Трансплацентарная передача антител плоду. Переход антител через плаценту.

В ситуации, когда у будущего отца определен положительный резус-фактор, при этом будущая мамочка имеет отрицательный, это может стать условием формирования резус-конфликтной беременности.

Для подобного патологического состояния типично образование в крови матери специфических антител, направленных против эритроцитов плода, они проникают к ребенку и разрушают его клетки, приводя к серьезным проблемам в здоровье, нарушению течения беременности и выкидышам, преждевременным родам и гибели малыша.

Сегодня для предотвращения подобного конфликта в период вынашивания такой беременности женщинам вводится особая вакцина БэйРоу-Ди. Что это за препарат, чем он может помочь?

Развитие резус-конфликта — опасное для гестации специфическое патологическое состояние, вызванное реакциями иммунной системы матери против антигенов плода на протяжении беременности.

В ситуациях, когда кроха получает в наследство резус-фактор от отца, который положителен, при этом у мамочки кровь имеет отрицательный резус-белок, женская иммунная система распознает эритроциты плода как чужеродные и агрессивные для своего организма, в силу чего, активно производит относительно них антитела.

Чем больше срок беременности, тем выше концентрация антител против плодовых белков на эритроцитах в крови матери и тем выше угроза для благополучия плода. В некоторых случаях провокация резус-конфликта требует от врачей немедленного вмешательства с целью спасения жизни крохи.

Длительное время, пока не имелось реальных и действенных средств против антител матери, такая беременность завершалась неблагоприятно. Но сегодня помочь женщинам, вынашивающим беременность на фоне разных резусов с плодом, помогают особые препараты — в том числе вакцина БэйРоу-Ди. Каким же образом она действует, чем может помочь?

Возникновение резус-конфликта возможно при гестации (либо в случаях переливания несовместимой крови, чего сегодня не делают). Возникать подобная проблема может только в тех ситуациях, если будущий отец имеет положительный резус, а будущая мамочка крохи — отрицательный, и карапуз наследует папины гены в отношении резуса.

Отец передает ребенку со своими генами особый белок на эритроцитарных клетках, который и обозначает резусную принадлежность, у матери же подобного белка на клетках нет, и ее организм, контактируя с кровью плода, принимает его эритроциты за чужеродные и агрессивные субстанции.

При этом тот факт, какие группы крови у матери и отца для этой ситуации, не важны в силу того, иммунная система реагирует только на резусные белки.

Подобная реакция хотя и вредит плоду, но с точки зрения физиологии и эволюции вполне закономерна.

Иммунная система в теле женщины призвана защищать ее органы и ткани от чужеродных белков, которые могут представлять для ее тела опасность, в том числе и против клеток собственного плода, если возникают ситуации, когда эритроциты контактируют.

Подобные реакции возможны достаточно рано, накопление антител происходит постепенно и непрерывно. Первые эритроциты у плода синтезируются примерно с 10-ой недели, и с этого же периода в крови матери возможно нарастание титра антител к белкам плодовых эритроцитов.

Трансплацентарная передача антител плоду. Переход антител через плаценту.

Врачи говорят, что первая гестация при подобной проблеме обычно протекает благоприятно в силу того, что кровь матери содержит еще относительно незначительное количество антител. Но конфликт возможен на фоне различных патологий и аномалий в течении гестации, осложнениях.

Иммунная система будет тем активнее, чем чаще и длительнее кровь плода контактирует с материнским организмом (в норме они отделены плацентой как фильтром).

Но риски гораздо выше, если это не первая беременность и ранее имели место выкидыши или аборты (а также первые роды), во время которых иммунную систему сенсибилизировал контакт с кровью плода.

Поэтому, чем выше доза крови, контактирующей с маминым организмом, тем активнее начинают формироваться антитела к белку-резусу.

Беременность при высоком уровне антител к резус-фактору приведет к тому, что разовьется резус-конфликт (гемолиз эритроцитов — массивное их разрушение внутри сосудистого русла плода). Обычно это повторные гестации после абортов, выкидышей или первых родов.

Чтобы предотвратить формирование резус-конфликта в последующем, дав возможность женщине рожать не одного, а двух и более детей, врачи придумали средство, которое нейтрализует опасные антитела — особую вакцину.

Сегодня разработан особый препарат, который помогает в предотвращении проблемы конфликта между мамой и малышом. Этот препарат называют вакциной БэйРоу-Ди, представляющий собой особый антирезус-иммуноглобулин человека. Этот препарат направлен на то, чтобы предотвратить резус-конфликт между беременной женщиной и ее плодом, если они имеют разный резус-фактор.

Показания для введения этой вакцины:

  • женщины с отрицательным резус-фактором, если у них в крови не обнаружены антитела во время беременности и при рождении малыша, имеющего положительный резус-фактор,
  • мамочки с отрицательном резус-факторе при выкидышах или абортах,
  • эти же женщины с угрозой прерывания беременности даже в раннем сроке,
  • если беременность внематочная и требует прерывания,
  • при проведении беременной с отрицательным резусом инвазивных процедур (амниоцентеза либо кордоцентеза),
  • при травмах живота у этих женщин.

Трансплацентарная передача антител плоду. Переход антител через плаценту.

Эта вакцина будет эффективна, если в крови беременной нет антител к резус-положительным эритроцитам. Обычно ее вводят в период первой беременности со срока около 28 недель при предварительном исследовании крови на антитела.

Вводят одну дозу вакцины или две, в зависимости от показаний.

Также вводят еще одну дозу вакцины после рождения ребенка на свет (в первые три дня), таким образом, защищая последующих детей этой же мамы, которых она захочет родить в будущем.

Чтобы предотвратить резус-конфликт в дальнейших беременностях, необходимо ввести вакцину при аборте или выкидыше с выскабливанием, когда происходит смешивание крови плода и материнской.

Не показана вакцина, если у матери есть готовые антитела к резус-положительным эритроцитам. Вакцина не разрушает и не связывает антитела, она будет просто бесполезна.

Тогда необходимо проведение плазмафереза и очищение крови от антител, проводимое в несколько процедур, только после удаления из крови всех образующихся антител можно беременеть.

Также вакцину не вводят, если отец ребенка резус-отрицателен, малыш просто не может иметь положительный резус-фактор и конфликта не будет.

Данный препарат — это отличное решение для резус-отрицательных женщин, которые планируют рожать, для предотвращения резус-конфликта. Главное, вовремя вставать на учет, избегать прерываний беременности и своевременно определять уровень антител в крови.

Передача COVID-19 от матери к плоду во время беременности подтверждена методами протеомики

Ученые Сколтеха приняли участие в работе научного консорциума, который исследовал случай вертикальной передачи вируса COVID-19 от беременной пациентки к ее будущему ребенку, результатом которой стали серьезные осложнения во время беременности, преждевременные роды и смерть ребенка. Для проверки диагноза был использован метод протеомики, разработанный учеными Сколтеха. Результаты исследования опубликованы в журнале Viruses.

Трансплацентарная передача антител плоду. Переход антител через плаценту.

Воздействие нового вируса SARS-CoV-2 на состояние здоровья будущей матери и ее ребенка пока мало изучено в силу недостатка данных о беременных пациентках с подтвержденным COVID-19, однако даже имеющиеся ограниченные данные свидетельствуют о возможности вертикальной передачи вируса от матери к плоду. Так, например, в Китае у детей, рожденных от матерей с положительным тестом на SARS-CoV-2, были обнаружены антитела к иммуноглобулину M (IgM).

В большинстве известных случаев инфицирование COVID-19 происходило в третьем триместре беременности, а, как известно, активность иммунной системы беременных существенно снижается во втором триместре.

Ученые Сколтеха − профессор Евгений Николаев, Алексей Кононихин, Александр Бржозовский и их коллеги по консорциуму описали случай выявления COVID-19 у здоровой 27-летней женщины, которая перенесла заболевание с умеренно выраженной симптоматикой на 21-й неделе беременности.

По прошествии двух недель с начала заболевания анализ на наличие у пациентки SARS-CoV-2 оказался отрицательным, и никаких симптомов заболевания отмечено не было, однако на ультразвуковом исследовании были выявлены серьезные отклонения у плода, в частности замедление роста и нарушение кровотока в пупочной артерии.

Спустя еще две недели в результате кесарева сечения у пациентки родился недоношенный мальчик, который через полтора дня умер в отделении интенсивной терапии. Ранее у пациентки не было выявлено никаких факторов риска, которые могли бы вызвать тяжелую патологию у новорожденного.

До заболевания COVID-19 развитие беременности у пациентки проходило нормально.

Тест на антитела показал, что в крови ребенка присутствовали антитела IgG к COVID-19, а тест ПЦР плаценты и пуповинной крови оказался положительным для трех SARS-CoV-2- и SARS-CoV-подобных генов.

«Результаты ПЦР, масс-спектрометрии и иммуногистохимического исследования ткани плаценты, пуповинной крови и крови новорожденного в совокупности указывают на вертикальную передачу SARS-CoV-2 от матери к плоду, которая, по нашему мнению, в данном случае стала основной причиной развития у пациентки материнской сосудистой мальперфузии», − говорится в опубликованной статье.

Полученные результаты – это первое подтверждение наличия в инфицированной плаценте белков SARS-CoV-2, выявленных методом протеомики. Они свидетельствуют о больших возможностях методов масс-спектрометрии по обнаружению SARS-CoV-2 в биологических жидкостях и тканях.

«В данном исследовании был использован масс-спектрометрический метод обнаружения вирусов, разработанный в Сколтехе в прошлом году и позволяющий однозначно определять наличие S- и N-белков вируса.

Учитывая, что данный метод обеспечивает 100%-ную избирательность при обнаружении вирусов, можно с уверенностью утверждать, что масс-спектрометрия является золотым стандартом диагностики COVID.

Кроме того, метод не требует специальной доработки для обнаружения любых новых мутаций вируса SARS-CoV-2», − отмечает профессор Николаев.

«Исследованный нами случай наглядно показывает, что трансплацентарное распространение SARS-CoV-2 возможно не только в последнем триместре, но и на более ранних сроках беременности. Трансплацентарная передача вируса может приводить к воспалению плаценты, неонатальной виремии и поражению различных органов и систем», − отмечают авторы статьи.

В исследовании принимали участие специалисты Национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии Министерства здравоохранения Российской Федерации, кафедры акушерства, гинекологии, перинатологии и репродуктологии Первого Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова, Московского физико-технического института, Главной лаборатории масс-спектрометрии Цзянси Восточно-Китайского технологического университета и Института биохимической физики им. Н.М. Эмануэля РАН.

Источник информации: Сколтех

 https://faculty.skoltech.ru/people/evgenynikolaev

Научный журнал Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований ISSN 1996-3955 ИФ РИНЦ = 0,564

1

Рыжков С.В. 1

Давиденко В.Н. 1

Баданян Е.М. 1

Брижанова В.В. 1

Читайте также:  Однояйцевые близнецы. двуяйцевые близнецы. бихориальная биамниотическая двойня. монохориальные биамниотические близнецы. моноамниотические двойни.

Александрова Е.В. 1

Захаревич Г.А.

1
1 МБУЗ «Центральная городская больница»
На конкретном клиническом примере представлен клинический опыт ведения беременности у пациентки с несовместимостью крови с плодом по эритроцитарным антигенам системы Келл, а также коррекции гемолитической болезни новорожденного у ее ребенка.

Пациентка наблюдалась в гинекологическом и акушерских отделениях МБУЗ «Центральная городская больница» г. Новошахтинска.

Своевременная диагностика, связанная с несовместимостью крови матери и плода по фактору Келл, а затем грамотное ведение беременности пациентки с последующей коррекцией гемолитической болезни новорожденного способствует благоприятному исходу с минимизацией отрицательных явлений для ребенка.

Диагностика иммунологического конфликта крови матери и плода по фактору Келл, своевременное проведение фототерапии с последующим заменным переливанием крови новорожденному ребенку позволило купировать проявления гемолитической болезни и добиться эффективного благоприятного клинического результата.

система антигенов эритроцитов Kellгемолитическая болезнь новорожденных

1. Донсков С.И. О происхождении антиэритроцитарных антител и их способности предупреждать сенсибилизацию родильниц (к теории протективного эффекта иммуноглобулина антирезус) // Вестник службы крови России. – 2010. – № 3. – С. 21–26.
2. Донсков С.И., Дубинкин И.В.

Группы крови системы Kell. – М.: Ньюдиамед, 2006. – 632 с. 3. Донсков С.И., Каландаров Р.С., Дубинкин И.В. Распределение трансфузионно опасных антигенов эритроцитов на территории Российской Федерации и сопредельных стран // Вестник службы крови России. – 2010. – № 4. – С. 33–36.
4. Донсков С.И., Пискунова Т.М., Липатова И.С., Червяков В.И.

Случай спонтанного антителообразования к антигенам системы Резус (возможный механизм феномена) // Вестник службы крови России. – 1998. – № 4. – С. 27–29.
5. Каландаров Р.С., Давыдова Л.Е., Донсков С.И. Распределение групповых антигенов эритроцитов на земном шаре (обзор литературы) // Вестник службы крови России. – 2012. – № 4. – С. 58–62. 6. Лавряшина М.Б., Толочко Т.А., Волков А.Н. Аллоантигены крови человека. Учебное пособие. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2006. – 83 с.

Система Kell – это совокупность 25 антигенов, которые могут располагаться на поверхности эритроцитов и определять их иммунологические свойства. Эти антигены обозначаются латинскими буквами К и к (в зависимости от их присутствия или отсутствия).

Исторически открытие фактора Kell, который нельзя было отнести к системе резус, произошло в 1946 году при анализе причины гемолитической желтухи новорожденного родильницы под фамилией Mrs. Kelleher.

Сыворотка крови Mrs. Kelleher реагировала с эритроцитами мужа и ее ребенка, а также эритроцитами примерно 7 % произвольно взятых лиц независимо от их групповой и резус-принадлежности.

Новый фактор эритроцитов получил название Kell [6].

Антиген Келл наиболее распространен на Аравийском полуострове и в Европе, и крайне редко встречается в Восточной Азии. В мире существуют геногеографические оси, по которым закономерно меняется частота встречаемости различных антигенов. Так, в Евразии с запада на восток отмечается уменьшение частоты антигена Келл [5].

Частота антигена Kell среди русского населения колеблется от 4 % (в Иркутской области) до 9,4 % (в Кабардино-Балкарии). Данные по другим регионам следующие: Москва – 8,1 %, Свердловская область − 6 %, Хакасия – 5,3 % и Забайкальский край – 5 % [3].

На основании наличия антигена Kell в эритроцитах или его отсутствия все люди могут быть разделены на две группы: Kell-отрицательные и Kell-положительные.

Kell-фактор намного реже определяется в клинической практике у больных в отличие от антигенов системы АВО и резус.

Однако информация о них важна, особенно когда имеется иммунологическая несовместимость, несмотря на то, что по групповым и резус-антигенам имеется полное соответствие [2].

В настоящее время обнаружение в сыворотке крови анти-Kell-антител не является редкостью.

Частота наличия анти-Kell-антител среди аллоиммунизированных лиц превышает 5 %, что еще раз подчеркивает значение фактора Kell в трансфузиологии и необходимость типирования доноров по этому антигену.

Индекс сенсибилизации населения по фактору Келл составляет 18 %, из них 9 % – первичных реципиентов, и 9 % – первично беременных [1].

В системе Келл выделяют три группы крови, которые определяются комбинацией двух антигенов. Группы крови в этой системе выглядят следующим образом – Кк, КК, кк. Эти антигены в иммунологическом отношении по своей актуальности стоят на втором месте после резус-фактора [2].

При беременности с эритроцитарными антигенами по системе Келл часто связано развитие иммунологического конфликта с плодом, что приводит к развитию гемолитической болезни плода и новорожденного (ГБН). В России ГБН диагностируют примерно у 0,6 % новорожденных.

Поскольку иммунологический конфликт по системе Келл не связан с АВО-системой и резус-фактором, он представляет особую сложность для диагностики. Основное значение в развитии ГБН имеют антитела матери класса IgG, которые легко проникают через плацентарный барьер и вступают в циркуляцию плода.

Аллоантитела матери не повреждают собственные эритроциты, но, попадая в кровеносное русло плода, разрушают его эритроциты, что приводит к развитию гемолитической болезни плода и новорожденного, клинические проявления которой разнообразны: от легкой анемии до внутриутробной смерти.

Степень гемолиза эритроцитов плода зависит от специфичности аллоантител, их природы, концентрации, способности к транспорту через плаценту, а так же от характеристик антигенов на эритроцитах плода.

Иммунный конфликт по фактору Kell при беременности может быть причиной ее невынашивания, привычного прерывания беременности до двух и более раза подряд. Чтобы избежать осложнений у беременных и плода при иммунологическом конфликте, настоятельно рекомендовано проведение фенотипирования по фактору Kell [1].

В процессе родов в кровоток плода вместе с кровью матери могут попадать иммунокомпетентные материнские клетки, продуцирующие антитела самой разнообразной специфичности: противобактериальные, противовирусные, а также аллогенные антиэритроцитарные.

При условии совместимости по HLA-системе эти клетки заселяют костный мозг новорожденного и продуцируют соответствующие антитела. Подобный механизм возникновения спонтанных антител, в том числе с аллогенной направленностью, по-видимому, является общебиологическим феноменом.

Появление анти-Kell-антител может быть следствием трансплацентарного проникновения антителпродуцирующих клеток матери [1].

Попадающие в кровоток ребенка в процессе родов гемопоэтические клетки матери могут создавать в его костном мозге временный очаг кроветворения (миниалломиелотрансплантация). Выброс в кровоток ребенка иногруппных эритроцитов инициирует антителообразование в организме новорожденного. В действительности эти антитела имеют хотя и необычное, но аллоиммунное происхождение [4].

Целью настоящего клинического сообщения явилось показать клинический опыт ведения беременности у пациентки с несовместимостью с плодом по фактору Келл, а также коррекции ГБН у ее ребенка.

Пациентка Н. в течении беременности с 10 недели наблюдалась в гинекологическом отделении, в последующем была переведена под наблюдение в акушерское отделение МБУЗ «Центральная городская больница» г. Новошахтинска.

Анамнестические сведения: женщина с 4 беременностью (1 беременность – роды естественным путем, 2 и 3 беременность закончились плановыми медицинскими абортами, 4 беременность – настоящая).

Настоящая беременность протекает с титром анти-В антител с 10 недели – 1:16, сохраняющимся на данном уровне до 29 недели с последующим снижением титра к 31 недели до 1:8 и в последние недели гестационного срока до 1:4. Однократно на 29 неделе был выявлен титр по резусу анти-К 2+.

Беременность закончилась рождением ребенка женского пола на 40-41 неделе естественным путем с массой 3400 г и оценкой по шкале Апгар – 7-8 баллов.

Status genitalis: наружные половые органы развиты правильно. Оволосение на лобке по женскому типу. Слизистая влагалища цианотичная. Шейка матки цилиндрической формы, цервикальный канал свободно проходим для одного пальца. Матка отклонена кпереди, увеличена до 15-16 недель беременности, плотная, чувствительная при пальпации. Придатки с обеих сторон не определяются. Своды свободные.

Результаты УЗИ: размеры матки в горизонтальной плоскости 168х138х88 мм, форма матки грушевидная, контуры чёткие, в положении anteflexio. Структура и размеры обоих яичников без особенностей. Свободной жидкости в заднем своде нет.

Группа крови у ребенка по системе АВО была III (В), резус- положительная, результат фенотипирования антигенов эритроцитов – ДСсеесw H Kell (+).

В общем анализе крови – гемоглобин 143 г/л, эритроциты – 4,2*1012/л, тромбоциты – 284*109/л, гематокрит – 37 %, лейкоцитарная формула в пределах нормы.

При анализе биохимических показателей пуповинной крови билирубин составил 68,1 мкмоль/л, непрямой билирубин – 64,9 мкмоль/л, проба Кумса – положительная, общий белок – 51 г/л.

После обсуждения дальнейшей тактики ведения новорожденного, было принято решение начать фототерапию. Фототерапия – одна из процедур физиотерапии, основанная на лечебном воздействии ультрафиолетового спектра солнечного света с длинной волны 400–550 нм.

Под воздействием световой волны необходимого диапазона билирубин превращается в изомер, который организм новорожденного способен вывести с физиологическими отправлениями, что снижает уровень билирубина в крови и защищает организм от его токсического воздействия.

Спустя 6 часов после фототерапии у новорожденной отмечалось повышение общего билирубина в крови до 192,9 мкмоль/л, непрямого билирубина до 186,0 мкмоль/л, содержание общего белка 41 г/л. Фототерапию решено продолжить, вместе с этим был обеспечен венозный доступ (поставлен пупочный катетер № 8).

Общий билирубин через 3 часа повысился до 218 мкмоль/л, непрямой – до 209,8 мкмоль/л, почасовой прирост билирубина 16,1 мкмоль/л/час.

Исходя из динамики клинической картины решено начать заместительное переливание крови из расчета 180 мл/кг эритроцитарной взвесью 0(1) первая резус-отрицательная Сс+ D-Ee+ K- и нативной плазмы АВ (4) четвертой резус-отрицательной. Заместительное переливание крови девочка перенесла благополучно.

Повторно проведенное биохимическое исследование крови показало: общий билирубин – 134 мкмоль/л, непрямой – 120,9 мкмоль/л, общий белок – 42 г/л. В общем анализе крови – гемоглобин 146 г/л, эритроциты – 5,1*1012/л, тромбоциты – 180*109/л, гематокрит – 45 %, лейкоцитарная формула – вариант нормы.

Мама и ребенок были выписаны из родильного отделения в удовлетворительном состоянии.

У новорожденной при выписке результаты биохимического исследования крови слеующие: общий билирубин – 62,4 мкмоль/л, непрямой – 50,2 мкмоль/л, общий белок – 50 г/л.

В общем анализе крови – гемоглобин 142 г/л, эритроциты 4,8*1012/л, тромбоциты – 158*109/л, гематокрит – 43 %, лейкоцитарная формула – вариант нормы.

Выводы

Настороженность врачей в ситуациях, связанных с несовместимостью по фактору Келл, своевременная диагностика иммунологического конфликта, а затем грамотное ведение беременности пациентки с последующей коррекцией гемолитической болезни новорожденного способствует благоприятному исходу с минимизацией отрицательных явлений для ребенка.

Библиографическая ссылка

Рыжков С.В., Давиденко В.Н., Баданян Е.М., Брижанова В.В., Александрова Е.В., Захаревич Г.А. НАШ ОПЫТ МОНИТОРИРОВАНИЯ БЕРЕМЕННОСТИ И КОРРЕКЦИИ СОСТОЯНИЯ НОВОРОЖДЕННОГО ПРИ ИММУНОЛОГИЧЕСКОМ КОНФЛИКТЕ КРОВИ МАТЕРИ И ПЛОДА ПО СИСТЕМЕ АНТИГЕНОВ КЕЛЛ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2017. – № 2-2. – С. 198-200;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=11245 (дата обращения: 13.05.2022). Трансплацентарная передача антител плоду. Переход антител через плаценту.

Панель тестов "TORCH-антитела": исследования в лаборатории KDLmed

  • Определение в крови уровня антител класса IgM и IgG к токсоплазме, вирусу простого герпеса, краснухи, цитомегаловирусу, которое позволяет выявить факт инфицирования, оценить динамику воспалительного процесса и давность заболевания.
  • Синонимы русские
  • Иммуноглобулины класса М и G к токсоплазме, вирусу простого герпеса, краснухи, цитомегаловирусу, ТОРЧ-инфекции.
  • Синонимы английские
  • TORCH (Toxoplasma, Rubella, Cytomegalovirus, Herpes Simplex) Panel, Antibodies, IgM and IgG.
  • Метод исследования
  • Твердофазный хемилюминесцентный иммуноферментный анализ («сэндвич»-метод).
  • Единицы измерения
  • МЕ/мл (международная единица на миллилитр).
  • Какой биоматериал можно использовать для исследования?
  • Венозную кровь.
  • Как правильно подготовиться к исследованию?
  • Не курить в течение 30 минут до сдачи крови.
  • Общая информация об исследовании
Читайте также:  Обморок при удалении зуба. Коллапс при удалении зуба. Нарушение внешнего дыхания. Перелом зуба.

TORCH-инфекции  относятся к внутриутробным инфекциям, которыми плод может заразиться во время беременности или при прохождении родовых путей.

Они относительно безопасны для взрослых и даже для детей, но представляют угрозу для плода в организме беременной.

Они обозначаются как аббревиатура из первых букв латинских названий инфекций: Toxoplasma (токсоплазменная инфекция), other infections (другие инфекции: сифилис, гепатит В, варицелла-зостер-вирус и другие влияющие на плод инфекции), Rubella (краснуха), Cytomegalovirus (цитомегаловирус), Herpes (герпес).

Токсоплазмоз – паразитарная инфекция, возбудителем которой является токсоплазма (Toxoplasma gondii).

Микроорганизм может попасть в организм человека с водой и едой, зараженной паразитами, особенно при употреблении в пищу сырого или недостаточно термически обработанного мяса, а также при очистке кошачьего туалета инфицированного животного и несоблюдении личной гигиены (мытья рук).

Возможна также трансплацентарная передача (от матери к ребенку) и при переливании крови и пересадке донорских органов. При инфицировании во время беременности риск трансплацентарной передачи инфекции плоду составляет 30-40 %. Заражение в ранние сроки приводит к выкидышу, мертворождению или серьезным неврологическим нарушениям у новорожденного.

У большинства детей, инфицированных в поздние сроки беременности, симптомы токсоплазмоза проявляются только через несколько лет: потеря слуха, серьезная инфекция глаз и неврологический дефицит. У человека с ослабленной иммунной системой токсоплазмы могут вызывать повреждение глаз и центральной нервной системы.

Краснуха – острое вирусное заболевание, передающееся воздушно-капельным путем. Возбудитель – вирус краснухи (Rubella virus). Врожденная краснуха возникает при первичном инфицировании беременной и гематогенном переносе инфекции к плоду.

Инфицирование в первые 16 недель беременности наиболее опасно. Прогноз инфекции для плода определяется его гестационным возрастом на момент заражения.  В период до 8-й недели беременности, если беременная больна краснухой, инфекция развивается у 50-80 % плодов.

Если беременная заразилась во II триместре, болезнь передается не более чем в 10-20 % случаев, в III триместре инфицирование плода встречается относительно редко.

 Характерными признаками врожденной краснухи являются глухота, катаракта, микроцефалия, гидроцефалия, пороки сердца, отставание в росте и развитии.

Цитомегаловирус является представителем семейства герпес-вирусов. От матери к ребенку он передается при беременности, во время родов или через молоко при кормлении. Если женщина была инфицирована до беременности, то для плода риск развития инфекции и осложнений минимален.

Если же у матери защитные антитела класса IgG отсутствуют и она заражается во время беременности впервые, то вероятность патологии у ребенка возрастает.

  Врожденная цитомегаловирусная инфекция возникает на первом году жизни только у 10 % новорожденных и проявляется увеличением печени и селезенки, микроцефалией, церебральной кальцификацией, отдаленными симптомами могут быть глухота и задержка умственного развития ребенка. В редких случаях тяжелая цитомегаловирусная инфекция оканчивается летальным исходом.

Вирус простого герпеса очень распространен в популяции. Инфицирование новорожденных происходит чаще при прохождении родового пути женщины с активной генитальной герпетической инфекцией.

Наиболее опасным для плода считается первичное инфицирование  матери во время беременности, что может привести к выкидышу, низкой массе ребенка при рождении, преждевременным родам, врожденной инфекции и порокам развития (микроцефалии, задержке умственного развития, микрофтальмии, хориоретиниту, менингиту, энцефалиту, гипертонусу).

Прогноз течения беременности и вероятность возникновения выкидыша, патологии плода зависит от сроков инфицирования.

Острая инфекция у беременной на ранних сроках чаще приводит к спонтанному аборту, заражение в первые месяцы – к истинным и множественным порокам развития, а в поздние сроки и во время родов – к пневмонии, гепатиту, задержке роста и развития.

Ранняя диагностика активной TORCH-инфекции позволяет своевременно начать лечение и определить тактику ведения беременности.

Антитела класса IgM начинают вырабатываться в острый период инфекции, достигают максимального уровня через несколько недель после инфицирования, а затем их содержание в крови постепенно уменьшается.

Появление иммуноглобулинов класса М свидетельствует о первичном инфицировании или обострении хронической инфекции и высоком риске заражения плода.

Иммуноглобулины класса G начинают вырабатываться через несколько дней после начала инфекционного заболевания, их концентрация возрастает в первые недели после инфицирования  и сохраняется на высоком уровне в крови в течение нескольких лет.

Благодаря достаточному уровню антител данного класса в крови обеспечивается защита повторного заражения. Наличие специфических иммуноглобулинов класса IgG чаще указывает на контакт с возбудителем инфекции в прошлом. Одновременное определение обоих классов антител позволяет дифференцировать острую, хроническую или ранее перенесенную инфекцию.

Для чего используется исследование?

  • Для диагностики текущей или перенесенной TORCH-инфекции.
  • Для того чтобы спрогнозировать течение беременности.
  • Для определения вероятных причин пороков развития у ребенка.

Когда назначается исследование?

  • При плановом обследовании во время беременности.
  • При планировании беременности.
  • При гриппоподобном синдроме у беременной.
  • При обследовании ребенка с врожденными пороками (катарактой, глухотой, патологией сердечно-сосудистой системы, желтухой, увеличением печени и селезенки) или задержкой развития.
  1. Что означают результаты?
  2. Референсные значения
  3. Результат: отрицательно.
  4. Соотношение S/CO (signal/cutoff): 0 — 0,9.
  5. Результат: отрицательно.
  6. Соотношение S/CO (signal/cutoff): 0 — 0,9.
  • Herpes Simplex Virus 1/2, IgG

Результат: отрицательно.

Соотношение S/CO (signal/cutoff): 0 — 0,9.

  • Herpes Simplex Virus 1/2, IgM

Результат: отрицательно.

КП (коэффициент позитивности): 0 — 0,79.

  • Rubella virus, IgG (количественно)
  • Результат: отрицательно.
  • Концентрация: 0 — 10 МЕ/мл.
  • Результат: отрицательно.
  • Соотношение S/CO (signal/cutoff): 0 — 0,9.
  • Toxoplasma gondii, IgG (количественно)
  1. Результат: отрицательно.
  2. Концентрация: 0 — 6,5 МЕ/мл.
  3. Результат: отрицательно.
  4. Отношение S/CO (signal/cutoff): 0 — 0,9.
  5. Отрицательный результат:
  • отсутствие инфицирования;
  • недавнее инфицирование (до начала выработки антител).

Наличие антител IgM при отсутствии антител IgG:

  • острая инфекция (первичное инфицирование).

Наличие антител IgG при отсутствии антител IgM у беременной:

  • ранее перенесенная TORCH-инфекция;
  • эффективная вакцинация (только для вируса краснухи).

Наличие антител IgG при отсутствии антител IgM у новорождённого:

  • трансплацентарный переход антител IgG от матери к ребенку.

Присутствие антител IgG вместе с антителами IgM:

  • недавнее заражение TORCH-инфекцией;
  • обострение хронической (латентной) TORCH-инфекции.
  • Что может влиять на результат?
  • После переливания крови и её компонентов от донора, ранее перенесшего данные инфекции, в крови реципиента могут определяться повышенные титры антител.
  • Важные замечания
  • При сомнительных результатах теста рекомендовано повторить исследование через 10-14 дней.
  • В отличие от IgM, антитела класса IgG способны проникать через плаценту от матери к плоду, что необходимо учитывать при интерпретации результатов анализа, взятого у ребенка в первые месяцы жизни.

Также рекомендуется

  • Панель тестов «TORCH-IgG»
  • Панель тестов «TORCH-IgM»
  • Беременность – I триместр
  • Беременность – II триместр
  • Беременность – III триместр
  • Планирование беременности – обязательные анализы
  • Планирование беременности – необходимые анализы
  • Herpes Simplex Virus 1/2, ДНК [реал-тайм ПЦР]
  1. Кто назначает исследование?
  2. Акушер-гинеколог, инфекционист, педиатр, неонатолог.
  3. Литература
  1. Педиатрия. Под ред. Шабалова Н.П. – СПб.: СпецЛит, 2003. – С. 291-302.
  2. Gilles R. G. Monif.  Infectious Diseases in Obstetrics and Gynecology. 5th edition. The Pantenon Publishing Group. NY, USA, 2003: 1044 pp.

Иммунологический парадокс беременности, или Тайны системы HLA

Причины неудач имплантации более чем в 80% случаев заключаются сложных иммунологических процессах

Зачатие и рождение новой жизни есть величайшая тайна на Земле, над разгадкой которой трудились прославнейшие умы прошлых столетий, гении современной науки и будут трудиться ученые и практики будущих тысячелетий.

Достижения современной репродуктологии позволили не только приоткрыть завесу таинства живорождения, но и добиться появления на свет миллионов желанных и долгожданных малышей, родителям которых не суждено было бы испытать счастье материнства и отцовства не будь у лучших представителей мировой науки безудержного стремления к познанию механизмов сохранения жизни на Земле.

Читателям этой статьи, как страстно желающим стать родителями, так и уже познавшим радости и трудности рождения детей, конечно известно сколь большое место в последние десятилетия приобрело экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) в лечении бесплодия и сколько малышей, благодаря этому методу, получило возможность появиться на свет. Однако даже такой, казалось бы, абсолютно эффективный метод лечения бесплодия, не позволяет в ряде случаев достичь зачатия и, что не менее важно, благополучного вынашивания долгожданной беременности.

Среди причин неудач ЭКО выделяют доимплантационные, имплантационные и постимплантационные осложнения. Если первые зачастую бывают связаны с недостаточно правильной подготовкой супружеской пары к программе ЭКО, погрешностях на этапе стимуляции овуляции, заборе ооцитов и переносе эмбриона в полость матки, то остальные подчас невозможно ни полноценно изучить, ни преодолеть.

И поэтому наибольшие усилия сегодняшней репродуктивной науки направлены как раз на изучение механизмов имплантации эмбриона в матке и условий, при которых развитие плода будет наиболее благоприятным.

В этом отношении репродуктологи всего мира едины во мнении, что разгадка причин неудач имплантации более чем в 80% случаев лежит в изучении сложных иммунологических процессов, которые стоят у истоков зарождения жизни.

Совершенствование иммунных механизмов в процессе эволюции призвано обеспечить биологическое сохранение вида и рождение здорового потомства.

Однако «продолжительность благополучного существования вида не гарантирует виду благополучного существования в будущем» (Ли Ван Вален).

Процессы «иммунологического скрининга» стоят в основе механизмов естественного отбора, известного нам еще из курса школьной биологии, согласно постулатам которого, выживают лишь сильнейшие представители вида, слабые же обречены на вымирание.

По этим же законам работает и женский организм, несущий на себе основную физиологическую нагрузку, связанную с беременностью, родами и грудным вскармливанием. Иммунные механизмы в матке работают таким образом, чтобы обеспечить выбор и успешную имплантацию эмбриона, имеющего оптимальные биологические характеристики.

Драма человеческого организма состоит в том, что, являясь венцом творения природы, человек имеет самый высокий риск получить при слиянии половых гамет продукт аномального зачатия, т.е. эмбрион, развитие которого привело бы к рождению больного ребенка.

На пути появления на свет таких детей природа поставила особую иммунологическую защиту материнского организма, главная задача которой не ошибиться в выборе «правильного зародыша».

Известно, что в ходе репродуктивного процесса у человека оплодотворение яйцеклетки лишь в 20-35% случаев приводит к развитию беременности даже у абсолютно здоровых молодых супружеских пар.

В остальных случаях происходит самопроизвольное прерывание беременности на очень ранних этапах, когда женщина еще даже не ощутила объективных признаков беременности.

Читайте также:  Эндотелий сосудов. Роль ( значение ) эндотелия в регуляции просвета сосудов.

Так обеспечивается закон сохранения здоровья вида.

Однако существуют причины, по которым материнский организм может отторгать генетически здоровый эмбрион. Иммунологическая система женщины всегда стоит на страже биологических интересов матери.

Если в ее организме есть причины, по которым беременность является фактором риска, ведущим к ухудшению общего состояния женщины и провоцирующим развитие заболеваний, то иммунологические процессы в матке могут заблокировать развитие данной беременности.

Не зря иммунологи называют организм матери «крепостью, которую героический эмбрион должен взять штурмом».

Для успеха имплантации в полости матки должны в определенный момент времени создаться абсолютно идеальные с иммунологической точки зрения условия для обеспечения развития попавшего туда эмбриона. Французский ученый Шарль Тибо предложил обозначить этот период термином «имплантационное окно».

Экспериментальные исследования системы «мать-плод» показали, что важнейшим фактором отсутствия отторжения эмбриона является его анатомическая обособленность от организма матери. Эмбрион находится в плодном пузыре и сам по себе не имеет непосредственного контакта с материнскими тканями.

Границей раздела между организмами матери и плода являются клетки трофобласта – пограничного с материнскими тканями слоя плаценты, в пределах которого и происходят все многогранные иммунологические процессы, определяющие в дальнейшем судьбу данной беременности.

Наличие трофобласта позволяет эмбриону существовать в иммунологической безопасности от организма матери.

На заре развития иммунологии репродукции большинство ученых сходились во мнении, что во время беременности иммунный ответ матери подвергается супрессии, т.е. подавляется.

Однако исследования последних лет показали, что беременность — это феномен не супрессии, а активации, запускающий особый каскад реакций, регулирующих формирование фето-плацентарного комплекса (плаценты), призванного обеспечить нормальное течение беременности.

Активация иммунной системы во время беременности должна очень точно контролироваться, иначе возможно развитие патологических состояний, которые могут повлечь за собой прекращение развития данной беременности.

Выделяют несколько типов иммунологических нарушений, имеющих место при бесплодии и привычном невынашивании:

  • аутоиммунные факторы, при которых в организме матери вырабатываются специфические антитела к кардиолипину («волчаночный антикоагулянт») и другим фосфолипидам клеточных мембран (это состояние называют антифосфолипидным синдромом), к ДНК, белкам щитовидной железы (при аутоиммунном тиреоидите).

Выработка этих антител ведет как к нарушению процесса имплантации, так и к прерыванию беременности на более поздних сроках. • наличие антиспермальных антител, которые могут заблокировать как сам процесс оплодотворения яйцеклетки, так и имплантацию эмбриона в матке.

нарушение иммунитета в целом, которое проявляется в увеличении выработки в крови у женщины естественных киллеров, обладающих способностью уничтожать эмбрион, как чужеродный объект. Такие состояния могут возникать при любых иммунодефецитных нарушениях, сопровождающих вирусные и бактериальные инфекции.

аллоимунные факторы, связанные с состоянием главного комплекса гистосовместимости — МНС (Major Histocompatibilty Complex), который у человека получил название HLA-комплекс (Human Leucocyte Antigens).

Бурное развитие вспомогательных репродуктивных технологий, увеличение использования метода ЭКО для лечения бесплодных пар и неустанные поиски способов повышения процента удачных попыток определило резкое возрастание интереса как репродуктологов, так и самих пациентов к системе HLA, которой первично заинтересовались в рамках трансплантологии (науке о пересадке органов и тканей).

Целью написания этой статьи явилась попытка объяснить загадку предотвращения иммунного отторжения эмбриона материнским организмом, которая напрямую связанна с особенностями главного комплекса гистосовместимости.

Науке давно известно, что закономерности всех процессов в организме заложены в структуре ДНК.

Интенсивность и специфичность иммунного ответа человека также кодируется генетически, и заведуют этим гены HLA-комплекса, расположенного на коротком плече 6 хромосомы человека.

Главный комплекс гистосовместимости был открыт в 40-х годах ХХ века, в 50-60-х годах знания о его структуре были значительно пополнены работами Dausset, Van Rood, Payne и Bodmer.

Структура HLA-комплекса человека отличается огромной вариабельностью, количество различных HLA-генотипов исчисляется несколькими миллионами, поэтому HLA-антигены можно рассматривать как индивидуальный биометрический паспорт человека, обозначающий принадлежность к конкретному организму. Сочетание HLA-генов столь же индивидуально, как и отпечатки пальцев.

Наука, изучающая особенности HLA-системы и ее участие в иммунологических процессах в организме, называется иммуногенетикой. HLA-гены кодируют выработку специфических белков, расположенных в виде антител на поверхностях лимфоцитов (белых клеток крови) и некоторых других ядросодержащих клеток. Эти белки напрямую участвуют в реакциях иммунного ответа.

Выделяют три класса HLA-антигенов: I, II и III. Класс I представлен классическими HLA-А, -В, -С локусами и недавно открытыми HLA-Е, -F и G. Класс II- HLA-DR, -DQ и DP локусами, класс III содержит продукты генов, кодирующих компоненты противоинфекционного иммунитета.

Как правило, хромосомный регион, кодируемый HLA-A,-B,-C,-DR,-DQ,-DP аллелями, наследуется как единый блок как один гаплотип. Таким образом, ребенок получает один гаплотип от матери и другой от отца.

Если человек наследует два одинаковых аллеля одного гена, то это гомозиготный индивидуум, если два различных аллеля одного гена — это гетерозиготный индивидуум.

Драма гомозигот в том, что по законам сохранения вида они выводятся из репродуктивного процесса всеми возможными способами. Это может проявляться на первый взгляд ничем не связанными с иммуногенетикой причинами.

Например, женщина может перенести воспаление придатков, осложнившееся спаечным процессом в маточных трубах и, как следствие, внематочной беременностью.

Далее такая женщина будет предпринимать попытку забеременеть с помощью метода ЭКО, полагая, что причиной ее бесплодия является только трубно-перитонеальный фактор и, надеясь на получение положительного результата с 1-2 попытки, т.к. известно, что трубно-перитонеальный фактор бесплодия очень успешно лечится с помощью программ ЭКО.

Когда же беременность не наступит по прошествии 3-4 попыток и будет проведено обследование на иммунологические причины бесплодия, окажется, что женщина гомозиготна по системе HLA. Таким образом, развитием воспалительного процесса в трубах природа просто лишила такую женщину возможности продолжения рода, как менее жизнеспособного индивидуума.

Причиной снижения жизнеспособности гомозиготных индивидуумов является то, что с HLA-антигенами I и II класса ассоциируется предрасположенность ко многим аутоиммунным и иммунопатологическим заболеваниям (антиген HLA-B27- с болезнью Бехтерева, HLA-DR4- с ревматоидным артритом тяжелого течения, HLA-D8-с болезнью Аддисона, HLA-B35-с инфекционным мононуклеозом, HLA-B7- с аллергией к пыльце растений, HLA-DR3,-DR4,-DQ3-с сахарным диабетом I типа и т.д., этот список можно было бы продолжать до бесконечности). Если же человек является носителем двух одинаковых HLA-антигенов, то вероятность развития болезни, к которой этот человек предрасположен, многократно увеличивается и природа различными способами лишает этого человека способности к деторождению либо резко уменьшает его шансы воспроизвести потомство. Подобная ситуация возникает у возможного эмбриона, когда родители являются совместимыми друг с другом более, чем по трем локусам HLA-комплекса.

В настоящее время существует генетическая гипотеза, согласно которой главный комплекс гистосовместимости сцеплен с так называемыми рецессивными летальными генами, что ведет к нарушению репродуктивного процесса, внутриутробной гибели плода, порокам развития потомства и повышает риск развития злокачественных заболеваний. Это проявляется у гистосовместимых родителей хроническими самопроизвольными выкидышами на самых разных сроках (от 7 дней с момента зачатия, что и определяет неудачи ЭКО, до практически доношенной беременности).

Доказанная множеством исследований иммунологическая гипотеза включает аргументы, подтверждающие, что идентичность HLA-антигенов у супругов вызывает снижение иммунного ответа матери, ведущее к нарушению процессов имплантации и хроническим спонтанным абортам.

Известно, что важнейшим аспектом формирования нормальных взаимоотношений между материнским организмом и эмбрионом является генетически детерминированная антигенная несовместимость матери и плода. Через 96 часов после оплодотворения развивающийся эмбрион начинает экспрессировать HLA-антигены отцовского происхождения.

Казалось бы, чужеродные антигены, попадая в кровоток матери должны вызывать реакцию иммунного отторжения плода, но в норме этого не происходит.

«Иммунологический парадокс беременности» обусловлен наличием на уникальной ткани трофобласта (пограничного слоя между слизистой оболочкой матки и собственно тканями эмбриона) дополнительных антигенов HLA-комплекса, идентифицированный как HLA-G-локус I класса.

Благодаря наличию этого антигена, клетки трофобласта могут индуцировать защитные иммунные реакции, такие как образование клеток-супрессоров классического иммунного ответа и блокирующих антител (MLR-Б-АТ), защищающих эмбрион от иммунной атаки материнского организма.

Наличие достаточной выработки организмом матери MLR-Б-АТ является необходимым атрибутом нормальной беременности, отсутствие этих антител четко связано с развитием выкидышей. У супружеских пар, имеющих 2 и более одинаковых локусов HLA-антигенов, продукция этих антител резко снижена из-за генетической «похожести» организмов матери и эмбриона. Иными словами, большое число совпадений по антигенам HLA приводит к тому, что организм матери распознает эмбрион как свою собственную мутированную (раковую) клетку, против которой начинает работать механизм иммунологического уничтожения.

В последние годы учеными разработан достаточно эффективный метод лечения этой патологии, который широко используется при привычном невынашивании и подготовке HLA-совместимой пары к программе ЭКО.

Суть его заключается в иммунизации женщины лимфоцитами мужа или донора, если на иммунолимфоцитотерапию кровью мужа нет адекватного увеличения выработки блокирующих антител.

Однако следует помнить, что иммунолимфоцитотерапия показана только тем пациенткам, у которых снижен в крови уровень MLR-Б-АТ и нет других иммунологических причин нарушения имплантации эмбриона (АФС-синдрома и других аутоиммунных заболеваний), при которых применяются диаметрально противоположные способы терапии.

Поэтому выбор метода лечения иммунологического бесплодия должен осуществляться только врачом-иммунологом или репродуктологом на основании результатов полноценного обследования супружеской пары на все иммунологические причины нарушения фертильности.

Итак, уважаемые настоящие и будущие мамы и папы, подведем итог нашему краткому экскурсу в зазеркалье рождения новой жизни. Совершенно очевидно, что генетический иммунологический код системы HLA оказывает самое непосредственное влияние на способность человека воспроизводить потомство.

HLA-гистосовместимость супружеской пары, гомозиготность каждого отдельного индивидуума ассоциируются со снижением способности к нормальному зачатию и вынашиванию беременности.

Однако большинство открытий в данной области на сегодняшний день остаются дискуссионными и не позволяют четко прогнозировать репродуктивные возможности супружеской пары.

Врач может лишь с известной долей вероятности предположить наличие проблемы и рекомендовать соответствующее обследование и лечение, опираясь на знание мировой науки. Но нет на Земле ничего более непознанного и непредсказуемого, чем человеческий организм. И еще многие-многие века и тысячелетия человек будет познавать самого себя.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector