Общее состояние больного. оценка общего состояния больного. степени тяжести общего состояния больного.

Отделения реанимации и интенсивной терапии, по мнению многих, долгое время являлись «закрытой» к посещению территорией, что постоянно вызывало общественный резонанс. Сейчас ситуация изменилась, и вопрос по допуску родственников решён на законодательном уровнеОднако, реанимация так и осталась особым отделением, где пациенты находятся на грани жизни и смерти.

Врач анестезиолог-реаниматолог, заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии ожоговой травмы, начальник службы анестезиологии и реанимации Новосибирской областной больницы Игорь Саматов рассказал о специфике работы отделений реанимации, особенностях ведения пациентов и правилах посещения.

– Игорь Юрьевич, чем отличается реанимационное отделение от всех других? Какие существуют показания для госпитализации пациентов в реанимационное отделение?

– Реанимационное отделение отличается от всех других тем, что в это отделение пациент попадает, если в результате болезни, травмы или несчастного случая существует угроза его жизни. Это происходит, когда утрачены, частично или полностью, функции организма. Это состояние мы называем синдромом полиорганной недостаточности.

И задача врача анестезиолога-реаниматолога состоит в том, чтобы протезировать нарушенные или утраченные жизненно важные функции, вплоть до прямого их замещения.

Например, замещение функции внешнего дыхания мы осуществляем при помощи искусственной вентиляции лёгких, замещение почечной функции при почечной недостаточности путём проведения заместительной почечной терапии в различных вариантах – гемодиализ, гемофильтрация, гемодиафильтрация.

Выведение из состояния шока, борьба с другими критическими состояниями – задача врача-реаниматолога. Для этого проводится интенсивная терапия, что отражено в названии отделения.

Мониторинг жизненно важных функций, лекарственная терапия, коррекция водно-электролитных и метаболических нарушений может проводиться в течение часов, суток, недель.

Многие препараты, например, для поддержания сосудистого тонуса и обеспечения сердечного выброса, вводятся непрерывно через специальные устройства – шприцевые дозаторы (инфузоматы), искусственное парентеральное питание проводится с помощью объёмных дозаторов.

Соответственно, показаниями для помещения пациентов в отделения реанимации и интенсивной терапии являются угроза утраты либо уже произошедшая утрата жизненно важных функций организма при развитии любого критического состояния. 

Также существует такое понятие как интенсивное наблюдение. Оно может потребоваться, например, в послеоперационном периоде после обширных операций.

– Каким оборудованием должно быть оснащено реанимационное отделение?

– Оснащены отделения реанимации и интенсивной терапии современным технологичным оборудованием согласно существующим на сегодняшний день порядкам оказания медицинской помощи по профилю «анестезиология-реаниматология» (такие порядки есть как для взрослых, так и для детей). 

Каждое реанимационное койко-место оборудовано системой жизнеобеспечения: подводкой необходимых газов, электроснабжения, дыхательным аппаратом, монитором, обеспечивающим наблюдение в постоянном режиме за жизненно важными функциями, дозаторами лекарственных веществ, устройствами обогрева пациентов, дефибриллятором и многим другим сложным оборудованием.

– Существуют ли «специализированные» реанимации?

– Да, конечно.

Например, в Областной клинической больнице в службу анестезиологии и реаниматологии входит девять структурных подразделений, из которых семь – профилированные отделения реанимации и интенсивной терапии (хирургического, гнойно-септического, ожогового, терапевтического, акушерского, педиатрического и неонатального профиля), а также отделение анестезиологии-реанимации и отделение переливания крови, гравитационной хирургии и гемодиализа.

– Какой врач считается лечащим врачом пациента, находящегося в отделении реанимации?

– У любого пациента, который находится в ОРИТ, два лечащих врача.

Один лечащий врач – всегда по профилю основного заболевания, например, хирург (сосудистый, торакальный, абдоминальный и так далее), терапевт (кардиолог, невролог, пульмонолог и др.), акушер-гинеколог, педиатр, неонатолог…

А второй лечащий врач – врач анестезиолог-реаниматолог. Дополнительно при необходимости могут привлекаться врачи-консультанты других специальностей.

– Часто врач, общаясь с родственниками, характеризует состояние пациента в реанимации как «стабильно тяжёлое», «крайне тяжёлое». Что означают эти термины?

– Для объективной оценки тяжести состояния пациента в интенсивной терапии существуют различные шкалы и индексы, они необходимы в повседневной клинической практике. Но на простом языке вполне употребимы выше названные термины. Самая главная смысловая нагрузка при этом ложится на слово «стабильное». 

Дело в том, что состояние пациента, находящегося в реанимации, по определению не может быть лёгким. Пациент помещается в отделение реанимации только по абсолютным показаниям, когда его состояние действительно тяжёлое либо крайне тяжёлое. Если говорится о стабильно тяжёлом состоянии – это хорошо. Стабильное в этом случае означает, что врач-реаниматолог контролирует клиническую ситуацию. 

Конечно, до выздоровления пациента еще далеко, но изменения в состоянии прогнозируемы, коррекция нарушений и протезирование утраченных функций организма полностью под контролем. Хуже, когда синдром полиорганной недостаточности прогрессирует, несмотря на проводимую интенсивную терапию – тогда можно говорить о нестабильном состоянии и прогрессировании отрицательной динамики.

Бывает, что пациенты находятся в тяжёлом состоянии долгое время, и родственники не понимают, почему это длится так долго. Например, пациенты с ожоговой болезнью или септические пациенты.

Лечение может длиться недели, иногда месяцы, и пока состояние пациента тяжёлое, он будет находиться в реанимации. В такой ситуации большинство вопросов снимается после посещения больного родственниками и подробной личной беседы с врачом.

По телефону мы не можем давать информацию, это обоснованное юридическое ограничение.

– Поясните, пожалуйста, что такое медикаментозная кома.

– Иногда проведение интенсивной терапии сопровождается погружением пациента в состояние медикаментозного сна, это важный компонент интенсивной терапии. Пациент должен «проспать» критическое состояние. Дело в том, что, находясь в критическом состоянии пациент попросту «горит» и очень важно понизить уровень метаболизма, чтобы сохранить резервы, ресурсы организма.

Общее состояние больного. Оценка общего состояния больного. Степени тяжести общего состояния больного.

– Может ли пациент или его родственники отказаться от реанимационных мероприятий?

– Ни сам больной, ни родственники не могут отказаться от проведения реанимационных мероприятий. Право пациента на эвтаназию у нас в стране не прописано в законодательном порядке. С моей точки зрения, это правильно. Мы всегда боремся за жизнь пациента до последнего.

– При каких условиях пациента переводят из реанимационного отделения?

– Больного переводят из ОРИТ в профильное отделение при достижении состояния клинической стабильности, когда отпадает необходимость в круглосуточном интенсивном наблюдении за состоянием пациента. Это всегда происходит по согласованию с лечащим врачом и с заведующим профильным отделением.   

Читайте также:  Ретиноевая мазь - инструкция по применению, отзывы, аналоги и формы выпуска (мазь, крем или гель 0,01%, 0,05% и 0,1%) препарата для лечения морщин, угрей или прыщей, дерматита, розацеа у взрослых, детей и при беременности

– Сколько, в среднем, стоит пребывание пациента в реанимации? Из каких источников финансируется?

– Пребывание пациента в реанимационном отделении стоит очень дорого. Во всём мире отделения реанимации и интенсивной терапии по определению убыточные. Современные технологии интенсивной терапии финансово затратны, и наша страна, наша больница не исключение.

И несмотря на это, пациент лечится столько, сколько необходимо. Никаких порядков, регламентирующих максимальное пребывание в ОРИТ, нет и быть не может. Основной источник финансирования – обязательное медицинское страхование, программа государственных гарантий.

– Какой порядок сегодня действует для посещения больных в реанимации? Каковы могут быть причины отказа?

– У нас есть внутренний приказ «О правилах посещения пациента в ОРИТ». Этим приказом регламентированы часы посещения и ряд других важных моментов, в частности, запрет на фото-, видеосъёмку, требование отключить все электронные устройства. Степень родства – обязательно первая линия, то есть муж, жена, дети, родители.

Посетители, не являющиеся близкими родственниками, допускаются только в сопровождении последних. Посещение пациентов, находящихся в сознании, возможно только с их согласия.

Правила посещения в виде памятки размещены на информационном стенде перед входом в каждое отделение реанимации и интенсивной терапии, а также на внешнем сайте больницы.

Причины отказа также регламентированы. В частности, наличие острого инфекционного заболевания, чаще всего, ОРВИ. И это, в первую очередь, в интересах пациентов, поскольку у многих из них ослаблен иммунитет. Не допускаются посетители в состоянии алкогольного и иного опьянения, дети в возрасте до 14 лет.

Кроме этого, если в палате выполняются инвазивные манипуляции или реанимационные мероприятия, в это время, конечно же, посещение временно не возможно.

В данной ситуации родственников, которые уже находились в палате интенсивной терапии, могут попросить срочно покинуть отделение реанимации, что должно восприниматься с пониманием, адекватно.

Посетитель после ознакомления с «Правилами посещения» ставит свою подпись, и документ сохраняется в истории болезни.  

Главное, при посещении отделения реанимации – понимать, что здесь идёт ежеминутная борьба за жизнь, врачи и медсёстры выполняют свою далеко не простую работу и необходимо с пониманием отнестись к особенностям работы этого реанимационного отделения.

Научная электронная библиотека Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

  • Общее состояние пациента: удовлетворительное, средней тяжести, тяжелое, очень тяжелое;
  • ● сознание: ясное, нарушенное (ступор, сопор, кома, галлюцинации, бред);
  • ● положение в постели: активное, пассивное, вынужденное (активно-вынужденное – ортопноэ, коленно-локтевое и др.; пассивно-вынужденное);
  • ● общий вид больного (соответствует ли он своему возрасту, выглядит старше или моложе);
  • ● телосложение: нормостеническое, астеническое, гиперстеническое:
  • Индекс Брока – при удовлетворительном питании в пределах 90–100 %;
  • Индекс Кетле – при нормальной упитанности в пределах 20–24;
  • Индекс Пинье – при среднем телосложении в пределах 15–25;
  • ● походка: без особенностей, быстрая, медленная, атактическая, спастическая, паретическая;
  • ● осанка: прямая, сутуловатая, «гордая»;
  • ● голос: обычный, громкий, тихий, сиплый, хриплый, гнусавый;
  • ● кожные покровы туловища:
  • а) цвет: телесный, бледный, красный, цианотичный, землистый, бронзовый, желтушный, мраморный, гиперпигментации, депигментации;
  • б) температура на ощупь: обычная, кожа холодная, горячая;
  • в) тургор: удовлетворительный, сниженный, повышенный;
  • г) шелушение: локализация, выраженность (умеренное, интенсивное);
  • д) влажность: обычная, сухая, повышенной влажности;
  • е) сыпи: локализация, особенности проявления (в виде единичных экземпляров или сливная, группами), форма (розеолы, петехии, папулы, везикулы, эритема);
  • ж) кровоизлияния: локализация, выраженность, давность, причины появления;
  • з) сосудистые изменения: телеангиэктазии, флебэктазии, сосудистые «звездочки» (локализация, выраженность);
  • и) рубцы: посттравматические, послеоперационные (величина, локализация);
  • к) трофические изменения: язвы, пролежни (локализация, величина, характер поверхности);
  • л) наружные опухоли: локализация, величина, болезненность, связь с кожей и подкожной клетчаткой, подвижность;
  • ● подкожно-жировой слой: степень развития (умеренная, слабая, чрезмерная – указать толщину кожной складки в области подреберья или на уровне пупка в см), локальные проявления чрезмерного развития подкожно-жировой клетчатки;
  • ● отеки (осмотр дополняется пальпацией): локализация (голени, поясница, асцит, анасарка), выраженность (умеренные, резко выраженные, пастозность);
  • ● лимфатический аппарат (осмотр дополняется пальпацией): описывается состояние затылочных (валик Корицкого), околоушных, подчелюстных, шейных, надключичных (Верхова железа), подключичных, подмышечных, локтевых, паховых, подколенных лимфатических узлов (форма, размеры, подвижность, болезненность, связь с окружающими тканями).
  • Осмотр отдельных частей туловища
  • ● Голова: форма, пропорциональность к остальным частям туловища, симметричность, соотношение лицевой и мозговой частей;
  • ● волосы: цвет, блеск, развитие (густые, редкие, поседение, облысение), ломкость;

● лицо: симметричность, выражение (обычное, безучастное, страдальческое, амимичное, удивленное, угнетенное и т. д.), форма (правильная, осунувшееся, одутловатое, отечное, лунообразное, акромегалическое); цвет кожи (телесный, бледный, землистый, желтый, цианотичный, бронзовый, плеторический), растительность (по мужскому, по женскому типу), гирсутизм, феминизм, выпадение бровей;

  1. ● глаза: ширина глазной щели (умеренная, широкая, суженная – с одной стороны, с обеих сторон), экзофтальм, эндофтальм, слезотечения, косоглазие, глазные симптомы (Штельвага, Мебиуса, Грефе); веки (птоз, отечность, ксантелазмы); склеры (обычные, желтушные, гиперемированы, кровоизлияния); зрачки – форма, величина, реакция на свет (живая, вялая, замедленная, отсутствует), «пульсация» зрачков; конъюктивы (обычные, гиперемированные, наличие слезотечений, рубцов, влажность);
  2. ● нос: выраженность носогубной складки, величина носа (пропорциональность к остальным частям тела, увеличен, уменьшен в размерах), форма (обычная, седловидный, утиный, удлиненный), кожа (бледная, цианотичная, красная), участие крыльев носа в акте дыхания, наличие герпеса;
  3. ● уши: форма, цвет кожи ушных раковин (обычный, цианотичный, красный), наличие узелков (определяются пальпаторно);
  4. ● шея: форма обычная, короткая, удлиненная), отечность, пульсация сосудов («пляска каротид», набухание шейных вен, пульсация в яремной вырезке); щитовидная железа (размеры – обычная, увеличенная диффузно или в отдельных участках), консистенция – плотная, бугристая, мягкая, болезненность;
  5. ● конечности: симметричность и пропорциональность по отношению к другим частям туловища; пальцы (удлинены, укорочены, в виде барабанных палочек), ногти (обычной формы, в виде часовых стекол; розовые, цианотичные, бледные, наличие трофических расстройств – разрыхления, поперечная или продольная исчерченность); варикозное расширение вен;
  6. ● суставы: форма (обычная, наличие деформаций, отечности), активные и пассивные движения обычного объема, ограниченные, болезненность при движении, наличие подкожных узелков – определяются пальпаторно);
  7. ● мышцы: степень развития (хорошая, удовлетворительная, слабая, наличие мышечных атрофий), тонус (обычный, сниженный, повышенный), болезненность при пальпации;
Читайте также:  Гипергликемия. Первая помощь при гипергликемии.

● позвоночник: без особенностей; наличие патологических искривлений (лордоз, кифоз, сколиоз), ограничение подвижности, болезненность при движениях. Рост, вес. Антропометрические показатели. Индекс Брока, индекс Кетле (индекс массы тела пациента – ИМТ). Индекс Пинье (телосложение).

Образец записи

Общее состояние пациентки средней тяжести. Состояние ясное, положение в постели вынужденное (ортопноэ). Пациентка выглядит несколько старше своего возраста. Телосложение нормостеническое, походка медленная, осанка сутуловатая; голос сиплый, тихий.

Кожные покровы туловища бледной окраски с участками цианоза в области лица, конечностей и верхней части грудной клетки. Нарушений пигментации кожи не обнаружено. Кожа на ощупь холодная, преимущественно в дистальных участках конечностей. Тургор ее снижен. В области обеих голеней определяется интенсивное шелушение кожи.

Сыпей, кровоизлияний, сосудистых расширений, трофических расстройств не обнаружено. Степень развития подкожно-жирового слоя умеренная (толщина кожной складки в области правого подреберья составляет около 1 см); локальных проявлений чрезмерного развития подкожно-жировой клетчатки не обнаружено.

Определяется отечность обеих голеней. Свободная жидкость в брюшной полости не обнаруживается. Увеличения подчелюстных, надключичных, подключичных, подмышечных, локтевых, паховых лимфатических узлов не отмечено.

В затылочной области определяется цепочка мелких (0,3–0,5 см в диаметре) узелков по ходу затылочных мышц (валик Корицкого), плотноватых, болезненных, умеренно подвижных, не спаянных с окружающей кожей и между собой.

Голова обычной формы, пропорциональна по отношению к другим частям туловища, с правильным соотношением между мозговой и лицевой частями.

Волосы темно-каштанового цвета, тусклые, с участками поседения в височных областях, эластичные.

Лицо симметричное, выражение угнетенное, уставшее, несколько осунувшееся. Цвет лица бледный с цианотичным оттенком в области носогубного треугольника, кончика носа, ушных раковин; кожа дрябловатая, морщинистая. Нарушений растительности на коже лица не обнаружено.

Обе глазные щели равномерно сужены, экзо-, эндофтальма, признаков косоглазия не обнаружено. В области правого верхнего века определяется ксантелазма размером 0,2×0,2 см.

Склеры бледно-желтого цвета с участками сосудистой инъецированности в области внутренних углов обоих глаз. Зрачки одинаковой величины, округлой формы, умеренно сужены, активно реагируют на свет.

Конъюктивы розового цвета, с выраженной гиперемией в области внутренней части правого нижнего века. Симптомы Штельвага, Мебиуса, Грефе отрицательные.

Нос обычной величины и формы, кожа носа бледная с цианотичным оттенком, преимущественно у кончика. Крылья носа активно участвуют в акте дыхания.

Ушные раковины обычной величины и формы, умеренно прилегают к голове; кожа (преимущественно в области мочек) цианотична, узелки не прощупываются.

Слизистая губ синюшного цвета, сухая, в наружной части нижней губы имеется кровоточащая трещина.

Шея несколько укорочена, утолщена, на боковых поверхностях определяется набухание шейных вен. Щитовидная железа обычных размеров, тестоватой консистенции, безболезненная при пальпации. Патологическая пульсация артерий на шее не определяется.

Конечности симметричны, пропорциональны по отношению к другим частям туловища. Пальцы несколько укорочены, выражен симптом «барабанных палочек». Ногти рук в виде часовых стекол, с цианотичным оттенком. Трофических расстройств на коже конечностей и в области ногтей не обнаружено. В области голеней обнаруживается отечность и варикозное расширение вен.

Суставы обычной величины и формы, болезненные при пальпации, активные и пассивные движения в полном объеме, безболезненные. Кожные покровы в области суставов не изменены, подкожные узелки не определяются.

  • Степень развития мышц удовлетворительная, тонус снижен, при пальпации мышцы безболезненные.
  • Рост 168, масса тела 72 кг, окружность грудной клетки 108 см.
  • Индекс Брока – 90 % – удовтетворительного питания
  • Индекс Кетле – 20 – нормальной упитанности
  • Индекс Пинье – 15 – нормостеническая конституция, среднее телосложение.

Пропедевтика детских болезней

Клинические критерии оценки тяжести состояния больного.

Различают четыре степени тяжести общего состояния больного: удовлетворительное, средней тяжести, тяжелое, а также крайне тяжелое, или терминальное (предагональное), состояние. Тяжесть состояния оценивается врачом при осмотре больного; она меняется не только изо дня в день, но и в течение часов и суток.

Для оценки тяжести состояния только что родившегося ребенка применяется шкала Апгар. Оценка состояния ребенка проводится на 1 и 5-й мин жизни.

Общая оценка складывается из суммы цифровых показателей пяти признаков (дыхания, сердцебиения, окраски кожи, мышечного тонуса, рефлексов). Максимальная оценка по каждому признаку 2 балла.

Состояние новорожденного считается удовлетворительным при оценке по шкале Апгар 8-10 баллов. Чем тяжелее состояние, тем ниже оценка. Оценка 0 баллов соответствует клинической смерти.

  • У детей старшего возраста (включая грудных) для оценки общего состояния используют два основных критерия:
  • 1) степень выраженности синдрома токсикоза;
  • 2) степень выраженности функциональных нарушений.

О тяжести токсикоза судят по и степени выраженности апатии, адинамии, сонливости, ступора, сопора, комы, судорожного синдрома. Для токсикоза свойственны учащение или, урежение дыхания, эмфизематозное вздутие легких, обычно учащение пульса, изменение его наполнения и напряжения, приглушенность тонов сердца, снижение артериального давления.

  1. Оценить тяжесть токсикоза можно лабораторно-инструментальными методами по степени нарушения КОС, ЭКГ; по содержанию в крови различных гормонов, сахара и кетоновых тел, глюкозурии, уровню электролитов, осмолярности плазмы; по степени азотемии, электролитных нарушений, нарушению биохимических показателей крови.
  2. Оценка общего состояния больного при длительно текущих и хронических заболеваниях основана на степени выраженности недостаточности или глубины и распространенности поражения той или иной системы, которое специфично для этого класса заболеваний.
  3. Выявление отклонений в развитии ребенка и факторов, их вызывающих.

Изменения массы тела более быстрые, чем изменения роста. Поэтому в особо критические периоды жизни новорожденного или грудного ребенка обязательным является ежедневное взвешивание.

Читайте также:  Репродукция вируса гепатита В. Репликативный цикл вируса гепатита В.

Падение массы тела, наблюдающееся в грудном возрасте, связано с возникновением расстройств пищеварения, сопровождающихся рвотой и жидким стулом, недостаточным введением жидкости, потерями воды через кожу и легкие при учащенном дыхании и повышении температуры тела. Быстрое, т. е. в течение 1–2 суток, падение массы тела на 10–15 % от исходного чаще всего свидетельствует об остром обезвоживании ребенка (дегидратации, или эксикозе).

Хронические расстройства питания и заболевания, вызывающие отклонения в развитии детей, приводят к медленным изменениям массы и длины тела у них.

Быстрая прибавка в росте и весе, несвойственная данному возрасту, может иметь гипофизарную природу.

Оценка тяжести ЧМТ

Указанные первичные и вторичные повреждения мозга определяют клиническую структуру, тяжесть, течение и прогноз исхода ЧМТ.

В оценке тяжести состояния пациента в остром периоде ЧМТ используют следующие методики: 1) шкала тяжести комы Глазго (Teasdale G., Jennett B.

, 1974), в которой в баллах оценивают 3 параметра (открывание глаз, речевой ответ и двигательная речь), и 2) систематика нарушений сознания А.Н. Коновалова с соавт. (1982).

Согласно шкале комы Глазго, различают следующие градации состояния сознания:

— ясное сознание. Характеризуется полной сохранностью сознания: правильной ориентацией во времени, месте нахождения и происходящем, а также адекватными реакциями на внешние и внутренние стимулы. Соответствует 15 баллам по шкале Глазго;

— оглушение сознания. Характеризуется повышением порога восприятия внешних стимулов и снижением спонтанной активности. Ведущими признаками умеренного оглушения, или обнубиляции (лат. obnubilatio – закрывать облаками, затуманивать), сознания являются частичная дезориентировка, умеренная сонливость, выполнение всех распоряжений извне. Соответствует 13–14 баллам по шкале Глазго.

При глубоком оглушении, или сомнолентности (лат. somnolentia – сонливость), наступает полная дезориентировка, глубокая сонливость, выполнение лишь простых распоряжений извне.

Разбудить пациента можно, но ненадолго, он способен ответить на несколько простых вопросов, после чего вновь погружается в спячку.

Воспоминаний о впечатлениях периода оглушения сознания практически не сохраняется, хотя о «провале памяти» на это время пациенты могут помнить. Соответствует 10–12 баллам по шкале Глазго;

— сопор (лат. sopor – беспамятство). Выключение сознания сочетается с сохранностью координированных защитных реакций и открыванием глаз в ответ на болевые, акустические и иные внешние стимулы.

Сохраняется возможность кратковременного элементарного вербального контакта.

Ведущие признаки сопора: патологическая сонливость, открывание глаз в ответ на боль и громкий звук и сохранение способности локализовать боль (например, отдергивание руки при нанесении на нее болевого стимула). Соответствует 8–9 баллам по шкале Глазго;

— кома (греч. koma – глубокий сон). Характеризуется полным выключением сознания. В зависимости от характера и продолжительности неврологических и вегетативных нарушений различают 3 степени комы: умеренную, глубокую и запредельную.

Умеренной коме свойственны невозможность пробудить пациента, отсутствие реакции на боль и звук, неспособность локализовать болевой стимул, наличие лишь некоординированных защитных реакций. Умеренная кома соответствует 6–7 баллам по шкале Глазго.

При глубокой коме отмечается отсутствие защитных реакций на боль, мышечная гипотония. Глубокая кома соответствует 4–5 баллам по шкале Глазго.

Терминальную, или запредельную кому характеризуют двусторонний мидриаз, арефлексия, мышечная атония, выраженные нарушения витальных функций. Терминальная кома соответствует 3 баллам по шкале Глазго.

Уровень сознания – важный, но не единственный критерий тяжести состояния пациента с ЧМТ. Учитывая его, а также состояние витальных функций и очаговую неврологическую симптоматику, различают 5 градаций тяжести состояния пациента в остром периоде ЧМТ (Коновалов и др., 1982):

  • — удовлетворительное состояние. Его характеризуют:
  • 1) ясное сознание;
  • 2) отсутствие нарушения витальных функций;
  • 3) отсутствие вторичной (дислокационной) неврологической симптоматики;
  • 4) отсутствие или нерезкая выраженность первичных полушарных и краниобазальных симптомов. Угроза для жизни отсутствует, прогноз восстановления трудоспособности обычно хороший;
  • — состояние средней тяжести. Его характеризуют:
  • 1) ясное состояние или умеренное оглушение сознания;
  • 2) витальные функции не нарушены (возможна лишь брадикардия);

3) могут быть выражены некоторые полушарные или краниобазальные очаговые неврологические симптомы. Иногда наблюдаются единичные, мягко выраженные стволовые симптомы (спонтанный нистагм и др.).

  1. Для констатации данного состояния достаточно наличия одного из указанных трех признаков. Угроза для жизни незначительная, прогноз восстановления трудоспособности обычно благоприятный;
  2. — тяжелое состояние. Его характеризуют:
  3. 1) изменение сознания от глубокого оглушения до комы;
  4. 2) нарушение витальных функций (умеренное: по одному-двум показателям);

3) очаговые неврологические симптомы: а) стволовые симптомы умеренно выражены (анизокория, легкое ограничение взора вверх, спонтанный нистагм, гомолатеральная пирамидная недостаточность, диссоциация менингеальных знаков по оси тела и др.); б) могут быть резко выражены полушарные и краниобазальные симптомы, в том числе эпилептические припадки, парезы, параличи.

Для констатации данного состояния допускается наличие нарушения хотя бы по одному параметру. Угроза для жизни значительная, во многом зависит от длительности тяжелого состояния, прогноз восстановления трудоспособности чаще неблагоприятный.

  • — крайне тяжелое состояние. Его характеризуют:
  • 1) нарушение сознания до умеренной или глубокой комы;
  • 2) резкое нарушение витальных функций по нескольким параметрам;

3) очаговые неврологические симптомы: а) стволовые симптомы выражены резко (парез взора вверх, выраженная анизокория, дивергенция глаз по вертикали или горизонтали, тонический спонтанный нистагм, ослабление реакции зрачков на свет, двусторонние патологические рефлексы, децеребрационная ригидность и др.; б) полушарные и краниобазальные симптомы резко выражены (вплоть до двусторонних и множественных парезов).

Для констатации крайне тяжелого состояния необходимо иметь выраженные нарушения по всем параметрам, причем по одному из них – обязательно предельные. Угроза для жизни максимальная, во многом зависит от длительности крайне тяжелого состояния. Прогноз восстановления трудоспособности чаще неблагоприятный.

  1. — терминальное состояние. Его характеризуют:
  2. 1) нарушение сознания до степени запредельной комы;
  3. 2) критическое нарушение витальных функций;

3) очаговые неврологические симптомы: а) стволовые симптомы в виде предельного двустороннего мидриаза, отсутствия роговичных и зрачковых реакций; б) полушарные и краниобазальные симптомы обычно перекрыты общемозговыми и стволовыми нарушениями. Прогноз выживания неблагоприятный. 

Вернуться к Содержанию

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector