение
капилляров как в норме, так и при
воспалении неоднородно. Различают по
крайней мере три типа структуры капилляров
и мелких вен:

Сплошной
тип—эндотелий выстилает сосуд без
перерывов, клетки плотно без щелей
прилегают друг к другу, под эндотелием
находится сплошная базальная мембрана.
С наружной стороны мембраны располагаются
перициты.

«Висцеральный
тип» — между эндотелиальными клетками
имеются «поры», проникающие и через
базальную мембрану, или «фенестры» —
поры, затянутые базальной мембраной,
которая остается целой.

Синусоидный
тип — капилляры имеют широкие щели
между собой, базальная мембрана во
многих местах отсутствует (Чернух А.
М., 1976).

В
ходе развития воспаления гистамин и
другие медиаторы вызывают сокращение
актомиозиновых нитей эндотелиальных
клеток, сокращение этих клеток раздвигает
межэндотелиальные щели, вызывает
образование фенестров и пор.

Другие
медиаторы (кинины, брадикинин) вызывают
образование в эндотелиальных клетках
пузырьков (везикул) различной величины,
а также отека под эндотелием, способствующего
образованию щелей и пор. Все эти процессы
участвуют также в активации процессов
экссудации при воспалении.

Важно
подчеркнуть, что процесс образования
везикул, вероятно, энергозависимый
процесс, в механизме которого важную
роль играют системы аденилциклазы,
гуанилциклазы, холинэстеразы и других
ферментов клеточных мембран.

Большую
роль в механизме воспалительного отека
играет затруднение оттока крови и лимфы
из очага воспаленной ткани. Задержка
оттока крови и лимфы вызывает выход
плазмы крови и лимфы в ткань и развитие
отека.

8. Медиаторы воспаления, классификация, их источники и роль в формировании воспаления

Медиаторам
воспаления
принадлежит особо значимая роль в
развитии многообразных процессов в
очаге воспаления (характере и выраженности
вторичной альтерации, сосудистых
реакций, экссудации, эмиграции лейкоцитов,
фагоцитоза, расстройств метаболических
процессов, взаимодействия между собой
клеток и субклеточных структур,
пролиферации, репаративной регенерации
и др.). К медиаторам воспаления относят
различные по химическому строению,
интенсивности, длительности действия
и месту образования ФАВ. Эти ФАВ опосредуют
многообразное действие на организм как
самих флогогенных факторов, так и
патогенетических факторов, формирующихся
в динамике воспаления. Следует
отметить, что все медиаторы бывают
синтезированы в тех или иных клетках.

Читайте также:  Консультации специалистов при нарушениях ходьбы. Расстройства сна. Общая характеристика сна.

Причём
одни (клеточные) медиаторы
образуются и выделяются в очаг воспаления
в функционально активном состоянии
(гистамин, серотонин, ацетилхолин,
норадреналин, простагландины Е и I,
тромбоксан В2, лейкотриены, продукты
ПОЛ и др.).

Другие
медиаторы
— в функционально неактивном состоянии,
в виде предшественников, которые под
влиянием соответствующих промоторов
в гуморальных средах (преимущественно
в плазме) становятся физиологически
активными и затем уже поступают в очаг
воспаления или какие-либо другие
структуры организма (кинины, компоненты
системы комплемента, факторы системы
гемостаза).

Третьи
образуются в лейкоцитах
(гранулоцитах, моноцитах, лимфоцитах):
как циркулирующих в крови, так и усиленно
мигрирующих в очаг повреждения
клеточ-но-тканевых структур [интерлейкины
(ИЛ), интерфероны (ИФ), хемо- и лейкокины,
гидролазы, катионные белки, кейлоны,
фибронектин, оксид озота и др.].

По
месту приобретения
физиологически активного состояния
медиаторы воспаления делят на три
группы: — клеточные (локальные,
образующиеся в месте повреждения); —
плазменные; — лейкоцитарные
(промежуточные).

Клеточные
медиаторы

воспаления преимущественно образуются
следующими клетками: — лаброцитами
(например, тучные клетки, тканевые
базофилы, мастоциты); — тромбоцитами; — клетками соединительной ткани; —
клетками эпителиальной ткани; —
клетками нервной ткани.

К
клеточным
медиаторам воспаления

относят следующие: — биогенные амины
(гистамин, серотонин); — нейромедиаторы
(норадреналин, ацетилхолин); —
простагландины (А, В, С, Д, Е, F, I), главным
образом Е2 и Ib2; — продукты
свободнорадикального перекисного
окисления липидов мембран клеток
(перекиси, гидроперекиси, альдегиды,
активные формы кислорода и др.); —
нуклеотиды (АТФ, ц АМФ, ц ГМФ и др.); —
нуклеозиды (аденозин и др.);


  • кейлоны и антикейлоны; — гидролазы
    повреждённых клеточно-тканевых структур; — оксид азота эндотелиоцитов и др.
  • К
    плазменным медиаторам воспаления

    относят следующие: — кинины (брадикинин,
    каллидин); — компоненты системы
    комплемента; — факторы системы гемостаза
    (участвующие в изменении активности
    свёртывающей, противосвёртывающей и
    фибринолитической систем крови).
  • К
    промежуточным медиаторам воспаления

    относят цитокины (ранее именуемые
    монокинами и лимфокинами): — интерлейкины:
    ИЛ-1а, ИЛ-1(3, ИЛ-2, ИЛ-4, — интерфероны:
    ИФ-а, ИФ-(3, ИФ-у; — лейкокины (лизосомальные
    гидролазы, катионные белки, белки острой
    фазы воспаления, фибронектин и др.); —
    митогенные факторы — факторы, стимулирующие
    деление клеток; — факторы роста —
    факторы, стимулирующие рост клеток и
    тканей; — факторы некроза опухолей
    (особенно ФНОа); — колониестимулирующие
    факторы — факторы, активирующие КОЕ
    белого, красного и тромбоцитарного
    ростков костного мозга; — бактерицидные,
    цитолитические
  1. Роль лейкоцитов при воспалении. Фагоцитоз, этапы. Кислородзависимые и кислороднезависимые механизмы киллинга

  1. Эмиграция
    лейкоцитов начинается в стадии
    артериальной гиперемии и достигает
    максимума в стадии венозной гиперемии.
  2. Могут
    быть 3 периода эмиграции лейкоцитов:

  3. краевое стояние лейкоцитов у поверхности
    эндотелия капилляров;

  4. выход лейкоцитов через эндотелиальную
    стенку;

  5. движение лейкоцитов в воспалительной
    ткани.
  6. Роль
    нейтрофилов в очаге воспаления:

1.
Появляются в очаге воспаления через 10
мин. после начала реакции воспаления.

2.
Количество нейтрофилов достигает
максимума через 4 — 6 час. после начала
воспалительной реакции.

3.
Фагоцитоз бактерии, продуктов распада,
чужеродных частиц.

4.
Поставка ферментов, катионных белков,
активных форм кислорода.

5.
Разрушение нейтрофилов — их остатки
есть стимул для поступления и активности
моноцитов.

Роль
моноцитов в очаге воспаления:

1.
Появляются в очаге воспаления через 16
— 24 час. после начала реакции воспаления.

2.
Количество моноцитов достигает максимума
через 72 час после начала.

  • 3.
    Постепенно трансформируются в макрофаги:

  • увеличивается объём цитоплазмы и
    органелл;

  • увеличивается количество митохондрий
    и лизосом;

  • образуются фаголизосомы;

  • образуется медиаторы воспаления

  • в результате активируется фагоцитоз!

Лейкоциты
от наружной стенки сосуда движутся к
центру очага воспаления. Направление
движения лейкоцитов в воспалённую ткань
называется положительным хемотаксисом.
В очаг воспаления лейкоциты привлекаются
специальными веществами. Эти вещества
называются хемотоксинами.
Они бывают 2-х групп:

1.
Цитотоксины — привлекают лейкоциты
непосредственно.

2.
Цитотоксигены — способствуют образованию
цитотоксинов.

Механизм
хемотаксиса:

1.
Сокращение актомиозиновых нитей
псевдоподий лейкоцитов.

2.
Участие ионов Са++
и Мg++.

3.
Увеличение поглощения О2.

4.
Лейкоциты идут вслед за токами жидкости
экссудата.

Сначала
в очаг воспаления выходят нейтрофилы,
затем — моноциты. Это закон
эмиграции лейкоцитов Мечникова.

Причина:

1.
Нейтрофилы более чувствительны к влиянию
хемотоксинов.

2.
Иной механизм эмиграции у моноцитов:
моноцит внедряется в тело эндотелиальной
клетки в виде большой вакуоли, проходит
через её тело и выходит наружу. А не
через межклеточные щели.

Фагоцитоз

Эмигрировавшие
в зону воспаления нейтрофилы являются
активными фагоцитами, которые очищают
зону воспаления от инфекционных
возбудителей.

Адгезия нейтрофилов к
объекту фагоцитоза ускоряется благодаря
опсонинам — активным белковым молекулам,
прикрепляющимся к объекту и облегчающим
распознавание объекта фагоцитирующими
клетками.

Одновременно с процессами
направленного движения лейкоцитов и
фагоцитозом в них происходит респираторный
взрыв — резкое увеличение потребления
кислорода для образования бактерицидных
свободных кислородных радикалов
(синглетный кислород, гидроксильный
радикал, перекись водорода, супероксидный
анион).

Образование активных форм
кислорода происходит с участием ферментов
миелопероксидазы, супероксиддисмутазы
и каталазы.

Освобождающиеся в очаге
воспаления активные формы кислорода
являются высокотоксичными факторами
для бактерий, грибов, микоплазм, вирусов,
хламидий и других возбудителей, они
нарушают структуру и функции мембран
микробных клеток, ограничивают их
жизнедеятельность или вызывают гибель
микроорганизмов.

Помимо антимикробной
активности, усиление свободнорадикальных
процессов вызывает повреждение интактных
паренхиматозных клеток, эндотелиальных
клеток сосудов и элементов соединительной
ткани в очаге воспаления, что способствует
дальнейшей альтерации ткани.Кроме вновь
синтезирующихся факторов оксидантной
системы, в гранулах нейтрофилов содержатся
лизоцим, лактоферрин, катионные белки,
щелочная и кислая фосфатазы, рибонуклеаза,
дезоксирибонуклеаза, гиалуронидаза,
b-глюкуронидаза, эластаза, коллагеназа,
ФАТ, кинины, лейкоцитарный пироген,
хемотаксические факторы.

Таким
образом, накопление нейтрофилов в очаге
воспаления и освобождение ими указанных
биологически активных веществ вызывают
гибель или ограничение жизнедеятельности
микроорганизмов, разрушение и лизис
омертвевших тканей, очищение зоны
поврежденияФагоцитозом
называется процесс поглощения и
переваривания микробов и животных
клеток различными соединительнотканными
клетками – фагоцитами. Этапы: Приближения
фагоцита к микробной клетке, которое
возможно благодаря хемотаксису —
движению по химическому следу.

Прилипания
фагоцита к объекту поглощения. Возможно
это благодаря наличию на поверхности
фагоцита специфичных рецептором к
определенному объекту, то есть своеобразных
химических замочков, с помощью которых
микроорганизм или его часть «пристегиваются»
к фагоциту.

После
прилипания объекта мембрана фагоцита
должна подготовиться к его поглощению,
происходит это под воздействием фермента
С-протеинкиназы.

После
того как мембрана фагоцита приходит в
готовность, наступает погружение объекта
в цитоплазму.

При
погружении соприкасающаяся с объектом
часть мембраны фагоцита вгибается
вовнутрь клетки, постепенно обвалакивая
объект, в результате чего вокруг объекта
образуется оболочка из мембраны фагоцита.
Окруженный оболочкой объект называется
фагосомой.

  1. Образовавшаяся
    фагосома сливается с лизосомами, которые
    представляют собой микроскопические
    пузырьки содержащие множество ферментов
    расщепляющих белки, жиры и углеводы. В
    результате такого слияния происходит
  2. Расщепление
    объекта.
  3. Завершается
    фагоцитоз выбросом переваренных остатков
    объекта, которые уже не принесут организму
    никакого вреда.
  4. В
    качестве объекта фагоцитоза могут
    выступать бактерии, вирусы, грибки, и
    другие частицы, которые не являются
    генетически родственными организму.

Когда
фагоцит поглощает бактерию (или любой
другой чужеродный материал), увеличивается
потребление кислорода, что называют
респираторным
взрывом.

При этом образуются реактивные
кислород-содержащие молекулы, которые
обладают противомикробным
действием. Соединения
кислорода токсичны как для патогена,
так и для самой клетки, поэтому они
хранятся в ячейках внутри самой клетки.

Такой метод уничтожения проникающих
микроорганизмов называют кислород-зависимое
внутриклеточное уничтожение,

Фагоциты
также могут уничтожать микроорганизмы
кислород-независимым
методом
,
но он менее эффективен, чем кислород-зависимый.
Различают 4 основных типа. При первом
типе используются электрически заряженные
белки, которые повреждают клеточную
мембрану бактерий.

При втором типе используются лизозимы;
эти ферменты разрушают клеточную
стенку бактерий.
При третьем типе используются лактоферрины,
которые присутствуют в гранулах
нейтрофилов и удаляют необходимое
железо из бактерий.

[27] При
четвёртом типе используются протеазы и гидролазы для
переваривания белков разрушенных
бактерий.

Роль метаболических нарушений в патогенезе рецидивирующего генитального герпеса uMEDp

Рассматриваются особенности патогенеза рецидивирующего генитального герпеса у пациентов с метаболическими нарушениями. Показана роль жировой ткани в развитии хронического воспалительного процесса, иммунологических дисфункций и влияние на противовирусную защиту.

Введение

Генитальный герпес одна из самых распространенных вирусных инфекций человека. По данным Всемирной организации здравоохранения на 2019 г., более 500 млн больны генитальным герпесом [1]. Особое значение имеет тот факт, что в организме может одновременно циркулировать несколько серотипов вируса.

Традиционно считалось, что в этиологии генитального герпеса 80% случаев приходится на вирус простого герпеса 2-го типа, 20% – на вирус простого герпеса 1-го типа (ВПГ-1).

Однако в одной из работ было показано, что доля первого эпизода аногенитального герпеса, обусловленного ВПГ-1, с течением времени значительно увеличилась среди женщин (с 45 до 61% ) и гетеросексуальных мужчин (с 38 до 41%). ВПГ-1 является ведущей причиной аногенитального герпеса у лиц молодого возраста [2].

Установлено, что ВПГ является одним из важных факторов распространения ВИЧ-инфекции [3]. Огромна роль герпесвирусной инфекции и в развитии патологии плода, а также в снижении показателей имплантации эмбрионов в циклах вспомогательных репродуктивных технологий [4].

Вирус способен проникать через слизистые оболочки уретры, прямой кишки и микротрещины кожи. В эпидемическом отношении очень важен тот факт, что заражение полового партнера возможно даже в отсутствие клинических проявлений.

Для вируса простого герпеса характерно длительное рецидивирующее течение, сменяющееся периодами ремиссии [5]. Согласно современным данным, 20% инфицированных вирусом простого герпеса отмечают типичное течение, 60% – атипичное.

Речь, в частности, идет о гиперемии и отечности области поражения при отсутствии патологических высыпаний. У 20% больных герпетическая инфекция выявляется только лабораторно [6].

Способность к персистенции и длительному существованию в латентной форме – важное свойство герпесвирусной инфекции [4, 7]. Латентное состояние обусловлено тем, что вирус не экспрессирует на клеточной мембране свои антигены.

Латенция проявляется пожизненным сохранением вируса в организме, отсутствием продукции новых вирионов и селективной экспрессии вирусных генов. Под персистенцией понимают способность вируса циклично или непрерывно размножаться в клетках, пополняя пул инфекционных частиц.

Читайте также:  Левофлокс - инструкция по применению, отзывы, аналоги и формы выпуска (таблетки 250 мг и 500 мг, уколы в ампулах для инъекций в растворе роутек) лекарственного препарата для лечения гайморита, цистита, хламидиоза у взрослых, детей и при беременности

Это происходит вследствие того, что скомпрометированная иммунная система не распознает персистентное наличие вируса в организме. Механизмы латенции и персистенции изучены недостаточно. В литературе отмечается значимость генотипических особенностей иммунного ответа индивидуума на вирус простого герпеса [6, 7].

Описаны недостаточная активность макрофагов, CD4-лимфоцитов, снижение активности естественных киллеров, цитотоксических лимфоцитов, снижение выработки медиаторов иммунитета и др. [8, 9].

Несмотря на постоянное пополнение данных о механизмах иммунного ответа на герпесвирусную инфекцию, остается много противоречивых суждений о регуляции врожденного и приобретенного иммунитета в условиях хронической вирусной нагрузки. Кроме того, клинические проявления герпесвирусной инфекции во многом обусловлены взаимодействием иммунной системы и свойствами вируса.

В патогенезе рецидивирующего герпеса важная роль принадлежит таким провоцирующим факторам, как переохлаждение и перегревание, различные общие и инфекционные заболевания, ультрафиолетовое облучение, физические и психические стрессы, изменение гормонального статуса.

Длительно протекающая и часто рецидивирующая герпетическая инфекция способствует тяжелым невротическим и депрессивным расстройствам, а также развитию атеросклероза, ишемической болезни сердца, ревматоидного артрита, реактивного артрита [10–13].

Не исключено формирование патологического круга: хроническое рецидивирующее течение герпесвирусной инфекции способствует формированию психических расстройств и соматической патологии, а нарушение липидного обмена и иммунные нарушения – активации вируса простого герпеса. Кроме того, коморбидность нередко сопровождается полипрагмазией, что часто не только приводит к неудачам в терапии, но и становится опасным из-за ятрогении [7, 14, 15].

Проблема коморбидности

Современная патология человека характеризуется сочетанием заболеваний, имеющих мультифакториальный характер и отличающихся системностью поражения.

Актуальный в настоящее время персонифицированный подход к терапии пациента требует глубокого понимания патогенеза основного и сопутствующего заболеваний [16–19]. Влияние коморбидной патологии на клинику, диагностику и лечение заболеваний индивидуально и многогранно.

Коморбидная патология значительно изменяет клиническую картину и течение основного заболевания, ограничивает и затрудняет лечебно-диагностический процесс.

Одной из широко известных синтропий является метаболический синдром, включающий абдоминальное ожирение, инсулинорезистентность, артериальную гипертензию, атерогенную дислипидемию, гипергликемию. Для метаболического синдрома также характерно хроническое субклиническое воспаление – увеличение показателей С-реактивного белка, провоспалительных цитокинов [20–22].

Роль избыточной массы тела в формировании метаболических и иммунных нарушений

Образ жизни современного общества претерпел значительные изменения: ограничение физических нагрузок, увеличение калорийности пищи, резкий рост стрессовых нагрузок. Как следствие, более 1,9 млрд человек в возрасте 18 лет и старше имеют избыточную массу тела, а 650 млн страдают ожирением [23, 24].

Для мужчин характерен андроидный, абдоминальный тип ожирения. Частое сочетание висцерального ожирения, нарушения углеводного и липидного обмена и артериальной гипертензии позволило объединить их в самостоятельную нозологическую единицу – метаболический синдром.

Таким образом была подчеркнута тесная патофизиологическая связь между данными состояниями.

Абдоминальное ожирение сопровождается хроническим воспалением жировой ткани и изменением секреции адипоцитокинов. Хроническое воспаление жировой ткани, индуцированное адипоцитами, рассматривается как одно из звеньев патогенеза ожирения.

Кроме того, избыточная масса тела, сопряженная с увеличением синтеза провоспалительных цитокинов жировыми клетками, обусловливает развитие и поддержание субклинического хронического воспаления в тканях.

Важная роль в прогрессировании и поддержании воспалительной реакции принадлежит гипоксии адипоцитов [15, 25–28].

Гормональная активность жировой ткани достаточно хорошо изучена. Активированные макрофаги продуцируют широкий спектр провоспалительных цитокинов: фактор некроза опухолей α (ФНО-α), интерлейкины (ИЛ) 1 и 6, свободные жирные кислоты и др.

Фактор некроза опухолей α является многофункциональным провоспалительным цитокином, синтезируемым макрофагами жировой ткани. Одними из важнейших его функций считаются снижение секреции жировыми клетками адипонектина и синтез веществ, стимулирующих активацию воспаления [7, 22].

В низких концентрациях ФНО-α усиливает синтез адгезивных молекул, что способствует привлечению нейтрофилов к месту воспаления, в больших концентрациях – приводит к развитию эндотоксин-индуцированного септического шока. Кроме того, большие концентрации ФНО-α подавляют липопротеиновую липазу жировой ткани, что приводит к уменьшению утилизации жирных кислот.

Данный цитокин способствует пролиферации Т- и В-лимфоцитов, активации макрофагов, усиливает продукцию ИЛ-1 и ИЛ-6.

Интерлейкин 1 синтезируется в основном активированными макрофагами. Его роль в иммунном ответе крайне важна, так как именно он создает условия для пролиферации лимфоцитов и формирования клона специфически активированных клеток.

Кроме того, ИЛ-1 вызывает продукцию гепатоцитами белков острой фазы, повышает продукцию простагландина Е2 и фосфолипазы А2, усиливает экспрессию адгезивных молекул, повышает продукцию других провоспалительных цитокинов, активирует гранулоциты, фибробласты, кератиноциты, NK-клетки [7, 22].

Интерлейкин 6 относится к провоспалительным цитокинам, формируемым жировой тканью. Он стимулирует синтез фибриногена и С-реактивного белка, являющегося маркером хронического воспаления.

Эффекты этого цитокина во многом схожи с действием ИЛ-1. Усиливает завершающую дифференцировку В-клеток и продукцию антител.

В комбинации с другими цитокинами усиливает пролиферацию и дифференцировку стволовых клеток, активирует CD4+- и CD8+-Т-лимфоциты [11, 15, 28].

При избыточной массе тела также повышается уровень свободных жирных кислот в крови [24].

В условиях переизбытка свободных жирных кислот развивается дислипидемия, характеризующаяся гипертриглицеридемией, повышенным уровнем холестерина липопротеинов низкой плотности (ЛПНП), снижением концентрации холестерина липопротеинов высокой плотности (ЛПВП), увеличением содержания атерогенных малых плотных частиц ЛПНП. В ряде работ показано, что повышенный уровень свободных жирных кислот вызывает в митохондриях макрососудистых эндотелиальных клеток повышенный синтез активных форм кислорода, что приводит к окислению ЛПНП и изменению ЛПВП. Все это провоцирует развитие воспалительного процесса в стенках сосудов, образование холестериновых бляшек [25]. Кроме того, свободные жирные кислоты участвуют в образовании ФНО-α, ИЛ-1, ИЛ-6, формировании митохондриальной дисфункции и окислительного стресса [26].

Жировая ткань секретирует полипептидные провоспалительные гормоны: лептин, адипонектин, резистин и ферменты, регулирующие биосинтез стероидных гормонов. Наиболее значимая роль в регуляции метаболизма жировой тканью принадлежит двум адипокинам: лептину и адипонектину [27].

Лептин оказывает мощное атерогенное, диабетогенное и провоспалительное воздействие. Адипонектин обладает противоположными лептину свойствами [15]. Лептин синтезируется преимущественно адипоцитами и обеспечивает увеличение расхода энергии и снижение массы тела.

Полагают, что лептин помимо контроля энергетического статуса и обеспечения физиологических функций может участвовать в развитии воспаления, осуществлять связь между обменными функциями организма и иммунокомпетентностью.

Лептин способствует активации и пролиферации лимфоцитов, активирует Т-хелперный ответ, повышает продукцию провоспалительных цитокинов. Провоспалительные медиаторы в свою очередь повышают количество рецепторов лептина в иммунокомпетентных клетках [15, 23, 27].

Гипертрофированные адипоциты синтезируют хемокины, которые обеспечивают приток новых нейтрофилов, макрофагов и лимфоцитов, что стимулирует увеличение гипертрофии адипоцитов и поддерживает воспалительную реакцию. Выявлено, что гипертрофированные адипоциты продуцируют цитокины и, участвуя в активации комплемента, запускают цепь воспалительных процессов. Воспаление приобретает системный характер [10, 20].

Значение репликации вируса и иммунного ответа в рецидиве герпесвирусной инфекции

Герпесвирусные инфекции входят в многочисленную группу инфекционных заболеваний, возбудители которых паразитируют на молекулярно-генетическом уровне. Цикл репликации вируса состоит из нескольких стадий: прикрепление, проникновение внутрь клетки, репликация, экспрессия, сборка вирусных частиц, выход из клетки.

Проникновение вируса в клетку сопровождается изменениями вирусной оболочки и клеточной плазмалеммы. Перемещение вирусных частиц через мембрану клетки происходит с помощью клеточных рецепторов, предназначенных для проникновения в клетку жизненно важных веществ (клатрин-, кавеолин-опосредованный эндоцитоз, микропиноцитоз и др.).

Необходимо отметить, что для проникновения в клетку и выхода из нее вирусные частицы используют один и тот же механизм [11, 12]. Так, ВПГ для проникновения в клетку использует путь клатрин-опосредованного эндоцитоза. Это позволяет защитить вирусные частицы от воздействия биологически активных веществ цитоплазмы.

Анализ литературы свидетельствует, что в процессе слияния вирусной оболочки и плазмалеммы преимущественно участвуют липиды плазмалеммы. Велико значение и состава вирусного суперкапсида. Если в нем преобладают липиды, для входа вируса в клетку трансмембранные участки плазмалеммы не требуются [6, 8].

При завершении слияния вируса и плазмалеммы формируется липидная пора. Особая важность в транспортировке специфических белков придается недавно открытым в биологических мембранах микродоменам, способным легко перемещаться в мозаичном липидном слое мембран.

Обнаружено присутствие вирусных гликопротеинов в структуре микродоменов и их взаимодействие с липидными компонентами мембраны клетки. Удаление холестерола ингибировало проникновение вируса [25].

Кроме того, вирусы выработали механизмы для избегания иммунных реакций или торможения их. Один из наиболее изученных механизмов – антигенная изменчивость. Попадая в клетку, вирус либо блокирует энзимы, необходимые для клеточного метаболизма, либо разрушает внеклеточные структуры, высвобождая летальные энзимы.

Для блокировки диссеминации вируса иммунный ответ должен остановить проникновение вирионов в клетки и уничтожить уже инфицированные клетки. Иммунные реакции против вириона чаще всего являются гуморальными, а иммунные реакции, направленные на клетки, инфицированные вирусом, – Т-клеточными.

Нейтрализация вируса реализуется за счет активации антител IgG внеклеточной жидкости, IgM крови и IgA на поверхности слизистых оболочек. Кроме того, иммунные комплексы, содержащие вирус, связывают комплемент, что тоже способствует нейтрализации вируса.

При распространении вируса от клетки к клетке на первое место выходят клеточные реакции с участием цитотоксических Т-лимфоцитов, которые появляются уже через два-три дня после заражения. Противовирусный иммунитет реализуется преимущественно Т-лимфоцитами и активированными макрофагами [6, 8].

Вырабатываемый интерферон тормозит транскрипцию вирусного генома, что снижает вирусемию.

Нормально функционирующее клеточное звено иммунитета способствует ограничению вирусного заболевания и прекращению формирования инфекционного процесса. Развивается адаптивный иммунный ответ с появлением цитотоксических и хелперных Т-клеток.

Кроме того, для препятствия распространению вирусной инфекции сформирован механизм программируемой клеточной гибели – апоптоз, который не сопровождается выделением цитокинов, медиаторов воспаления, стимулирующих развитие воспалительной реакции.

При апоптозе клетка фрагментируется и подвергается фагоцитированию. Процесс апоптоза можно разделить на две основные фазы: формирование апоптотических сигналов и демонтаж клеточных структур [21].

Одним из механизмов реализации апоптоза является экспозиция на поверхности клетки фосфатидилсерина, фосфолипида, который обычно располагается на внутреннем липидном слое ее плазматической мембраны.

Окисление активными формами кислорода способствует его перемещению на внешнюю мембрану клетки, что активирует рецептор, запускающий сигнал апоптоза [13, 21].

Вирусы приобрели способность инициировать различные биомеханизмы клеток, включая апоптоз. Вирусы простого герпеса могут либо ингибировать апоптоз, обеспечивая условия для репликации вируса в организме, либо провоцировать смерть клетки для распространения вируса по организму.

Для увеличения выживаемости и воспроизводимости в клетке они не только блокируют митохондриальный путь апоптоза, нарушая формирование полноценного иммунного ответа организма, но и способствуют изменению внутриклеточного распределения митохондрий.

Вирусы способны концентрировать митохондрии вблизи мест воспроизводства вирионов для максимального использования получаемой энергии.

Кроме того, вирусы участвуют в активации программы самоуничтожения иммунокомпетентных клеток, что способствует их сохранению в организме, хронизации инфекционного процесса и носительства [13].

  • Апоптотический механизм иммуносупрессии рассматривается в патогенезе многих заболеваний, включая вирусные инфекции.
  • Состояние иммунной системы, иммунологических механизмов, нарушение в системе взаимодействия иммунокомпетентных клеток – важнейшие факторы в развитии и рецидивировании герпесвирусной инфекции.
  • Заключение

Проблема коморбидной патологии требует мультидисциплинарного подхода к выбору диагностических и терапевтических методов.

Избыточный вес и связанные с ним метаболические нарушения, проявляющиеся в увеличении синтеза провоспалительных цитокинов и поддержании субклинического хронического воспаления в тканях, в сочетании с рецидивирующим генитальным герпесом все чаще являются причиной ошибок при установлении диагноза из-за атипичных и стертых форм заболевания. Анализ литературы позволяет сделать вывод, что патогенез метаболических нарушений на фоне избыточной массы тела и патогенез длительно протекающего хронического инфекционного процесса имеют много общих морфологических и клинических проявлений. Связь между абдоминальным ожирением и рецидивирущей герпесвирусной инфекцией нуждается в дальнейшем изучении.

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: генитальный герпес, метаболические нарушения, коморбидность, атеросклероз, переохлаждение, перегревание
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector