Бранхамеллы. бактерии подрода branhamella. свойства бактерий рода бранхамелла. особенности бактерий подрода branhamella.

Впервые моракселлы были выделены офтальмологами В. Мораксом и К. Аксенфельдом в 1896 г. Moraxella – своеобразная группа неферментирующих грамотрицательных микроорганизмов (МО), обитающих на различных слизистых оболочках у человека и животных [9, 14].

Однако эти МО способны вызывать различные заболевания, преимущественно у людей со сниженной иммунологической реактивностью. Они характеризуются различной локализацией и клинической симптоматикой.

Предлагаем удобную таблицу основных видов моракселл, которую составили, изучив данные исследователей различных стран (табл.1).

Бранхамеллы. Бактерии подрода Branhamella. Свойства бактерий рода бранхамелла. Особенности бактерий подрода Branhamella.

Моракселлы могут вызывать у человека эндокардит, конъюнктивит, менингит, уретрит, различные респираторные инфекции (бронхит, пневмонию, фарингит, отит, синусит) [9].

Moraxella catarrhalis может вызывать как инфекции верхних (острый средний отит, синусит), так и нижних дыхательных путей (пневмония, бронхит, обострение хронического обструктивного заболевания легких (ХОЗЛ)) [12, 24].

У детей с инфекцией нижних дыхательных путей в одиночных случаях выявлялись риновирусы и M. catarrhalis [22]. M. catarrhalis обнаруживалась в секрете верхних дыхательных путей у детей с пневмонией, но бактериемия и сероконверсия встречались редко [34].

Описан один случай острого уретрита, похожего на гонорею, но вызванного M. catarrhalis. Вероятный путь передачи – урогенитальный контакт с половым партнером [27].

Согласно 2-му изданию (2001 г.) Руководства Берджи, бактерии делят на 2 домена: “Bacteria” и “Archaea”. В домен “Bacteria” входят 22 типа. Классификация моракселл по Берджи: Тип Proteobacteria, Класс Gammaproteobacteria, Род Moraxella [9].

Род Moraxella в настоящее время включает 11 видов: 6 видов подрода Moraxella (Moraxella): M. (M.) lacunata, M. (M.) bovis, M. (M.) nonliquefaciens, M. (M.) phenylpyruvica, M. (M.) osloensis, M. (M.) atlantae, 4 видa подрода Moraxella (Branhamella): M. (B.) catarrhalis, M. (B.) ovis, M. (B.) caviae, M. (B.

) cuniculi и отнесенная пока в рубрику “ Species incertae sedis” M. urethalis [4].

Многие виды моракселл вначале были выделены от животных, а затем доказана их способность вызывать заболевания у людей. Так, например M. osloensis – паразитирует в организме слизняка нематоды Phasmarhabditis hermaphrodita [17], а M.

bovoculi был выделен из глаз телят, больных инфекционных кератоконъюнктивитом, а также выявлялся у кормящих молочных коров с язвенным блефаритом и конъюнктивитом [23, 29]. M.

bovis – этиологический агент инфекционного бычьего кератоконъюнктивита, для профилактики которого используется рекомбинантная вакцина [30, 31].M. ovis первоначально был изолирован от овец с конъюнктивитом [20].

От овцы также были выделены МО, и на основании молекулярно-генетических и фенотипических исследований сделан вывод, что они представляют новую разновидность рода Moraxella, для которой было предложено название M. pluranimalium [28].

M. lacunata – является частой причиной кератита, кератоконъюнктивита и синусита, но в очень немногих случаях может вызывать эндокардит. Клинические и диагностические результаты исследований предполагают, что M. lacunata обладает большой агрессивностью, приводящей к прогрессирующей клапанной деструкции и эмболизации [25, 26].

Все виды моракселл могут быть разделены на 3 группы (табл.

2): 1) преимущественная, почти исключительная экологическая ниша – слизистая облочка глаз; 2) экологическая ниша – слизистые верхних дыхательных путей, преимущественно полости носа; обнаружение в крови, спинномозговой жидкости и других патологических материалах вне экониши; 3) экологическая ниша – слизистые верхних дыхательных путей или женских гениталий и выделение при воспалительных процессах из тех же локусов [4].

Бранхамеллы. Бактерии подрода Branhamella. Свойства бактерий рода бранхамелла. Особенности бактерий подрода Branhamella.

Характерная особенность бактерий рода Moraxella – нестабильность многих признаков и свойств, ведущая к возникновению многочисленных вариантов, сближающих разные виды этого рода [5].

Моракселлы имеют санитарное значение, характеризуя уровень обсемененности воздуха и загрязнения мочой воды, почвы и бытовых объектов. Обнаружение моракселл в воде плавательных бассейнов, на стульчаках, в воде, используемой в вихревых ваннах, может указывать на опасность заражения гонореей.

Учитывая двойственный характер M. osloensis и его потенциальную патогенность, обнаружение этого вида в воздухе и воде может иметь не только санитарное, но и относительно эпидемиологическое значение. Вода, контаминиррованная M.

phenylpyruvica, может приводить к развитию нагноительных процессов [6].

Лабораторная диагностика

Род Moraxella включает строго аэробные, неподвижные, не образующие спор и пигмента грамотрицательные палочки, часто с капсулой. Они более устойчивы к обесцвечивающему действию этилового спирта, чем E.coli.

В фазе логарифмического роста клетки имеют вид коротких палочек размером 0,9-1,7–1,6-2,7 мкм с характерным расположением парами или короткими цепочками. Иногда встречаются гигантские или нитевидные формы. В стационарной фазе клетки уменьшаются, приобретая форму кокков или очень коротких диплобацилл.

Оптимальная температура роста 30-37ºС. Они оксидазоположительны, обладают цитохромами в и с в качестве главных компонентов цитохромной системы, каталазопозитивны. В биохимическом отношении данные МО довольно инертны.

Предлагаем удобную таблицу основных видов моракселл, которую составили при анализе культуральных и биохимических свойств моракселл по данным различных авторов (табл. 3).

Бранхамеллы. Бактерии подрода Branhamella. Свойства бактерий рода бранхамелла. Особенности бактерий подрода Branhamella.

Они неспособны к денитрификации, использованию в качестве источников углерода и энергии многих углеводов, многоатомных спиртов, ароматических соединений. Не продуцируют индол и сероводород.

Большинство культур использует лактат и в меньшей степени пируват. В аэробных условиях они обычно не образуют кислоты из глюкозы.

Высокочувствительны к бензилпенициллину (МИК составляет 0,1-1 ЕД/мл) [14].

Моракселлы относительно требовательны к источникам питания, нуждаются в добавлении аминокислот, биотина, лактата (сукцината) в качестве источника углерода и энергии. Если моракселлы растут на простых средах, добавление сыворотки или асцитической жидкости всегда стимулирует их рост. Биологические жидкости могут быть успешно заменены олеатом или твином-80 [9, 14].

Бранхамеллы. Бактерии подрода Branhamella. Свойства бактерий рода бранхамелла. Особенности бактерий подрода Branhamella.

На питательном агаре большинство моракселл образуют 2 типа колоний, взаимопревращение которых происходит спонтанно с низкой частотой.

Колонии SC-типа обычно преобладают у свежевыделенных культур, они имеют шероховатую поверхность и неровный край.

В процессе роста вызывают коррозию питательного агара, размеры которой иногда в 3-4 раза превышают диаметр колоний. Колонии N-типа гладкие, с ровным краем, не вызывают коррозии среды.

На кровяном агаре моракселлы через 20-24 часа роста образуют колонии небольших размеров (0,5-2 мм в диаметре) с зоной гемолиза или без нее. Культуры, имеющие капсулу, часто растут в виде больших слизистых колоний [14].

Идентификацию моракселл проводят с помощью коммерческих панелей (Gonochek-II, quardFERM+, NEISSERIA-KWIK, HNID Panel, Neisseria/Haemophilus Identification Card) в общепринятых тестах по ключевым признакам: образование гемолиза, коррозия агара, оксидазо- и каталазоположительный тест, не образуют кислоту из углеводов в аэробных (окисление) и анаэробных (ферментация) условиях, восстанавливают нитраты [12].

К факторам патогенности моракселл следует отнести наличие эндотоксина и фимбрий. М. сatarrhalis обладает молекулами адгезии, позволяющими бактериям связываться с клетками слизистой оболочки человека [9, 21]. Образование клетками M.

 bovis фимбрий (пилей) сопровождается изменением формы колоний – из обычных мелких выпуклых (N-тип) в широкие, «въедающиеся» в агар и распространяющиеся по периферии (SC-тип).

Считают, что фимбрии способствуют прикреплению клеток к поверхности слизистой, колонизации и возникновению воспалительного процесса. Специфическими для моракселл факторами вирулентности считают изменения морфологической структуры.

Было отмечено, что при хронических ринитах выделяются капсульные формы, а у здоровых людей и в носоглотке – лишенные капсул и что капсульные формы в опытах на мышах дают положительный результат [3].

По потребностям в питательных веществах все виды моракселл делятся на 2 группы: I – виды, использующие для построения своих белков высокомолекулярные органические животные вещества; II – виды, строящие свои белки из неорганических соединений с использованием лишь единичных органических компонентов, а также довольствующиеся простыми органическими комплексами [6].

Для изучения сахаролитических свойств моракселл используются среды Хью-Лейфсена с низким содержанием пептона и 0,3% агара, что способствует накоплению образующейся при расщеплении углевода кислоты в местах размножения бактерий, что регистрируется индикатором бромтимоловым синим.

Однако для обеспечения роста Moraxella необходимо добавление к среде сыворотки крови животных для улучшения роста моракселл и исключения ложноотрицательных результатов.

Читайте также:  Зинерит - инструкция по применению, аналоги, отзывы и формы выпуска (порошок, лосьон) лекарственного препарата для лечения угревой сыпи (прыщей) у взрослых, подростков и при беременности

Строгий аэробиоз, сочетающийся с отсутствием окисления глюкозы и инертностью по отношению к многоатомным спиртам, отсутствие подвижности и пигментации, положительный оксидазный тест и высокая чувствительность к пенициллину составляет 6 основных признаков, определяющих родовую принадлежность моракселл.

Однако к строгим аэробам, не окисляющим глюкозу, относится значительное количество НФГОМ [1, 7] (табл.4). В эксперименте на сыворотке иммунизированных кроликов было показано, что использование серологических методов для обнаружения специфических антител к бактериям рода Moraxella повышает достоверность этиологического диагноза даже при отсутствии возбудителя в посевах клинического материала [2].

Для изучения белков наружной мембраны моракселл может быть информативным применение моноклональных антител (МАТ), отличающихся высокой специфичностью и гомогенностью.

Использование МАТ позволяет достаточно точно определить имеются ли общие эпитопы у белковых антигенов различных микроорганизмов [11]. Из молекулярных методов типирования Moraxella catarrhalis наиболее эффективен для эпидемического анализа электрофорез в геле пульсирующего поля [18].

Лечение

Обычно при хронических обструктивных бронхитах считается оправданным назначение эмпирической антибиотикотерапии сразу после установления фазы обострения патологического процесса.

При этом препаратом первой линии выбирается антибиотик максимально узкого спектра действия, который наиболее вероятно сможет обеспечить иррадикацию наиболее распространенных патогенных МО – S. Рneumoniae 20-25% случаев, H. Influenzae – 40-50%, M. catarrhalis – 10-15%.

Значительно реже изучается влияние бактериальной колонизации нижних дыхательных путей УПМ на формирование хронического воспаления, определяется роль ее в появлении следующих инфекционных проявлений патологического процесса, а также особенность регионарной резистентности патогенов к антимикробным препаратам.

Чаще всего используют амоксициллин с клавулановой кислотой, новые макролиды, цефалоспорины ІІ-ІІІ поколения, фторхинолоны, полусинтетические тетрациклины [10, 13, 16]. Восприимчивость к левофлоксацину и флуороквинолону для M.catarrhalis при исследованиях, проведенных в США, оставалась приблизительно около 100% [33].

В настоящее время большинство клинических изолятов M. catarrchalis продуцируют β-лактамазы (пенициллиназы), которые ингибируются клавулановой кислотой [19]. Штаммы Branchamella catarrhalis имеют резистентность к пенициллину (70-80%), но сохраняют высокую чувствительность к амоксициллину/клавуланату, макролидам, цефалоспоринам ІІ-ІІІ поколений [8, 32].

Пожилым пациентам при повышенном риске ХОБЛ, а также – эмфиземы и хронического бронхита рекомендовано при антибиотикорезистентных инфекциях назначения фторхинолонов (гемифлоксацина, левофлоксацина и моксифлоксацина) [15].

Выводы

  1. Моракселлы встречаются на слизистых дыхательных путей и мочеполового тракта. Некоторые виды моракселл могут вызывать заболевания при снижении иммунологической резистентности организма, а некоторые из них являются транзиторной микрофлорой.
  2. Чаще всего моракселлы вызывают такие заболевания, как пневмонии, бронхиты, отиты, кератоконъюнктивиты, циститы, уретриты.
  3. Для выделения и идентификации моракселл в бактериологических лабораториях используются бактериологические, биохимические и серологические методы. Для научных исследований используют также молекулярно-генетические методы.

Бранхамеллы. Бактерии подрода Branhamella. Свойства бактерий рода бранхамелла. Особенности бактерий подрода Branhamella

Оглавление темы «Моракселлы. Бранхамеллы. Акинетобактеры. Ацинетобактеры. Кингеллы. Псевдомонады.»: 1. Микробиологическая диагностика менингококковой инфекции. Диагностика менингококка. Выявление менингококка. 2. Лечение менингококковой инфекции. Профилактика менингококковой инфекции. Менингококковая вакцина. 3. Моракселлы. Бактерии рода Моrахеlla.

Свойства бактерий рода Моrахеlla. Особенности бактерий рода Моrахеlla. 4. Бранхамеллы. Бактерии подрода Branhamella. Свойства бактерий рода бранхамелла. Особенности бактерий подрода Branhamella. 5. Акинетобактеры. Ацинетобактеры. Бактерии подрода ацинетобактер ( акинетобактер ). Свойства бактерий рода ацинетобактер ( акинетобактер ).

Патогенез поражений ацинетобактерами ( ацинетобактерами ). Принципы микробиологической диагностики ацинетобактер ( акинетобактер ). 6. Кингеллы. Бактерии подрода кингелла. Свойства бактерий рода кингелла. Патогенез поражений кингеллами. Принципы микробиологической диагностики кингелл. 7. Аэробные неферментирующие грамотрицательные палочки. Неферментирующие бактерии.

Тест Хью-Лейфсона. Свойства неферментирующих палочек. 8. Псевдомонады. Род Pseudomonas. Синегнойная палочка. Эпидемиология синегнойной палочки. Распространенность синегнойной палочки. 9. Свойства синегнойной палочки. Морфология синегнойной палочки. Тинкториалычые свойства синегнойной палочки. Культуральные свойства синегнойной палочки. 10.

Биохимические свойства синегнойной палочки. Протеолитическая активность синегнойной палочки. Сахаролитическая активность синегнойной палочки. Культуральные свойства синегнойной палочки.

Бактерии подрода Branhamella — паразиты слизистых оболочек млекопитающих, названы в честь американского бактериолога С. Брэнем.

Ранее в соответствии с морфологическими и метаболическими признаками их рассматривали как представителей рода Neisseria.

Бранхамеллы. Бактерии подрода Branhamella. Свойства бактерий рода бранхамелла. Особенности бактерий подрода Branhamella.

Бранхамеллы — грамотрицательные диплококки окружённые общей капсулой; каталаза- и цитохром-оксидаза-положительны. Восстанавливают нитраты, не ферментируют углеводы, не образуют индол и сероводород. Температурный оптимум 37 °С (могут расти и при 22 °С).

Типовой вид рода — Moraxella (Branhamella) catarrhalis. У человека виды Branhamella обычно вызывают отиты, гаймориты и респираторные инфекции. Реже регистрируют менингиты, эндокардиты и уретриты.

Бранхамеллы требовательны к условиям культивирования и нуждаются в средах, содержащих аминокислоты, минеральные соли, биотин и лактат (или сукцинат) как источник энергии и углерода.

На плотных средах образуют характерные мутные колонии с мелкими складками и приподнятым центром.

— Также рекомендуем «Акинетобактеры. Ацинетобактеры. Бактерии подрода ацинетобактер ( акинетобактер ). Свойства бактерий рода ацинетобактер ( акинетобактер ). Патогенез поражений ацинетобактерами ( ацинетобактерами ). Принципы микробиологической диагностики ацинетобактер ( акинетобактер ).»

Бактерии из мéла

Размер нанобактерий — 50–300 нм — не превышает размера мелких вирусов, что в большинстве случаев недостаточно, чтобы вместить даже самые необходимые для жизни ферменты, такие как комплекс репликации ДНК. В связи с этим, нанобактерии можно разглядеть только в электронный микроскоп — а, следовательно, увидеть эти загадочные частицы «живьём» шансов нет.

С момента первого описания нанобактерий — субмикронных белково-минеральных частиц, способных к самовоспроизведению, — не прекращаются споры, можно ли считать их живыми, или нет.

Существуют данные, что нанобактерии играют роль в развитии таких распространённых заболеваний как камни в почках и желчном пузыре, ревматоидный артрит, болезнь Альцгеймера и других.

Недавно опубликованное исследование, похоже, сняло корону с этих загадочных «биологических» объектов: нанобактерии не только слишком малы, чтобы быть живыми. Оказывается, они устроены не сильно сложнее, чем самый обыкновенный мел.

Открытые в начале 1980-х и впервые описанные в 1992-м году, нанобактерии сразу же приковали к себе внимание специалистов самых разных направлений: от врачей до космобиологов — ведь структуры, напоминающие окаменевшие нанобактерии, были обнаружены в метеоритном образце, доставленном с Марса! Уникальной чертой этих способных к самокопированию сферических частиц органо-минеральной природы является их размер: 50–300 нм. На специальном съезде Американской академии наук 1998-го года, посвящённом специально нанобактериям, было постановлено, что этот размер явно недостаточен для того, чтобы вместить даже ферменты, отвечающие за репликацию ДНК (для этого требуется сфера ≈200 нм в диаметре). И хотя из этого следует, что вряд ли нанобактерии можно считать живыми (если только их жизнедеятельность не основана на каких-то абсолютно отличных принципах), споры на это счёт не утихают до сих пор.

В чём-то похожая ситуация в своё время сложилась и с вирусами, но механизм их размножения с участием «по-настоящему» живых клеток хорошо изучен, и даже их способность к бесконтрольному размножению за счёт бактерий или других живых организмов, в общем-то, не позволяет величать их живыми организмами. Однако для нанобактерий, в отличие от вирусов, показана способность размножаться на питательных средах без участия клеточных механизмов «по-настоящему» живых клеток, равно как и внутри живых организмов, в частности — в крови млекопитающих. И хотя скорость роста нанобактерий примерно в 10 000 раз меньше, чем у «обычных» бактерий, им приписывают роль в таких заболеваниях как камни в почках [1] и желчном пузыре, почечный поликистоз, ревматоидный артрит, простатит, болезнь Альцгеймера и различные формы рака.

Актуальность изучения нанобактерий подкреплена ещё и тем, что в исследовании Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства США (NASA) показано, что рост нанобактерий многократно ускоряется в условиях невесомости, что может создать опасность почечных болезней у астронавтов.

Недавно опубликованная в Докладах АН США статья [2], похоже, ставит точку в спорах о биогенной или абиогенной природе нанобактерий.

Исследователи, изучив спонтанную коагуляцию частиц карбоната кальция — вещества, в природе образующего минерал кальцит (или обыкновенный мел), — в присутствии сыворотки человеческой крови или питательной среды DMEM, обнаружили, что меловые наночастицы выглядят под электронным микроскопом в точности так же, как и нанобактерии.

«Контрольный» препарат нанобактерий был получен из сыворотки крови человека, как неоднократно было описано в литературе.

Читайте также:  Гетерологичные вакцины. Вакцина против оспы людей.

Обозначив полученный образец для корректности «частицами, напоминающими нанобактерии» (ЧННБ), учёные подтвердили типичную для нанобактерий морфологию наблюдениями в электронный микроскоп и показали характерную для них скорость роста — удвоение популяции за три дня, — а также реакцию на коммерческие антитела к нанобактериям и способность вызывать кристаллизацию гидроксиапатита (гидроксифосфата кальция).

Чтобы подтвердить гипотезу об абиогенной природе нанобактерий, учёные изучали процесс образования наночастиц карбоната кальция в присутствии питательной среды для бактерий DMEM.

Наличие последней оказалось необходимым, чтобы CaCO3 не кристаллизовался подобно природному кальциту, а образовывал похожие на бактерий сферические частицы (рис. 1).

И хотя механизм этого процесса остаётся пока не понятым (установлена лишь необходимость ионов Mg2+ и сывороточного белка альбумина), морфология образующихся наночастиц чрезвычайно напоминает бактериальную — вплоть до наличия «делящихся» и «почкующихся» «меловых» нанобактерий.

Бранхамеллы. Бактерии подрода Branhamella. Свойства бактерий рода бранхамелла. Особенности бактерий подрода Branhamella.

Рисунок 1. Наночастицы карбоната кальция, приготовленные in vitro в присутствии питательной среды, неотличимы от нанобактерий. Наночастицы готовили разведением 1:100 в питательной среде DMEM раствора 1М (NH4)2CO3 и 1M CaCl2.

а — Если соли смешивать без добавления среды, то карбонат кальция образует пластинчатые кристаллы кальцита (входящего в состав обыкновенного мела) — сканирующая электронная микрофотография (СЭМ).

б — СЭМ наночастиц CaCO3, образующихся при использовании питательной среды. Наносферы по своей морфологии неотличимы от «контрольных» нанобактерий (ЧННБ); стрелками показаны «делящиеся» частицы.

в — Тёмнопольная оптическая микроскопия наиболее крупных «представителей» CaCO3-частиц. Стрелкой показана форма, напоминающая череду последовательных делений клетки. г — То же, по методу СЭМ.

Чтобы дополнительно подтвердить версию абиотической природы нанобактерий, исследователи изучили скорость их «роста» в зависимости от газового состава над средой.

Дело в том, что углекислый газ (CO2) — непременный компонент атмосферы Земли — частично растворяется в воде с образованием карбонат- или гидрокарбонат-анионов, способных формировать плохо растворимую соль с кальцием (CaCO3, или просто мел).

Замещая всю атмосферу над средой с растущими нанобактериями углекислым газом, учёные наблюдали замедление роста «нанобактерий», что может легко быть объяснено смещением равновесия реакции Ca2++CO32−↔CaCO3↓ влево, или, что то же самое, растворением выпавшего в осадок карбоната кальция закисляющимся из-за увеличенного парциального давления CO2 раствором. В атмосфере 100%-аргона, наоборот, скорость роста значительно увеличилась, опять-таки говоря о том, что природа процесса роста нанобактерий — чисто химическая (тут — сдвиг равновесия вправо), потому что странно было бы от живой системы ожидать ускорения роста в инертном газе.

Кроме того, учёные, как ни пытались, не смогли «поднять» из «контрольного» препарата нанобактерий (ЧННБ) с помощью ПЦР-амплификации хоть какие-нибудь образцы нуклеиновых кислот, являющихся наследственным материалом во всех без исключения известных формах жизни, включая и «полуживых» вирусов. Видимо, предыдущие сообщения о том, что нанобактерии несут в себе генетический материал, были выполнены недостаточно добросовестными исследователями.

Далее, исследователи обратили своё внимание на коммерчески доступные антитела к нанобактериям и, тщательно проанализировав их, пришли к выводу, что те связываются…

просто-напросто с сывороточным альбумином, но никак не с какими-либо специфическими белками нанобактерий.

Реакция же на очищенные образцы нанобактерий обусловлена, видимо, тем же альбумином, «склеивающим» частицы CaCO3 и обеспечивая им «бактериальную» форму вместо пластинчатых кристаллов.

Ну и, наконец, попытки «убить» нанобактерий неслыханно мощной дозой радиации 30 кГр (килогрэй) ни к чему не привели: нанобактерии продолжали расти как ни в чём не бывало, реагируя лишь на газовый состав над реактором.

«Я абсолютно уверен, что наша работа положит конец представлениям о биотической природе „нанобактерий“, — говорит Янг (John Ding-E Young), автор статьи в PNAS [2]. — Мы считаем, что нанобактерии — это комплекс органических молекул и минералов, и ничего больше» [3].

Хотя, впрочем, считает Янг, то, что они не живые, ещё не означает, что они не могут быть причиной заболеваний, ведь в определённых химических условиях нанобактерии размножаются «как сумасшедшие».

Это может служить причиной избыточной кальцификации, равно как и упомянутых в начале статьи камней в почках и желчном пузыре.

Но не исключено и обратное: ведь, раз нанобактерии можно считать чисто химическим феноменом, они существовали в организме человека и животных всегда, и организм эволюционировал «с учётом» того, что эти маленькие неживые существа образуют внутри свои невидимые глазу кладбища.

Ы вёрстка дать портрет брэнем (бренем.gif)

Сэйра Элизабет Брэнем

Бактерии подрода Branhamella

Бактерии подрода Branhamella — паразиты слизистых оболочек млекопитающих, названы в честь американского бактериолога С. Брљнем. Ранее в соответствии с морфологическими и метаболическими признаками их рассматривали как представителей рода Neisseria.

Бранхамеллы — грамотрицательные диплококки окружённые общей капсулой; каталаза— и цитохромоксидазаположительны. Восстанавливают нитраты, не ферментируют углеводы, не образуют индол и сероводород. Температурный оптимум 37 °С (могут расти и при 22 °С).

Типовой вид рода — Moraxella (Вranhamella) catarrhalis. У человека виды Branhamella обычно вызывают отиты, гаймориты и респираторные инфекции. Реже регистрируют менингиты, эндокардиты и уретриты.

Бранхамеллы требовательны к условиям культивирования и нуждаются в средах, содержащих аминокислоты, минеральные соли, биотин и лактат (или сукцинат) как источник энергии и углерода. На плотных средах образуют характерные мутные колонии с мелкими складками и приподнятым центром (рис. 14 вклейки).

Род Acinetobacter

Род образуют мелкие (1,0ѓ1,5 мкм), капсулированные неподвижные палочки, на что прямо указывает их название [от греч. a-, отрицание, + kinеsis, движение, + bacter, бактерия]. В мазках располагаются парами, короткими цепочками или беспорядочными скоплениями.

Жгутиков не имеют, но благодаря наличию полярных фимбрий на плотных средах для бактерий характерна «дёргающаяся» подвижность. Хорошо растут на обычных средах, образуя колонии, напоминающие колонии энтеробактерий.

Акинетобактеры широко распространены в природе, их выделяют из воды, почвы, пастеризованного молока, замороженных продуктов, а также из воздуха стационаров и смывов с различного медицинского оборудования, растворов и препаратов (в том числе крови).

Они обнаружены на кожных покровах 25% клинически здоровых людей (особенно медицинского персонала), а также на слизистой оболочке носоглотки (более 7% обследованных индивидуумов).

Акинетобактеры часто выделяют при поражениях кожных покровов, дыхательных путей (например, положительные результаты получены у 45% пациентов с трахеостомами), мочевыводящего тракта и половых органов, при конъюнктивитах, а также эндокардитах, менингитах, перитонитах и септицемиях.

Акинетобактерывторые (после псевдомонад) по частоте выделения из клинических образцов неферментирующие грамотрицательные палочки. В последнее время регистрируют увеличение частоты госпитальных инфекций, вызванных акинетобактерами, у пациентов с нарушениями иммунитета, трудно поддающихся лечению (составляют 0,5–2,5% всех нозокомиальных инфекций).

Патогенез поражений. Прямо связан с нарушениями иммунитета, поскольку микроорганизм лишён каких-либо факторов патогенности, исключая ЛПС клеточной стенки. Капсула ингибирует эффективность фагоцитарных реакций и облегчает адгЌзию к эпителию, а способность к секреции бактериоцинов облегчает его колонизацию.

Принципы микробиологической диагностики.

При распознавании акинетобактеров следует помнить, что в мазках из нативного материала доминируют кокковидные и коккобациллярные, а в мазках из культур — палочковидные формы.

Микроорганизмы растут на простых средах, образуя блестящие голубоватые колонии. На КА через 48 ч формируют выпуклые серовато-белые колонии (2–3 мм), иногда окружённые зоной †-гемолиза.

Род Kingella

Кингеллы — прямые неподвижные палочки с закруглёнными концами около 1 мкм длиной; при росте на плотных средах способны к «дёргающимся» движениям, выраженным у штаммов, имеющих фимбрии. Названы в честь американского бактериолога Э. Кинг , первой описавшей их. В мазках располагаются парами или короткими цепочками. Капсул не образуют. Комменсалы носоглотки человека.

Наибольшее число поражений выявлено у лиц с нарушениями иммунитета. Кингеллы — прямые неподвижные палочки с закруглёнными концами около 1 мкм длиной; при росте на плотных средах способны к «дёргающимся» движениям, выраженным у штаммов, имеющих фимбрии. В мазках располагаются парами или короткими цепочками. Капсул не образуют. Анилиновыми красителями окрашиваются плохо.

Требовательны к источникам питания (на простых средах практически не растут). Нуждаются в факторах роста, компенсируемых внесением в среду крови, сыворотки и экссудатов; некоторые свежевыделенные фимбриальные штаммы могут вызывать коррозию поверхности питательной среды. Температурный оптимум роста 33–37 °С; при 20 °С рост прекращается; при 45 °С погибают в течение 10–15 мин.

Ферментируют глюкозу и незначительное число других углеводов с образованием кислоты. Наибольшее медицинское значение имеет Kingella kingae — возбудитель эндокардитов, менингитов, септических артритов, бактериемий и кожных поражений у детей. Наиболее часто бактерии выделяют из крови (46% всех штаммов), носоглотки, костей и суставов.

Читайте также:  Базальноклеточный невус с комедонами. монилиформная гамартома.

Образует шероховатые R-колонии с неровными краями и гладкие, прозрачные S-колонии. На КА дают †-гемолиз.

Глава 17

· Аэробные неферментирующие грамотрицательные палочки

Группу аэробных неферментирующих грамотрицательных палочек составляют неприхотливые бактерии, не требовательные к составу культуральных сред, что отличает их от других грамотрицательных бактерий. Из организма человека при различных поражениях выделяют представителей родов Pseudomonas, Alcaligenes и Flavobacterium.

Среди инфекционных заболеваний у человека доминируют поражения, вызванные Pseudomonas aeruginosa (синегнойной палочкой).

Физиологические свойства этих бактерий более точно определяет термин «неферментирующие бактерии», так как они разлагают углеводы, не используя их в качестве источника энергии, а окисляют их, что легко установить при помощи теста Хью–ЛЌйфсона.

Тест Хью–ЛЌйфсона позволяет выявить способность различных бактерий окислять и/или ферментировать глюкозу. Для этого исследуемый материал засевают в две пробирки со средой, содержащей глюкозу.

Первую инкубируют в аэробных условиях для выявления способности к окислению (для окисления необходим кислород), вторую — в анаэробных для выявления ферментации (рис. 171).

Тест используют для дифференцировки псевдомонад, окисляющих глюкозу, от ферментирующих её бактерий (например, энтеробактерий).

Ы Вёрстка!Рисунок 1701

Рис. 171. Выявление способности бактерий окислять и/или ферментировать глюкозу в тесте ХьюЛейфсона. Исследуемую культуру вносят в две пробирки, содержащие МПБ, глюкозу и бромтимоловый синий (индикатор).

Одну из этих пробирок заливают вазелиновым маслом для исключения контакта с кислородом воздуха (указана стрелкой). Как при ферментации, так и при окислении глюкозы рН среды сдвигается в кислую сторону, цвет среды меняется с бутылочно-зелёного на жёлтый. Escherichia coli ферментирует и окисляет глюкозу, поэтому цвет среды меняется в обеих пробирках (А).

Pseudomonas aeruginosa окисляет, но не ферментирует глюкозу (Б).

Род Pseudomonas

Род Pseudomonas семейства Pseudomonadaceae отдела Gracilicutes объединяет аэробные прямые или изогнутые палочки. Псевдомонады подвижны (исключая P.

mallei), имеют жгутики, расположенные полярно; хемоорганотрофы, оксидаза-положительны. Многие виды свободноживущие, но их относят к растительным и животным патогенам. Медицинское значение имеют P. aeruginosa, P. mallei и P.

pseudomallei (табл. 171).

Таблица 171. Поражения человека, вызываемые бактериями рода Pseudomonas

Заболевание или поражение Микроорганизм Клинический материал, используемый для выделения
Кожные поражения, абсцессы P. aeruginosa, P. mallei, P. pseudomallei Аспираты, мазки-отпечатки отделяемого, биоптаты поражённых тканей
Инфекции ожоговых поражений P. aeruginosa, P. cepacia Аспираты, мазки-отпечатки отделяемого, биоптаты поражённых тканей
Кератиты P. aeruginosa Биоптаты ткани роговицы
Отиты наружного уха (в том числе злокачественные) P. aeruginosa Биоптаты ткани наружного слухового прохода у ушной кости (в тяжёлых случаях)
Менингиты P. aeruginosa СМЖ
Бактериемия/септицемия P. aeruginosa, P. mallei, P. pseudomallei Кровь
Эндокардиты P. aeruginosa Кровь, биоптаты клапанов сердца и материал протезов клапанов
Энтериты P. aeruginosa Фекалии, биоптаты слизистой оболочки кишечника
Пара- и ректальные абсцессы P. aeruginosa Аспираты, мазки-отпечатки отделяемого из очагов поражения
Пневмонии P. aeruginosa, P. mallei, P. pseudomallei Мокрота, промывные воды бронхов и трахеи, биоптаты лёгких, кровь, плевральная жидкость (при плевритах)
Инфекции мочевыводящих путей P. aeruginosa Моча
Остеомиелиты и артриты P. aeruginosa Биоптаты костной ткани, взятой из очагов поражений, и суставная жидкость

Синегнойная палочка (P. aeruginosa)

Синегнойная палочка — основной возбудитель инфекционных поражений человека, вызываемых псевдомонадами. Бактерии выделяют из кишечника 5% здоровых лиц и до 30% госпитализированных пациентов. Синегнойную палочку впервые описал А.

ЛюккЌ (1862), чистую культуру бактерий выделил П. ЖессЊр (1882). Начиная с 70-х гг P. aeruginosaодин из основных возбудителей локальных и системных гнойновоспалительных процессов, особенно в условиях стационара.

Эпидемиология

P. aeruginosa распространена повсеместно; её выделяют из почвы, воды, растений и животных (водных или обитающих в ареалах с высокой влажностью).

Бактерии могут оставаться живыми в течение года (при 37 °С) в воде, а также во многих растворах, применяемых в практической медицине, вплоть до жидкости для хранения контактных линз. Иногда синегнойная палочка входит в состав нормальной микрофлоры человека.

У здоровых людей её обнаруживают на коже паховых, подмышечных областей и ушных раковин (до 2% лиц), слизистой оболочке полости носа (до 3% лиц) и глотки (до 7%), в ЖКТ (3–24%).

Поскольку синегнойная палочка часто инфицирует медицинское оборудование и циркулирует среди персонала и пациентов, госпитализация существенно увеличивает вероятность колонизации организма больного.

Риск развития инфекции, вызванной синегнойной палочкой, существенно возрастает у больных с нарушениями барьерных систем и факторов резистентности (табл. 172). Синегнойная палочка вызывает до 15–20% всех внутрибольничных инфекций (ВБИ). Эти бактерии считают одним из основных возбудителей нозокомиальных пневмоний (до 20%); при ВБИ они вызывают треть всех поражений мочеполовой системы у урологических больных, 20–25% гнойных хирургических инфекций и первичных бактериемий, вызванных грамотрицательными бактериями.

Таблица 172. Патологические состояния и условия, предрасполагающие к развитию синегнойной инфекции

Фторхинолоны: Антимикробное действие

Статьи

МОКСИФЛОКСАЦИН Новый антимикробный препарат из группы фторхинолонов

АНТИМИКРОБНОЕ ДЕЙСТВИЕ Антимикробная активность

Все фторхинолоны являются препаратами широкого спектра антимикробного действия, включающего бактерии (аэробные и анаэробные — грамположительные и грамотрицательные), микобактерии, хламидии, микоплазмы, риккетсии, боррелии, некоторые простейшие. В табл.

3 представлено в общем виде разделение микроорганизмов в зависимости от их чувствительности к фторхинолонам. Следует отметить, что в ряде случаев наблюдаются значительные колебания в чувствительности в зависимости от свойств штамма микробов и свойств фторхинолонов. В табл.

4 представлены сводные данные по активности in vitro некоторых ранних фторхинолонов в отношении грамположительных и грамотрицательных аэробных микроорганизмов и анаэробов.

Фторхинолоны обладают преимущественной активностью в отношении грамотрицательных бактерий (наиболее выраженное действие в большинстве случаев оказывает ципрофлоксацин).

Установлена высокая активность препаратов в отношении семейства Enterobacteriaceae, включая множественнорезистентные штаммы; часто они бывают более активны in vitro, чем аминогликозиды и цефалоспорины. Очень высокой чувствительностью к фторхинолонам обладают N.gonorrhoeae и N.

meningitidis; значительно менее чувствительны Acinetobacter spp. Препараты оказывают выраженное действие и на другие грамотрицательные бактерии (C.jejunii, M.catarrhalis, Legionella spp. и др.), в том числе на H.influenzae, включая продуцирующие бета-лактамазу. P.

aeruginosa обычно умеренно чувствительна к фторхинолонам (наиболее активен ципроф-локсацин). B.cepacia, S.maltophilia, P.stutzeri менее чувствительны к препаратам, a P.pseudomallei обычно устойчива.

Таблица 3. Чувствительность микроорганизмов к фторхинолонам [7]

Чувствительные (высокочувствительные, чувствительные, умеренно чувствительные): МП 4 мг/л и ниже Устойчивые: МП 4-32 мг/л Высокоустойчивые: МП > 32 мг/л
Acinetobacter spp. Bacteroides spp.* Bordetella spp. Branhamella spp. Brucella spp. Campy lobacter spp. Chlamydia spp. Citrobacter spp. Clostridium spp.* E.aerogenes E. cloacae E.coli Enterococcus spp. Fusobacterium spp. Gardnerella spp. H.ducreyi H.influenzae Klebsiella spp. Legionella spp. Listeria spp. Mycobacterium (tuberculosis, быстрорастущие, leprae) Mycoplasma spp. N.gonorrhoeae N.meningitidis P.aeruginosa Proteus spp. Providencia spp. Pseudomonas spp. Salmonella spp. Serratia spp. Shigella spp. S.pneumoniae Staphylococcus spp. Streptococcus spp. V.cholerae Yersinia spp. Sacteroides spp.* Clostridium difficile Clostridium spp.* Mycobacterium * (главным образом группы avium-intracellularae) Вирусы Грибы Простейшие (большинство) Трепонемы

* Наиболее существенные различия в чувствительности штаммов в зависимости от химического строения фторхинолонов касаются Streptococcus spp. (в том числе S.pneumoniae), Clostridium spp., Bacteroides spp., Mycobacterium spp. Показана активность фторхинолонов в отношении некоторых представителей риккетсий, боррелии, лептоспир, плазмодий малярии, лямблий.

Таблица 4. Антимикробная активность in vitro (МПК90, мг/л) фторхинолонов [7, 9, 11,40,42,45,55,62]

Микроорганизмы Ципро- флоксацин Норфлок- сацин Офлок- сацин Пефлок- сацин Ломефлок- сацин Спарфлок- сацин Флерок- сацин
Грамотрицательные бактерии
Acinetobacter spp. 0,5-4 3-8 0,25-1 2 1-4
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector