Факторы патогенности энтеробактерий. клиника поражений энтеробактериями. клинические проявления энтеробактерий. феномен швартцмана.

Энтеробактерии – это условно-патогенные микроорганизмы, составная часть нормальной микрофлоры кишечника. Если их общее количество не превышает 5% от общего числа, то кишечник функционирует нормально.

В анализе кала нормальное количество энтеробактерий указывается как 103. Допустимое повышение – это 106, соответствует состоянию перед болезнью или незначительным расстройствам пищеварения.

При значениях выше 106 младенец страдает от существенных расстройств – поносов, запоров, рвоты, тошноты, инфекций – которые значительно ухудшают общее состояние. Всегда повышение количества энтеробактерий свидетельствует о наличии какого-либо заболевания.

Факторы патогенности энтеробактерий. Клиника поражений энтеробактериями. Клинические проявления энтеробактерий. Феномен Швартцмана.

Чем опасны энтеробактерии?

Энтеробактерии – это общее название сборной группы микроорганизмов. В клинической практике имеют значение лактозонегативные, а именно:

  • клебсиеллы;
  • протеи;
  • серрации;
  • гафнии;
  • морганеллы;
  • провиденции;
  • цитробактеры;
  • энтеробактеры.

Эти микроорганизмы всегда присутствуют в нормальной микрофлоре, и если «хорошие» составляющие активны, деятельность энтеробактерий ограничена. В ситуации, когда нормальная микрофлора угнетается, условно-патогенная флора получает шанс на размножение и увеличение численности своей популяции.

Бактерии проявляют свои патогенные свойства по-разному:

  • Факторы патогенности энтеробактерий. Клиника поражений энтеробактериями. Клинические проявления энтеробактерий. Феномен Швартцмана.клебсиеллы – способны вызывать у новорожденных урогенитальные инфекции, воспаление легких, острое расстройство пищеварения, воспаление мозговых оболочек, конъюнктивы глаз и сепсис;
  • протей – вырабатывает токсин, имеющий гемолитические свойства, вызывает острую кишечную инфекцию, поражение мочевыводящих путей вплоть до недостаточности почек, раневые инфекции, малокровие, воспаление уха, мозговых оболочек, гемолитический синдром или распад эритроцитов, сепсис, гнойное воспаление пупочной ранки;
  • серрации – вызывают гнойно-воспалительные процессы в любых органах и тканях;
  • гафнии – у ослабленных детей становятся причиной воспаления желудочно-кишечного тракта и мочеполовой системы, а также источником внутрибольничной инфекции;
  • морганеллы – вызывают инфекционную диарею;
  • провиденции – обнаружено 5 видов, вызывают диарею, нагноение ран, септицемию;
  • цитробактеры – различают 11 видов этих бактерий, при ослаблении организмы способны инициировать воспаления кишечника, желчного пузыря, костей, уха, дыхательных путей, абсцессы мозга;
  • энтеробактеры – насчитывает 13 видов, чаще других становятся причиной различных поражений органов у тех, кто ранее лечился антибиотиками.

READ  Как сдавать анализ кала на микрофлору кишечника?

Пути передачи бактерии

Факторы патогенности энтеробактерий. Клиника поражений энтеробактериями. Клинические проявления энтеробактерий. Феномен Швартцмана.

Энтеробактерии относятся к так называемой факультативной группе, размножение которой активизируется при неблагоприятных условиях.

На 3-5-й день жизни почти у каждого младенца отмечается транзиторный дисбактериоз – временное состояние, обусловленное неравномерным размножением бактерий разных групп. Это проявляется расстройством стула, примесью слизи, испражнениями зеленого цвета. Страдает общее состояние, но при правильном вскармливании это быстро проходит.

Энтеробактерии практически безопасны до тех пор, пока находятся в пределах пищеварительного канала. Они становятся причиной воспалений и болезней в том случае, если попадают на слизистую мочеполовых путей, глаз, дыхательных путей и рта. Температура и влажность слизистых создают отличные условия для размножения, и заболевание наступает быстро.

Многие микробы во внешней среды образуют капсулы (клебсиелла) и способны длительно сохранять свои свойства во внешней среде. Они выживают в воде, почве, влажных местах помещений. При тщательном исследовании их обнаруживали даже во влажных отделах реанимационного оборудования.

Факторы патогенности энтеробактерий. Клиника поражений энтеробактериями. Клинические проявления энтеробактерий. Феномен Швартцмана.

Какие факторы влияют на рост и размножение бактерии?

Подавление роста

  • грудное молоко или правильно подобранная молочная смесь;
  • гигиенические мероприятия;
  • закаливание по возрасту;
  • прогулки.

Ускорение роста

  • несвоевременное кормление;
  • переохлаждение или перегревание;
  • заброшенность, духота в помещении;
  • наличие сопутствующих болезней.

READ  Как в домашних условиях протестировать кал на наличие патологии?

Нормы содержания в кале

В обычных лабораториях указывается общее количество и число колоний, подробный подсчет выполняют только специализированные учреждения.

Нормальные значения такие:

  • лактозонегативные энтеробактерии – менее 5%;
  • патогенные энтеробактерии – отсутствуют;
  • клебсиелла – менее или до 104;
  • протей – до 104;
  • серрации – до 104;
  • гафнии – до 104;
  • морганеллы – до 104;
  • провиденции – до 104;
  • цитробактеры – до 104;
  • энтеробактеры — до 104.

Симптомы

Установить самостоятельно, что возбудителем инфекции является какая-то энтеробактерия, невозможно. Поэтому всегда нужно обращаться к педиатру, если состояние малыша изменилось. Обращать внимание нужно на такие признаки:

  • Факторы патогенности энтеробактерий. Клиника поражений энтеробактериями. Клинические проявления энтеробактерий. Феномен Швартцмана.беспокойство и постоянный плач;
  • отказ от еды;
  • частый стул или запор;
  • изменение характера испражнений – водянистые, зловонные, примесь слизи, крови или зелени;
  • повышение температуры тела;
  • плач при мочеиспускании;
  • изменение запаха мочи;
  • рвота и тошнота;
  • покраснение глаз;
  • затрудненное дыхание или кашель;
  • снижение общей активности;
  • чрезмерная сонливость или долгое возбуждение.

В этих случаях обращаться к врачу нужно немедленно. Всегда желательно помнить о том, что воспаление у детей первого года жизни развивается подобно пожару, в цене каждая минута своевременного оказания помощи.

Лечение

Самостоятельным лечением инфекции у детей заниматься нельзя, так можно погубить младенца. Это дело врача, помочь можно только согласием на госпитализацию.

Все действия родителей должны быть согласованы с педиатром, иначе чрезмерным усердием можно только навредить. Лечить нужно, если врач назначил. Никаких лекарств «для профилактики» и «на всякий случай» не должно быть.

Гигиена

Факторы патогенности энтеробактерий. Клиника поражений энтеробактериями. Клинические проявления энтеробактерий. Феномен Швартцмана.
READ  Психологический запор у ребенка 2-4 лет: методы преодоления

Соску и игрушки-«грызушки» нужно кипятить несколько раз в день по мере использования. Если этого не делать, малыш повторно инфицируется своими собственными бактериями.

Домашних животных на время болезни лучше удалить, обитающие в них микробы гораздо агрессивнее, чем человеческие.

Температура воздуха в комнате грудничка должна находиться в пределах 22-23 °С, все что выше или ниже, затрудняет терморегуляцию младенца. Оптимальная влажность 40-60% (определяется гигрометром, который продается в каждой аптеке). Перегревание и духота – главные ошибки молодых родителей.

Питание

По возрасту, лучше всего грудным молоком. В жару обязательно нужно давать воду, а соки – в качестве прикорма, если педиатр не возражает.

Препараты

Исключительно по назначению врача, используются такие группы:

  • Факторы патогенности энтеробактерий. Клиника поражений энтеробактериями. Клинические проявления энтеробактерий. Феномен Швартцмана.пробиотики или препараты, содержащие живые штаммы микроорганизмов – нормальных обитателей кишечника: Линекс, Бифиформ, Бифидумбактерин, Энтерол и подобные;
  • пребиотики или лекарства, состоящие из питательных веществ для бифидо- и лактобактерий: сироп лактулозы, капли Хилак Форте;
  • синбиотики – содержат одновременно и полезные бактерии, и питательные вещества для них: Биовестин-лакто, Гастрофарм, Нормофлорин – Л.

Отлично восстанавливает кишечную микрофлору однодневный кефир, но он должен быть приготовлен на детской молочной кухне. Нужно давать такой кефир или нет, определяет педиатр.

Прогноз

Благоприятный, после восстановления нормального соотношения микрофлоры активность энтеробактерий снижается.

Профилактика

Простые мероприятия:

  • гигиена;
  • грудное вскармливание или возрастная смесь;
  • прогулки и режим дня.

Значение микроорганизмов семейства enterobacteriaceae в этиологии раневой ожоговой инфекции — фундаментальные исследования (научный журнал)

1

Гординская Н.А. 1

Сабирова Е.В. 1

Абрамова Н.В. 1

Дударева Е.В. 1

Некаева Е.С. 1
1 ФГБУ ННИИТО Минздрава России
Проанализирована частота выделения, видовой состав и антибиотикорезистентность раневых бактерий семейства Enterobacteriaceae в отделениях термической травмы за 2010–2013 годы.

Наряду с известными «проблемными» возбудителями инфекции у обожженных возрастает значение энтеробактерий, количество которых выросло в 5,1 раза. Лидирующее положение принадлежит бактериям рода Klebsiella, их число выросло за период наблюдения в 11,2 раза и составляет 47,2 % от всех энтеробактерий.

Анализ продукции бета-лактамаз расширенного спектра (БЛРС) у раневых клебсиелл показал: в 2011 году 62,5 % штаммов были продуцентами БЛРС, в 2012 году – 89,7 % штаммов, а за 9 месяцев 2013 года – 91,8 %. Клиническую эффективность в отношении этих микроорганизмов могут сохранять ингибиторзащищенные бета-лактамы и карбапенемы.

раневая ожоговая инфекцияβ-лактамазы расширенного спектраантибиотикорезистентность

1. Динамика распространенности и чувствительности БЛРС-продуцирующих штаммов энтеробактерий к различным антимикробным препаратам в ОРИТ России / М.В. Эйдельштейн [и др.] // Клинич.микробиол. и антимикроб. химиотерапия. – 2005. – № 4. – С. 323–336.
2. Ефименко Н.А., Гучев И.А.

, Сидоренко С.В. Инфекции в хирургии. Фармакотерапия и профилактика. – Смоленск, 2004. –296 с.
3. Определение чувствительности микроорганизмов к антибактериальным препаратам: метод. указания МУК 4.2.1890-04. – М., 2004. – 93 с.
4. Сидоренко С.В. Бета-лактамазы расширенного спектра: клиническое значение и методы детекции // Инфекции и антимикроб. терапия. – 2002.

– Т.4, № 6. – С. 164–170.
5. Фенотипические и молекулярно-генетические особенности возбудителей раневой ожоговой инфекции / Н.А. Гординская [и др.] // Клинич. микробиол. и антимикроб. химиотерапия. – 2012. – № 4. – С. 342–347.
6. Яковлев С.В.

Госпитальные инфекции, вызванные резистентными грамотрицательными микроорганизмами: клиническое значение и современные возможности терапии //Инфекции и антимикробная терапия. – 2004. – Т.6, № 4. – С. 133–137.
7. Queenan A.M., Folono B., Gownley C. [et.al.

] Effect of inoculum and beta-lactamase activity in AmpC- and extended-spectrum beta-lactamase (ESBL)-producting Escherichia coli and Klebsiella pneumoniae clinical isolates tested by using NCCLS methodology /A.M. Queenan et.al. // J.Clin. Microbiol. – 2004. – Vol. 42. – P. 269–275.

Раневая инфекция у пострадавших с термической травмой представляет собой одну из главных составляющих патогенеза ожоговой болезни и является серьезной проблемой в комбустиологии.

Проведение рациональной антибактериальной терапии при этом невозможно без современных знаний об этиологической структуре раневой ожоговой инфекции и антибиотикорезистентности ее возбудителей. Раневая ожоговая инфекция отличается полиэтиологичностью.

Результаты многочисленных исследований свидетельствуют, что первое место в структуре выделенных микроорганизмов традиционно принадлежит стафилококкам, второе место прочно занимают неферментирующие грамотрицательные бактерии [5]. Наряду с уже известными «проблемными» возбудителями инфекции у обожженных, такими как стафилококк, ацинетобактерии и синегнойная палочка, в настоящее время возрастает значение и других антибиотикорезистентных микроорганизмов, в частности, энтеробактерий. В литературе отсутствуют данные о значении энтеробактерий в этиологии раневой ожоговой инфекции. В этой связи нами проведено исследование, целью которого было изучение роли энтеробактерий в этиологии раневой ожоговой инфекции и определение молекулярных особенностей антибиотикорезистентных штаммов.

  • В задачи исследования входили анализ частоты обнаружения энтеробактерий, определение их видового спектра, изучение антибиотикорезистентности выделенных штаммов и детекция β-лактамазы расширенного спектра в отделениях термической травмы ФГБУ ННИИТО Минздрава России за 2010–2013 годы.
  • Материалы и методы исследования
  • В задачи исследования входили анализ частоты обнаружения энтеробактерий, определение их видового спектра, изучение антибиотикорезистентности выделенных штаммов и детекция β-лактамаз расширенного спектра в отделениях термической травмы ФГБУ ННИИТО Минздрава России за 2010–2013 годы.
Читайте также:  Метастазы в позвоночнике. Боль в шее при метастазах позвоночника.

Видовая идентификация микроорганизмов проводилась на анализаторе iEMS Reader FM (Labsystems, Финляндия) с помощью коммерческих тест-систем (Lachema, Чехия).

Антибиотикорезистентность оценивалась диско-диффузионным методом на агаре Мюллера‒Хинтон (BD) с помощью сенси-дисков (Oxoid, Англия) в соответствии с методическими указаниями 4.2.1890-04 [3].

Минимальные подавляющие концентрации (МПК) препаратов определялись на анализаторе ADAGIO (Bio-Rad, США). С 2012 года энтеробактерии тестировали на предмет продукции бета-лактамаз расширенного спектра (БЛРС).

Детекцию БЛРС проводили с помощью Е-тестов с цефтазидимом и цефтазидимом/клавуланатом (BioMerieux, Франция) по инструкции. Для сравнения зоны задержки роста использовали штамм E.coli АТСС 25922, не продуцирующий бета-лактамазы и штамм E.coli АТСС 700603, продуцирующий БЛРС.

Результаты исследования и их обсуждение

Выделенные в анализируемый период бактерии семейства Enterobacteriaceae составили 359 штаммов. Удельный вес энтеробактерий в спектре других возбудителей раневой ожоговой инфекции относительно небольшой, вместе с тем прослеживается тенденция к его увеличению в 2013 году (рис. 1). Кроме того, абсолютное количество раневых энтеробактерий выросло в 5,1 раза (рис. 2).

Структура выделенных у пациентов с ожоговой инфекцией энтеробактерий отличается многообразием, среди них присутствуют Klebsiella sp., E.coli, Enterobacter sp., Citrobacter sp., Proteus sp. Лидирующее положение принадлежит бактериям рода Klebsiella, число которых выросло за период наблюдения в 11,2 раза и составило 47,2 % от всех энтеробактерий (рис. 3).

Количество штаммов E.coli увеличилось в два раза, это 9,8 % представителей семейства Enterobacteriaceae, другие представители выделялись еще реже. Анализ видового состава микроорганизмов показал, что 89 % всех клебсиелл составляет Klebsiella pneumoniae.

Участие Klebsiella pneumoniae в развитии инфекций в хирургических стационарах и отделениях реанимации и интенсивной терапии обсуждается в научной литературе уже много лет [2]. Для ожоговых стационаров эта ситуация ранее не была актуальной, однако к настоящему времени раневая ожоговая инфекция, вызванная K.

рneumoniae, становится самостоятельной проблемой не только в силу увеличения частоты обнаружения, но и нарастания антибиотикорезистентности K. рneumoniae (рис. 4).

Факторы патогенности энтеробактерий. Клиника поражений энтеробактериями. Клинические проявления энтеробактерий. Феномен Швартцмана.

Рис. 1. Удельный вес энтеробактерий в структуре возбудителей раневой ожоговой микрофлоры

Факторы патогенности энтеробактерий. Клиника поражений энтеробактериями. Клинические проявления энтеробактерий. Феномен Швартцмана.

Рис. 2. Число штаммов энтеробактерий из раневого отделяемого пациентов с термической травмой

Факторы патогенности энтеробактерий. Клиника поражений энтеробактериями. Клинические проявления энтеробактерий. Феномен Швартцмана.

Рис. 3. Доля Klebsiella sp. cреди раневых бактерий рода Enterobacteriaceae в ожоговом стационаре

Основные проблемы резистентности энтеробактерий связаны с выработкой бета-лактамаз расширенного спектра – ферментов, способных разрушать различные β-лактамные антибиотики. На сегодняшний день известно большое количество хромосомных и плазмидных β-лактамаз, разрушающих цефалоспорины I-IV поколений и азтреонам [4].

Факторы патогенности энтеробактерий. Клиника поражений энтеробактериями. Клинические проявления энтеробактерий. Феномен Швартцмана.

Рис. 4. Резистентность Klebsiella pneumoniae, выделенных у пациентов с термической травмой в 2012–2013 гг.

Анализ продукции бета-лактамаз расширенного спектра у раневых клебсиелл, выделенных у пациентов с тяжелой термической травмой, показал, что в 2011 году 62,5 % штаммов были продуцентами БЛРС, в 2012 году – 89,7 % штаммов, а за 9 месяцев 2013 года – 91,8 %. Детекция БЛРС существенно затрудняется при наличии у микроорганизмов нескольких детерминант резистентности.

Так, например, продукция хромосомных бета-лактамаз класса С обусловливает устойчивость микроорганизмов к клавуланату, маскируя при этом присутствие БЛРС [7].

Но даже без учета таких штаммов фенотип резистентности и количество явных продуцентов бета-лактамаз расширенного спектра свидетельствуют о том, что резистентные энтеробактерии становятся самостоятельной проблемой в лечении пострадавших с тяжелой термической травмой.

На практике крайне важно, что устойчивость штаммов Klebsiella pneumoniae – продуцентов БЛРС часто ассоциируется с устойчивостью к аминогликозидам и фторхинолонам [6]. Клиническую эффективность в отношении этих микроорганизмов могут сохранять ингибиторзащищенные бета-лактамы.

Изучение резистентности БЛРС-продуцирующих штаммов к различным антибиотикам β-лактамного ряда доказывает, что большинство штаммов, устойчивых к цефоперазон/сульбактаму, проявляют высокую резистеность к ингибиторзащищенным пенициллинам.

Вместе с тем большое число штаммов, не чувствительных к тикарциллин/клавуланату и ампициллин/сульбактаму, сохраняют чувствительность к цефоперазон/сульбактаму (рис. 4). Однако наиболее надежными являются карбапенемы, отличающиеся высокой активностью в отношении большинства β-лактамаз.

В то же время широкое использование карбапенемов в качестве средств эмпирической терапии опасно в плане селекции микроорганизмов, продуцирующих карбапенемазы.

Использование цефепима в настоящее время не может рассматриваться как возможный вариант антибактериальной терапии инфекций, вызванных энтеробактериями, в силу широкого распространения СТХ-М β-лактамаз, обусловливающих устойчивость ко всем цефалоспоринам, включая препараты IV поколения [1]. Повышение резистентности клебсиелл к цефепиму с 65,2 % в 2012 г. до 88,3 % в 2013 г. в ожоговом стационаре является тому подтверждением.

Таким образом, в последние годы среди возбудителей раневой ожоговой инфекции наблюдается увеличение частоты обнаружения микроорганизмов семейства Enterobacteriaceae. В спектре энтеробактерий лидирующее место занимает K. рneumoniae.

Более 90 % выделенных клебсиелл не чувствительны к цефалоспоринам, практически все они продуцируют бета-лактамазы расширенного спектра.

Антимикробные препараты для эмпирической стартовой терапии раневой инфекции в отделениях термической травмы должны назначаться на основе протоколов определения видового состава циркулирующей микрофлоры в определенный промежуток времени, данных о распространении антибиотикорезистентных возбудителей инфекции, а также тщательном анализе причин резистентности.

Рецензенты:

Королев С.Б., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии им. М.В. Колокольцева, ГБОУ ВПО НижГМА Минздрава России, г. Нижний Новгород;

Никифоров В.А., д.м.н., профессор, зав. лабораторией микробиологии, ФБУН ННИИЭМ им. акад. И.Н. Блохиной Роспотребнадзора, г. Нижний Новгород.

Работа поступила в редакцию 16.12.2013.

Библиографическая ссылка

Медицинское значение энтеробактерий — ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Марий Эл»

Семейство Enterobacteriaceae, как никакое другое семейство бактерий, имеет большое значение для медицинской микробиологии как по частоте поражений, вызываемых ими у человека, так и по их разнообразию. По критериям патогенности семейство Enterobacteriaceae включает практически все категории микроорганизмов.

Среди них выделяют облигатные патогенны, обязательно вызывающие заболевания после попадания в организм человека (например, Yersinia pestis или Salmonella typhi). Пусть их немного, но одним из них является возбудитель чумы, описания эпидемий которой до сих пор вызывают страх.

Благодаря проводимым профилактическим мероприятиям, вызываемые ими заболевания встречаются достаточно редко.

Наибольшую группу составляют условно-патогенные виды, адаптированные к обитанию в нестерильных областях организма человека и входящих в состав нормальной микрофлоры.

Их вирулентный потенциал весьма вариабелен, но они выступают частыми возбудителями поражений у человека (например, Klebsiella pneumonia, Escherichia coli или Proteus vulgaris).

Очень редко поражения у человека вызывают свободноживущие виды, изредка попадающие в организм человека и вызывающие поражения только при выраженных нарушениях его резистентности (например Yokenella regensburgei или Rahnella aquatilis).

Семейство также включает виды, не способные вызывать какой-либо инфекционной патологии, поскольку условия для их существования в организме человека просто отсутствуют (например, Budvicia aquatic, Xenorhabdus nematophilus).

В первую очередь, медицинскую значимость энтеробактерий определяет их способность колонизировать кишечник человека и вызывать острые кишечные инфекции, такие, как брюшной тиф и паратифы, бактериальную дизентерию, различные гастро и колиэнтериты.

Среди их возбудителей по–прежнему лидируют сальмонеллы и шигеллы. Энтеротоксигенные кишечные палочки вызывают до 40% случаев «диарей путешественников». При этом в странах третьего мира за последние 20-25 лет их этиологическая роль возросла с 29 до 75%.

В это же время медицина узнала о тяжелых энтероколитах, вызываемых энтерогеморрагическими E. coli.

Помимо этих, уже ставших «хрестоматийными» возбудителями, внимание к энтеробактериям привлекает существенно возрастающее значение условно-патогенных видов, а также представителей, традиционно считавшихся непатогенными. С одной стороны, это связано с увеличением числа лиц пожилого возраста, страдающих как правило, различными хроническими заболеваниями.

Кроме того, в этой возрастной группе многие пациенты вынуждены длительно принимать глюкокортикоиды и цитостатики. При различных состояниях, сопровождающихся ослаблением резистентности организма, энтеробактерии могут проникать в различные ткани и вызывать до 50% всех случаев бактериемий, более 70% инфекций мочевыводящих путей и поражение других органов.

С другой стороны, значительно увеличилась частота применения инвазивных диагностических и лечебных процедур (например, использование длительно функционирующих катетеров), облегчающих проникновение энтеробактерий во внутреннюю среду организма человека. Поскольку патогенный потенциал большинства условно-патогенных энтеробактерий достаточно невелик, то он, естественно, чаще реализуется в виде госпитальных поражений.

К концу 20 века в десятку основных возбудителей нозокомиальных инфекций вошли четыре представителя семейства Enterobacteriaceae — Escherichia coli, Serratia marcescens, виды Proteus и Citrobacter. Cреди них безусловным лидером считают кишечную палочку. E. coli, S.

marcescens, Proteus mirabilis, K pneumonia, виды Citrobacter и Enterobacter вызывают до 50% поражений мочевыводящих путей, до 35% госпитальных пневмоний и до 30% раневых. Существенно выросла частота выделения энтеробактерий при клинически выраженных бактериемиях (до 57%).

Наиболее распространенные возбудители — E. coli (около 35% всех случаев), виды Klebsiella, Enterobacter, Serratia (около 27%) и Proteus (11%). Другие энтеробактерии выделяют несколько реже, но это не снижает их медицинской значимости.

При анализе этиологии грамотрицательных бактериемий, установлено, что большинство изолятов энтеробактерий было выделено в виде монокультур.

Читайте также:  Лимфатическая система желудка. Особенности лимфатической системы желудка.

Особую группу составляют поражения, ранее не связываемые с энтеробактериями. В частности, они вызывают до 2-4% бактериальных менингитов. При подобных поражениях летальность может достигать 87%, что представляет собой абсолютный рекорд среди всех возбудителей заболевания.

Таким образом, представители семейства Enterobacteriaceae составляют большую проблему для здравоохранения.

С точки зрения бактериологии, несомненным критерием их медицинской значимости выступает постоянное появление новых автоматических и полуавтоматических систем индикации энтеробактерий.

И ни для какого другого семейства или групп бактерий не разработано такого обилия идентифицирующих тестов, а также селективных и дифференциально-диагностических сред для их выделения.

Заведующая

санитарно-бактериологического отделения

                                                                        микробиологической лаборатории 

Н.Г. Молотихина

Дата: 20.11.2018

Сетевое издание Современные проблемы науки и образования ISSN 2070-7428 "Перечень" ВАК ИФ РИНЦ = 0,940

1

Гайрабеков Р.Х. 1

Гайрабекова Р.Х. 1

Губханова С.А. 1

Турлова Ф.С. 1

Умиева З.Э. 1
1 ФГБОУ ВО Чеченский государственный университет
Возрастание значимости условно-патогенных микроорганизмов в патологии человека и животных отмечается в последнее время специалистами медицинской и ветеринарной службы.

Одной из целого ряда причин находящихся в основе этого роста, является слабая изученность биологии этих микроорганизмов, путей их распространения и циркуляции.

В работе исследованы на наличие антилизоцимной, антиинтерфероновой и антикомплементарной активности 190 культур Eschrtichia coli, 124 культуры Enterobacter cloacae, 29 культур Serratia marcescens, 74 культуры Morganella morganii, 51 культура Citrobacter freundii, выделенных от мелкого рогатого скота на территории Чеченской Республики.

Исследования показали, что способность к инактивации факторов естественной противоинфекционной резистентности макроорганизма, в частности антилизоцимная, антикомплементарная и антиинтерфероновая активности довольно широко представлены у всех исследованных штаммов бактерий.

ключевые слова: антилизоцимная активностьантиинтерфероновая активностьантикомплементарная активность

1. Ачаев Р.А. Адгезивная способность некоторых условно-патогенных энтеробактерий, выделенных от овец при ассоциативных гельминтозно-бактериальных заболеваниях / Р.А. Ачаев, Р.Х. Гайрабеков, Ф.С. Турлова, З.Э. Умиева // Естественные науки. АГУ. – 2011. – № 2. – С.

113-117.
2. Брудастов Ю.А. Антикомплементарная активность бактерий : автореф. канд. дис. — Челябинск, 1992.
3. Бухарин О.Б., Васильев Н.В. Лизоцим и его роль в биологии и медицине. – Томск : Изд-во Томского университета, 1974. – 208 с.
4. Брудастов Ю.А., Валышев А.В., Брудастов А.Н. Антикомплементарная активность // Журнал микробиологии. – 1996. – № 3. – С. 91-93.
5.

Бухарин О.В. Биомедицинские аспекты персистенции бактерий // Журнал микробиологии. – 1994. – № 4. – Приложение. – С. 4-13.
6. Бухарин О.В., Соколов В.Ю. Способ определения антиинтерфероновой активности микроорганизмов : А.с. 1564191 СССР № 18. – 1990.
7. Бухарин О.В., Брудастов Ю.А., Дерябин Д.Г. Изучение антикомплементарной активности стафилококков // Ж. клин. лаб.

диагн. – 1992. – № 3. – С. 43-46.
8. Бухарин О.В., Брудастов Ю.А., Валышев А.В., Брудастов А.Н. Антикомплементарная активность производственного штамма Bacillus cereusIP 5832 и энтеробактерий при их совместном культивировании // Журн. микробиол. – 1996. – № 3. – С. 91-93.
9. Бухарин О.В.

Персистенция бактериальных патогенов как физиологический феномен // Вестник московского университета. Сер. 16. Биология. — 2008. – № 1. – С. 6-13.
10. Гайрабеков Р.Х. Некоторые свойства культур Serratia, выделенных от овец при постгельминтозных дисбактериозах // Материалы XI Международной науч. конф. «Биологическое разнообразие Кавказа». – Магас, 2009. – С. 233-234.
11.

Гайрабеков Р.Х. Некоторые свойства культур Escherichia coli, выделенных от овец при ассоциативных гельминтозно-бактериальных заболеваниях / Р.Х. Гайрабеков, Э.С. Эржапова, Ф.С. Турлова, З.Э. Умиева // Юг России: экология, развитие. – 2010. – № 4. – С. 83-86.
12. Гайрабеков Р.Х.

Некоторые факторы патогенности культур Enterobacter cloacae, выделенных от овец при ассоциативных гельминтозно-бактериальных заболеваниях / Р.Х. Гайрабеков, Р.А. Ачаев, Э.С. Эржапова, Р.С. Эржапова // Юг России: экология, развитие. – 2010. – № 3. – С. 100-102.
13. Гайрабеков Р.Х.

Биологические свойства Serratia marcescens, выделенных от овец и объектов окружающей среды на территории Чеченской Республики / Р.Х. Гайрабеков, Ф.Р. Гайрабекова // Естественные и технические науки. – 2010. – № 2. – С. 147-149.
14. Гайрабеков Р.Х. Некоторые факторы патогенности бактерий рода Serratia / Р.Х. Гайрабеков, Ф.С. Турлова // Естественные и технические науки.

– 2011. – № 4. – С. 163-169.
15. Гайрабеков Р.Х. Гемолитическая активность энтеробактерий, выделенных от овец, инвазированных гельминтами / Р.Х. Гайрабеков, Ф.С. Турлова, З.Э. Умиева, Л.А. Алтамирова, Р.А. Ачаев // Естественные и технические науки. – 2011. – № 4. – С. 170-172.
16. Гайрабеков Р.Х.

Персистирующая способность некоторых условно-патогенных энтеробактерий, выделенных от овец при ассоциативных гельминтозно-бактериальных заболеваниях // Естественные науки. АГУ. – 2010. – № 4. – С. 148-151.

Способность бактерий преодолевать защиту организма хозяина от инфекционных агентов характеризует адаптационные возможности микробных клеток и обеспечивает их персистенцию, т.е. выживание во враждебной среде макроорганизма [9]. Длительное переживание бактерий в организме хозяина, носящее название персистенция (от лат. persistere – оставаться, упорствовать), вероятно, следует рассматривать как форму симбиоза микробов и организма человека. Анализ имеющихся фактических материалов по выживанию микроорганизмов в хозяине убеждает, что в процессе взаимодействия обоих участников инфекции у возбудителя эволюционно закрепились четыре способа защиты (изоляции) пептидогликана от факторов иммунитета: 1) экранирование клеточной стенки бактерий; 2) продукция секретируемых факторов, инактивирующих защиту хозяина; 3) образование форм с отсутствием (дефектом) клеточной стенки бактерий (L-формы, микоплазмы); 4) антигенная мимикрия.

Наиболее «прорывной» областью исследований является выявление у бактерий новых факторов инактивации соответствующих защитных субстратов хозяина. В основном это секретируемые протеазы, обеспечивающие микроорганизмам выживание в экосистеме «человек – бактерии».

Лизоцим или N-ацетилмурамидаза является ферментом, разрывающим 1-4 β-гликозидную связь между N-ацетилгюкозамином и N-ацетилмураминовой кислотой в молекуле пептидогликана клеточной стенки бактерий, в результате чего происходит лизис бактерий.

Роль лизоцима в защите макроорганизма от инфекции общеизвестна. Антилизоцимная активность является одним из факторов, повышающих толерантность бактерий к действию сывороточного лизоцима человека и животных. Способность патогенных и условно-патогенных бактерий к длительному выживанию в организме хозяина называется персистенция.

Некоторые авторы полагают [3], что антилизоцимная активность способствует длительной выживаемости бактерий в макроорганизме и может быть использована в условиях баклабораторий для оценки этиологической роли выделенных культур. Свойство бактерий специфически инактивировать лизоцим хозяина, которое определяется как антилизоцимная активность, широко встречается у бактерий, относящихся к семейству Enterobacteriaceae у стафилококков и др.

Обнаружение у бактерий антилизоцимной активности, специфически инактивирующей лизоцим хозяина, выявило широкую частоту встречаемости этого признака.

«Антиинтерфероновая» активность бактерий выявлена у большой группы грамотрицательных и грамположительных микроорганизмов.

Штаммы энтеробактерий, выделенные от больных лиц, обладали данным признаком в 90,4-100% случаев, тогда как среди штаммов, изолированных от здоровых лиц и из внешней среды, этот показатель соответственн6о был снижен до 16,1-1,6%.

Антиинтерфероновый признак – автономное свойство микроорганизмов, предназначенное для целенаправленного, специфического инактивирования бактерицидной фракции человеческого лейкоцитарного интерферона [6].

Ю.А. Брудастов (1992), изучавший антикомплементарную активность бактерий, выявил наличие этого признака у стафилококков, кишечных палочек и клебсиелл [2].

Комплемент, как естественный фактор резистентности организма, обеспечивает выраженность проявления защитных сил против патогенных и потенциально-патогенных микроорганизмов.

Но он может подвергаться бактериальной деградации, и, таким образом, антикомплементарная активность бактерий способствует их длительному персистированию в организме [4; 5; 7-9].

  • Для выявления факторов, способствующих сохранению жизнеспособности бактерий в организме, проводили изучение свойств персистенции: антилизоцимную, антикомплементарную и антиинтерфероновую активность бактерий родов Escherichia, Enterobacter, Morganella, Citrobacter, Serratia.
  • Исследования показали, что способность к инактивации факторов естественной противоинфекционной резистентности макроорганизма, в частности антилизоцимная, антикомплементарная и антиинтерфероновая активности, довольно широко представлены у всех исследованных штаммов бактерий, выделенных от мелкого рогатого скота в Чеченской Республике.
  • Материал и методы
  • В работе исследованы на наличие антилизоцимной, антикомплементарной и антиинтерфероновой активности 190 культур Eschrtichia coli, 124 культуры Enterobacter cloacae, 74 культуры Morganella morganii, 29 культур Serratia marcescens, 51 культура Citrobacter freundii, выделенные от овец на территории Чеченской Республики [1; 10-16].

Изучение антилизоцимной активности проводили по методу О.В. Бухарина (1984) [3]. Для определения антилизоцимной активности на физиологическом растворе готовили ряд разведений лизоцима из яичного белка (Олайнский завод химреактивов) в концентрациях (2, 3, 4, 5, 10, 20, 30, 40, 50 мкг/мл).

0,5 мл каждого разведения лизоцима смешивали с 4,5 мг расплавленного и остуженного до 45 ºС 1,5%-ного питательного агара и выливали в чашки Петри. На агар с лизоцимом наносили стандартной петлей капли суточных культур исследуемых штаммов. Посевы инкубировали 18-24 ч.

при 37 °С, затем исследуемые культуры, выросшие в макроколониях, убивали парами хлороформа в течение 10 минут.

После этого макроколонии заливали вторым слоем 3 мл 0,7%-ной агаровой питательной среды, смешанной с 0,1 мл бактериальной взвеси суточной агаровой индикаторной культуры Micrococcus luteus (АТСС № 29470, ГНИИСК им. Л.А. Тарасевича), с мутностью 4 по Мак Фарланду, и ставили в термостат при 37 °С на сутки.

Тест считался положительным при росте индикаторного штамма Micrococcus luteus вокруг колоний тех штаммов, которые нейтрализовали внесенный в слой агара яичный лизоцим.

Читайте также:  Алкоголь как причина внезапной сердечной смерти.

Антиинтерфероновую активность у выделенных культур исследовали по методу О.В. Бухарина и В.Ю. Соколова (1990) [6] с учетом антибактериального действия препарата человеческого лейкоцитарного интерферона.

При определении антиинтерфероновой активности исследуемые культуры выращивали в среде, содержащей препарат человеческого лейкоцитарного интерферона в различных разведениях (1, 2, 5, 10 ед.). Выросшие культуры убивали хлороформом в течение 10 минут, на посев наслаивали 0,7%-ный агар, содержащий взвесь тест-культур Corynebacterium xerosis (АТСС № 181, ГНИИСК им. Л.А.

Тарасевича). Чашки инкубировали 24 часа при 37 °С и определяли антиинтерфероновую активность микроорганизмов по наличию роста тест-культуры вокруг колоний исследуемых штаммов.

При этом антиинтерфероновую активность исследуемого штамма считали высокой при инактивации человечского лейкоцитарного интерферона в концентрации более 2 ед., средней – от 1,1 – 2 ед. и низкой – от 0 до 1 ед.

Изучение антикомплементарной активности (АКА) проводили по методу О.В. Бухарина и соавторов [4; 7]. Исследуемые культуры энтеробактерий выращивали в течение 18-24 часов при 37 °С на слое 1,5%-ного питательного агара, после чего инактивировали в течение 10 минут в парах хлороформа.

Затем наслаивали второй слой 0,7%-ного агара, содержащего комплемент в концентрациях 1, 5, 10, 20 СН50/мл (в качестве источника комплемента использовали сыворотки от 20-25 доноров).

Данная двухслойная система инкубировалась 1 час при 37 °С для осуществления инактивации комплемента вокруг колоний стафилококков и клебсиелл, обладающих указанным признаком.

Далее наслаивали третий слой — 0,7%-ного питательного агара, содержащего 0,1 мл бактериальной взвеси индикаторной культуры E.coli, с мутностью 2 по Мак Фарланду (АТСС № 25922, ГНИИСК им. Л.А.Тарасевича) в 0,15 М растворе хлорида натрия.

После 16-18-часовой инкубации при 37 °С, во время которой происходит выявление антикомплементарных свойств, проводили регистрацию результатов по росту индикаторного штамма вокруг исследуемых культур, где произошла инактивация комплемента. При этом штаммы считали высокоактивными при инактивации комплемента в концентрации >15,1 СН50/мл и более, среднеактивными – от 5 до 15 СН50/мл, низкоактивными – от

Дисбактериоз кишечника

Микробиоцеоз – это сообщество микроорганизмов, обитающих на территориально ограниченном участке с однородными условиями жизни. Бактерии нормальной кишечной флоры живут, прикрепляясь к кишечной стенке и образуя пленку, покрывающую кишечник изнутри. Через эту пленку происходит все всасывание в кишечнике.

Бактерии нормальной кишечной микрофлоры обеспечивают по совокупности 50 – 80% всего пищеварения, а также выполняют защитные функции, нейтрализуют действие чужеродных и гнилостных бактерий.        Бифидобактерии. Это основные представители нормальной кишечной микрофлоры, количество которых в кишечнике должно быть 95 – 99%.

Бифидобактерии выполняют важную работу по расщеплению, перевариванию и всасыванию различных компонентов пищи, например, углеводов; они сами синтезируют витамины, а также способствуют усвоению их из пищи. При участии бифидобактерий происходит всасывание в кишечнике железа, кальция и других важных микроэлементов; нейтрализуют различные токсические вещества.

В бланке анализа указывается титр бифидобактерий, который должен быть не меньше 107 – 108. Существенное снижение количества бифидобактерий – признак выраженного дисбактериоза.

Лактобактерии (лактобациллы, молочнокислые микробы, молочнокислые стрептококки).

Второй по представительству (5% в совокупности микроорганизмов кишечника) и по значимости представитель нормальной флоры.

Лактобактерии или молочнокислые микробы вырабатывают молочную кислоту – важнейший компонент для нормальной работы кишечника. В результатах исследования  их количество должно быть не меньше 106 – 107.

Дефицит лактобактерий может привести к развитию аллергических заболеваний, запоров, лактазной недостаточности.

Кишечная палочка с нормальной ферментативной активностью (эшерихии).

Третий представитель нормальной флоры. Количество кишечной палочки среди других бактерий не превышает 1%, но роль ее очень важна.

Во-первых, кишечная палочка является главным конкурентом условно-патогенной флоры, препятствуя заселению чужеродными микробами кишечной стенки; во-вторых, кишечная палочка забирает из просвета кишечника кислород, который является ядом для бифидобактерий и лактобактерий.

Снижение общего количества кишечной палочки может быть признаком присутствия в кишечнике небактериальных паразитов (глистов, простейших, которые также нуждаются в кислороде, обделяя им кишечную палочку). Кишечная палочка со сниженной ферментативной активностью.

Это неполноценная кишечная палочка, которая не представляет никакого вреда, но при этом не выполняет своих полезных функций. Присутствие данного показателя в анализе является признаком начинающегося дисбактериоза, а также как и снижение общего количества может быть косвенным признаком присутствия в кишечнике глистов или простейших.                               

В некоторых анализах описываются бактероиды, роль которых неясна, но известно, что это – не вредные бактерии, обычно их количество не имеет практического значения.

Все остальные показатели микрофлоры являются условно-патогенной флорой.

Они становятся патогенными (нарушающими нормальные функции кишечника) при определенных условиях: повышение их абсолютного количества или снижении функции иммунной системы.      

Условно-патогенная флора – это лактозонегативные энтеробактерии (клебсиелла, протей, цитробактеры, энтеробактеры, гафнии, серрации), гемолизирующая кишечная палочка и различные кокки (энтерококки, эпидермальные или сапрофитные стафилококки, золотистый стафилококк).

Кроме того, к условно-патогенным относятся клостридии, которые высеваются не во всех лабораториях.

Условно-патогенная флора внедряется, конкурируя с полезными бактериями, в микробную пленку кишечника, заселяет кишечную стенку и вызывает нарушения работы всего желудочно-кишечного тракта.

Дисбактериоз кишечника с повышенным содержанием условно-патогенной флоры может сопровождаться аллергическими кожными реакциями, нарушениями стула (запоры, поносы, зелень и слизь в кале), болями в животе, вздутиями живота, срыгиваниями, рвотами.

Кокковые формы в общей сумме микробов.

Самыми безобидными представителями условно-патогенной флоры являются энтерококки. Они наиболее часто встречаются в кишечнике у здоровых людей, их количество до 106 — 107 не представляет угрозы здоровью. Если количество превышает 25% (более 107), это чаще всего связано со снижением нормальной флоры. Эпидермальный (или сапрофитный) стафилококк (S. epidermidis, S.

saprophyticus). Эти виды стафилококков могут вызывать нарушения, но их количество до 104 является допустимым. Золотистый стафилококк (S. aureus). Один из самых неприятных (наряду с гемолизирующей кишечной палочкой, протеем и клебсиеллой) представителей условно-патогенной флоры.

Даже небольшие его количества могут вызвать выраженные клинические проявления, особенно у детей первых месяцев жизни. Поэтому обычно в нормах, приведенных в бланке анализа, указывается, что его быть не должно (на самом деле допустимы количества, не превышающие 103).

Патогенность золотистого стафилококка напрямую зависит от состояния нормальной флоры: чем больше бифидобактерий, лактобактерий и нормальной кишечной палочки, тем меньше вреда от стафилококка. Гемолизирующая кишечная палочка. Является представителем лактозонегативных энтеробактерий, но выделяется отдельно в связи с распространенностью и значимостью.

В норме должна отсутствовать. К данному микробу применимо практически все, сказанное про золотистый стафилококк. То есть, она может вызывать аллергические и кишечные проблемы, очень распространена в окружающей среде (правда, практически никогда не встречается в грудном молоке), вызывает проблемы у ослабленных детей, требует иммунокоррекции.

Следует отметить, что термин “гемолизирующая” не означает, что имеется какое-то влияние на кровь. Лактозонегативные энтеробактерии. Большая группа условно-патогенных бактерий большей или меньшей степени патогенности. Их количество не должно превышать  (в титрах: 103 – 106 ).

Наиболее неприятными бактериями из этой группы являются протей (чаще всего с ними связаны запоры) и клебсиеллы (являются прямыми антагонистами (конкурентами) лактобактерий, что приводит к развитию аллергии и запоров, а также к проявлениям лактазной недостаточности).

Часто в бланке анализа указывается общее количество лактозонегативных энтеробактерий (наиболее информативно процентное соотношение), а затем идет расшифровка: клебсиеллы, протей, хафнии, серрации, энтеробактерии и цитробактерии. Обычно какие-то количества этих бактерий постоянно живут в кишечнике, не вызывая проблем. В нормах могут быть указаны цифры от 104 до 105, являющиеся допустимыми.                            

Грибы рода Candida.

Допустимо присутствие до 103. Повышение этого параметра может быть после применения антибиотиков.

Если количество грибов повышено, а количество нормальной кишечной флоры резко снижено, при этом отмечается кандидоз (молочница) видимых слизистых оболочек (ротовая полость, половые органы) – это проявления системного кандидоза, то есть имеется инфицирование грибами кишечника.

Если же количество грибов в анализе на дисбактериоз увеличено, но нет снижения нормальной кишечной флоры, это свидетельствует о том, что грибы живут на коже вокруг заднего прохода, а не в кишечнике, в этом случае достаточно наружной терапии с использованием противогрибковых мазей или кремов.                       

Клостридии. Допустимое количество до 105. Проявляют патогенность обычно в комплексе с другой условно-патогенной флорой, редко изолированно вызывают проблемы (чаще всего – разжижение стула, понос). Их количество зависит от функции местного иммунитета кишечника.

Прочие микроорганизмы.

В данном параметре описываются редко встречающиеся виды бактерий, самым опасным из которых является синегнойная палочка (Pseudomonas aerugenosa). Чаще всего, микроорганизмы, описанные в этой позиции, не имеют практического значения. Термин “abs” обозначает отсутствие данного микроорганизма, также употребляется “не обнаружено”.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector