Почему пропал адельфан и другие издержки госрегулирования на рынке лекарств

  • Адельфан – препарат, способный быстро понизить давление на продолжительное время.
  • Однако сегодня это средство считается устаревшим.
  • Поэтому все чаще используют его современный аналог, главное преимущество которого заключается в меньшем количестве побочных эффектов.

Особенности использования препарата

Почему пропал Адельфан и другие издержки госрегулирования на рынке лекарствВ прошлом Адельфан являлся одним из наиболее распространенных средств, применяемых при артериальной гипертензии. Он оказывает комплексное действие, так как в его составе имеется два действующих компонента – дигидрализин и резерпин.

Эти вещества оказывают расслабляющее действие на стенки кровеносных сосудов, влияя на ЦНС и уменьшая количество сердечных сокращений.

Однако такие свойства оказывают неблагоприятное воздействие на организм. Но в случаях, когда факторы развития гипертонической болезни не установлены применение Адельфана позволяет быстро нормализовать показатели АД.

Однако последствия после приема такого препарата очень негативные:

  1. головная боль;
  2. угнетенное состояние;
  3. спазмы и судороги;
  4. развитие депрессии;
  5. стенокардия, сердечная недостаточность и инфаркт миокарда;
  6. ощущение тревоги;
  7. раздражительность.

В случае передозировки Адельфаном также появляется неприятная симптоматика. Например, заторможенность речи и двигательных функций, сонливость и головокружение.

К тому же эти таблетки категорически запрещены при беременности. Также их нельзя принимать пациентам младше 18 лет и людям, страдающим от эпилепсии, заболеваний печени, сердца и почек.

Поэтому фармацевты разработали структурный аналог Адельфана, также быстро снижающий артериальное давление, но не обладающий такими сильными и многочисленными побочными проявлениями. Так появился усовершенствованный препарат Адельфан-Эзидрекс, имеющий в своем составе не только компоненты своего предшественника, но и вещества, понижающие их негативное влияние на организм.

Стоит заметить, что новый аналог Адельфана принимается совсем по другой схеме. Оптимальная суточная доза для взрослого – не более двух таблеток. Но зачастую для достижения стойкого антигипертонического эффекта достаточно одной таблетки, которую принимают сутра, запивая чистой водой.

После этого нельзя употреблять пищу на протяжении получаса. Таким образом, если регулярно применять современный аналог Адельфана, то можно добиться быстрого снижения давления на продолжительное время.

Популярные аналоги Адельфана

Почему пропал Адельфан и другие издержки госрегулирования на рынке лекарствКорамин – это известный аналог Адельфана, который назначают, чтобы ускорить процесс восстановления работоспособности миокарда при ИБС, включая инфаркт. Также препарат показан при артериальной гипертензии и интенсивных физических нагрузках на организм.

К тому же Корамин назначают пожилым пациентам для поддержания функционирования миокарда. Чтобы усилить эффективность препарата его принимают вместе с Вазаламином.

Нефрокс – еще один популярный аналог Адельфана, который используется с профилактической и лечебной целью в следующих случаях:

  • диабетическая нефропатия;
  • гиперазотемические нефриты (хронические и острые);
  • повышенное давление;
  • азотемии;
  • атеросклероз;
  • почечная недостаточность;
  • воспаление мочевыводящих путей.

Кордафлекс также применяется при гипертонической болезни разной тяжести, стабильной стенокардии и ИБС. К тому же этот препарат успешно купирует гипертонический криз.

Кришталь назначаетс в профилактических и лечебных целях при артериальной гипертензии, ИБС, атеросклерозе, дисциркуляторных энцефалопатиях и облитерирующем эндартериите. Также средство может применяться в составе комплексной терапии при остеопорозе, артрозе либо остеохондрозе.

Почему пропал Адельфан и другие издержки госрегулирования на рынке лекарствВерапамил – известный аналог Адельфана, который также назначают при гипертонии, стенокардии и ИБС. Кроме того, эти таблетки показаны при трепетании и мерцании предсердий и пароксизмальной суправентрикулярной тахикардии.

Верапамил в виде раствора для инъекций назначается для купирования гипертонического криза. Также он эффективен при острой коронарной недостаточности желудочковой экстрасистолии и прочих подобных состояниях.

Атерофитон – действенный аналог Адельфана, являющийся источником биологически активных компонентов, нормализующий концентрацию холестерина в крови и улучшающий состояние сосудистых стенок.

Этот препарат предупреждает атеросклеротическое повреждение сосудов посредством мобилизации холестерина из их стенок.

Также его используют в качестве профилактики атеросклероза, симптоматической АГ, ИБС, гипертонии, сердечной недостаточности, тромбофлебита и варикоза.

Эбрантил – хорошая альтернатива Адельфана. Выпускается в виде раствора, предназначенного для парентерального использования при гипертоническом кризе, тяжелой и рефлекторной АГ.

Также раствор можно применять, чтобы контролировать процесс уменьшения АД во время либо после хирургического вмешательства. А таблетки Эбрантил пьют при легкой либо умеренной форме гипертонической болезни.

АнгиОмега Комплекс – это биологически активная добавка, в составе которой имеется ниацин, поликосанол, витамин Е, олеуропеин, жирные и ненасыщенные кислоты омега-3,6,9.

Препарат назначается в профилактических и лечебных целях в составе комплексной терапии при атеросклерозе сосудов ног (неприятные болезненные ощущения в ногах при движении, зябкость конечностей), коронарных сосудов (боль в сердце, ИБС, стенокардия) и сосудов мозга (забывчивость, церебральный атеросклероз, ухудшение внимания и памяти).

Кроме того, АнгиОмега Комплекс показан в следующих случаях:

  1. нарушение обменных процессов – сахарный диабет, лишний вес, метаболический синдром;
  2. женщинам и мужчинам после 30-35 для профилактики атеросклероза;
  3. гипертония;
  4. генетическая предрасположенность к болезням сердечно-сосудистой системы;
  5. соблюдение диеты с минимальным количеством жиров;
  6. продолжительное либо постоянно психоэмоциональное перенапряжение, нервозные и стрессовые состояния;
  7. пониженный иммунитет;
  8. профилактика инсульта, инфаркта и реабилитация после сосудистых катастроф.

Не менее известной заменой Адельфана является Каптоприл, который показа при эссенциальной, реноваскулярной, резистентной и почечной гипертонии.Видео в этой статье призвано ответить на вопрос,, что делать, для снижения давления.

Идет поискНе найденоПоказать рекомендации

Источник: https://gipertonija.ru/medikamenty/adelfan-analogi.html

Известный врач объяснил, почему лекарства то и дело исчезают из продажи и что делать, если нужного препарата нет в России

15 мая Государственная дума в первом чтении приняла законопроект о противодействии американским санкциям. «Медуза» пообщалась с гастроэнтерологом, директором клиники «Рассвет» Алексеем Парамоновым, который рассказал, почему в России регулярно возникает дефицит лекарств и что делать простому пациенту, если нужного препарата нет в аптеке.

Почему лекарства то и дело исчезают из продажи?

Для России перебои с поставками препаратов — действительно обычное дело.

Например, пациенты с хроническими заболеваниями сталкиваются с одной и той же проблемой — с таким трудом подобранный им препарат пропал из аптек и они вынуждены вместе с лечащим врачом подбирать заменитель.

Хорошо, если в России зарегистрированы несколько торговых наименований одного и того же препарата, тогда такая замена относительно безболезненна.

Но вот недавняя история: из продажи один за одним пропадали препараты месалазина. Это лекарство необходимо многим пациентам с язвенным колитом, болезнью Крона, рецидивирующим дивертикулитом. Прекращение лечения грозит обострением болезни и переходом на следующую ступень терапии, при которой используются более мощные, но более опасные лекарства.

Торговые марки, содержащие месалазин, заменяемы лишь частично.

Этой зимой пациенты и врачи столкнулись с ситуацией, когда последовательно недоступны стали как дорогие оригинальные препараты месалазина, так и дешевые индийские дженерики.

Почему? Оказывается, дело в защите интересов пациента государством. Важные препараты государство включает в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) и устанавливает предельно допустимую цену на них.

Такая защита имеет два последствия: во-первых, процесс установления цены периодически повторяется и занимает некоторое время, пока заинтересованные стороны договорятся.

Государство хочет, чтобы препарат стоил дешево, в том числе, с целью его закупок для государственных больниц и льготников. Производитель отстаивает свой интерес — установленная государством цена не должна отбить у него желание работать на российском рынке.

Пока переговоры идут, а они проходят отдельно по каждой форме и дозировке, лекарства в аптеке нет.

Во-вторых, выводя на рынок препарат, производитель рассчитывает продать определенный объем по установленной государством цене, и, если государство снизило цену, препарат могут вовсе прекратить завозить, поскольку продажи перестают покрывать издержки.

Другая история с импортными вакцинами. Поступление их на рынок зависит и от Всемирной организации здравоохранения и ее решений по конкретным препаратам. В некоторых клиниках иногда внезапно появляются дефицитные вакцины, но ограниченными партиями, и на всех их не хватает.

Много вакцин забирает государство, частным компаниям достается остаток. Кому он достанется — зависит от близости отношений с дистрибуторами. В ход идут личные отношения, важность клиники для дистрибутора как постоянного клиента с большими постоянными объемами заказов.

Есть на рынке аптеки-перекупщики, которые в первую очередь получают вакцины и продают клиникам по розничным ценам с наценкой примерно в 30%.

Почему пропал Адельфан и другие издержки госрегулирования на рынке лекарств

Почему некоторые важные препараты даже не регистрируют в России?

В основном из экономических соображений. Например, в США производится слабительный препарат линаклотид, не имеющий аналогов в России и превосходящий по эффективности все другие средства для лечения синдрома раздраженной кишки с запорами. Пациентов, нуждающихся в нем, у нас миллионы, но этого недостаточно, чтобы фирма-производитель приняла решение зарегистрировать его у нас.

Регистрация — процесс, занимающий не менее девяти месяцев. Для нее необходимо проведение исследований, подтверждающих эффективность и безопасность препарата в России или странах Таможенного союза, даже если такие исследования были проведены в других странах.

Минимальная стоимость регистрации, по оценкам специалиста из фармацевтической компании, от миллиона долларов.

Это небольшие расходы для американской компании, но производитель также проводит маркетинговую оценку, прогнозирует, будет ли препарат закупать государство, и по совокупности факторов принимает решение, стоит ли бороться за наш рынок.

Бывают заведомо убыточные для производителя, но, тем не менее, необходимые пациентам препараты. К таким относится дантролен — средство для лечения злокачественной гипертермии, не зарегистрированное в России. Этот препарат спасителен при очень опасном осложнении, возникающим после наркоза или при применении некоторых психотропных препаратов.

Но поскольку злокачественная гипертермия случается редко и непрогнозируема, больницы должны иметь этот препарат «на всякий случай», понимая, что большая его часть никогда не будет использована. Однако каждая примененная ампула — спасенная жизнь. Производитель — бизнесмен. Благотворительность, да еще и в чужой стране — не его обязанность.

А воли государства решить эту проблему и оплатить спасение этих пациентов мы не видим.

Почему, если государство обеспечивает лекарствами, препараты часто меняют и задерживают?

Государство закупает лекарства по международным непатентованным названиям (МНН). Если вы привыкли лечиться импортным «Конкором» (МНН — бисопролол), но в поликлинике вам дали отечественный бисопролол — все законно. Хотя, возможно, он не будет помогать так хорошо.

Кроме того, государство иногда, планируя закупки, ошибается с необходимым объемом. И того же бисопролола может в каком-то регионе не хватить. Его заменят ближайшим аналогом, например метопрололом. Хотя это далеко не одно и тоже. Поэтому многие пациенты, имеющие право на льготное лекарственное обеспечение, предпочитают избегать замен и покупают недостающий препарат за свои деньги.

Почему пропал Адельфан и другие издержки госрегулирования на рынке лекарств

Что делать, если препарата в России нет, а он нужен?

Находясь за границей, вы можете купить лекарства для личного пользования, но на многие нужен рецепт. Если применят санкции и какие-то препараты лишатся российской регистрации, наши врачи утратят право просто выписывать такой рецепт. Останется только посещение иностранного врача.

Есть и другой, но даже более сложный вариант. Назначить незарегистрированный препарат может врачебная комиссия, после чего надо будет получить одобрение чиновников.

На практике процедура столь сложна, что реально работает только в нескольких федеральных центрах, имеющих большой административный ресурс.

К слову, чтобы ввезти лекарство из-за границы, необходимо помнить, что если этот препарат для личного пользования и он не содержит веществ, входящих в список психотропных или наркотических, вы можете спокойно ввозить его в Россию, пусть даже оно не зарегистрировано в России. Если содержит — потребуется рецепт или выписка из истории болезни с переводом на русский язык. И такие лекарства нужно будет задекларировать на границе.

Что такого особенного в американских препаратах?

Крупнейшие мировой фармацевтические производители все так или иначе связаны с США — именно там находится крупнейший в мире рынок лекарств.

И даже если компания формально зарегистрирована в Бельгии или Швейцарии, зачастую большая часть ее бизнеса расположена в США.

Некоторые высокотехнологичные компании, зародившись в США, еще не вышли за пределы страны, но именно они находятся на переднем краю биотехнологий, создания препаратов для лечения онкологических и аутоиммунных заболеваний. Мы заинтересованы в них, не они в нас.

Не стоит думать, что уйдут американцы — придут фармпроизводители дружественных нам стран. Увы, нет. Заместить пармезан аргентинскими твердыми сырами можно, разницу знают только гурманы.

В фармации каждая компания специализируется в какой-либо области, и все передовые технологии принадлежат одной-двум компаниям и защищены патентами.

Прийти могут только фирмы второго-третьего эшелона, специализирующиеся на дженериках. Но этого добра у нас и так хватает.

Что будут делать больницы, если нужные препараты пропадут?

Будут лечить тем, что есть. В 1999 году такое уже было, лекарства не запрещали, но у больниц не было на них денег. В больнице, где я тогда работал, лечили порошками из белой глины и белладонной.

Государственные больницы вовсе лишены возможности для маневра — у них закупки централизованные. Частных стационаров у нас пока очень мало. Как они будут выходить из этой ситуации? Или нарушать интересы пациента, или нарушать закон.

Читайте также:  Табекс - инструкция по применению, отзывы, аналоги и формы выпуска (таблетки 1,5 мг) лекарства для лечения никотиновой зависимости и отказа от курения у взрослых, детей и при беременности. побочные эффекты приема препарата

Последние известия из Думы [из первоначального законопроекта убрали конкретные сферы, к которым могут применять санкции, но вместе с тем формулировка стала еще более расширительной — прим. ред.

] обнадеживают: скорее всего, нас не поставят перед этим выбором.

Все врачи и руководители медицинской отрасли, с которыми я это обсуждал, не верят, что санкции коснутся столь тонкой сферы, как здоровье.

Источник: https://runaruna.ru/articles/19167-avtoritetnij-vrach-obyasnil-pochemu-lekarstva-to-i-delo-ischezayut-iz-prodazhi-i-chto-delat-esli-nuzhnogo-preparata-net-v-rossii/

Госрегулирование ограничило выбор лекарств

23.04.2010

Почему пропал Адельфан и другие издержки госрегулирования на рынке лекарств Больше регулирования – меньше лекарств. Фото Арсения Несходимова (НГ-фото)

Госрегулирование цен на лекарства приносит первые неприятные сюрпризы: из аптек исчезли привычные препараты, а дешевые отечественные лекарства вытесняет дорогой импорт.

Нынешняя схема госрегулирования, по мнению фармацевтов, нуждается в пересмотре, поскольку она не обеспечивает снижения цен и не способствует импортозамещению.

Вчера представители Минздравсоцразвития признали факт сокращения аптечного ассортимента, но заявили, что для паники нет оснований: основные лекарственные субстанции по-прежнему представлены в России.

Любое госрегулирование цен ведет к сокращению ассортимента и создает проблемы для потребителей.

Эту общую закономерность подтвердила и новая инициатива российского правительства по госрегулированию цен на лекарства.

Попытка ограничить рост цен в аптеках привела к ожидаемым побочным эффектам: многие покупатели лишились возможности выбора, а дешевые препараты начали вытесняться более дорогими.

Вчера представитель Минздравсоцразвития сообщил «НГ», что по состоянию на 20 апреля в России были зарегистрированы 6027 предельных отпускных цен на препараты из списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств (ЖНВЛС), который основан на примерно пяти сотнях международных непатентованных названий (МНН) лекарственных субстанций.

Как сообщили в ведомстве Татьяны Голиковой, все позиции по 500 МНН на сегодня «закрыты», то есть представлены на рынке. «Могут отсутствовать какие-то торговые наименования, но нет ситуации, когда международное непатентованное наименование лекарства не было бы представлено хотя бы одним производителем», поэтому никаких оснований для паники нет.

Тем более регистрация цен на препараты продолжается.

Однако исполнительный директор «Российской ассоциации аптечных сетей» Нелли Игнатьева сообщила, что лекарственные препараты, предельные цены на которые не зарегистрированы, уже исчезли из аптек.

К примеру, из ассортимента аптек, по словам Игнатьевой, выпали хорошо известные капли отривин.

К списку исчезнувших Игнатьева также добавила антибиотики элефлокс, рентгеноконтрастный препарат урографин, спрей «Длянос» и др.

Есть три причины, по которым некоторые производители до сих пор не зарегистрировали предельные цены. Первая – ряд производителей просто не уложились в отведенные сроки. Согласно закону длительность регистрации предельных отпускных цен на ЖНВЛС составляет 35 рабочих дней.

Чтобы зарегистрировать предельные цены до 1 апреля, нужно было подать досье на рассмотрение в Росздравнадзор до 10 февраля. «В случае если производитель предоставил документы 31 марта, препарат более месяца не сможет обращаться на рынке», – поясняет старший юрист международной юридической фирмы CMS Юлия Федорова.

Вторая причина – часть производителей осознанно отказались от регистрации. Как ранее объяснял замглавы формулярного комитета РАМН Павел Воробьев, точкой отсчета для предельных наценок стала средневзвешенная цена препарата за второе полугодие 2009 года, когда многие предприятия вынужденно продавали часть продукции ниже себестоимости.

Тогда это было обусловлено экономическим кризисом, но и дальше продавать лекарства по заниженной цене предприятиям уже не выгодно. На этой почве возникает еще одна проблема: российские препараты действительно замещаются аналогичными лекарствами, но уже иностранными и, следовательно, более дорогими.

Это выгодно дистрибьюторам, но противоречит самой идее госрегулирования цен на ЖНВЛС. «Российский производитель, например, препарата атропин отказался от регистрации, и цены зарегистрировали на импортный препарат.

То есть беспокоиться о том, что препаратов вообще не будет, не нужно, вот только сами препараты вряд ли станут доступнее», – рассказывает Игнатьева. Дешевые лекарства будут вытеснены более дорогими импортными аналогами. Наконец, третья причина исчезновения лекарств – часто аптекам самим не выгодно продавать лекарства по слишком низким ценам.

После 1 апреля аптеки были вынуждены реализовывать отдельные лекарственные препараты по цене, иногда в несколько раз ниже закупочной. «Например, аптека ранее приобрела препарат за 900 рублей, а теперь она обязана продавать его не дороже 195 рублей», – уточняет Игнатьева.

Вполне логично, что свои убытки аптеки будут покрывать за счет потребителей – за счет увеличения цен на лекарства вне списка ЖНВЛС. «Сегодня уже ясно, что в утвержденные методики нужно будет вносить дополнения. Неправильно, например, нашему населению предоставлять один и тот же препарат в расфасовке и по 5, и по 10 таблеток по одной цене», – добавляет Игнатьева.

  • Какие лекарства исчезли после введения госрегулирования (фрагмент списка).
  • Ампициллин, бекотид, вакцина стафилококковая, виролекс, витагерпавак, виферон, гепарин, герпферон, гинипрал, дифлюкан, длянос, имодиум, интерферон, ксимелин, мальтофер, метронидазол, окупрес-Е, пилокарпин, проксодолол, регидрон, стрептомицина сульфат, тамоксифен, трамал, урографин, флемоклав, флюкостат, цифран, элефлокс, эналаприл, эффералган.
  • Источник: данные «Российской ассоциации аптечных сетей» и Союза профессиональных фармацевтических организаций» на начало апреля

Источник: http://www.ng.ru/economics/2010-04-23/4_medicine.html

Четверть рынка лекарств лишат госгарантий

Список жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств (ЖНВЛС) на 2010 год, разработанный Минздравом, сокращен в сравнении со списком-2009 на 25%, доля лекарств российского производства в нем выросла до 68%.

Уже появились первые недовольные. Компания AstraZeneca полагает опасным для пациентов исключение из рекомендательного списка Минздрава ряда иностранных препаратов.

Но это же избавляет производителя и от рисков госконтроля цен на них.

Как стало известно «Ъ», Минздрав подготовил и разослал на согласование заинтересованным сторонам, в том числе фармдистрибуторам, в Минпромторг и в Минэкономики проект списка ЖНВЛС на 2010 год.

Документ есть в распоряжении «Ъ» — формально пока это проект распоряжения правительства об утверждении перечня ЖНВЛС. В сравнении со списком-2009 нынешний список сокращен с 658 международных непатентованных наименований лекарств до 495 (это порядка 2 тыс. торговых наименований из 17 тыс.

зарегистрированных). Доля в обновленном перечне препаратов, выпускаемых производителями в РФ, вырастет до 67,8%. Из перечня 75 наименований — исключительно российского производства, 159 — исключительно зарубежного.

Согласно пояснительной записке к проекту, из списка исключены лекарства «с низким уровнем клинической эффективности», диагностические средства и дезинфекционные препараты.

Напомним, список ЖНВЛС должен коррелироваться со стандартами медицинской помощи в РФ, с его учетом формируются госгарантии в оказании бесплатной помощи.

Сам список является рекомендательным: медучреждения России могут использовать и другие лекарства для лечения больных, за исключением незарегистрированных в РФ.

Но госпитальный сектор фармрынка (госзакупки) ориентируется именно на этот список.

При этом с 2010 года включение в список ЖНВЛС — не только гарантия продаж, но и угроза их рентабельности.

Проект новой версии закона «Об обращении лексредств» («Ъ» писал о нем 30 ноября), разрабатываемый Минздравом, предполагает, что предельные отпускные цены производителя лекарств из списка будут объектом госрегулирования.

Методику Минздрав готовит сейчас совместно с Федеральной службой по тарифам, Минэкономики и Минфином. Кроме того, регулировать цены на лекарства предполагается через ограничение торговых оптовых и розничных надбавок (методику разрабатывает ФСТ).

О лоббизме и колоссальном количестве критики при подготовке перечня на прошлой неделе предупредила производителей Татьяна Голикова, заявив, что «знает, кто является «проводником» того или иного препарата в госпитальном, амбулаторных сегментах».

Вчера фармпроизводители неохотно комментировали новый перечень. Исполнительный директор Союза профессиональных фарморганизаций Геннадий Ширшов заявил «Ъ»: список не согласован, методика его составления не обнародована, поэтому «давать какие-то либо комментарии преждевременно».

Впрочем, он указал на то, что сам список и пояснительная записка к нему от Минздрава «противоречат друг другу». Но уже есть первые пострадавшие. Президент компании «AstraZeneca Россия» Фредерик Жирар вчера пояснил: ему «не совсем понятна логика формирования проекта перечня ЖНВЛС». «Из него исчезли препараты последнего поколения для лечения многих серьезных заболеваний.

Это инновационные разработки целого пула авторитетных фармкомпаний, в которые вложены годы научных исследований, и многие из которых уникальны. В первую очередь нас волнует доступность препаратов для российских пациентов»,— отмечает он, не конкретизируя претензий к списку-2010.

Другими игроками отмечается и излишняя детализация списка-2010: ряд препаратов в нем указан с рекомендацией по форме, что сократит конкуренцию производителей при госзакупках лекарств.

Угроза госрегулирования цен на список ЖНВЛС рынок беспокоит пока меньше: у рынка нет нужных данных.

Гендиректор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев отмечает, что «вопрос перечня ЖНВЛС увязан с методикой определений отпускной цены производителя.

В зависимости от этой методики будет понятно, насколько производители будут заинтересованы в попадании препаратов в список».

Кроме того, он поясняет — в теории список ЖНВЛС есть список лекарств с гарантированной доступностью, «это, в свою очередь, означает: это перечень, по которому субсидируются затраты. У нас же наоборот — цены на эти препараты будут регулироваться, финансовое бремя ляжет на плечи производителей». Но риск низкой рентабельности продаж пока оценивается компаниями выше, чем риски снижения госзакупок.

К 2010 году ожидаются и новые «вводные» в будущее уравнение рентабельности фармбизнеса.

Вчера президент Дмитрий Медведев по итогам прошедшего 31 августа заседания комиссии по модернизации дал поручения правительству подготовить нормативно-правую базу для поддержки отечественных производителей лекарств — в частности, исключить их «дискриминацию» при размещении заказа. Как исполнит это поручение Минздрав, пока неизвестно.

Дарья Николаева, Дмитрий Бутрин

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/1284714

Как решить проблемы аптек в условиях госрегулирования?

Мелик–Гусейнов Давид ВалерьевичПредседатель Экспертного совета по здравоохранению отраслевого объединения «Деловая Россия»

СТАНДАРТЫ

Стандарты, которые утверждаются, регламентируются и спускаются сверху для фармотрасли, некомфортны для участников фармрынка. Но мы совершенно не задумываемся, что можно сдвинуть парадигму и получать удовольствие от работы в новых стандартах. Предлагаю найти точку G для нашего бизнеса.

Если начальные этапы создания лекарств носят творческий характер и стандарты применить здесь сложно, то на этапе доклинических, клинических испытаний, производства, логистики и продажи существуют определенные наработанные стандарты. Но точка G есть на каждом из перечисленных этапов товаропроводящей цепочки.

Как же обстоят в России дела со стандартами?

Если брать стандарт GLP (доклиническая) и GCP (клиническая практика), то в нашей стране статус внедрения доклинического стандарта 5% и 50%, самый лучший результат, для клинических испытаний.

Если мы обращаемся к товаропроводящей цепочке, к производителю, дистрибьютору, аптечному звену, то статус внедрения этих стандартов здесь крайне низок, особенно хромает аптечная розница: всего 10% аптек пытаются следовать стандартам надлежащей аптечной практики, так называемым стандартам GPP.

40% российских лекарственных средств производятся без учета стандартов качества.

Мы должны понимать, что эта ситуация в ближайшее время будет кардинально меняться и повлечет за собой внедрение стандартов на втором и третьем этапе товаропроводящей цепочки (дистрибьюция и аптека).

60% российских ЛС хранятся и транспортируются с нарушением стандартов, 70% неправильно отпускаются из аптеки (отпуск рецептурных препаратов без рецептов и т.д.).

А вот проблема фальсификата и контрафакта (всего 0,01%) на российском фармрынке не такая уж больная. Самая большая проблема – проблема некачественного товара. Объем некачественной продукции на российском фармрынке составляет 15%.

Какие еще проблемы существуют на российском фармрынке?

1. Большое количество участников рынка и, как следствие, низкая рентабельность бизнеса.

2. Непрозрачность отрасли. Нет достоверных данных сегодня у государства и аналитических компаний, чем сегодня живет отрасль. Например, посчитать количество работающих аптек не может никто. Росздравнадзор дает статистику по количеству лицензий.

Читайте также:  Метформин таблетки 500 мг, 850 мг и 1000 мг - инструкция по применению, формы выпуска, аналоги и отзывы

Сейчас, когда идет борьба отраслевого сообщества за снижение ставок ЕСН, невозможно даже сослаться на реальное количество аптек в России. Регулятор рынка ссылается на цифры, которые показывают, что количество розничных операторов растет.

Но эта статистика некорректна.

Что нужно сегодня отрасли?

1. Перевести всех производителей на единые стандарты GMP (с января 2014 г. это планируется сделать). Но есть уловка: если предприятие получит лицензию на производство в декабре 2013 г., то компания сможет спокойно производить свою продукцию без соблюдения стандартов до 2018 г.

2. Оптимизировать оптовую деятельность и применить квоты к количеству аптечных точек, как ни прискорбно это звучит. Сегодня у нас неравномерно распределен аптечный бизнес.

Все вышеназванные опции спровоцируют рост цен.

Сегодня, когда нет лекарственного возмещения в стране, нет и государственной поддержки бизнеса. Нужно разработать некий алгоритм по преодолению рисков. Внедрить систему лекарственного возмещения (в 2013-2014 гг. эта система начнет работать в России).

Государство понимает, что датировать и дальше льготные категории граждан и слушать жалобы населения на дороговизну ЛС сложно. Москва – один из «пилотных» регионов, где будет запущена программа страхового лекарственного возмещения. Первый такой проект в истории российского фармрынка запустила у себя «Ригла».

Кейс ее сейчас активно изучается участниками рынка.

Мы должны быть уверены в том, что аптечная розница будет видоизменяться: перейдет от наценок к тарифной системе оплаты за обслуженную лекарственную упаковку. Так во многих странах мира происходит.

Монополизация – это риск. Антимонопольная служба может решить эту проблему, установив порог доминирования (сегодня 35%).

АПТЕКИ БУДУТ ПЕРЕХОДИТЬ НА СТАНДАРТЫ GPP

Снижение конкурентоспособности отрасли. Для аптечной розницы – это внедрение стандартов GPP.

Сейчас Госдума РФ прорабатывает вопросы оптимизации оптового звена. С 2014 г. предлагается вести для всех дистрибьюторов соответствие стандартам GDP. У них в обязательном порядке должны быть прямые договора с производителями для того, чтобы избежать вторичной дистрибуции.

Должен быть также утвержден обязательный ассортимент, аналогичный аптечному. Часто в прайсе дистрибьютора не бывает того обязательного ассортимента, который необходим аптеке.

Установлены официальные квоты в уставном капитале для оптовой компании. Сегодня открыть ее очень просто, достаточно иметь10 тыс. руб. В дальнейшем предполагается наличие уже 1 миллиона.

Создан единый логистический оператор для государственного сегмента.

С производителями ЛС, участвующими в государственном сегменте, будут заключаться трехлетние договора.

В связи с этим аптеки будут переходить на другой уровень развития, т.е. на стандарты GPP. Это предполагает полное информирование потребителя о применении ЛС, ориентацию на профилактику, на клиента, а не на товар, этику, профессионализм сотрудников. Как результат – аптека может рассматривать стандарты надлежащей аптечной практики как основы собственной маркетинговой стратегии.

Требования GPP:

  1. В основе фармпрактики должны главенствовать профессиональные факторы, однако экономические тоже имеют значение.
  2. Система непрерывного профессионального образования – это вопрос «подвис», требует срочной перезагрузки. Сегодня подход к повышению квалификации формальный – 1 раз в 5 лет.
  3. Взаимоотношения с другими сотрудниками здравоохранения должны рассматриваться как терапевтическое партнерство: врач должен выписывать препараты, которые есть в наличии в аптеке, а аптека должна информировать врача о наличии препаратов.
  4. Отношения с другими фармацевтами определяются не с позиции конкуренции, а как отношения между компаньонами.
  5. Квоты на открытие аптек, или стандарты удаленности аптек друг от друга.
  6. Ценовая конкуренция должна заместиться конкуренцией специалистов.

В Госдуму РФ будет внесен проект закона «Об основах охраны здоровья граждан», где в ст. 70 говорится об ограничениях в общении между медпредставителями и фармработниками. Нельзя принимать подарки, денежные средства, отдыхать, принимать участие в мероприятиях, принимать образцы ЛС, использовать предметы с логотипом фармкомпаний.

Мы только начинаем формировать нормативно-правовое пространство в этой отрасли.

Темы, требующие кардинальной перезагрузки:

  • Неприкаянность производственных аптек, чью работу невозможно стандартизировать. Необходимо адаптировать GPP под эти производственные аптеки.
  • Аптеки – организации торговли или социальный бизнес (льготы аптеки хотят получать как бизнес социальный)?

Но нужен ли нам статус социального бизнеса? Как бы ни пришлось нам пожинать плоды тотального регулирования в том случае, если государство признает аптечный бизнес социальным.

По материалам круглого стола в рамках XVI Всероссийской конференции «Аптечная сеть России»

Гончарова Анна

27.06.2011

Источник: http://mosapteki.ru/material/kak-reshit-problemy-aptek-v-usloviyax-gosregulirovaniya-2795

Из аптек города исчез адельфан

Рынок лекарств лихорадит в ожидании новых цен

19 января, по данным единой справочной 063, в продаже не было трех препаратов: адельфана, проксодолола и осталона. При этом никаких проблем с выдачей льготных препаратов в аптеках нет. Куда исчезли недорогие и популярные медикаменты?

Вчера днем в редакции «Речи» раздался звонок от нашей постоянной читательницы, 79-летней пенсионерки Алевтины Васильевны:

— Пропал в аптеках адельфан. Совсем нет. Я его пью уже 20 лет от давления. Хорошо так помогал. Как быть?

Еще одна череповчанка, Елена Николаевна, подтвердила эту информацию:

— Моя пожилая мама принимает адельфан. На прошлой неделе обошла немало аптек. На днях повезло: купила последнюю упаковку.

В частной аптеке на ул. Металлургов фармацевты рассказали, что в середине декабря препарат «Адельфан» (страна-производитель Индия) неожиданно исчез с аптечных складов и из прайсов оптовиков.

В России это лекарство давно снято с производства, поскольку относится к старому поколению лекарств от артериальной гипертонии. Но адельфан уважаем старшим поколением, в частности и благодаря небольшой цене.

В декабре его можно было купить по цене до 90 руб.

По данным единой справочной службы МТПП «Фармация» (063), в городе также нет глазных капель «Проксодолол» (применяется при глаукоме, производится в России и Беларуси), а также препарата «Осталон» и его аналога «Осталон Кальций-Д» (производится в Венгрии и Беларуси, применяется при лечении и профилактике остеопороза).

Все три препарата относились к одной ценовой группе — до 500 рублей.

Специалисты фармацевтической отрасли еще в середине декабря прогнозировали трудности с поставками именно недорогих препаратов, поскольку в отношении 65 фармпредприятий России вынесены представления контролирующих органов о необходимости срочной модернизации производства с целью повышения качества медикаментов. А еще колебания на валютном рынке, санкции и т. д.

За разъяснениями мы обратились в управление по организации медпомощи населению Череповца департамента здравоохранения области. И получили ответ: запрос в адрес поставщиков и производителей сделаем, но быстрого ответа ждать не приходится.

Так, в 2014 году больше двух месяцев ждали ответа по препаратам, которые производились в Луганске.

Поэтому череповчанам, которых коснулся дефицит лекарств, стоит обратиться к участковому терапевту и подобрать другое лекарство, которое обязательно будет в аптеке.

Полина Удовиченко

Источник: http://35media.ru/articles/2015/01/20/iz-aptek-goroda-ischez-adelfan

Кому выгоден искусственный дефицит дешевых лекарств?

harmfulgrumpyОтличная тема! Наши чиновнички только о прекрасном импортозамещении и распевают, прям как соловьи, врут про полное соответствии дженейриков и оригиналов. Вспомним некоторые исчезнувшие лекарства, которые у нас так и не заменили.Адельфан — таблетки 10 шт. 25-30 руб. пр-во Индия. Применялся населением России от давления,противопоказаний практически не было, это только в последнее время негатив начали на него вешать.  Ранее был ещё дешевле 10-12 руб. за 10 шт., но уже с 2012 стал почему-то дорожать, ах, да инфляция же в 2014 появилась. И с 12 года постепенно испаряться из аптек — достойные же заменители есть. Полностью пропал в марте 2015.«Куда исчез адельфан ? —  веселые вопросы из Ангарска и по стране— Попросили купить препарат. А его нигде уже нет! Ни в одной аптеке! Когда будет неизвестно,почему нет не знают. Говорят ,типа проходит перерегистрацию, но что то сомнительно что причина именно в этом. Для гипертоников думаю тема наиактульная, также как для диабетиков инсулин.Так все таки что это, преступная халатность, или кем то спровоцированная диверсия?- Его не сняли с производства, а вытесняют конкуренты из-за того, что он дешевле большинства других препаратов.Адельфан-эзидрекс, триризид, резерпин.

— Поясняю. Я веду речь о гипертонике со стажем который принимает уже лет цать сей препарат,и у врачей был не раз. Незаменимых нет,согласен, но парадокс в том что и заменимых нет в наличии.

— Может в Иркутске есть? http://forums.drom.ru/angarsk/t1151728014.html- В нашем городе, да и в области пропали таблетки Адельфан и по России он мало где есть сейчас. А мама моя без него не может. Давление за 200 поднимается. Вот уже месяц пытается она сбить давление самыми разными препаратами, но никак. Пробовала аналог, но он ей не подошел. Очень боюсь за нее.» http://www.stranamam.ru/post/9070653/- Адельфан принимала свекровь, когда у нее было высокое давление и она не могла его быстро сбить, говорит, что помогал ей хорошо этот препарат. Попыталась его найти в аптеках, обошла почти все аптеки в городе, но адельфана не нашла. В одной аптеке фармацевт сказала, что они не заключили договор с поставщиком, в другой сказали, что его сняли с производства, как неэффективное и имеющее много побочных эффектов. Может просто не хотят аптеки его брать, потому что препарат не дорогой, выгоднее продавать дорогие лекарства, ведь те у кого высокое давление и кто не может обходиться и одного дня без приема лекарств, понижающих давление, обязательно купят другой препарат по более высокой цене.- Дело в том, что Адельфан вызывает много побочных явлений и это уже не секрет. Я работал на Скорой Помощи ещё 20 лет назад, и тогда Адельфан был в «ходу». Хотя мы на вызовах по поводу гипертензии делали как правило уколы Сульфата Магния, в народе «магнезии», кстати «магнезия» это очень эффективный и мягко действующий препарат, при повышенном давлении «она» его снижает, а при пониженном повышает, единственное, что плохо, шишки оставались после инъекций. Как то приехали на вызов, пациентка прямо так и сказала:»Вколите мне МАГНОЛИЮ»:-) Мы ржали до упаду! Так вот Адельфан это уже старый препарат, не соответствующий ЭПОХЕ, поэтому его и нет в аптеках. На клофелин он не тянет, так что использовать Адельфан в криминале не имеет смысла. Просто Адельфан устарел. К тому же адельфан нужно принимать 3 раза в сутки, а появились препараты аналоги, которые можно применять лишь 1 раз.

— Ноооо! От других препаратов кашляла до рвоты еже… часно! устарел??? Ага…, как анальгин и т.д. покупай новое, разрекламированное и …. супердорогое. Адельфан пропал (хоть Индия, вроде. пхай-пхай) в связи с ситуацией в политике. Сын в Индии, привез адельфан эзидрес (более новое. улучшенное средство).

И пить адельфан 3 раза в день — что за бред? Еще и врач пишет! Во — первых, это при.. не знаю каком кризе, а во-вторых — индивидуально и определяется (прости, врач) эмпирическим путем. Всем здоровья, включая врачей! http://www.bolshoyvopros.ru/questions/1562227-pochemu-iz-aptek-propalo-lekarstvo-adelfan.html

Вместо адельфана — «лекарства для бедных» предложили более дорогие Капотен 28 табл. — 130 руб. (Испания, Италия), желающим можно посмотреть замечательные противопоказания и побочные эффекты http://www.xumuk.ru/lekenc/3983.htmlЕщё заметьте, есть его российский аналог — Каптоприл, любой врач на скорой посоветует от давления, вот энтот ваабще дешевый 40 табл. 10-15 руб., но последствия выше по ссылке.

Многие от давления применяют Эналаприл (Энап) — отечественные от 20 руб. до венгерского за 160 руб.

, но опять же: противопоказаний очень много, с теми же почечниками и диабетиками, коих у нас развелось отчего-то? «Есть данные, что одновременное назначение инсулина, а также других гипогликемических препаратов и Эналаприла может приводить к гипокалиемии. Чаще всего это бывает в начале лечения у пациентов с почечной патологией».http://www.tiensmed.ru/news/enalapril-ab1.html

Читайте также:  Винилин - инструкция по применению, отзывы, аналоги и формы выпуска (бальзам шостаковского 50 г и 100 г или раствор) лекарства для лечения мастита, фурункулов и стоматита у взрослых, детей и при беременности

На протяжении 30 лет (до 2012) был такой препарат при гипертонии — диуретик Урегит — пр-во Венгрия, 20 табл. стоили всего-то 12 руб.

Противопоказаний не так много, но зато очень действенный был, когда-то. Но этож западный препарат, тоже исчез. Предлагали его остатки московские аптеки в 2013, знаете по какой заоблачной цене? — 10 табл. 900-1200 руб., но потом и эти крохи закончились.А чем предлагают заменять? Самый дешевенький Фуросемид имеется, конечно, всего 40 табл. за 15 тугриков, но вот пользы от него маловато, оригинальный Лазикс пока есть, 45 табл. 50 руб. А подороже?

Торасемид — 20 табл. от 120 руб. (отечественный)

Диувер (торасемид) — Хорватия, 20 табл. от 300 рублей. Однако…Заботятся о нас.Вот, интересно, многие ли пациенты с тромбофлебитом и перенесшие инфаркт миокарда в курсе, что их лечат только антикоагулянтом Гепарином,

для больниц так-то дешевле поставляют, для нас 5 ампул — 390-400 руб., гепариновая мазь дешевая 50 руб. Но мало кому известно, что есть отличный «аналог» импортный и дорогой «Клексан», всего-то за один укол-шприц — 830-900 руб.

В обычных провинциальных аптеках его никогда нет, за ненадобностью, чересчур дорогой, поэтому заказывают только в Москве.

Разумеется, список исчезнувших дешевых препаратов можно продолжать бесконечно, что поделать, раз за 100 лет у нас не смогли организовать нормальное фармакологичное производство. Какие-то там венгры, чехи, поляки шмогли, а у нас, как всегда…

http://regnum.ru/news/society/2068001.html

Чем аукается потребителю лекарственное импортозамещение

Москва, 2.02. 2016 — REGNUM  Ввиду ограничений на поставку определенных групп фармпрепаратов с отечественного рынка уже исчезли некоторые жизненно важные лекарства.

Правительство РФ с февраля 2016 года вводит новые формы контроля, что приведет к пропаже еще ряда не имеющих аналогов в России препаратов.

Автор ИА REGNUM Алиса Агранат проанализировала ситуацию на рынке отечественных лекарственных препаратов и сделала ряд совсем не утешительных выводов и прогнозов.Ситуация на отечественном фармакологическом рынке близка к катастрофической.

Чтобы восстановить медицинское производство и довести разработку отечественных лекарств до заявленных правительством к 2020 году 50% от всех продающихся, в саму отрасль и сопутствующие ей (специалистов например готовить надо?) необходимо инвестировать такие средства, о которых не приходилось мечтать и в «тучные годы». Значит, все заявленные меры — это очередная профанация, под красивые слова о патриотизме и импортозамещении?

Также очевидно, что российский рынок лекарств западные производители без боя не отдадут. Надо ли говорить, что это означает при том уровне коррупции, о котором, надо заметить, говорят не только граждане на кухнях, а и с самых высоких трибун?

Источник: https://harmfulgrumpy.livejournal.com/314749.html

Какие лекарства могут исчезнуть из продажи и почему

Аптеки уже сейчас испытывают дефицит антибиотиков, обезболивающих, ряда лекарств для сердечников и аллергиков — это десятки препаратов как импортного, так и отечественного производства. Как утверждают сами фармацевтические компании, из-за обвала рубля их поставка в Россию или производство внутри страны стали экономически нецелесообразны.

После обзвона трех десятков аптек журналисты «Известий» выяснили, что уже сейчас сложно купить такие лекарства как «Сталораль» (препарат для аллергиков), «Зокардис» (для сердечников), «Нистатин» (противогрибковое средство), «Преднизолон» (лечит в том числе онкологические, аллергические, ревматические заболевания), «Ацикловир» (противовирусное средство).

Эту же информацию подтверждают представители зарубежных и российских фармпроизводителей и в Союзе пациентов. И ситуация, по их мнению, будет только ухудшаться.

Импорт теряет позиции

Как рассказал заместитель генерального директора Stada SIC (входит в международную группу компаний Stada AG) Иван Глушков, в первую очередь сокращаются поставки препаратов, которые входят в перечень ЖНВЛП (жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов). Фармкомпании не могут по своему усмотрению, исходя из ситуации на рынке, менять цены на такие препараты, поскольку здесь цены регулируются государством. Всего перечень включает около 15 тыс. лекарств.

— Объемы поставок большинства импортных препаратов, включенных в перечень ЖНВЛП, сейчас серьезно ограничены, — рассказал Иван Глушков. — Из-за падения рубля все эти препараты либо убыточны, либо находятся на грани убыточности.

На сколько именно сокращаются поставки, зависит от конкретного препарата.

— Некоторые препараты мы вынуждены исключать из портфеля вовсе. Мы от них отказываемся в силу отсутствия у них перспектив на российском рынке, — рассказал Глушков.

Он уточнил, что в первую очередь сокращаются поставки препаратов «регулярной ежедневной терапии, которые легко заменяются отечественными аналогами». За них потребители не готовы платить дорого.

— Так называемые жизнеспасающие импортные препараты более рентабельны, так как за них покупатели готовы заплатить и высокую цену, — сказал Иван Глушков. — Они влияют на жизнь или на ее качество.

  • При этом, по его словам, невозможно повысить цены на лекарство пропорционально падению курса рубля.
  • — Это неправильно как по отношению к потребителю, так и по отношению к рынку в целом, — сказал он.
  • По его словам, потребители могут почувствовать дефицит препаратов в аптеках во второй половине 2016 года.

— Цикл поставки заказа составляет от 6 до 9 месяцев, — сказал он. — Препараты, представленные в аптечных пунктах сегодня, — это остатки со складов. Ассортимент был заказан в начале 2015 года или в конце 2014-го.

По словам Ивана Глушкова, как будет развиваться ситуация дальше, «зависит от изменения государственного регулирования цен и общей экономической ситуации в стране».

Он не назвал конкретных лекарств, поскольку «внутренние решения компании не должны быть известны конкурентам».

Среди препаратов, которые выпускаются Stada и входят в перечень ЖНВЛП, к примеру, «Ацикловир» (противовирусное средство), «Гидровит» (нормализует водный баланс в организме), «Меморель» (психостимулятор), «Гриппостад Рино» (капли для носа). «Известия» проверили 10 московских аптек — этих препаратов уже нет. Только в одной аптеке сказали, что у них есть в наличии «Меморель».

— Несмотря на изменение курса валют и сложную экономическую ситуацию, на сегодняшний день мы не прекращали поставки ни одного из наших препаратов и будем продолжать поставлять их на российский рынок насколько это возможно, — сказал генеральный директор компании Pfizer в России Данил Блинов. — Однако если девальвация рубля продолжится, себестоимость импортных препаратов может превысить рублевые цены. В этом случае зарубежные компании будут испытывать серьезные сложности… поставки импортных препаратов будут под угрозой.

— Мы в полном объеме поставляем все свои лекарственные препараты, в том числе препараты, входящие в перечень жизненно необходимых и важнейших, — сказала менеджер по работе с государственными органами «АстраЗенеки» Елена Данилова.

Она также отметила, что риски снижения поставок есть в будущем.

— С 2016 года для регистрации новых препаратов требуется проверка зарубежных производственных площадок на соответствие российским нормам надлежащей производственной практики (GMP), — сказала она. — С 2017 года эта норма начнет действовать и для перерегистрации, а также в случае внесения изменений в досье.

Неопределенность и длительность этого процесса несут в себе риски задержек в получении соответствующих сертификатов, и, как следствие, возможно нарушение планов по срокам подачи документов на регистрацию и перерегистрацию лекарственных препаратов.

Это может повлечь за собой задержки поставок, что негативно скажется на доступности современных лекарств для российских пациентов.

  1. В компаниях Bayer, «Берлин-Хеми», Merz, Ipsen, Sanofi не ответили на запросы «Известий».
  2. Чужие субстанции — убыточные препараты
  3. Российские предприятия для производства препаратов используют в основном импортные субстанции, поэтому и здесь себестоимость препаратов напрямую зависит от курса рубля.

Как рассказали «Известиям» в компании «Биосинтез», в 2015 году было приостановлено производство около 40 препаратов.

Это в том числе «Нистатин» (противогрибковое средство), «Ибупрофен» (обезболивающее и жаропонижающее), «Преднизолон» (лечит в том числе онкологические, аллергические, ревматические заболевания), «Фуросемид» (мочегонное), «Дротаверин» (сосудорасширяющее, спазмолитическое), «Левомицетин» (антибиотик), «Анаприлин» (для сердца, антиаритмическое).

Росздравнадзор еще летом 2015 года запрашивал «Биосинтез» «о причинах отсутствия на рынке препарата «Нистатин»». В компании ответили, что препарат входит в список убыточных и не производится.

— Данная ситуация сложилась на предприятии в связи с экономическими событиями в стране — резким ростом курса иностранных валют, увеличением темпов роста инфляции. Для производства таблеток закупается субстанция иностранного производства в аптеках.

Поэтому затраты на субстанцию в себестоимости препаратов увеличились по сравнению с первым полугодием 2014 года вдвое, в то время как цена регистрации была увеличена в июне 2015 года на 12,2%.

Таким образом затраты на субстанцию превышают предельную цену на препараты, и предприятие вынуждено было приостановить их производство. Также растут цены на основное и вспомогательное сырье, материалы для упаковки, тарифы на энергетику и т.д.

В аналогичной ситуации оказались еще 38 позиций, производство которых полностью остановлено, — писал генеральный директор предприятия Дмитрий Болдов.

  • «Известия» проверили более двух десятков столичных аптек в разных округах города, и выяснилось, что «Преднизолон» можно купить в 8 аптеках (в одной из них — только в ампулах), «Нистатин» удалось найти в 13 аптеках (однако чаще всего он представлен не в таблетках, а в вагинальных свечах), «Левомицитин» и «Ибупрофен» в таблетках — в 14 пунктах, «Анаприлин» — в 15 и «Дротаверин» — в 16 аптеках.
  • Без оптимизма
  • — Жалобы поступают на отсутствие препаратов в аптеках, и мы ожидали такой реакции рынка на повышение курса доллара, — сказал сопредседатель Всероссийского союза пациентов Ян Власов. 

По его словам, жалобы поступают, к примеру, на «Сталораль» (препарат для аллергиков, производит французская компания «Сталлержен»). «Известия» проверили — ни в одной из 25 аптек он не нашелся. 

Также очень сложно купить препарат для сердца «Зокардис» (выпускает в том числе «Берлин-Хеми») — из 25 аптек он оказался в 7. 

Директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Давид Мелик-Гусейнов отметил, что в первую очередь могут пропасть с рынка дешевые препараты (до 50 рублей) из перечня ЖНВЛП. 

— Фиксация цены на такие препараты в рублях привела к тому, что многие позиции, особенно самые дешевые, просто невыгодно ввозить в Россию и производить здесь. Дистрибуторам невыгодно забирать продукцию со складов производителей. 

К тому же, по словам эксперта, кризис поменял систему оплаты в фармацевтической отрасли. 

— Раньше крупные поставщики работали в формате отсрочки платежа со многими аптечными сетями, — сказал он. — Сейчас сети должны платить деньги сразу после поставки. А еще лучше предоплата. Но не все аптеки готовы в таком формате работать, особенно крупные аптечные сети, которые сплошь все закредитованы. 

Пресс-служба Минздрава на запрос о дефиците на рынке лекарств прислала ответы, где говорилось о том, что в стране нет дефицита вакцин и препаратов для лечения гриппа.

Росздравнадзор прокомментировал ситуацию с «Нистатином». В ведомстве отметили, что в Государственном реестре лекарственных средств на 2 февраля есть информация о девяти производителях препарата «Нистатин». 

— По данным электронных справочных систем указанный лекарственный препарат имеется в наличии в аптечных организациях, — пояснили в Росздраве.

Источник: https://iz.ru/news/603270

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector