40% лекарств в России не имеют доказательной базы

Продолжая развенчивать мифы хочу остановиться на ряде лекарственных препаратов, которые широко разрекламированы и которые, благодаря рекламе, пользуются большим спросом.

Это абсолютно бесполезные лекарства, а порой и потенциально вредные.

Каждый поход в аптеку обходится недёшево. Стоит ли верить рекламе и врачам, которые выписывают рецепты?

Существует неофициальный список бесполезных лекарств, в который включены препараты с доказанной терапевтической неэффективностью а также средства, эффективность которых не была доказана клиническими исследованиями.

40% лекарств в России не имеют доказательной базы

 

Для того чтобы успешно продавать то или иное лекарство, совсем не обязательно, чтобы оно обладало целебными свойствами. Производителям выгоднее вкладывать деньги в рекламу и в подкуп чиновников, чем тратиться на исследования, которые чрезвычайно дороги.

В каждой из своих статей, касающихся российской системы здравоохранения, я не устаю повторять, что у нашей медицины нет задачи нас вылечить, т.к. здоровый человек экономически не выгоден системе. У системы есть только огромное желание нас лечить как можно дольше и как можно дороже.

Бесполезные лекарства, биологически активные добавки, в которых нет никакой необходимости, витамины, имунномодуляторы и прочий аптечный мусор заполонили прилавки аптек.

Их производство и потребление увеличивается из года в год.

Перечислю только некоторые из таких препаратов, являющихся лидерами продаж в России. Это: Актовегин, Арбидол, Мезим, Пенталгин, Церебролизин, Эссенциале Форте Н, Линекс, все гомеопатические препараты и многие другие.

Ответственность за назначение таких «лекарств» полностью лежит на лечащем враче и в первую очередь говорит о его не профессионализме.

Многие препараты популярны только на постсоветском пространстве. Это все совершенно бесполезные лекарства для улучшения пищеварения, кровообращения, «очистки» печени и сосудов, и многие другие.

Подумайте сами, почему в европейских странах, где медицина развивается быстро и эффективно, таких препаратов нет? Потому, что нет подтверждения их эффективности.

  • Подавляющее большинство лекарств, которые сейчас выписываются, лекарствами, по сути, не являются.
  • Они не признаны во всем мире.
  • Не существует так называемых иммуномодуляторов, нет гепатопротекторов, защищающих печень.
  • Больше половины оборота лекарств в России – это липа.

Актовегин

 

40% лекарств в России не имеют доказательной базы

  1. Вырабатывается из крови телят, поэтому имеет высокий риск заражения, так называемым, коровьим бешенством.
  2. Никогда не проходил независимых исследований.
  3. В Америке и Европе не применяется.
  4. В России же актовегин легко назначают беременным, при реабилитации инсультов и инфарктов, при черепно-мозговых травмах, для лечения ожогов и многих хронических заболеваний.

Арбидол.

40% лекарств в России не имеют доказательной базы

Открываем Википедию, читаем.

«Арбидол — наименование препарата Умифеновир. В настоящее время права на товарный знак «Арбидол» принадлежат ОАО «Фармстандарт…

В СМИ неоднократно появлялась информация о причастности бывшего Министра здравоохранения и социального развития Российской Федерации Татьяны Голиковой к лоббированию данного препарата, в связи с чем Голикову прозвали в народе «Мадам Арбидол» и далее читаем: «Исследования Арбидола не дают оснований рассматривать его в качестве препарата с доказанной в испытаниях эффективностью лечения простудных заболеваний, в том числе гриппа» — утверждает профессор Василий Власов, президент Общества специалистов доказательной медицины.

Всемирная организация здравоохранения никогда не рассматривала Умифеновир (или «Арбидол») в качестве перспективного противовирусного препарата. Об эффективных противовирусных препаратах более подробно рассказано в статье «Эффективные противовирусные препараты при гриппе».

Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств отказало в его регистрации на территории США.

На заседании Президиума Формулярного комитета РАМН 16 марта 2007 года была принята резолюция: «Немедленно изъять из перечня лекарственных средств, по которому осуществляется лекарственное обеспечение в программе ДЛО, устаревшие препараты с недоказанной эффективностью — …, Арбидол, …

Мезим Форте и его дешевый аналог Панкреатин.

40% лекарств в России не имеют доказательной базы

Ну кто не знает, что Мезим для желудка незаменим? При этом мало кто понимает абсурдность высказывания.

Пищеварительные ферменты, какими являются Мезим и Панкреатин, работают не в желудке, а в кишечнике, поэтому, к желудку не имеют ровным счетом никакого отношения.

Елена Малышева, с экрана телевизора на всю страну заявляет о том, что ферменты лишними не бывают! Ещё как бывают! Злоупотребление препаратами пищеварительных ферментов, без должных показаний, может дать осложнение в виде ферментной недостаточности, поскольку поджелудочная будет меньше их производить.

  • Со слов профессора Василия Власова, влияние ферментов на организм до сих пор полностью не изучено.
  • Ферментные комплексы являются препаратами массового спроса, соответственно, подходит всем, а значит, не подходит никому.
  • Если у человека есть заболевание в виде недостаточности конкретного фермента, — его нужно лечить конкретным ферментом.
  • Не бывает так, чтобы всем поголовно не хватало одного и того же фермента, и который сразу бы помог всем.

Пенталгин.40% лекарств в России не имеют доказательной базы

Обезболивающий препарат широкого спектра действия. Один из наиболее популярных в России.

Препарат поражает своей универсальностью и разносторонностью.

Оказывает жаропонижающее, обезболивающее, общетонизирующее действие.

Кофеин, входящий в состав таблеток, стимулирует центральную нервную систему. Уменьшает сонливость и чувство усталости, повышает умственную и физическую работоспособность. Увеличивает частоту сердечных сокращений, повышает артериальное давление при гипотонии.

А фенирамин, содержащийся в нем, оказывает действие седативное и спазмолитическое.

Правда, прелесть! Одна таблетка на все случаи жизни! Может одновременно, как успокоить, так и возбудить, в зависимости от желания пациента!!!

Кодеин, один из компонентов препарата – лекарственное средство группы наркотических анальгетиков. При частом применении кодеина, а также приеме больших доз возможно развитие лекарственной зависимости.

По словам профессора Павла Воробьева, подобные препараты «чаще всего используются для устранения симптомов болезни, а не для лечения.

В продвижении таких лекарств обычно используется недостаточно проверенная и обоснованная информация, рассчитанная на малограмотного пациента.

Устранение симптомов часто загоняет болезнь внутрь, приводя к последующему ухудшению ее течения. Производители подобных лекарств не проводят правильно организованных исследований с целью поиска доказательств, а воздействуют гипнотически на сознание потребителей».

Церебролизин.

40% лекарств в России не имеют доказательной базы

Ноотропное средство, способствующее улучшению обмена веществ в мозговой ткани.

Препарат для лечения больных с нарушениями функций центральной нервной системы, задержками развития, нарушением внимания, деменцией, включая болезнь Альцгеймера.

Международное название препарата отсутствует. Нигде в мире, кроме России, стран СНГ и Китая не продается и лекарством не считается.

В 2010 году международная организация Cochrane Collaboration, специализирующаяся на доказательных исследованиях, опубликовала обзор результатов рандомизированных клинических испытаний церебролизина, проведенных медиками Л. Зиганшиной, Т.

Абакумовой, А. Кучевой: «Согласно нашим результатам ни один из 146 обследуемых не показал улучшений состояния при приеме препарата…

Нет никаких оснований для подтверждения эффективности применения церебролизина в лечении пациентов с ишемическим инсультом».

Эссенциале Форте Н.

40% лекарств в России не имеют доказательной базы

  1. Гепатопротектор (защитник печени).
  2. Понятия гепатопротекторы в мире не существует.
  3. Среди них нет ни одного лекарства, которое бы прошло исследование, при котором была бы доказана его эффективность.
  4. Защитить печень лекарствами невозможно, но можно навредить ей.
  5. Препараты на растительной основе могут запускать аутоиммунные процессы, при которых начинают вырабатываться антитела против клеток печени, что приводит к аутоиммунному гепатиту.
  6. Для того, чтобы защитить печень, следует предотвращать ее заболевания и печень сама будет обновляться.

Как предотвращать? — Не злоупотреблять алкоголем, с осторожностью принимать лекарственные препараты, т.к. некоторые из них гепатотоксичны, например панадол и парацетамол, быть разборчивыми в половых связях и использовать средства защиты, т.к. гепатит «В» передается половым путем.

Более подробная информация — в статье «О препаратах для защиты печени» .

В России зарегистрировано более 400 иммуномодуляторов. А в Америке — ни одного!

Не существует в мире такого понятия, как иммуномодуляторы.

С иммунитетом не шутят! Если иммунную систему постоянно дергать – стимулировать или подавлять, она теряет способность работать самостоятельно.

Оциллококцинум.

40% лекарств в России не имеют доказательной базы

Один из примеров иммуномодуляторов.

Гомеопатическое средство.

Ни одно гомеопатическое средство не содержит в своем составе ни одной молекулы действующего вещества и все они по своему составу являются либо водой, либо сахаром, в зависимости от формы препарата!!! Подробности — в статье «Опасность лечения гомеопатическими препаратами».

Оциллококцинум — это чудо фармакологии! Препарат, сделанный с использованием экстракта печени и сердца несуществующей птицы (барбарийской утки) для борьбы с несуществующим микроорганизмом и при этом не содержащий действующего вещества. Таких чудес на постсоветском пространстве великое множество!

Хондропротекторы.

40% лекарств в России не имеют доказательной базы

  • Для лечения дегенеративных изменений в суставах (различные виды артрозов) применяют хондропротекторы.
  • Это широко рекламируемый Терафлекс, в состав которого входят Хондроитин и Глюкозамин.
  • Не может быть никакой пользы даже с точки зрения здравого смысла в употреблении хондропротекторов, которые якобы наращивают хрящевую ткань между трущимися поверхностями костей в суставах.
  • Хрящевая ткань находится не только между костями в суставе, но и вокруг них.
  • Если предположить, что хондропротекторы работают, то они не могут наращивать хрящевую ткань в каком то одном месте, что это неизбежно привело бы к обездвиживанию сустава.

По этой же логике, прием хондропротекторов обязан вызвать рост хрящевой ткани во всем организме, что привело бы к росту хрящей, например, в носу или ушах, т.к. хрящи есть не только в суставах.

В приеме хондропротекторов не больше смысла, чем пить одну и ту же таблетку с целью, чтобы одно ухо росло, а другое уменьшалось. Подробнее — в статьях «Хондропротекторы — деньги на ветер» и «Лечение артроза коленного сустава».

Покупая разрекламированные препараты, вы считаете себя защищенными, полагая, что принимаете лекарство. На самом деле это пустышка, которая помогает лишь опустошить ваш кошелек. Прежде, чем купить какой либо препарат, постарайтесь получить полную информацию о нем!

К сожалению, по другому в нашей стране, нельзя эффективно лечиться. Не стоит верить коммерсантам от медицины, которые заботятся не о нашем здоровье, а только о своих прибылях.

Источник: https://dolgo-jv.ru/bespoleznye_lekarstva.html

9 самых популярных лекарств в Украине не имеют доказанной эффективности. Исследования

Как говорится в публикации журнала «Психосоматическая медицина и общая практика», Украина очень хорошо подходит для продвижения различных медицинских препаратов с сомнительной эффективностью.

Большинство медикаментов у нас отпускают без рецептов. Безрецептурные препараты можно рекламировать.

В нашей стране нет организации, которая бы контролировала правдивость информации на упаковке препарата в соответствии с принципами доказательной медицины.

Фармкомпании заинтересованы в как можно лучших продажах своих продуктов. Для этого у них есть все возможности как для влияния на мнение врача, так и в воздействии на сознание пациента.

  • Но если врачи на основании своих знаний и навыков имеют возможность объективно оценить тот или иной препарат, то пациенты такой возможности не имеют.
  • Какие народные методы не лечат ОРВИ
  • В кратком обзоре авторы проанализировали доказательную базу в отношении каждого лекарственного средства, который входит в топ-12 по продажам в аптеках Украины.

Список препаратов был представлен в газете «Аптека». Издание приводит статистику продаж за первые 9 месяцев этого года.

Для того чтобы понять, имеет ли препарат достаточную доказательную базу, были проанализированы следующие моменты:

  • Принятие действующего вещества (хотя бы по одному бренду) или их комбинации Управлением по контролю за качеством медикаментов и продуктов питания США (FDA).
  • Присутствие действующего вещества в клинических рекомендациях Национального института здоровья и клинического совершенствования Великобритании (NICE).
  • Опубликованы Кокрановские систематические обзоры (один из самых известных и авторитетных союзов врачей и ученых, которые проводят независимый анализ результатов научных исследований. — Ред.) по действующему веществу. Подтверждением эффективности мы считали наличие четких рекомендаций в выводах исследователей.
  • Для каждого бренда было указано основное действующее вещество или несколько, если препарат комбинированный.

Как видно из таблички, только 3 лекарственных средства из топ-12 имеют достаточную доказательную базу относительно их использования. И это «Нурофен», хлорид натрия и «Цитрамон».

40% лекарств в России не имеют доказательной базы

Коротко о каждом из препаратов, доказательная база в отношении которых является сомнительной:

Депротеинизированный гемодериват из крови телят. Нет доказательной базы по поводу использования этого действующего вещества при любом состоянии.

Нимесулид. Нет разрешения FDA (Управление по контролю за качеством продовольствия и медикаментов) и не упоминается в протоколах лечения Институт сердца в США (NICE).

Упоминания об этом препарате в нескольких Кокрановских обзорах, но никаких прямых сравнений и выводов по этому препарату не было опубликовано.

По данным Европейского медицинского агентства (EMA), риски, связанные с этим препаратом, значительно превышают его преимущества.

Дротаверин. Единственная доказательная база в отношении этого действующего вещества есть только в одном обзоре на Кокране, который касается родов. Никаких положительных выводов о его эффективности при этом состоянии.

Читайте также:  Афлубин , спрей в нос, назе, таблетки под язык - инструкция по применению, формы выпуска, аналоги и отзывы

Полиенилфосфатидилхолин. Этот препарат не является рекомендованным FDA, не упоминается в протоколах NICE и не изучался в рамках одного Кокрановского систематического обзора.

Комбинация: сорбитол + раствор Рингера. Эта комбинация не встречается среди растворов, рекомендованных FDA, и не упоминается ни в протоколах NICE, ни в Кокрановских систематических обзорах.

Раствор Рингера широко используется в медицине и является одним из самых необходимых растворов по версии Всемирной организации здравоохранения.

Есть упоминания о препаратах, которые имеют схожую комбинацию действующих веществ, но они используются только в ветеринарии (например, Dexolyte).

Комбинация: метамизол натрия + питофен + фенпивериния бромид. Ни один из компонентов не упоминается ни в Кокрановских систематических обзорах, ни в протоколах NICE. Кроме того, FDA наложила запрет на метамизол натрия из-за побочных эффектов.

Также этот препарат запрещен в Великобритании и 30 других странах. В большинстве других стран мира использование его существенно ограничено: лишь по рецепту, в ограниченном количестве, при сильной боли, которая не снимается другими препаратами.

Синупрет®. Экстракт разных трав. Согласно Государственному реестру лекарственных средств Украины указан как лекарственное средство. Никаких упоминаний подобных комбинаций среди лекарственных средств, рекомендованных FDA. Также не упоминается в NICE и в Кокрановских систематических обзорах.

АСК + магния гидроксид. Ацетилсалициловая кислота (АСК) является эффективным средством для профилактики инфарктов и инсультов. Этот препарат имеет обширную доказательную базу в Кокрановских систематических обзорах, он одобрен FDA и прописан в протоколах NICE.

С другой стороны, комбинация АСК и гидроксида магния является достаточно странной. Во-первых, гидроксид магния используется как слабительное средство, действие которого хорошо доказано. Во-вторых, он снижает эффективность АСК.

Виталий Безшейко, ассистент кафедры психосоматической медицины и психотерапии Национального медицинского университета имени А. А. Богомольца.

Источник: https://ru.espreso.tv/article/2017/12/20/9_samykh_populyarnykh_lekarstv_v_ukrayne_ne_ymeyut_dokazannoy_effektyvnosty_yssledovanyya

Когда правила не действуют, лекарства не лечат

Где же искать выход из ситуации, когда, по самым скромным оценкам, 40% препаратов на отечественном фармрынке – брак?

Травимся отечественным

Правительство РФ подготовило проект постановления «Об установлении дополнительных требований к участникам размещения заказов при размещении заказов на поставки лекарственных средств».

Согласно этому документу, государственные закупки лекарственных средств сильно ограничиваются – в частности, нельзя будет приобретать импортные лекарства, если в реестр лекарственных средств Российской Федерации внесено не менее двух аналогов российских производителей.

Говоря простым языком, когда такое постановление будет принято, в больницы и льготникам попадут практически только российские медикаменты.

У активистов-общественников есть опасения, что новые правила повлияют на качество медпомощи. Именно так полагает глава «Лиги пациентов» Александр Саверский. По его словам, «Лига» уже готовит в адрес правительства петицию, где собирается высказать все свои опасения на этот счет.

  1. «В связи с принудительным выдавливанием с российского рынка зарубежных производителей лекарственных препаратов пострадают ВСЕ пациенты, особенно те, для лечения которых используются препараты, не имеющие российских аналогов, либо, если аналоги и есть, то те из них, которые имеют индивидуальную непереносимость», – утверждает эксперт.
  2. По мысли Саверского, при таких требованиях к госзакупкам лекарств крупные иностранные компании попросту уйдут с российского рынка – они ориентированы на глобальные контракты, торговать в розницу в аптеках им не выгодно.
  3. Но, может быть, такие меры подстегнут отечественную фармакологическую отрасль работать лучше, изобретать свои лекарства, качественнее и дешевле заграничных?
  4. Без стандартов
  5. В ходе обсуждения правительственной инициативы звучат и такие опасения: отечественные производители могут не потянуть свалившейся на них нагрузки, возникнет «дефектура лекарственных препаратов».
  6. Отсутствие конкуренции на фармрынке неминуемо приведет к снижению качества российских препаратов, это непреложный рыночный закон: нет конкуренции, нет и стимула к улучшению.

Есть такой стандарт GMP («Good Manufacturing Practice» – надлежащая производственная практика) – это система норм, правил и указаний в отношении производства лекарственных средств и медицинских устройств. Стандарт регулирует и оценивает параметры производства и лабораторной проверки медикаментов.

GMP принят во всех странах – участниках Системы национальных фарминспекторов Европы (PIC/S), которая на сегодняшний день фактически является мировой системой контроля за производством и оборотом лекарственных средств. Россия пока не присоединилась к этой системе и не приняла стандарт, но, как утверждают официальные лица, планирует это сделать с 1 января 2014 года.

  • Затяжки с принятием GMP могут иметь чисто экономические объяснения – для того, чтобы производство лекарств соответствовало стандартам, нужно существенно его модернизировать, изменить качество клинических исследований и контроль за оборотом лекарственных средств.
  • «В отсутствие конкуренции стимула внедрить GMP-стандарты не будет вовсе», – опасаются в «Лиге пациентов».
  • Андрей Мешковский, член экспертно-консультативного совета ВОЗ по проблеме «Международная фармакопея и фармацевтические препараты», принимавший в 1967 году участие в разработке первого варианта правил GMP ВОЗ, считает, что сейчас невозможно объективно оценить масштабы бедствия.

«Просто потому, что до этого никто не ставил перед собой задачу проверить, что происходит с фармацевтическим производством в России сегодня, насколько технологии на наших заводах соответствуют современным стандартам, – говорит он. – Называются разные цифры, одни говорят, что 40 процентов заводов придется модернизировать, другие – 70 процентов. Но это абсолютно взятые с потолка данные».

По мнению эксперта, соблюдение стандартов для производителей – это возможность экспортировать свою продукцию на развитые рынки (сейчас, когда в России стандарт GMP не принят, лекарства экспортируют только в развивающиеся страны).

Другое дело, есть ли у нас сегодня что-то, что развитые страны будут покупать. Андрей Мешковский выразил некоторое сомнение в том, что в России начнет стремительно развиваться инновационная фармацевтика. Но, по его мнению, производить качественные, конкурентные дженерики, то есть аналоги или копии, наши заводы вполне могли бы.

Но это потребует серьезных вложений, чего собственник старается избегать, «надеясь на то, что государство у нас добренькое и с ним можно договориться».

Таблеточные пираты

Подделка и незаконный оборот медикаментов – это общемировая проблема. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), доля фальсифицированных лекарственных средств достигает 25 процентов от их общего оборота.

Во многих странах для борьбы с контрафактом (не только в фармацевтике) созданы целые национальные институты (например, во Франции), за умышленное производство или распространение таких медикаментов грозит уголовная ответственность и такие штрафы, которые лишают нарушителя всякой возможности повторить это вновь.

В России же нет никаких работающих механизмов, чтобы предотвратить попадание поддельных лекарств к пациенту. По крайней мере, так уверяют члены Общественного совета по здравоохранению и социальной защите, который уже восемь лет возглавляет Асламбек Аслаханов, председатель Ассоциации работников правоохранительных органов и спецслужб РФ.

Совместно с Антимонопольной службой и Союзом профессиональных фармацевтических организаций они подготовили аналитический доклад «Фармпиратство в России», который представили на этой неделе журналистам.

Как эта проблема выглядит в реальной жизни, сформулировал Аслаханов: «сами травимся и детей своих травим».

Так вот, таких «пиратских» лекарственных средств, даже по самым скромным оценкам, которые дает Минэкономоразвития, в России примерно 10 процентов от общего оборота. В 2012 году стоимость российского фармрынка оценивалась в 25 млрд долларов США.

Таким образом, простой арифметический расчет показывает: как минимум 2,5 миллиарда американских долларов потрачены населением на лекарства поддельные (которые, в лучшем случае, не лечат, а зачастую и вредят). Эта сумма, по данным авторов доклада, сопоставима с суммой, которую государство тратит на закупку лекарств за счет федерального бюджета.

Кроме лекарств контрафактных, в российских аптеках повсеместно продаются препараты, хоть и произведенные легально, но не имеющие «доказанной эффективности и безопасности». Об этом явлении, как о большой проблеме, говорит министр здравоохранения Вероника Скворцова:

«В наших планах пересмотреть весь спектр лекарственных препаратов, находящихся на российском рынке, и последовательно вывести с рынка те препараты, которые поступали без серьезной доказательной базы их эффекта на основе ограниченных клинических исследований, слаборепрезентативных и низкодостоверных».

Как велика доля таких препаратов? Некоторые эксперты называют цифры 60, а то и 70 процентов от общего оборота. Даже если это и слишком пессимистичная оценка, реальный масштаб явления пугает.

Чиновники от здравоохранения порой говорят о 40 процентах «брака» на российском фармацевтическом рынке. Но от стыдливой замены слова «фармпиратство» на «брак» легче не становится.

Преступление без наказания

  1. Одной из главных причин сложившейся ситуации члены Общественного совета по здравоохранению и социальной защите называют отсутствие в российском законодательстве, уголовном и административном, ответственности для физических и юридических лиц, которые занимаются производством и оборотом фальсифицированных, некачественных и незарегистрированных лекарственных средств.
  2. По словам зампредседателя Комитета Госдумы по охране здоровья Сергея Колесникова, законопроекты с соответствующими поправками не раз вносились на рассмотрение депутатам и всякий раз отклонялись – фармацевтическое лобби очень мощное.

«Это крайне прибыльный бизнес. Например, если табак приносит пять долларов на каждый вложенный, то прибыль фармпиратов – тридцать к одному! Это организованная преступность, транснациональная корпорация, которая охватывает все – начиная с фазы производства, заканчивая таможней и рынком сбыта», – говорит депутат.

Кроме того, по мнению авторов доклада «Фармпиратство в России», в стране нет единого органа государственной власти, ответственного за регистрацию лекарств и контроль над производством и обращением. И, как следствие, «нет единой системы мониторинга нарушений».

Впрочем, по мнению главы Лиги пациентов Александра Саверского, и законов, и органов у нас достаточно.

Есть Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения (Росздравнадзор), в функции которой входят и регистрация, и контроль.

Есть в УК РФ и статья 238 – «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности», которая предусматривает вполне серьезное наказание – в том числе лишение свободы.

Есть, в конце концов, статьи «Мошенничество» и «Незаконное использование товарного знака» и другие, вполне подходящие для описываемой ситуации.

По данным авторов доклада «Фармпиратство в России», более 40 процентов россиян считают себя жертвами недоброкачественных или поддельных лекарств. При этом, как говорят авторы исследования, ежегодно возбуждается не более 100-120 уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом лекарств.

«Несмотря на распространенное в профессиональной среде мнение о том, что все производители фальсифицированных лекарств хорошо известны, привлечь к уголовной ответственности, как правило, никого не удается», – пишут они.

Причины называются традиционные: «высокий уровень коррупции в контролирующих и правоохранительных органах и судах». Поможет ли в таком случае ужесточение законодательства и создание новых контролирующих и надзирающих государственных структур – большой вопрос.

Источник: https://ria.ru/20130207/921745100.html?in=t

Проблема России, лекарства с недоказанным действием

Олег Кучерявенко – врач-офтальмолог, специалист по доказательной медицине.

— Сегодня в СМИ пишут: «Ученые доказали, что кофе предотвращает рак», а завтра — что провоцирует. Есть ли какие-то критерии, по которым можно сразу понять: эти исследователи ошиблись, а вот эти — нет? — Для того и существует доказательная медицина.

Это такая область знаний, которая включает в себя достоверные результаты научных исследований, клинический опыт врача и интересы пациента. Есть вполне конкретные методы доказательной медицины, набор правил проведения исследований и последующего анализа, которые гарантируют надежность результатов.

Например, то, что называется «двойным слепым плацебо-контролируемым методом»: когда ни врач, ни пациент не знают, какой препарат попался больному, — исследуемый или плацебо.

— В России эти методы применяются? — Не очень часто. Российские исследования очень часто грешат неправильной рандомизацией (процедура случайного распределения участников эксперимента по группам. — БГ), нездоровой методологией организации исследований и безграмотным анализом результатов.

Ни в коем случае нельзя самостоятельно делить пациентов на группы, для этого есть компьютер. По правилам, распределение по группам следует проводить случайным образом, возраст и стадия болезни всех участников должны быть примерно одинаковыми — это определяет однородность исследуемых групп.

Просто, если хочешь продемонстрировать удивительно высокую эффективность нового препарата, достаточно в группу, где он будет исследоваться, поместить 20-летних пациентов на ранних стадиях заболевания, а в ту группу, которая будет применять традиционный метод лечения, — пенсионеров с алкогольной зависимостью и запущенной стадией заболевания. Количество участников исследования (выборка) не может быть малой, что мы часто видим в отечественных работах, кандидатских диссертациях, когда работа идет по 20 и 50 человек, и «ученые» приходят к выводу, что лекарство или метод лечения эффективен. Это ложь и шарлатанство, подтасовка научных фактов. Если вы не будете соблюдать эти и другие правила, вашу статью просто не опубликуют в приличном зарубежном издании. Что, собственно, и происходит с подавляющим количеством российских работ. В Lancet, New England Journal of Medicine, British Medical Journal очень редко можно встретить русскую фамилию. И я не вижу предпосылок для того, чтобы ситуация улучшалась.

«Если хочешь продемонстрировать удивительно высокую эффективность нового препарата, достаточно в группу, где он будет исследоваться, поместить 20-летних пациентов на ранних стадиях заболевания»

— А почему наши ученые не соблюдают все эти правила? — Когда мы отправляемся в аэропорт, у нас есть два варианта: либо «этот самолет, скорее всего, полетит», либо «этот самолет гарантированно полетит и приземлится в месте назначения».

Вот opinion-based medicine (медицина, основанная исключительно на опыте и мнении) означает: «самолет, скорее всего, полетит», но есть вероятность, что он разобьется. И эту вероятность мы не знаем. Наша медицина — это opinion-based medicine, у нас особое внимание уделяется образованию, которое дают профессора, их личному мнению, мнению университетских кафедр.

Многие выпускники медвузов считают: «Я учился на кафедре профессора Иванова, светила отечественной медицины, и те слова, которые были написаны в его учебнике, которые он произносил на лекциях, — истина в последней инстанции. Любые знания, противоречащие этому, неверны». На Западе не может быть, что школа профессора Джексона думает так, а школа профессора Томпсона думает так.

Читайте также:  Ремантадин таблетки 50 мг - инструкция по применению, фармакологическое действие, формы выпуска, аналоги и отзывы

Есть научно выработанные данные, статистически обработанные, полученные в результате правильно проведенных научных исследований, — на них все и базируется.

— Вот вы учились во Втором меде. Реально ли бороться с такой системой со студенческих позиций? — Вы знаете, мне иногда не засчитывали занятия, просто потому что я вставал и говорил: «Иван Иванович, у того, что вы сейчас говорите, нет доказательств».

Иван Иванович сразу приходил в бешенство, потому что он профессор, член-корреспондент всех Академий наук. В России это имеет огромный вес, в разговоре с таким человеком студент — ничтожество.

Я учился международному здравоохранению и внедрению доказательной медицины в развивающихся странах в Johns Hopkins Bloomberg School of Public Health параллельно со Вторым медом.

Там ученый с мировым именем, приглашенный профессор Гарвардской школы медицины обедает со студентами, разговаривает с ними, нет этого огромного провала, что не исключает большого взаимоуважения. И известнейший профессор может несколько раз в течение занятия сказать, что чего-то не знает: «Если вы в курсе и можете принести статью, в которой есть необходимые данные, пожалуйста, просветите меня».

«Когда ты приезжаешь за границу и заговариваешь о дисбактериозе, врачи начинают смеяться, потому что думают, что это шутка»

— Как касается пациентов непопулярность в России доказательной медицины? — Подавляющее большинство препаратов, которые назначаются в амбулаторных условиях, не имеют доказанной эффективности или безопасности. Заболевания, которые диагностируются, тоже порой бывают мифическими. Апофеоз всей российской безграмотности — это дисбактериоз.

С третьего курса по шестой тебе на каждой кафедре говорят, что, если ты назначил антибактериальный препарат, у человека будет понос, потому что разовьется дисбактериоз. Если это случилось — выпиши «Линекс».

Как просто! И когда тебе об этом говорят регулярно, ты выпускаешься, не зная практически ничего, кроме цепочки: антибиотики — дисбактериоз — диарея — «Линекс».

Но на самом деле, если мы назначаем антибиотик, у пациента может случиться диарея просто потому, что таков побочный эффект препарата, связанный с его механизмом действия. Это можно предотвратить, например, приемом антибиотика вместе с пищей.

Если диарея усиливается, в таком случае необходима консультация врача. Но лечить диарею под предлогом якобы нарушившейся микрофлоры — шарлатанство. На самом деле никакой нормы количества бактерий, от которой можно отклониться, нет.

И когда ты приезжаешь за границу и заговариваешь о дисбактериозе, врачи начинают смеяться, потому что думают, что это шутка. А когда им объясняешь, что этот самый дисбактериоз лечат бактериями, упакованными в капсулу, они начинают нас жалеть. И жалеть наших пациентов.

Поэтому повальное назначение каких-то капсул для лечения какого-то заболевания и сбор какашек у детей для анализа на дисбактериоз — это далекое от медицинской науки явление.

И такая информация не является секретной — возьмите оксфордские пособия, международные рекомендации общества гастроэнтерологов (они все исключительно доказательные) — и вы в два счета проверите сказанное мной. Мне кажется, это не так сложно доносить студентам на занятиях, не правда ли?

— Почему так мало наших врачей знает об этом? — Проблема не столько в образовании, сколько в самообразовании. Я недавно общался с одним из преподавателей в московском медицинском вузе, говорю: «Вы обязываете студентов назначать «Эреспал».

Но где данные, которые подтверждают, что этот препарат действительно эффективен и безопасен?» На следующий день этот преподаватель приносит мне статью, естественно, написанную на русском. В этой работе рассказывается об исследовании, которое проводилось на 40 пациентах: одним дали «Эреспал», другим не дали.

Группа была абсолютно разнородная — в нее входили лица от 18 до 60 лет. То есть мы уже имеем два нарушения: маленькая выборка (людей должно быть как минимум больше тысячи) и разнородная группа (обмен веществ в 18 лет и в 60 сильно различается).

В беседе с преподавателем выяснилось, что он не видит эти ошибки и не может объяснить те данные, которые там приведены. То есть он не в состоянии увеличивать объем своих знаний, даже если хочет.

«Для профессора с 50-летним опытом в медицине неприятность состоит в том, что в какой-то степени доказательная медицина ставит его на одну ступень с молодым врачом, который будет опираться на те же научные публикации, что и сам профессор»

— А почему в России не любят доказательную медицину? — Сегодня часто можно слышать от людей, не имеющих представлений об этом разделе медицинской науки, что она игнорирует и ставит под сомнение клинический опыт врача. Жаль слышать подобное от докторов, что хуже — от профессорско-преподавательского состава. Это говорит о незнании основ доказательной медицины.

На самом деле, когда мы не обладаем достаточным количеством знаний по какому-то вопросу, мы, конечно, должны ориентироваться на клинический опыт. Для профессора с 50-летним опытом в медицине неприятность состоит в том, что в какой-то степени доказательная медицина ставит его на одну ступень с молодым врачом, который будет опираться на те же научные публикации, что и сам профессор.

Это затрагивает самолюбие. Еще часто можно услышать, что доказательная медицина куплена, фармацевтические компании проплачивают исследования. Но это как раз российская специфика. В отечественных журналах исследуют препараты под коммерческими названиями и публикуют соответствующие статьи. Такие работы проплачены, налицо конфликт интересов и вероятная подтасовка данных.

Правильно было бы исследовать не препарат, а его действующее вещество. Просто методы оценки достоверности данных нужно преподавать в университетах. В некоторых наших вузах есть кафедры доказательной медицины, но обычно на них учат глубинам статистики и не учат элементарному пониманию проблемы.

А нужно говорить, зачем все это изучается, приводить конкретные клинические примеры, которые уже имели место, научить понимать и критически оценивать научные публикации. Такой предмет надо вводить параллельно с клиническими дисциплинами, то есть на старших курсах, и учить студентов с широким использованием иностранных источников, как онлайн, так и учебных пособий.

Оксфордкие хендбуки, к примеру, тщательно выверяются на предмет доказательности – от этого зависит и статус университета.

«Публикация в российском научном журнале отнюдь не гарантирует истинность данных»

— Хорошо, вот есть врач, который хочет лечить правильно. Ему сверху спускают названия лекарств, которыми, как считают чиновники, нужно лечить от гриппа, гастрита и конъюнктивита. Что делать? — Есть такой ресурс — http://www.thecochranelibrary.com/ (The Cochrane Library). Этой базе систематических обзоров можно целиком и полностью доверять, это кладезь источников доказательной медицины, там хранятся все данные, которые были получены с использованием методов evidence-based medicine. Систематический обзор — это анализ большого количества рандомизированных клинических исследований, проведенных по изучаемой проблеме. Бесплатно полнотекстовые статьи получить на этом сайте нельзя, но можно посмотреть, что было проанализировано и какие сделаны выводы. На русском ничего похожего нет. Если в Кохрановской библиотеке нет необходимых работ, то можно почитать большое количество иностранных журналов и научных баз.

— Получается, что каждый день врач, терапевт из поликлиники села Светлый Путь, должен читать статьи на английском. А если на русском, то ему необходимо разбираться, чему там можено доверять, а чему нет. Вы правда думаете, что это возможно? — Я понимаю: такую систему нельзя внедрить сегодня и сейчас в России, но нужно попытаться что-то сделать.

Не кричать: «У нас все плохо» — а что-то сделать. Иначе все так и останется. Когда врач узнает конкретные истории, он уже пять раз подумает, перед тем как назначить кому-то «Линекс». А потом соберется и найдет достоверную информацию об этом препарате.

Например, был случай в 1970-х годах, когда здоровым женщинам назначалась гормонозаместительная терапия для того, чтобы снизился риск сердечно-сосудистых заболеваний. Первые исследования были проведены неверно: период follow-up (наблюдение за пациентом после введения препарата) был маленьким, и врачи «не поймали» настоящий эффект от этой терапии.

А потом, когда пришла доказательная медицина (в 1980-х) и решила посмотреть, что же на самом деле происходит с такими больными, выяснилось, что гормонзаместительная терапия у здоровых женщин в постменопаузе в 2 раза увеличивала частоту венозных тромбоэмболий и в 1,4 раза увеличивала частоту инсультов. А всего лишь что сделали: правильно собрали группу и увеличили период follow-up.

Но к тому времени сотни тысяч женщин погибли в результате назначения гормонов. В этом случае виноваты исследователи, безграмотно набиравшие группы (ошибки рандомизации и обеспечения однородности) и избравшие неверные сроки контроля.

Сейчас в Великобритании 80 процентов врачей следуют принципам доказательной медицины. Они около 15–17 часов в месяц тратят на непрерывное медицинское образование. Нашим докторам для повторения этого подвига нужно знать английский — переводить все выходящие за рубежом статьи на русский никто не будет.

«Половина нашего официального списка жизненно важных лекарственных средств является мусором: это либо отечественные разработки, которые насажены сверху, либо препараты, давным-давно не используемые за рубежом»

— Давайте представим, что врач знает: больному ношпа не поможет. Но в соответствии с национальным руководством прописать-то он должен именно ее. — Да, это проблема в первую очередь стандартизации медицинской помощи. У нас нет нормальных протоколов, которые регулировали бы этот процесс.

Эти национальные руководства зачастую создаются советской школой и не исключают opinion-based подхода. В итоге половина нашего официального списка жизненно важных лекарственных средств является мусором: это либо отечественные разработки, которые насажены сверху, либо препараты, давным-давно не используемые за рубежом.

Поэтому нужно менять и стандарты, и менталитет, и медицинское образование.

— Как быть пациентам в такой ситуации? — Проблема в том, что в России есть некое противостояние между врачебным сообществом и пациентами. Наша «Лига защитников пациентов» занимается преимущественно судебными тяжбами, конфронтацией между врачом и пациентом, что активно освещается СМИ.

Но, по-моему, у нас народ потихоньку просыпается, люди начинают сами интересоваться проблемами. Очень часто теперь подготовленные пациенты приходят к неподготовленным врачам.

Американская сеть пациентов, с которой я какое-то время тесно сотрудничал, участвует в анализе научных публикаций, стимулирует к созданию тех или иных систематических обзоров.

Я беседовал с доктором из Лондона, он рассказывает, что в Британии это нормально — если больной говорит врачу: «Я недавно прочитал статью в British Journal of Medicine о том-то и том-то. Это правда?» И доктор понимает, что не знает, о чем речь, это стимулирует его быть в курсе.

Источник: https://www.baby.ru/blogs/post/216574389-128443319/

Таблетка от всего

Кризис и резкое падение уровня жизни все чаще заставляют россиян экономить на самом необходимом. В  том числе и на лекарствах.

По данным аналитической группы фармкомпаний DSM Group, в России впервые за 9 лет  продажи лекарств снизились на 10 процентов.

По данным Института социологии РАН, на лекарствах в этом году экономят каждый четвертый трудоспособный гражданин и каждый второй пенсионер.

При этом взаимоотношения россиян и лекарств в условиях нарастающей коммерциализации медицины становятся все более неадекватными. Привыкший жить в условиях хронического пропагандистского формата средний россиянин с одинаковым энтузиазмом  становится жертвой как  политических мифов  и легенд, транслируемых по «ящику», так и рекламных фармацевтических слоганов.

«Мезим — для желудка незаменим». Кто еще не запомнил эту уродливую рифму? Кто ни разу не велся на это в высшей степени сомнительное утверждение с точки зрения доказательной медицины? Таких, судя по объемам продаж препарата в России, тоже единицы.

Лоббирование лекарств посредством прайм-тайма — безошибочный двигатель фармрынка.  Продажи отдельного препарата (достаточно посмотреть динамику продаж) резко вырастают после волны рекламной кампании.

Убедиться в этом  можно, посмотрев  данные ежемесячного розничного аудита фармрынка РФ, проводимого все той же DSM Group.

В топ-20 лекарственных брендов по стоимостному объему продаж чуть меньше года назад  попали  (перечисление по убыванию популярности) — кагоцел, эссенциале, нурофен, ингаверин, терафлю, актовегин, пенталгин, алфлутоп, тизин, найз, арбидол, кардиомагнил, магнэ, мирамистин, линекс, терафлекс, ликсиден…

Читайте также:  Клопидекс таблетки 75 мг - инструкция по применению, формы выпуска, фармакологическое действие, аналоги и отзывы

По этому списку каждый желающий может проверить, какой из рекламных слоганов лично для него оказался самым  ударным.

Между тем Василий Власов, профессор Высшей школы экономики, президент Общества специалистов доказательной медицины, считает, что только два препарата из этого списка прошли исчерпывающие клинические исследования, доказавшие их эффективность. А около 50% списка популярных лекарств, по его  мнению, — вообще мусор. И это мнение не только Власова.

Проведенный в прошлом году опрос среди докторов (исследование проводил портал  CITOFARMA.RU) подтвердил его версию. 70%  опрошенных врачей признали, что 50% препаратов не пригодны для эффективного лечения.

Профессор Павел Воробьев,  заместитель председателя Формулярного комитета РАМН,  доктор медицинских наук, еще более категоричен.

По его мнению,  оказывают лечебный эффект менее 30% лекарств, представленных  на российском рынке.

Это объясняется тем, что в продажу поступает громадное число лекарств, чья терапевтическая эффективность не была доказана  достаточными клиническими испытаниями.  Производителю значительно проще вкладываться в рекламу.

Мифы и реальность

Эффект рекламного воздействия привел к парадоксальному эффекту. Сегодня на рынке активно продвигаются препараты, репутация которых весьма сомнительна.

Но сомнительна для адекватного медицинского сообщества, а не для рядового потребителя, который в большинстве своем безоговорочно верит в магию аптечного формата.

У нас по-прежнему сильно убеж­дение, что «как в аптеке» — это не фигура речи, а гарантия высокого стандарта.

Между тем в интернете можно найти несколько версий списков лекарств с недоказанной эффективностью, который постоянно пополняется. Ниже — топ-семерка групп препаратов, из года в год бьющих рекорды по неадекватной популярности.

Иммуномодуляторы и иммуностимуляторы

Считается, что они призваны укреплять иммунитет. Некоторые торговые названия: «Амиксин»,  «Имуномакс»,   «Полиоксидоний», «Имудон» и др.

Сама концепция укрепления иммунитета как возможной опции у организма достаточна сомнительна.  Современная медицина не знает способов ее безошибочной коррекции.

Виктор Тец, заведующий кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии Санкт-Петербургского государственного медицинского университета, считает, что  даже такое признанное иммуностимулирующее средство восточной медицины, как женьшень, будет полезно для 60% людей, а для 20%  опасно.

«Все лекарства, укрепляющие иммунитет, потенциально опасны для человека, — говорит Виктор Тец. — Кроме индуктора интерферона и вакцин, направленных против конкретных инфекций».

Гомеопатические средства

Особенно популярны из всего спектра гомеопатии используемые  при простуде и гриппе оциллококцинум  и анаферон. Позиционируются они как, прежде всего, альтернативные безопасные лекарства, не имеющие противопоказаний для детей и беременных женщин.

Большинство же  авторитетных источников утверждают: эффективность этих гомеопатических средств не превышает эффекта плацебо. ВОЗ предостерегает от гомеопатического лечения инфекционных и любых других серьезных заболеваний. Действующее вещество оциллококцинума — экстракт печени и сердца барбарийской утки.

Однако содержание активного компонента в каждой таблетке — не более одной молекулы. Еще одно популярное гомеопатическое средство — анаферон. До 2012 года анаферон даже входил в перечень ЖНВЛС (жизненно необходимых и важных лекарственных средств), но был исключен.  Впрочем, далеко не вся гомеопатия заслужила предания анафеме.

Существует ряд исследований, которые доказывают, что гомеопатическая горошина и таблетка-плацебо вовсе не идентичны по своему бездействию. И гомеопатия вполне может быть инструментом врачевания.

Гепатопротекторы

Предназначены для профилактики и лечения заболеваний печени. «Эссенциале» — самый популярный препарат из этой серии. Он  периодически занимает первое место рейтинга по продажам лекарственных средств, особенно в периоды праздников. Конкурентов у него нет.

На сайте производителя говорится, что эссенциале имеет широкий спектр показаний к применению: хронические гепатиты, цирроз печени, жировая дегенерация печени различной этиологии, токсические поражения печени, токсикоз беременности, псориаз (в качестве средства вспомогательной терапии) и даже радиационный синдром.

Тем не менее эффективность основного действующего вещества препарата растительного происхождения — эссенциальных фосфолипидов — считается недоказанной.

В докладе Формулярного комитета РАМН «Эссенциале» приводится в качестве примера популярного препарата с недоказанной эффективностью.

А положительные оценки этого лекарства со стороны потребителей ученые объясняют тем, что с началом его приема пациенты параллельно просто бросали пить алкоголь.

Средства против гриппа

Самый популярный и одиозный — арбидол. Президиум Формулярного комитета РАМН призывал убрать его из обращения как неэффективный еще в 2007 году, но безуспешно. Набрав в поисковике «купить арбидол в Москве», я обнаружила его в 51 аптеке столицы.

Арбидол — советская разработка, был создан в 1974 году во Всесоюзном научно-исследовательском химико-фармацевтическом институте им. Серго Орджоникидзе (ВНИХФИ). Активно лоббировался Минздравом   в качестве одного из средств профилактики гриппа.

Примечательно, что  Виктор Харитонин — председатель совета директоров Фармстандарта — считался  другом семьи бывшего министра здравоохранения Татьяны Голиковой.

По популярности в пору эпидемии гриппа арбидол догоняет кагоцел. И опять те же репутационные издержки — отсутствие доказанного эффекта, бешеная раскрутка и премия «Бренд года-2011».

Пробиотики

Используются для лечения  дисбактериоза кишечника. Это линекс, бифиформ, бифидумбактерин. Исследования по возможности восстановления кишечной миклофлоры с помощью молочнокислой палочки (Lactobacillus delbrueckii subsp. bulgaricus) проводил еще знаменитый русский ученый и лауреат Нобелевской премии Илья Мечников.

Пробиотики могут влиять на улучшение кишечной флоры, однако сами нарушения этой флоры  далеко не так широко распространены, как  принято считать. При этом для назначения этих препаратов нужно совершенно точно знать, каких бактерий не хватает пациенту, а не назначать всем поголовно линекс вслепую.

Кроме того, как утверждают эксперты, сам производственный  цикл — а это вакуумное блистирование препарата — с вероятностью до 99% убивает сами бактерии.

Нейропротекторы

Позиционируются как препараты для лечения заболеваний головного мозга и центральной нервной системы. Наиболее популярные — «Актовегин», «Пирацетам», «Церебролизин», «Винпоцетин», «Фенотропил». Один из самых популярных «мозговых» препаратов в стране — «Актовегин».

В описании говорится, что он активирует обмен веществ в тканях и стимулирует процессы регенерации, насыщая ткани кислородом. Назначается при ишемических инсультах, черепно-мозговых травмах,  реабилитации после инфарктов, инсультов, многих хронических заболеваниях. Доказательств эффективности, подтвержденных клиническими исследованиями, нет.

Отдельной группой в ряду  нейропротекторов  стоят мозговые стимуляторы — ноотропы. И здесь та же проблема — отсутствие достаточных клинических исследований. Несмотря на это, в России и некоторых других странах они широко применяются для лечения неврологических, психиатрических и других заболеваний, а также просто в качестве мозгового стимулятора.

В настоящее время пирацетам исключен FDA (Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов США) из списка лекарственных средств и относится к биологически активным добавкам (БАД).

 Седативные средства

Используются при лечении неврозов, бессонницы.  Это корвалол, валокордин, валидол.  Все они  еще со времен СССР использовались как средства от сердечных заболеваний: гипертонии, тахикардии. Однако, по исследованиям,  ни один из этих седативных препаратов не влияет на течение и исходы сердечно-сосудистых заболеваний.

Но потенциальная  опасность валокордина и корвалола  заключается в том, что в  их состав входит фенобарбитал, запрещенный во всем мире. И передозировка может здорово навредить.  Лечить же боли в сердце таблеткой валидола  — мятной конфеткой — не только  наивно, но и опасно.

Можно при приступе упустить время, рассчитывая, что валидол вот-вот подействует.

Техника безопасности

Выход нового отечественного препарата на российский рынок, если вникать в процесс, выглядит более чем занимательным. Например, проводить клинические испытания препарата, то есть доказывать потребителю его эффективность, в России имеет право только сам производитель препарата.

Независимая экспертиза лекарства, если  и провести такую, не будет иметь никакой «ликвидности».  Мне трудно представить, как какой-либо фармгигант, вложив в клинические испытания кучу денег, вдруг признается, что эффективность его нового лекарства сомнительна.

Российские лекарства производятся для внутреннего рынка, поэтому никакой международной сертификации они не проходят.

Нет нужды по нашему законодательству  в том, чтобы лекарства проходили  так называемые рандомизированные исследования, смысл которых заключается в том, что его участники случайным образом делятся на группы, одна из которых получает  испытуемое лекарство, а другая — плацебо.

В России клинические испытания делаются ради бюрократической  процедуры, а не для  доказательств пользы для больного.

Профессионалы же  рекомендуют обращать внимание на следующий момент. Если в аннотации к лекарству есть надпись, что «одним из противопоказаний к применению является возраст до 18 лет» (так как эффективность и безопасность применения  препарата  у детей не установлена), то это означает, что исчерпывающих научных клинических испытаний препарат не прошел.

Деньги на ветер

Проблема выброшенных денег на сомнительные лекарства на самом деле значительно масштабнее, чем  дыра в кошельке и ожидания отдельного человека, заглянувшего в аптеку.

Неэффективные  лекарства давно просочились в закупки, которые делают больницы на бюджетные деньги.

В четвертом номере журнала «Здравоохранение» за прошлый год опубликована статья, предназначенная для узкого круга специалистов, но характеризующая ситуацию в целом по стране.

  Анализ лекарств, закупаемых бюджетом в Пензенской областной клинической больнице, показал, что три препарата — гидроксиэтилкрахмал, тиоктовая кислота и цитоклин, включенные в перечень жизненно необходимых и важнейших препаратов, оказались неэффективными для лечения тех заболеваний, ради которых они и закупались.

Из статьи следует, что «в целом затраты на три этих лекарственных средства составили в 2013 году 4% от всех затрат на лекарства.  А сколько средств бюджета стационаров ушло на них по всей России?»

Еще убедительнее выглядят данные, которые приводит в своих статьях профессор Власов. В частности, он описывает историю появления на рынке нового препарата для лечения рассеянного склероза — глатирамера ацетата. Выясняется, что в традиционной схеме лечения этого заболевания уже использовался препарат с идентичными характеристиками.

Однако в 2014 году, несмотря на сомнительность доказательств эффективности обоих препаратов, на закупку глатирамера ацетета для больных с рассеянным склерозом было потрачено из бюджета  6  миллиардов рублей.

А триумфальное шествие препарата «Тамифлю» (осельтамивир), которое активно лоббировал Минздрав при эпидемиях гриппа?  Сколько денег было выкачено из перепуганных эпидемией граждан! Еще в апреле  2014 года два авторитетных медицинских экспертных источника независимо друг от друга пришли к выводу, что тамифлю сокращает продолжительность симптомов гриппа всего на полдня, и нет доказательств, что он уменьшает число госпитализаций или осложнений гриппа.

Это все точечные примеры. Масштаб бедствия по закупкам неэффективных лекарств для стационаров необъятен по очевидной причине. В стране в принципе нет официального  списка неэффективных лекарств, который был бы обязателен для исполнения при составлении заказов на госзакупки лекарств.

Но если неэффективные лекарства — это просто выброшенные деньги, то опасные лекарства — это выброшенное здоровье.

Некоторое время назад компания «Сервье» под давлением доказательств опасности их препарата «Биопарокс» отозвала его из продаж.  Выяснилось, что препарат вызывает  тяжелые осложнения.

При этом Росздравнадзор объявил, что убирает препарат с рынка, только когда сама компания пошла на отзыв лекарства, а не сразу после появления официальных данных о его опасности.

Но для российского фармацевтического рынка нет ничего непреодолимого. Набрав в поисковике  «купить биопарокс в Москве», я обнаружила четыре аптеки, где это можно сделать хоть завтра.

Но мало кто из обывателей знает, что максимально независимую и экспертную оценку лекарства или метода лечения все же можно найти в открытом доступе. Еще в 1972 году английский эпидемиолог Арчи Кокран предложил систематизировать медицинские знания.

Было создано Кокрейновское сообщество, в которое вошли независимые эксперты, и  врачи  занялись систематизацией  научных доказательств в области медицины. Технология анализа  следующая: отбираются несколько исследований, проведенных в разных странах разными авторами. Далее все эти исследования объединяются в систематический обзор.

Второй раз все это сравнивается и статистически обсчитывается. Таким образом, достигается предельная точность научных выводов.

Российское отделение Кокрей-новского центра несколько лет назад появилось в России. На его сайте в поисковике можно найти информацию о множестве лекарственных средств, активно продающихся в России.

Проблема лекарств-пустышек уже несколько десятилетий является одной из самых болезненных проблем мирового фармрынка. В этом смысле в России «велосипеда» не изобретали, взяв на во­оружение  мировой тренд. Однако именно на отечественной почве лекарственные «сорняки» расцвели буйным цветом.

В стране  тратятся огромные бюджетные деньги на закупку дорогих лекарств с недоказанной эффективностью. В итоге в казне  зачастую не остается средств на закупку проверенных высокоэффективных лекарств, которые гарантированно облегчают страдания пациентов. Но пока фармрынок навязывает государству свои правила — лечить будут тем, что выгодно бизнесу, а не больному.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/society/73903.html

Ссылка на основную публикацию