Родственники больного в абдоминальной хирургии. Разрешение этической проблемы.

Одна из заповедей хосписа, сформулированных Верой Васильевной Миллионщиковой, звучит так: «Пациент и его близкие — единое целое. Будь деликатен, входя в семью. Не суди, а помогай».

Почему отношения так важны в конце жизни, и как эти простые слова исполнить на практике — об этом рассуждает Нюта Федермессер в тексте, вошедшем в книгу «Рядом с тяжелобольным».

Скачать книгу целиком можно по ссылке в конце статьи. 

Болезнь, приходя в семью, затрагивает не только того, кто болен, но и его близких. И чем сильнее болезнь, тем выше роль близких, и  тем больше им самим нужна помощь, и  тем больше внимания всей семье должен уделять врач.

В хосписе цена общения с близкими возрастает многократно, и зачастую поддержка родственников вообще оказывается важнее, чем работа с самим пациентом. На одного пациента приходится до двух десятков друзей и родственников, которые тоже страдают и инвалидизируются в процессе его болезни.

Даже если пациент уже не в сознании, ему уже не больно и не страшно, то родственники годами будут помнить или ужас от собственного бессилия и чувство вины, или сочувствующий голос и теплую руку медика на своем плече.

О чем вспоминает человек перед смертью, о чем он больше всего жалеет? Не о том, что мало сидел на работе или не отчитался перед начальством вовремя.

Практически каждый жалеет о том, что не проводил достаточно времени с близкими людьми, думает о детях, о супруге.

И задача врача — в том числе сделать так, чтобы самые близкие люди могли быть рядом в это время, чтобы они не чувствовали себя чужими, чтобы они не мучились от бессилия, а наоборот, ощущали себя нужными.

В учебниках пишут, что в паллиативной помощи 60% занимают немедицинские аспекты, психосоциальная помощь, и в эти проценты входит помощь родственникам.

Это очень точно отражено в одной из заповедей хосписа, которые сформулировали Вера Миллионщикова и Андрей Гнездилов: «Пациент и его близкие — единое целое. Будь деликатен, входя в семью. Не суди, а помогай».

Звучит так просто и понятно, но на практике не каждому дается.

Этот правильный подход, правильный тон и та самая деликатность, умение сделать так, чтобы родственник пациента был не растерянным, а созидающим… Для этого нужно много сил приложить.

Работа с близкими пациента должна начинаться на самом деле уже с того момента, как становится понятно, что поставленный диагноз связан с угрозой жизни.

И врач этот прогноз в идеале озвучивает пациенту в присутствии человека, которого пациент захочет привести с собой: мужа, жены, подруги, дочери, брата… И этому близкому человеку сразу нужно дать понять, что пациенту будет очень трудно одному, что ему будет нужна поддержка, что они вместе — семья и справляться с недугом лучше вместе.

Удивительный детский врач-онколог Александр Карачунский говорил мне, что три четверти времени в его работе уходит на общение с родителями.

6 непростых коммуникативных ситуаций между врачом и пациентомКак реагировать, если родственники пациента угрожают жалобами или уходят от общения, и почему врач не должен принимать решение за семью

Потому что главный враг пациента — это болезнь, а главный помощник — семья. Нужно помочь родным научиться делать что-то для пациента. И это возможно, если вся система выстроена и  работает хорошо.

Но в России пока даже сам переход в систему паллиативной помощи не проработан, врачи не владеют навыками сообщения плохих новостей.

И поэтому лечащие врачи очень грубо — от незнания и недостатка профессиональной эмпатии — сообщают о неизлечимой стадии заболевания. Быстро и резко, чтобы защитить себя от необходимости пострадать вместе с болеющим человеком.

И вся тяжесть разговора с пациентом и его близкими о предстоящем ложится на врача хосписа.

Еще задолго до хосписа врач должен привлечь для такого ответственного разговора родственника, может быть, и не одного, и как хороший психолог он будет наблюдать за реакцией каждого из них.

Кто больше настроен продолжать лечение? Кто будет выступать за максимальное сохранение качества жизни? Кто будет сидеть и ныть, а кто деятельно организовывать все вокруг? И  дальше мы должны привлекать родных к той помощи, которая у них получится лучше всего.

А сотрудники хосписа, когда принимают пациента под свою опеку, должны узнать как можно больше о нем, его привычках и предпочтениях, о его семье и отношениях с родственниками — чтобы организовать помощь самым правильным для семьи и самого пациента образом.

Родственники больного в абдоминальной хирургии. Разрешение этической проблемы.

Угощения в хосписе «Царицыно». Анастасия Каменщикова / Архив фонда «Вера»

Поэтому важны преемственность и взаимодействие между куративной и паллиативной медициной. Как этому научиться — вот вопрос. Сейчас паллиативной помощи в России обучают уже после получения основного диплома, за 144 часа повышения квалификации.

И в эти часы не включено обучение общению с  родственниками. А я уверена, что это сложнее, чем научиться купировать болевой синдром. Помогает, конечно, еще такая штука, как жизненный опыт.

Если вы придете в английский или польский хоспис, вы не встретите там медсестер моложе 40 или даже 50 лет. Но вот в чем парадокс: в России мы стараемся привлекать к работе в паллиативе молодых людей, чтобы научить их с нуля.

А если человек уже 20 лет проработал в системе медицины, то его жизненный опыт будет говорить, скорее, о том, что родственники пациента — это помеха. И переучивать такого человека, увы, уже поздно.

Но вот пациент в хосписе. Или дома, под опекой патронажной службы. И рядом его семья. И в этой ситуации медику нужно быть очень тонким, молчаливым, и при этом — с большими ушами, которые умеют слышать.

Если семья сложная, медик должен приложить максимальные усилия, чтобы пациент убедился, что семья — самое близкое и дорогое. Очень не хочется думать в свои последние месяцы жизни, что не с тем человеком прожил жизнь. Что вырастил бестолковых детей.

Что ты прожил непутевую жизнь, и теперь за тобой никто не ухаживает. И нужно избежать любых намеков, которые могут спровоцировать такие мысли. Поэтому задача персонала — «не отсвечивать», не шушукаться и не обсуждать поведение родственников больного.

Наоборот, нужно показать пациенту, что его родственник — самый заботливый и любящий.

Задача персонала сделать родственника соучастником процесса помощи: научить его кормить своего близкого, мыть, сажать на постели. А если родственник боится — помочь и объяснить.

Конечно, бывают случаи, когда сами пациенты не хотят, чтобы кто-то из близких участвовал в процессе, в этой ситуации тоже надо разобраться, почему не хотят.

Хотя и здесь нужно, в первую очередь, прислушиваться к пациенту.

В Первом московском хосписе был и такой случай. У одной из пациенток стационара был очень заботливый сын. Она вырастила его сама, но он при этом не был «маменькиным сынком», вел себя как настоящий мужик, я помню, как мы все восхищались им на конференциях.

Он все время теребил медсестер: как ему лучше сделать, как перевязать маму, как помыть. Но однажды эта женщина, пациентка, на минуту оставшись одна в палате с медсестрой, стала судорожно умолять ее не давать сыну ухаживать за ней.

Она хотела оставаться для него женщиной, мамой.

И это тоже очень важно — соблюсти достоинство пациента и не обидеть при этом родного, ведь трудно сыну объяснить, почему мама считает такой уход унизительным, и не вызвать в нем чувство вины… В таком случае можно попросить сына делать что-то другое — читать, готовить для мамы.

Родственники больного в абдоминальной хирургии. Разрешение этической проблемы.

Волонтеры в хосписе. Дарья Романова/ Архив фонда «Вера»

Другая история случилась со мной, когда мне было 17 лет и  я работала на выездной службе хосписа. Мне запретили ходить на дом к пациентке, которой помогала выездная служба. У нее было две дочери, 16 и 20 лет.

И я к ним приходила ухаживать за их мамой: мыла ее, болтала, делала педикюр, покупала для нее у метро мороженое… Все время пыталась показать, какая я прекрасная.

А она своим девчонкам говорила: почему вы не можете, как Нюта? А я про себя тоже думала: какие девки дурацкие — одна курит, хотя еще в школе… Другая где-то гуляет вечно.

Но что я ей этим показывала — что она «дурацких» девок вырастила? Это поняла врач хосписа — в силу своего опыта и чуткости. И запретила мне туда ходить. Мне нужно было дождаться рождения своих детей, чтобы понять, как это было глупо и жестоко с моей стороны.

Что еще важно помнить, когда ты говоришь с родственниками пациентов? То, что они каждый день должны преодолевать пропасть — из мира болезни в круговорот суеты, где есть работа, школьные собрания, срочные встречи.

Паллиативный пациент имеет право отдаться своей болезни, бросить работу, начать делить мир на важное и неважное, прекратить лицемерить. Болезнь становится индульгенцией, ведь тяжелобольным людям мы многое прощаем.

У пациентов с тяжелыми заболеваниями уменьшается критичность восприятия — из-за онкологической интоксикации или из-за проявлений деменции, в целом из-за длительной болезни и немощи.

А их родные должны ходить на работу, не хамить в метро, зарабатывать деньги, они должны улыбаться, должны «держаться» — и это самое страшное… Она на работе, а муж где-то умирает… Или дома мама с болезнью Альцгеймера, уже сама не осознающая свое состояние, а для дочери она остается мамой. Поговорить же об этом с коллегами, даже со многими друзьями не получается, потому что всем вокруг страшно. И человек остается в одиночестве, в изоляции.

Читайте также:  Показания к экстренной холецистэктомии. Острый холецистит при циррозе печени.

«Побудьте со мной» — в этом смысл хосписаЛегендарный петербургский врач-психиатр, д.м.н, почетный доктор Эссекского университета, Андрей Владимирович Гнездилов о работе и жизни в хосписе

Но это можно преодолеть. У нас в Благотворительном фонде «Вера» работают родные тяжелобольных детей. Я как-то спрашивала их, что для них самое больное… И ответ такой неожиданный: все то, что обычно ассоциируется с праздником и  радостью.

Самое тяжелое для них — 1 сентября, когда другие родители ведут детей в школу… Детский праздник с воздушными шарами в кафе, где кто-то отмечает день рождения своего ребенка.

Поэтому так важна вся наша активность, которая тоже становится частью паллиативной помощи: пикники, концерты, отмечание дней рождений, золотых свадеб… Это тоже во многом делается не для пациентов, а для родственников, чтобы они могли проводить отпущенное время (годы и месяцы болезни) вместе, ярко, чтобы могли потом чтото вспомнить кроме боли, страданий родного человека.

Родственники больного в абдоминальной хирургии. Разрешение этической проблемы.

Чаепитие и концерт в Первом московском хосписе. Дмитрий Тихонов / Архив фонда «Вера»

Я уже не раз замечала, что в семье, в которой кто-то долго болеет, нет фотографий. Спрашиваешь, где фотографии, — и выясняется, что в последние 10 лет никто не снимал, все стеснялись или не до того было.

И  волонтеры приходят и  устраивают в хосписе день красоты… Помню, как мы уговаривали одну пациентку в такой день сделать прическу и макияж — не для себя, а для того, чтобы встретить мужа красавицей. И вот она делает ему такой сюрприз, и они оба фотографируются, и это им обоим дает ощущение нормальной жизни.

А потом еще остаются фотографии, чтобы вспоминать именно эти моменты счастья, а не тянущиеся бесконечно мучительные дни болезни.

Родственники больного в абдоминальной хирургии. Разрешение этической проблемы.

Барберы в ПМХ. Ольга Кузнецова / Архив фонда «Вера»

Медики, работающие в  системе паллиативной помощи, в хосписах, продолжают работать на пациента даже после его ухода. Человек умер, а страдания родственников остались: депрессия, чувство вины, плюс добавляются всякие болячки, которые больше нет сил игнорировать…

Зачастую именно связь оставшихся жить с врачом или с любимой медсестрой подтверждает, что жизнь вовсе не заканчивается со смертью: совместные воспоминания о неделях, месяцах, для кого-то о годах болезни, проведенных под опекой паллиативной бригады, — и есть самая целебная часть всей паллиативной помощи.

Это важно и родным, и  тем, кто работает в  хосписе. Это отражается в  еще одной заповеди: «Не спеши, находясь у пациента. Не стой над пациентом — посиди рядом. Как бы мало времени ни было, его достаточно, чтобы сделать все возможное. Если думаешь, что не все успел, то общение с близкими ушедшего успокоит тебя».

Кстати, если вы чувствуете, что можете стать волонтером и ухаживать за пациентами хосписа, почитайте о том, чем занимаются волонтеры фонда «Вера» и как попасть в их число.

Я все время вспоминаю слова, которые мне сказала молодая женщина, приезжавшая в хоспис. В хосписе лежал парень, мы знали, что он жил в Москве со своей девушкой. И вот он заболевает раком, попадает в хоспис. И как-то упоминает, что у него есть еще бывшая жена и дочь, только живут они очень далеко. И что они никогда не согласятся приехать.

И так часто он это повторял, что стало понятно, что он очень хочет, чтобы они приехали. Мы нашли телефон, дозвонились, оплатили билет до Москвы. И они приехали. Я никогда не забуду того, что она (бывшая жена этого пациента) сказала мне, уже уезжая. Она сказала: «Спасибо вам! Мне не нужно будет больше врать ребенку о том, что его папа — летчик».

Для меня эта встреча, эта честность — один из самых важных уроков в жизни.

Родственники больного в абдоминальной хирургии. Разрешение этической проблемы.

На праздновании венчания пациентки хосписа Лидии с мужем. Хоспис «Царицыно». Ирина Арбузова / Архив фонда «Вера»

А еще был случай, когда женщина, потерявшая мужа, приехала на свой день рождения в  хоспис, потому что сотрудники стали за время болезни такими близкими, что она захотела не только горе, но и радость разделить с ними.

Вернусь к  тому, с  чего начинала: если в семье смертельно болен человек, то больна вся семья. И лечить нужно всю семью. И от качества работы хосписа зависит, будут ли семья и ближний круг травмированы тяжелой смертью или же, наоборот, получат поддержку, будут окутаны коконом любви, заботы и поддержки — даже после разлуки с близким человеком.

Нюта Федермессер, директор Центра паллиативной помощи г. Москвы, учредитель Благотворительного фонда помощи хосписам «Вера»

Мы понимаем, что разговор о болезни и смерти с близким человеком — очень и очень тяжел. Почитайте, как размышляет о важности честной беседы онкопсихолог Павел Сапожников в тексте «Последний разговор». Еще мы попросили Дениса Кондратьева, тоже психолога, работающего с неизлечимо больными людьми, рассказать, почему утаивание от человека его состояния — это совсем не забота. Читайте по ссылке.

Книгу фонда «Вера» «Рядом с тяжелобольным. Паллиативная помощь на дому» можно скачать здесь.

Принципы этики и деонтологии медицинских работников — СНТА

Родственники больного в абдоминальной хирургии. Разрешение этической проблемы.

Каждый врач должен иметь определённые навыки и знания, которые являются бесценными при общении с больными людьми. Хороший врач — это не только опытный клиницист, сухо прописывающий пациенту схему лечения. Это и опытный педагог, а иногда даже воспитатель, особенно если речь идёт о работе с детьми.

Стать блестящим специалистом врачу поможет соблюдение принципов этики и деонтологии. Именно они определяют перечень этических норм, необходимых для эффективного общения доктора и пациентов, более того: тонкий психологический подход уже сам по себе обладает удивительным лечебным эффектом.

Принципы деонтологии в медицине

В переводе с греческого языка слово «деонтология» означает комплекс норм в области этики и морали, которым должны следовать все медицинские работники. Принципы этики и деонтологии в медицине формировались ещё с древних времён, а само понятие обозначилось в науке только в начале 19-го века. Термин ввёл в обиход известный английский философ Бентам.

У многих авторов можно встретить отождествление понятий деонтологии и этики. Тем не менее, речь идёт о понятиях, тесно связанных друг с другом, но не являющихся тождественными.

Деонтология — это учение о том, как должен вести себя врач, а этика — своеобразный «кодекс» поведения. Таким образом, деонтология вытекает из неё, так как полностью построена на этических принципах.

Родственники больного в абдоминальной хирургии. Разрешение этической проблемы.

В качестве предмета деонтологии как раздела медицинской науки принято рассматривать принципы, на основании которых специалисты разрабатывают правила общения медработников с пациентами. Н.И. Пирогов определял деонтологию как принципы поведения медперсонала по отношению к пациентам.

Поскольку понятие деонтологии тесно связано со словом «долг», можно говорить о необходимости строгого выполнения медицинскими работниками всех этических правил. Если врач действует гуманно, тактично и профессионально, это оказывает положительное влияние на процесс выздоровления его пациентов. Именно поэтому в действиях врачей не должно быть бюрократизма, формализма и бездушия.

Принципы этики и деонтологии медицинских работников

Что касается этики, из которой вытекают все принципы медицинской деонтологии, она относится к философской науке, изучающей принципы нравственности и морали, принятые в человеческом обществе.

Этика изучает такие понятия как честь, достоинство, добро, счастье.

В работе врача эти качества незаменимы, поэтому требования к поведению медиков и были сформулированы мудрыми людьми ещё в древние времена.

Первый «нравственный кодекс врачей» появился при рабовладельческом строе после разделения труда. Когда в социуме появились представители разных профессий, работу врачей стали особенно почитать, так как главной задачей древних медиков было освобождение человека от физических и душевных страданий.

Один из древнейших источников, где подробно описаны этические требования, предъявляемые обществом к врачу — это кодекс Хаммурапи (Вавилон). Далее Гиппократ усовершенствовал эти законы, и на их основании была создана так называемая «клятва Гиппократа». По традиции медики соблюдают её и по сей день.

Со временем появилось серьёзное научное обоснование норм и принципов врачебной этики. Она строится на осознании как законов природы, так и социального бытия общества и отдельного человека. Любая нравственная норма должна быть тесно связана с наукой, чтобы сострадание к больному не оказалось пустым и беспочвенным.

Общаясь с пациентами, врачи не должны демонстрировать им поведение сострадающих родственников — и в то же время нельзя допускать проявлений равнодушия и формальности. Недаром А.И.

Герцен как-то сказал, что, испытывая сострадание к больному, врач может «плакать в душе», однако для понимания сути болезни ему требуется холодный и здравый рассудок.

Читайте также:  Нейрофиброма полости рта. Папиллома полости рта. Бородавки, кондиломы полости рта. Очаговая эпителиальная гиперплазия.

Родственники больного в абдоминальной хирургии. Разрешение этической проблемы.

Таким образом, вступая во взаимоотношение с больными, врач постоянно балансирует на тонкой грани, и именно это умение делает его специалистом высочайшего уровня: когда, работая исключительно по велению сердца, он применяет научные методы, позволяющие эффективно бороться с различными заболеваниями.

Ведущие принципы этики и деонтологии можно обозначить следующим образом:

  1. Врач всегда готов оказать каждому больному профессиональную помощь.
  2. Врач соблюдает главный принцип клятвы Гиппократа, коротко сформулированный в двух словах: «Не навреди». Это означает постоянную работу медика над собой. Независимо от ситуации врачу следует всегда быть осторожным в словах и медицинских формулировках, особенно если речь идёт об опасных болезнях и тяжёлых состояниях. Важно помнить о том, что любое неосторожное слово или непонятный термин, произнесённые в присутствии больного человека, могут пагубным образом отразиться как на его физическом, так и душевном состоянии и усугубить течение болезни. Тактичность и осторожность — главные принципы, которым медицинский работник обязан следовать неукоснительно.
  3. Поступки врача должны соответствовать главным задачам и целям медицинской науки. Медработник не имеет морального права принимать участие в действиях, которые направлены на причинение вреда здоровью людей.
  4. Врач обязан бороться за жизнь больного до последнего. Также ему следует заботиться о пропаганде здорового образа жизни среди своих больных, чтобы они учились стремиться к совершенству тела и духа. Здесь деонтология тесно переплетается с древнейшими философскими принципами, не теряющими своей актуальности и по сей день.
  5. Любой медработник учитывает в своей деятельности принципы самопожертвования и героизма во имя жизни. Это одно из основных правил его поведения, особенно когда речь идёт о критических ситуациях.
  6. Обязанность врача — оказывать квалифицированную помощь всем людям. У медработника не должно быть расовых и политических предрассудков. Профессиональный врач никогда не станет руководствоваться в своей практике религиозными убеждениями, которые могут нанести вред здоровью его пациентов.
  7. Все врачи должны работать, следуя принципу коллегиальности. Это означает, что они всегда готовы проявить солидарность друг с другом и помогать коллегам.
  8. Каждый врач обязан соблюдать принципы медицинской (врачебной) тайны.

Родственники больного в абдоминальной хирургии. Разрешение этической проблемы.

Принципы медицинской деонтологии тесно связаны с понятием слова как физиологического и лечебного фактора. Известно, что если человек болен, он гораздо острее воспринимает все факторы окружающей среды. Больные люди обладают высокой степенью внушаемости, поэтому один небрежный жест либо брошенное второпях слово медработника может привести к негативным последствиям.

Например, услышав непонятное латинское слово, с помощью которого два врача общаются между собой, пациент может искажённо и неправильно понять суть своего заболевания и подумать о том, что его жизни угрожает реальная опасность. Если же больной слышит в свой адрес понятные, простые и ободряющие слова, это вселяет веру в выздоровление и в природные силы организма.

Когда-то В.М. Бехтерев сказал замечательную фразу: «Если пациенту не стало лучше после того как он поговорил со своим врачом — это никакой не доктор». И это понятно: слово, как справедливо заметил И.П.

Павлов, является для человека таким же условным и материальным раздражителем, как и другие, поэтому оно вызывает в организме целый комплекс сложнейших реакций.

Словом можно реально вылечить пациента, но иногда оно действует и прямо противоположным образом, если медработник проявляет по отношению к больным неосторожность и небрежность.

Личность врача и его моральный облик имеют огромное значение. Именно поэтому медикам ни при каких обстоятельствах не следует пренебрегать принципами деонтологии и этики.

Не нашли нужную информацию? Задайте вопрос менеджеру

Взаимоотношения врач – больной. этические проблемы. — современные проблемы науки и образования (сетевое издание)

1

Полякова Р.В. 1

Маршалок О.И. 1
1 ГБОУ ВПО «Омская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения России, Омск
Медицинская этика – часть общей и один из видов профессиональной этики. Это наука о нравственных началах в деятельности медиков. Предметом ее исследования является психоэмоциональная сторона деятельности медиков.

Медицинская этика в отличие от права формировалась и существовала как свод неписаных правил. Понятия о врачебной этике складывались с древних времен. Характер взаимоотношений медицинского персонала и пациентов, уход за больными все больше приобретают значение мощных терапевтических и профилактических факторов.

Принципы, правила этики и деонтологии в работе медика должны стать предметом постоянного внимания.

взаимоотношение врач – больной

1. Гуманитарная сфера и права человека: сборник документов: книга для учителя / сост. В. А. Корнилов и др. – М.: Просвещение, 1992. – 159 с. 2. Громов А. П. Врачебная деонтология и ответственность медицинских работников. – М., 1969.
3.

Карьера в медицине / вед. ред. А. Элиович, отв. ред. М. Широкова. – М.: Аванта+, 2003. – 320 с.
4. Искусство общения с больными / Магазаник Н. А. – М.: Медицина, 1991.
5. Врачебная деонтология / Макшанов И. Я. – Минск, 1998.

Основой взаимоотношений является слово, что было известно еще в древности: «Лечить надо словом, травами и ножом», — считали древние целители.

Умным, тактичным словом можно поднять настроение больного, вселить в него бодрость и надежду на выздоровление и в то же время неосторожным словом можно глубоко ранить больного, вызвать резкое ухудшение его здоровья. Важно не только, что говорить, но и как, зачем, где говорить, как отреагирует тот, к кому обращается медицинский работник: пациент, его родственники, коллеги и т.д.

Одну и ту же мысль можно высказать по-разному. Одно и то же слово люди могут понять по-разному, в зависимости от своего интеллекта, личностных качеств и т.д. Не только слова, но и интонация, выражение лица, жесты имеют большое значение во взаимоотношениях с больным, его родственниками, коллегами.

Медик должен обладать особой «чувствительностью к человеку», владеть эмпатией — способностью сострадать, ставить себя на место больного. Он должен уметь понять больного и его близких, уметь слушать «душу» больного, успокоить и убедить. Это своего рода искусство, причем нелегкое. В разговоре с больным недопустимы равнодушие, пассивность, вялость.

Больной должен чувствовать, что его правильно понимают, что медицинский работник относится к нему с искренним интересом. Медик должен владеть культурой речи. Чтобы хорошо говорить, надо прежде всего правильно думать. Врач или медсестра, которые «спотыкаются» на каждом слове, употребляют жаргонные слова и выражения, вызывают недоверие и неприязнь.

Медицинский работник должен уметь: рассказать больному о болезни и ее лечении; успокоить и ободрить больного, даже находящегося в самом тяжелом положении; использовать слово как важный фактор психотерапии; употреблять слово так, чтобы оно явилось свидетельством общей и медицинской культуры; убедить больного в необходимости того или иного лечения; терпеливо молчать, когда этого требуют интересы больного; не лишать больного надежды на выздоровление; владеть собой во всех ситуациях. В общении с больным не следует забывать о следующих коммуникативных приемах: всегда внимательно выслушивать пациента; задав вопрос, обязательно дождаться ответа; излагать свои мысли просто, ясно, доходчиво, не злоупотреблять научными терминами; уважать собеседника, не допускать презрительных мимики и жестов; не перебивать пациента; поощрять стремление задавать вопросы, отвечая на них, демонстрировать заинтересованность в мнении пациента; сохранять хладнокровие, быть терпеливым и терпимым. Строгое соблюдение высоких требований врачебной этики становится особенно важным в наше время, когда в медицину бурно вторгаются новшества, рожденные научно-технической революцией. Многие из них представляют собой бесспорные достижения в диагностике и лечении, однако внедрение этих новшеств сопровождается и негативными явлениями. Многообразная аппаратура и многочисленные анализы стали непременными посредниками между врачом и пациентом, отдалили их друг от друга. Сегодня совершенно очевиден натиск хронических неэпидемических болезней, пришедших на смену эпидемическим и составляющим ныне в экономически развитых странах основную долю в структуре смертности и заболеваемости населения. Причиной более ¾ всех случаев смертности являются всего лишь несколько заболеваний (сердечно-сосудистые, злокачественные опухоли). При столь существенно изменившейся картине патологии требуется не только поиск общих причин и механизмов заболеваний, которые все чаще объясняются первостепенной ролью экзогенных, в том числе социально опосредованных воздействий, но и поиск общетерапевтических факторов. Не случайно сегодня все большее внимание уделяется приемам неспецифического влияния на организм больного, общетерапевтическим средствам, особенно психотерапевтическим. Врачебная этика пронизана духом высокого гуманизма, но она имеет и классовый аспект, определяемый конкретной исторической обстановкой, социально-экономическими и политическими процессами, интересами социальных слоев и классов. Поэтому правомочно говорить об этике медика социалистического общества и буржуазной врачебной этике. Последняя отражает корыстные интересы медицинского бизнеса, хотя и среди врачей капиталистических стран немало преданных своей профессии работников, самоотверженно выполняющих профессиональный долг. Но и ими управляют законы капиталистического мира, которые, в сущности, несовместимы с высокими гуманными требованиями этики и деонтологии.

Этические проблемы можно разделить на два вида:

  • морально-этические;
  • профессионально-этические.

Морально-этическая сфера врача зависит от его (ее) морального облика, формирующегося на основе воспитания в семье и школе.

Читайте также:  Слипекс - инструкция по применению, отзывы, аналоги и формы выпуска (спрей для местного применения 60 мл) лекарственного препарата для лечения храпа, фарингита и тонзиллита у взрослых, детей и при беременности

Профессионально-этическая сфера врача, так или иначе, связана с профессиональной деятельностью. Рассмотрим  классификацию профессионально-этических проблем по П. А. Леусу (1997):

  • Индивидуальная — Врач в себе.

Врач знает о допущенной им диагностической ошибке, но пациент и коллеги о ней не знают.

  • Врачебная — Врач — пациент.

Допущена ошибка при диагностике пульпита, в результате чего возникло осложнение, что стало известно больному от другого врача.

  • Коллегиальная — Врач — врач.

Врач не согласен с материалами разбора случая его диагностической ошибки, представленными на врачебную конференцию его коллегой.

  • Бригадная — Врач — младший персонал.

Несмотря на неоднократные замечания врача, медсестра нарушает режим стерилизационной обработки инструментария.

  • Общественная — Врач — население.

Население информировано о том, что врач не использует современные методы лечения.

  • Административная — Врач — администрация.

Руководствуясь интересами пациентов, администрация ставит дежурство в выходной день врачу, имеющему маленького ребенка.

  • Коллективная — Врач — коллектив.

Врач не согласен с решением коллектива об отказе, о выдаче ему рекомендации для получения высшей категории.

  • Социальная — Врачебное общество — население.

Население не поддерживает рекомендации врачебного общества фторировать питьевую воду с целью профилактики кариеса.

Ответственность за свои действия, работу и качество ее выполнения в деятельности врача приобретает особый смысл.

Это связано с тем, что ни одна профессия не имеет такого близкого, конкретного соприкосновения с самым важным и сокровенным для любого человека — жизнью и смертью. Врачу вверяется самое драгоценное — жизнь и здоровье людей.

Он несет ответственность не только перед отдельным больным, его родными, но и перед обществом в целом. Поэтому врач не имеет права быть безответственным.

Другим качеством, которое должен совершенствовать в себе будущий врач, является наблюдательность. К сожалению, нередко имеют место такие ситуации, когда врач, вызвав очередного больного и даже не взглянув на него, погружается в изучение всякого рода лабораторных данных, рентгенологических снимков, заключений специалистов.

Затем приглашает пациента и, совершенно не обращая внимания на самого больного, выражение его лица, манеру держаться, говорить и реагировать на ситуацию, предлагает открыть ему рот.

Врач обязан входить в непосредственный контакт с больным, научиться пытливым взором смотреть на него, замечать и выявлять такие изменения в его состоянии, которые подчас недоступны самым утонченным и совершенным методам объективного исследования.

При этом важно широко использовать все достижения медицинской науки и техники для максимально точной постановки диагноза, коррекции лечебно-профилактических мероприятий, оценки их эффективности, но относясь к ним, как к вспомогательным и не в коем случае не подменяющим самого общения с пациентом.

В чем же кроются причины низкой компетентности современных врачей в вопросах правильного установления диалога врач — больной? Среди них можно отметить отвлеченность от практики предмета медицинской этики и деонтологии или традиционное для прежних лет пренебрежение к личности, кастовость мира врачей и т. д.

Любой человек, который когда-нибудь имел несчастье быть в роли больного или являлся родственником пациента, может пылко и красочно рассказывать о своих злоключениях и неприятных контактах с медперсоналом.

При этом следует подчеркнуть, что больные в большинстве случаев находят неудовлетворительными их взаимоотношения с врачами.

Часто доктора представляются им людьми, с которыми трудно общаться: они недружелюбны, не соответствуют представлениям пациента и не способны создать доверительные отношения с ним.

 Одним из отличительных моментов современный медицинской этики является тот факт, что все большее и большее число больных хочет участвовать в процессе принятия решений, касающихся их жизни и здоровья: в частности, в выборе тактики лечения. Подобная тенденция является следствием возрастающего образования и внимания к своему здоровью среди населения.

Согласно О. М. Лесняку (2003), существует пять моделей построения взаимоотношений врача и пациента (см. табл.).

Активно-пассивная основана на представлении, что врач лучше знает, что надо больному. Больной не может участвовать в принятии решений.

Покровительственная. Больному сообщается лишь та информация, которая, по мнению врача, необходима.

Информативная. Врач доносит до больного всю информацию, а больной сам выбирает.

Интерпретивная. Предполагается, что больной нуждается лишь в уточнении с помощью врача того, что с ним происходит. Решение будет принимать он сам.

Совещательная (договорная). Исходит из представления, что врач может активно влиять на формирование мнения больного и помочь ему принять правильное решение.

Первые две модели взаимоотношений врача и пациента наиболее часто используются в течение длительного периода времени.

Как и другие модели, они предполагают практическое применение врачом всех своих умений для того, чтобы поставить диагноз и определить стадию заболевания, а затем идентифицировать дальнейшую тактику с целью облегчения страдания или восстановления здоровья.

Обе указанные модели до сих пор преобладают в общении медицинского персонала в большинстве медицинских учреждений СНГ и некоторых стран Европейского Союза. Однако единственно возможное безапелляционное применение таких моделей общения может иметь место лишь в случае необходимости неотложных вмешательств (срочная операция или бессознательное состояние больного).

Информативная модель никогда не использовалась в нашей практике и, вероятно, никогда не будет применена. Она представляет собой вариант отношения к врачу как к обслуживающему персоналу. Врач является продавцом услуг, а пациент — покупателем. При этом право выбора сохраняется полностью за покупателем.

Интерпретивная модель мало отличается от информативной. Она основана на том, что общение врача с больным — это не простой обмен информацией, а помощь со стороны врача в принятии решения.

Однако, как и при информативной модели, решение о выборе тактики лечения остается только за самим пациентом.

В этом случае совершенно необоснованно предполагается, что больной сам очень хорошо знает, что ему необходимо.

Самая разумная модель — совещательная, которая предполагает равенство всех сторон, в том числе одинаковую ответственность.

Она основана на том, что обычный взрослый человек в состоянии синтезировать информацию и выделить для себя приоритеты, а врач обладает достаточными коммуникационными навыками для того, чтобы помочь пациенту в этом.

Данная модель также предполагает, что врач в состоянии видеть разницу между предпочтениями самого пациента и теми рекомендациями, которые должен дать профессионал. Подобный вариант общения способствует пониманию больным таких важных для него факторов, как профилактика, здоровый образ жизни, правильное лечение.

В условиях значительного повышения общего и санитарно-гигиенического уровня культуры населения пациент не только глубже и грамотнее ориентируется во многих общих медицинских вопросах. В связи с этим он более критично оценивает мнения, высказывания и советы врачей, их внутреннюю и внешнюю культуру.

Закономерно, что больной хочет лечиться у врача, который для него кажется личностью большего масштаба, чем он сам. Все указанное требует систематического повышения профессионального, общекультурного и нравственно-этического уровня врачей, в том числе стоматологов.

Наряду с повышением этико-деонтологической культуры медицинских работников необходимо совершенствовать и нравственное воспитание населения. В этих условиях повышается роль врачей всех специальностей в мотивации здорового образа жизни.

Соблюдение в труде и быту гигиенических норм, формирование разумных потребностей, создание в трудовых коллективах хорошего морально-психологического климата, развитие массового физкультурного движения — все это является неотъемлемым содержанием здорового образа жизни.

К социальной профессионально-этической сфере деятельности врача-стоматолога следует отнести и разработку научных методов управления образом жизни с учетом его целостного аспекта.

В связи с этим при мотивации здорового образа жизни необходимо учитывать не только общественные, социологические и нравственно-психологические закономерности, но и специфику проявления их у индивидуумов в зависимости от возраста, пола, формы заболевания, психических и социальных свойств личности.

На сегодняшний день мировое сообщество находится на сложной исторической стадии развития. Далеко шагнувший научно-технический прогресс наряду с созданием современных способов и методов диагностики, новых фармакологических препаратов и т. д. создал грозное оружие сильнейшей разрушительной силы, угрожающее жизни и здоровью людей.

Право каждого человека на здоровье следует понимать так, что никто не может быть лишен своего здоровья каким-либо действием со стороны других людей, включая медицинских работников. Право человека на здоровье в большинстве стран мира защищено соответствующими законами и документами.

Несомненно, что по мере дальнейшего продвижения технического прогресса в медицине будут возникать новые этические и правовые проблемы, затрагивающие интересы больных, медицинских работников и общества.

Однако следует помнить, что каждый раз врач, решая подобную проблему, независимо от того, какими этическими установками владеет общество, в котором он выполняет свою миссию, вне зависимости от общественно-экономической формации, должен руководствоваться принципом «не вреди».

Рецензенты:

Сулимов Анатолий Филиппович, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой хирургической стоматологии и ЧJIX ГБОУ ВПО «Омская государственная медицинская  академия » Министерства здравоохранения России, г. Омск.

Ломиашвили Лариса Михайловна, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой терапевтической стоматологии ГБОУ ВПО «Омская государственная медицинская  академия» Министерства здравоохранения России, г. Омск.

Библиографическая ссылка

Полякова Р.В., Маршалок О.И. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ВРАЧ – БОЛЬНОЙ. ЭТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ. // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 6. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=8056 (дата обращения: 24.04.2022). Родственники больного в абдоминальной хирургии. Разрешение этической проблемы.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector