Подделка или подорожание лекарств — минздрав россии сделал свой выбор

Подделка или подорожание лекарств - Минздрав России сделал свой выбор

Минздрав не устает предупреждать россиян о том, что лекарства, приобретенные с рук или через интернет, могут оказаться поддельными. К слову, «пустышка» — препарат без действующего вещества или с его минимальным количеством — может встретиться и в аптеке. Но если такое лекарство не окажет на организм ровным счетом никакого действия и не принесет вам ни пользы, ни вреда, то подделка с тальком или клеем в составе может быть по-настоящему опасна. Рассказываем, какие препараты подделывают чаще всего и как отличить фальшивку от оригинала.

  • Какие лекарства подделывают
  • Как «опознать» подделку

Какие лекарства подделывают

Чаще всего подделкой оказываются лекарства, которые продаются без рецепта. Это известные антибиотики, антигистаминные, противогрибковые и седативные средства. И чем известнее препарат, тем больше шансов нарваться на фальшивку.

Наиболее часто на черном рынке встречаются парацетамол, анальгин, цитрамон и колдрекс.

И хорошо, если в таком лекарстве попросту не будет действующего вещества — возможно, оно вам даже поможет, а вот если таблетка состоит из сладкой оболочки и набора токсичных веществ, последствия могут быть непредсказуемыми. К слову, в большинстве случаев внутри упаковок с поддельными лекарствами находят мел, тальк, клей, крахмал и белую глину.

Как «опознать» подделку

Подделка или подорожание лекарств - Минздрав России сделал свой выбор

Во-первых, подделка не пройдет проверку ультрафиолетовой лампой. Под лучами ультрафиолета на оригинальной упаковке будут видны защитные маркировки, которые не наносят на фальшивки.

Во-вторых, вас должна насторожить некачественная упаковка: нечитаемый шрифт, подтеки клея на коробке, плохо пропечатанные сроки годности, инструкция на бумаге низкого качества — подозрительны любые отклонения от нормы.

В-третьих, как правило, подделки стоят намного дешевле оригинальных препаратов. Помните, что лабораторные испытания, производство и упаковка требуют от изготовителей немалых затрат, а значит, качественное лекарство не может продаваться по экстремально низкой цене.

Читайте также

Подделка или подорожание лекарств - Минздрав России сделал свой выборПочему в России запретили продавать марганцовку

В-четвертых, не стесняйтесь просить у продавца сертификат соответствия. Если он отказывается показать документы, скорее всего, препарат был приобретен у сомнительных производителей или посредников.

Наконец, вы всегда можете позвонить на горячую линию производителя. Вы назовете наименование, номер партии и дату изготовления, а оператор скажет, настоящее ли лекарство.

В случае если вы обнаружили подделку или купили лекарство сомнительного качества, сделайте возврат — по закону вам должны вернуть деньги или заменить его товаром надлежащего качества. Ну, а если продавец отказывается принимать препарат обратно, ссылаясь на перечень товаров, не подлежащих обмену и возврату, смело звоните в Росздравнадзор.

Ранее ИА «В городе N» рассказывало, какие лекарства можно вернуть в аптеку и как сделать это правильно. 

По материалам doctor.rambler.ru.

Источник: https://www.VgorodeN.ru/zhizn/krasota-i-zdorove/kakie-lekarstva-poddelyvayut-chashhe-vsego-i-kak-raspoznat-falshivku

«Систему необходимо менять»: как в России предлагают решать проблему ввоза незарегистрированных лекарств

Необходимо найти выход из ситуации, при которой россияне подвергаются уголовному преследованию из-за ввоза не зарегистрированных в России сильнодействующих лекарственных препаратов. Об этом сообщил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Ранее в Москве задержали женщину, купившую через интернет для больного эпилепсией сына препарат «Фризиум». В отношении матери было возбуждено уголовное дело в связи с контрабандой психотропного вещества, однако 19 августа прокуратура отменила его как «незаконное и необоснованное».

По словам экспертов, в стране тысячи детей нуждаются в лекарствах, которые нельзя купить в России.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков прокомментировал ситуацию с ввозом незарегистрированных лекарств в РФ и уголовным преследованием за такие случаи.

«Безусловно, все прекрасно понимают необходимость решения этой ситуации, с тем чтобы и дети, и подростки, и уже взрослые дети родителей не терпели мучений.

В то же время также все мы знаем, что, к сожалению, имеют место быть попытки прикрытия вот этой темой, распространения сильнодействующих веществ и лекарств, что является незаконным.

Здесь нужно найти золотую середину, и вопросом этим давно занимаются», — заявил журналистам Песков.

«Уголовное дело незаконно»

Тема незарегистрированных лекарств снова оказалась в центре внимания после попыток уголовного преследования родителей, покупавших своим детям сильнодействующие препараты.

12 августа москвичка получала на почте посылку с 600 таблетками «Фризиума» — противосудорожного средства.

Лекарство она заказывала для своего 25-летнего сына, больного эпилепсией, но рецепта врача или заключения консилиума о необходимости препарата у неё не было.

Также по теме

Подделка или подорожание лекарств - Минздрав России сделал свой выбор «В посылке оказалось 600 таблеток»: на почте задержали женщину, купившую незарегистрированные лекарства для сына

Жительница Москвы стала фигурантом уголовного дела о контрабанде сильнодействующих лекарственных средств. Женщина заказала…

Непосредственно в отделении женщину задержали сотрудники Центрального таможенного управления. Препарат (действующее вещество клобазам) не зарегистрирован в России и не внесён в государственный реестр лекарственных средств, но клобазам входит в список психотропных веществ, оборот которых в РФ ограничен.

Таможня возбудила уголовное дело в связи с контрабандой психотропных веществ, женщина проходила по нему в статусе свидетеля.

Однако через несколько дней Генпрокуратура отменила возбуждение уголовного дела по данному факту как «незаконное и необоснованное», поскольку в ходе проверки «не было получено данных, образующих объективную сторону преступления». Тем временем Минздрав планирует провести проверку эффективности «Фризиума».

Этот случай стал уже третьим за последний год. В июле RT рассказывал о Елене Боголюбовой, которую задержали при получении на почте посылки с 400 таблетками «Фризиума». Она тоже заказывала лекарство для своего сына. После того как эта история получила широкий общественный резонанс, дело в отношении Боголюбовой было закрыто.

Год назад мать неизлечимо больного ребёнка Екатерина Коннова оказалась фигурантом уголовного дела о сбыте наркотиков, когда попыталась продать излишки не зарегистрированного в РФ препарата, помогающего при эпилепсии. Позднее МВД закрыло дело в отношении женщины.

По словам директора детского хосписа «Дом с маяком» Лидии Мониавы, в России проблемы с покупкой не только «Фризиума», но и многих других противоэпилептических препаратов: «Нам известно о 2150 пациентах в России, которые получают не зарегистрированные в РФ лекарства для лечения эпилепсии».

К ним, в частности, относятся «Диазепам» в свечах и микроклизмах, «Мидазолам» для буккального введения, «Фенитоин» в инъекционной форме, «Фенобарбитал» (инъекционная форма, сироп), «Этосуксимид» в форме сиропа, «Сультиам», «Стирипентол», «Вигабатрин» и другие.

Все они до сих пор не зарегистрированы, индивидуальной покупки не совершено, хотя год назад Минздрав сообщал RT, что Московский эндокринный завод начал разработку детских неинвазивных форм наркотических обезболивающих, в частности «Диазепама» в микроклизмах и буккального раствора «Мидазолама».

В сизо за лекарства

В похожей ситуации оказалась жительница Екатеринбурга Дарья Беляева, страдающая шизотипическим расстройством личности.

Весной 2019 года она стала фигуранткой уголовного дела, после того как заказала в Польше рекомендованный её врачом антидепрессант, в состав которого входит бупропион.

В списке запрещённых к ввозу веществ препарат не значился, но экспертиза показала, что его можно рассматривать как производное от эфедрона. Девушке инкриминировали контрабанду наркотических средств: за приобретение 30 таблеток ей грозит до 20 лет тюрьмы.

2 августа Беляеву отправили в психиатрический стационар. Её могут признать невменяемой, освободить от ответственности и направить на принудительное лечение. Защита настаивает на снятии обвинений и прекращении дела.

Российское законодательство позволяет ввозить сильнодействующие психотропные вещества для личного пользования при наличии разрешающих документов, включая рецепт. Но пересылка этих же веществ по международной почте является преступлением.

Чтобы получение незарегистрированного лекарства было легальным, нужна соответствующая рекомендация врача или консилиума, заверенная Минздравом.

Но, как жалуются родители больных детей, врачи стараются не выписывать рецепты именно на не зарегистрированные в России лекарства, ограничиваются устными рекомендациями конкретных препаратов.

Также, по словам родителей, региональные врачи иногда препятствуют направлению на консилиум, где ребёнок может быть признан нуждающимся в адресной закупке лекарства. Наконец, даже при положительном решении консилиума для личной покупки лекарства за рубежом требуется получить рецепт местного врача.

Помощь фондов

В конце прошлой недели родители неизлечимо больных детей и детей, страдающих эпилепсией, а также сотрудники служб паллиативной помощи написали открытое письмо президенту РФ. В нём отмечается, что в России 23 тыс. детей нуждаются в незарегистрированных препаратах.

Для сравнения: за год Минздрав выдаёт в среднем 1,5—3 тыс. разрешений на ввоз таких препаратов в страну. При этом разрешения не действуют пожизненно или до полного выздоровления пациента.

Если в документе прописано, например, пять ампул, а их хватает на полгода, то по истечении этого срока больному снова требуется консилиум.

Детский омбудсмен Анна Кузнецова неоднократно критиковала систему выдачи разрешений на подобные препараты: «Если такие ситуации всё ещё происходят, значит, эта процедура неэффективна? Либо сроки получения препарата затягиваются, либо сам механизм требует совершенствования».

Родители больных детей отмечают, что нередко деньги на эти препараты приходится выбивать из региональных бюджетов через суд либо обращаться в благотворительные фонды.

В перечне наиболее часто запрашиваемых препаратов порядка 50 наименований — в основном для пациентов с онкологическими и гематологическими заболеваниями.

Благотворительный фонд «Подари жизнь», например, наиболее часто привозит из-за границы не зарегистрированный в РФ противоопухолевый препарат «Эрвиназа», который необходим 10% детей с диагнозом «острый лимфобластный лейкоз».

Он нужен в качестве замены отечественному аналогу — «Аспарагиназе», на которую у этих детей аллергия.

Также среди незарегистрированных лекарств, которые ввозит фонд, противовирусное средство «Фоскавир», антигрибковый препарат «Амфо-моронал», снижающий уровень мочевой кислоты в крови «Фастуртек» и другие, перечисляет директор фонда Екатерина Чистякова.

Подделка или подорожание лекарств - Минздрав России сделал свой выбор

  • globallookpress.com
  • © Frank May/picture alliance

«Сиротский» рынок

От невозможности получить незарегистрированное лекарство страдают не только дети. С 1995 года в мире одобрен единственный препарат, продлевающий жизнь при боковом амиотрофическом склерозе (БАС), — «Рилутек» («Рилузол»).

В России БАС включён в список орфанных заболеваний, но лекарство не зарегистрировано, поэтому пациенты копят деньги (800—1000 евро за упаковку) на лечение за границей. Несколько лет назад широкий резонанс вызвала история Алексея Костюшкина — лидера рок-группы «Коридор» из Новосибирска.

Деньги на лечение «Рилутеком» в Польше буквально собирали всей страной после участия родственников рокера в передаче «Пусть говорят».

В целом регистрация препарата занимает полтора-два года. Инициировать эту процедуру может только разработчик препарата, однако эксперты говорят, что фармкомпании не спешат на российский рынок, поскольку им это невыгодно.

Во-первых, во многих случаях фармкомпаниям придётся проводить повторные клинические испытания лекарства на территории России, причём оплатить это надо самому производителю. Исключение делается только для лекарств от орфанных (так называемых сиротских, потому что они встречаются крайне редко) заболеваний.

Во-вторых, во время регистрации комиссия Росздравнадзора должна выехать на производственные площадки и оценить соблюдение технологий. Поездки также оплачиваются фирмой-производителем, а учитывая, что площадок может быть несколько, затраты не покрывают потенциальную прибыль. Если речь идёт об орфанных заболеваниях, то рынок сбыта в итоге будет слишком мал.

Лекарство для миллионеров

Впрочем, даже если лекарство не является психотропным и зарегистрировано в России, это не значит, что оно доступно.

Так, «Спинраза» — единственный препарат, останавливающий развитие спинальной мышечной атрофии (СМА), — 16 августа вошла в государственный реестр лекарственных средств.

Минздрав рассматривал вопрос о легализации статуса «Спинразы» с февраля 2019 года после многочисленных обращений со стороны общественных организаций и правозащитников, при этом процедура регистрации проходила в ускоренном режиме.

Учитывая частоту возникновения СМА, в России живут от 7 тыс. до 24 тыс. человек с таким диагнозом. В реестре пациентов фонда «Семьи СМА» числятся порядка 400 человек. Болезнь генетическая, чаще всего проявляется ещё в младенчестве, и в таком случае дети редко доживают до пяти лет.

Теперь «Спинразу» можно легально ввозить на территорию РФ. Проблема в том, что лекарство надо вводить в спинной мозг, а это требует соответствующей квалификации врачей и прочих условий. Но куда важнее то, что стоимость «загрузочного» курса из четырёх уколов составляет 35—40 млн рублей, лечение при этом пожизненное.

Производитель препарата один, и, поскольку это не российская компания, он имеет право устанавливать любую цену на свою продукцию. Средство пока не входит в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов в РФ, то есть государством в обязательном порядке не дотируется, только по решению врачебной комиссии.

Читайте также:  Тазалок настойка или капли 50 мл и 100 мл, таблетки - инструкция по применению, формы выпуска, аналоги и отзывы

«До консилиума мы пока не допущены, потому что плановая госпитализация намечена на февраль 2020 года — видимо, наши врачи решили, что нечего нам пытаться раньше времени попасть в федеральную клинику, — рассказывает Мария Милаева из Усть-Лабинска, мама болеющего СМА Фёдора.

 — Но время в такой ситуации важнее всего: чем раньше сделать уколы, тем больше мотонейронов (клеток, обеспечивающих моторную координацию и мышечный тонус и перестающих работать при СМА. — RT) удастся сохранить. Нам пока удалось собрать 500 тыс. рублей.

Если удастся получить лекарство за федеральный или региональный счёт, эти деньги пойдут на реабилитацию».

Одним из немногих детей, получивших лечение «Спинразой» за государственный счёт, стал Матвей Чепуштанов. «Мы действовали по прописанной схеме — госпитализация, консилиум. Наверное, оказались удачливее других, — рассказывает папа Матвея Роман. — Нам оплатили шесть уколов, четыре уже сделано. Для этого ездили в Израиль — только там согласились сделать уколы нам как иностранцам».

По словам Романа Чепуштанова, эффект от «Спинразы» есть, но небольшой: «У каждого ребёнка всё по-своему, как мне объяснили врачи. Главное, что лекарство останавливает прогрессирование болезни и удаётся сохранить часть мотонейронов».

«Систему необходимо менять»

Президент Лиги защитников пациентов и член Экспертного совета при правительстве РФ Александр Саверский считает, что в России сложилась серая система лекарственного обеспечения.

Также по теме

Подделка или подорожание лекарств - Минздрав России сделал свой выбор Законность антидепрессантов: Минздрав изучает информацию об уголовном преследовании россиян за покупку бупропиона

Министерство здравоохранения России прорабатывает вопрос о необходимости государственного контроля в отношении лекарственного…

«С одной стороны, в стране законом разрешён оборот только зарегистрированных лекарств. С другой — есть приказ, по которому этот закон можно нарушать, если ввозить лекарство для личного применения.

При этом в регистрации, по мнению государства, заинтересован только производитель, а не пациенты.

Эту систему необходимо менять: пусть оборот конкретного препарата будет ограничен, но люди не должны рисковать попасть за таблетки в тюрьму».

При этом если препарат не зарегистрирован в России, но числится в международных протоколах лечения, есть точная информация, что он может помочь или принципиально изменить течение болезни, то врач имеет полное право его назначить вне зависимости от цены вопроса. 

Особенно если речь о детях — они по закону имеют право на самое современное лечение.

«Если врачебная комиссия принимает решение, игнорирующее самые совершенные методы, то она совершает преступление.

Если врач говорит, что ему кто-то сверху настоятельно рекомендовал не выписывать лекарство, потому что, допустим, нет денег, то это нарушение законодательства и надо идти в прокуратуру.

В нашей практике есть достаточно примеров, когда суд обязывал власти регионов закупить для пациентов не зарегистрированный в России лекарственный препарат», — резюмировал эксперт.

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/660604-nezaregistrirovannye-lekarstva-rossiya

Как заказать лекарства онлайн и не нарваться на мошенника. Инструкция

К пониманию того, что дистанционную торговлю лекарствами нужно легализировать, власти пришли давно. Еще в декабре 2017 года соответствующий законопроект, разработанный Минздравом, был принят Госдумой в первом чтении. Однако на этом подготовка рынка к легализации застопорилась.

Вновь о торговле лекарствами заговорили осенью 2018-го: тогда группа депутатов предложила внести в Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях поправки об ответственности за продажу через интернет незарегистрированных и контрафактных лекарств, медицинских изделий и биодобавок через интернет.

За онлайн-торговлю фальсификатом предложено наказывать лишением свободы на срок до восьми лет или штрафами — до 200 тысяч рублей для граждан и до пяти миллионов рублей для юридических лиц.

Если вам предлагают доставить лекарство на дом и без рецепта, помните, что это незаконно. И риск нарваться на некачественную продукцию и мошенников увеличивается в разы.

Такие продавцы могут быть даже не зарегистрированы как ИП или юрлицо, не иметь лицензии и никаких документов, подтверждающих качество лекарств.

Так, в Росздравнадзоре заявляют, что довольно часто выявляют фальсификат среди противоопухолевых препаратов, препаратов для лечения грибка, эректильной дисфункции, дерматологических заболеваний, таблеток для похудения, БАДов.

Однако это не значит, что лекарства нельзя покупать онлайн. Российское законодательство предусматривает возможность предзаказа препаратов. То есть нужные таблетки, капли, мази и пр. можно выбрать через интернет, прочитать их описание, противопоказания, узнать цену, заказать через сервис и купить в нужной аптеке.

Такие сервисы набирают популярность, и в развитых регионах, как правило, работают три–пять крупных интернет-аптек, с помощью которых можно сделать онлайн-заказ. 66.RU изучил, как работают сервисы, на примере Apteka.

ru и составил подробную инструкцию, как правильно и безопасно покупать лекарства в Сети и в чем преимущество работы с интернет-аптеками.

Какие лекарства можно купить онлайн

Законно купить лекарства в интернете с доставкой на дом нельзя.

У крупных аптечных сетей или агрегаторов есть свои сайты, на которых можно выбрать препараты, посмотреть вид, прочитать инструкцию, изучить документацию на товар, сравнить цены, а потом заказать.

Но купить лекарства можно только в пункте выдачи — аптеке. Если у потребителя нет возможности самому выкупить заказ, можно попросить родственников и друзей.

Как не купить фальсификат

Проверяйте сертификаты на все препараты. Если вы сомневаетесь в подлинности препарата, то попросите прислать или предоставить копию сертификата или декларацию о соответствии.

Обратите внимание на цену. Как рассказали 66.RU в сервисе Apteka.ru, небольшое изменение цены в пользу покупателя — довольно распространенная практика. Поэтому при заказе через интернет стоимость может быть ниже, чем при покупке в аптеке. Однако нереально большие скидки на все товары могут говорить о том, что лекарства некачественные или фальсифицированные.

Проверьте лекарство по серии. Тут речь идет не о недобросовестности сервиса. Например, лекарство уже было закуплено, а позже Росздравнадзор вывел серию из обращения. Проверить, все ли в порядке, можно здесь.

На что обратить внимание при заказе лекарств онлайн

На безопасность. По данным Росздравнадзора, в обычных аптеках практически нет фальсификата, поскольку легальный рынок лекарственных препаратов – один из самых защищенных в России. Но чтобы обезопасить себя на 100%, стоит обратить внимание на дистрибьютера лекарств.

Последние несколько лет в тройку лидеров входят «Протек», «Катрен», «Пульс». Аналитики DSM Group посчитали, что по итогам 2017 года совокупная доля этих трех дистрибьютеров составила 49,6%. Чем крупнее дистрибьютеры, тем, как правило, надежнее.

Они соблюдают правила по хранению и транспортировке лекарств.

На количество пунктов доставки в городе. В отличие от интернет-аптек, сервисы по доставке лекарств могут работать сразу с многими аптеками. Чем больше аптек-партнеров, тем меньше времени вам придется потратить на то, чтобы выкупить заказ.

На ассортимент. Хороший выбор лекарств также позволит сэкономить время и с большей вероятностью получить нужный препарат.

Подделка или подорожание лекарств - Минздрав России сделал свой выбор

Читайте нас в соцсетях:

Источник: https://66.ru/health/news/219265/

60% процентов лекарств — подделка!

07.08.2014 Подделка или подорожание лекарств - Минздрав России сделал свой выбор

Россию захлестнул поток поддельных лекарств. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), наша страна находится в лидерах по распространению и потреблению медикаментозной «липы».

Подделки распространяются главным образом в интернете, однако и посетители обычных аптек не застрахованы от фальшивок.

Тот, чье состояние после приема таких препаратов всего лишь не улучшилось, может считать, что ему крупно повезло. Тяжелые осложнения, а то и летальный исход — не страшилка, а жестокая реальность.

По данным той же ВОЗ, ежегодно от некачественных лекарств в мире умирает до 200 000 человек.

Cколько из погибших приходится на Россию — официальных данных нет. Как нет и статистики по доле подделок в общем объеме лекарств. Точнее сказать, аптечной продукции, поскольку, согласитесь, подделку никак нельзя назвать лекарством.

— По результатам социологических исследований, почти половина россиян считают, что они принимают недоброкачественные или фальсифицированные лекарственные препараты, — говорит «Культуре» депутат Госдумы Антон Беляков, много лет занимающийся этой проблемой.

Росздравнадзор успокаивает: доля подделок — не более одного процента от общего объема медицинских препаратов. Однако, по данным сотрудников полиции, каждая десятая таблетка — фальшивая, а Торгово-промышленная палата приводит еще более высокую цифру: до 60 процентов.

— Рынок фальшивых лекарств у нас превысил все мыслимые нормы, — сказал «Культуре» главный кардиолог Москвы академик РАМН Юрий Бузиашвили. — Сегодня доходит до того, что большинство добросовестных врачей, выписывая дорогостоящие лекарства, рекомендуют пациентам приобретать их за границей.

Беда в том, что в России за распространение фальшивых лекарств не предусмотрено серьезных санкций. В нашей клинике когда-то лежал известный актер Александр Абдулов. Узнав об этом, какой-то распространитель пришел к нам и заявил, что у него есть средство, которое в одночасье вылечит артиста.

Стоит тысячу долларов. Мы заперли этого мошенника в кабинете и вызвали полицию, но тот нисколько не испугался. Наоборот, стал нам снисходительно объяснять, что кроме нервотрепки и потери времени мы ничего не добьемся. Так и вышло.

Думаю, государство должно проявить волю и сурово наказывать за распространение фальшивых лекарств.

Сейчас же уголовной ответственности за продажу поддельных лекарств в России нет. Есть общее наказание за производство, хранение, перевозку и сбыт любых товаров, не отвечающих требованиям безопасности, — ст. 238 УК России.

Сбыт подделки карается штрафом до 300 000 рублей. Если такой товар привел к летальному исходу, штраф возрастает до 500 000 рублей. За смерть двух и более человек максимальное наказание составляет 10 лет колонии.

От негодного лекарства пострадал человек или, например, от просроченной колбасы, — разницы нет.

Во многих странах ответственность за торговлю фальшивыми лекарствами выделена в отдельную статью, и наказание за это намного жестче. В США, например, — штраф до $200 млн или пожизненное заключение. Во Франции — четыре года тюрьмы, либо штраф 400 тыс. евро. В Турции — заключение на срок от 30 до 50 лет.

Росздравнадзор предупреждает

— Я страдаю от болей в груди, — рассказала мне она. — Во время приступа мне нужно срочно принять таблетку «Трамала», другие обезболивающие не помогают.

В последнее время это лекарство исчезло из аптек, и мне ничего не остается, как покупать его через интернет. Однажды на улице у меня начался приступ.

Я приняла таблетку, но не помогло — от болевого шока у меня чуть не остановилось сердце. Спасла «Скорая помощь», которую вызвали прохожие…

Как выяснилось позже, купленный в интернете «Трамал» оказался прессованным крахмалом с добавлением красителя. Но как простому потребителю распознать подделку? С этим вопросом мы обратились в Росздравнадзор.

— Покупать лекарства в интернет-аптеках мы категорически не рекомендуем, поскольку дистанционная торговля лекарственными средствами вообще запрещена, — сказала официальный представитель организации Ольга Малёва.

По ее словам, именно в сфере интернет-продаж фиксируется больше всего случаев фармакологического мошенничества. Если в обычных аптеках регулярно проводятся провизорские проверки, то проинспектировать интернет практически невозможно.

Но даже если сами лекарства не поддельные, то где гарантия, что на складах, где они хранились, соблюдался необходимый температурный режим? Росздравнадзор не рекомендует покупать лекарства и в аптечных киосках, особенно привокзальных.

— Приобретая лекарственный препарат, потребуйте сертификат и сравните указанный там номер с номером на упаковке, — рекомендует Малёва. — Кроме того, если на упаковке есть телефон производителя, вы имеете право позвонить и поинтересоваться, выпускался ли заводом препарат с таким-то серийным номером.

А в одной из крупных сетевых аптек меня заверили, что продажа поддельных препаратов через кассовые аппараты исключена.

— У каждой упаковки есть индивидуальный номер, — пояснила фармацевт Елена Щукина. — Номера всех поступающих упаковок вносятся в компьютер, совмещенный с кассовым аппаратом. Когда лекарство пробивается через кассу, серийный номер гасится. «Левая» упаковка, не имеющая номера, не может быть проведена через кассу.

Читайте также:  Насобек - инструкция по применению, аналоги, отзывы и формы выпуска (спрей назальный, капли в нос) гормонального препарата для лечения аллергического насморка и вазомоторного ринита у взрослых, детей и при беременности

Признаюсь: своих собеседниц я слушал с изрядной долей скепсиса. С трудом представляю себе простую российскую бабушку, звонящую, например, в корпорацию «Bauer» и выясняющую подлинность только что купленного аспирина…

Но что там заграница — как оказалось, даже просто увидеть упомянутый сертификат на лекарства практически невозможно.

Я обошел одиннадцать московских аптек с именитыми брендами, и мне везде отказали в показе этого документа, объяснив, что он предназначен для внутреннего пользования.

А стоило показать журналистское удостоверение, как продавцы в панике удирали в подсобки, прикрывая нагрудные бейджики с фамилиями. Только в двенадцатой по счету аптеке мне показали несколько сертификатов.

Что касается кассового аппарата, который распознает и не пропускает «левую» продукцию, то и тут я не слишком поверил. Жизненный опыт подсказывал: ну просто обязан найтись пройдоха, умеющий обходить технические препятствия. Так и оказалось.

Как обмануть компьютер

Как показывает полицейская практика, наиболее масштабные случаи выявления контрафакта происходят именно в известных аптечных сетях, а не в интернете и привокзальных киосках.

Так, например, поддельный «Арбидол», производство которого организовал бывший начальник криминальной милиции на метрополитене Москвы Олег Гавашелашвили, сбывался через аптечную сеть «Царева аптека». Мощность цеха, расположенного на даче правоохранителя, позволяла производить в год 1,5 млн упаковок на сумму 300 млн руб.

Понятно, что никакие привокзальные киоски не справятся с реализацией таких объемов. Вслед за «Арбидолом» из аптечных сетей тоннами изымали фальшивый «Линекс» и «Флюкостат». Но это еще цветочки.

В апреле прошлого года в городе Шахты Ростовской области была выявлена преступная группа, изготовляющая поддельные лекарства для онкологических больных — «Герцептин», «Десферал», «Сульперазон», «Меронем». Цена этих медикаментов доходит до 20 000 рублей за упаковку.

— Излишне говорить, что прием таких подделок только усугублял страдания больных и ускорял их кончину, — прокомментировал «Культуре» врач-онколог Владислав Бугров.

Особенно циничной выглядит подделка онкологических лекарств для детей. Никаких денег не жалели родители — лишь бы их дети получили шанс — даже не на спасение, а на продление жизни.

И преступники брали деньги, заведомо зная, что продают подделку. Да, юридически это не убийство.

Но если бы родители потратили эти деньги на покупку настоящих лекарств, кто знает, возможно, кто-то из малолетних пациентов выжил бы. А так — драгоценное время было упущено.

Препараты Шахтинской группы распространялись по всей стране. Их выявляли не только в аптеках Нальчика, Ростова и Таганрога, но и в московских сетях, и даже в онкологических клиниках.

— Один из фигурантов работал представителем фармкомпании в Ростовской области и использовал свои личные связи для реализации поддельных препаратов через сети аптек и медучреждений в Москве, в Ростовской области и в Нальчике, — пояснили в Главном управлении МВД РФ по Ростовской области.

И что характерно, все эти фальшивые средства имели серийные заводские номера и сопровождались сертификационной документацией. Как такое возможно, «Культуре» откровенно рассказала фармацевт Анна, попросив не указывать, в какой аптеке она работает.

— Как только к нам поступает партия лекарств с лицензией и серийными номерами, заведующая по факсу пересылает кому-то копию лицензии.

На следующий день в аптеку привозят партию фальшивых препаратов с теми же серийными номерами. Сначала реализовывается партия фальшивых лекарств, а затем уже настоящие.

Что касается кассы, которая гасит серийные номера, стереть в ней память — дело одной минуты.

По словам Анны, процесс подмены заводских лекарств фальшивыми происходит практически во всех аптеках. Этот вид бизнеса поставлен на поток. Кстати, лже-лекарства на реализацию берут не только руководители аптек, но и сами фармацевты втайне от начальства. Реализовывают преимущественно в ночную смену. Как правило, без чеков: деньги — товар.

А что же контролирующие органы, не проверяют?

— Проверка в аптеках ограничивается только сверкой номеров в сертификате с серийными номерами на упаковках, — рассказал «Культуре» провизор Евгений Мальцев.

— Только если обнаружат два препарата с одинаковыми номерами, партию отправляют в лабораторию для химического анализа.

Но такое случается крайне редко, поскольку проверять аптеки положено не более чем раз в три года, и о проверке предупреждают за неделю.

Вот и получается, что несмотря на наличие контролирующих организаций, препятствий для продажи фальшивок практически нет. Может, есть способы распознать подделку не отходя, что называется, от кассы?

— Нет, по внешнему виду отличить фальшивку от подлинника не можем даже мы, профессионалы, — говорит Анна. — Что уж говорить о покупателях. Три минуты и шесть миллионов

Появившиеся в некоторых городах передвижные лаборатории по экспресс-проверке лекарств — родниковая струя в мутном болоте аптечных афер. С лета 2013-го ездит такая и по Москве. Нашему корреспонденту удалось побывать в ней.

С виду — обычный фургон Форд-Транзит. Внутри довольно просторно, комфортно и тихо. Столик, напротив кресло. На столике — монитор, небольшая металлическая коробочка, от которого тянется шнур к небольшому щупу, напоминающему пистолет.

Это БИК-спектрометр.

— Даже не надо вскрывать упаковку, — говорит провизор. — Всего-то и нужно поднести к ней аппарат. Инфракрасный свет считывает спектр анализируемого препарата и автоматически сопоставляет его с характеристиками спектра заведомо качественного препарата, они уже заложены в компьютер.

Сотрудник кладет упаковку на стол, подносит к ней дуло спектрометра и нажимает на кнопку.

— Засекайте время! Ровно три минуты.

И точно. Когда секундная стрелка пошла на четвертый круг, на мониторе высветилась рука с поднятым вверх пальцем.

— Это означает, что препарат подлинный, — объясняет провизор. — Если палец вниз — с лекарством что-то не то. Оно изымается и отправляется в лабораторию для проведения полного химического анализа.

Лаборатория хороша. Но пока она одна на всю Москву и Московскую область, а всего в стране их восемь. Они осуществляют плановые рейды по аптекам, участвуют в прокурорских проверках, судебных экспертизах.

Однако простой пользователь, желающий удостовериться, что ему вручили не фальшивку, воспользоваться ими не может.

Конечно, хорошо, если бы такие «разоблачители» стояли в каждой аптеке, но цена у них немалая — 6 млн рублей.

Так что порядок в аптеках будет наведен, увы, не скоро. Поэтому самый лучший способ не отравиться лекарствами — не болеть вовсе. Это, кстати, не так уж и сложно.

Как уверяли пифагорейцы, главное — не пускать хворь в душу: если здоров дух, то и тело будет здоровым, говорили они.

Это уже потом римляне перевернули эту поговорку с ног на голову, и получилось достаточно спорное: «В здоровом теле здоровый дух».

Александр АНДРЮХИН

Источник: https://oodvrs.ru/news/analytics/60_protsentov_lekarstv_poddelka/

Минздрав предлагает с 2017 года защищать лекарства от подделок с помощью чипов

СОЧИ, 2 октября. /Корр. ТАСС Татьяна Виноградова/. Минздрав РФ предлагает ужесточить контроль за обращением лекарственных средств в РФ с 2017 года и маркировать специальными чипами упаковки лекарств, чтобы эффективнее отслеживать контрафактный товар, сообщила ТАСС министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова.

«Разработан такой законопроект, который делает обязательной маркировку каждой упаковки лекарственных препаратов, что позволит отмониторить движение любой упаковки от момента производства до поступления потребителю», — сказала Скворцова.

По ее словам, в законопроекте закладывается механизм административного наказания в случае, если допущено обращение лекарственного препарата, который не имеет новой маркировки на упаковке.

Министр отметила, что законодательная норма вступит в силу поэтапно. «Первая часть должна вступить в силу с 1 января 2017 года.

Это касается самых высокозатратных и продаваемых, централизованно распространяемых препаратов по семи нозологиям.

Следующим этапом входят препараты, включенные в перечень ЖНВЛП (Жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты), а дальше и все препараты, которые обращаются на рынке», — сказала Скворцова.

По ее словам, в законе не прописывается тип маркировки и подразумевается возможность выбора, который будет закреплен соответствующим постановлением правительства. Это будет либо двухмерный штрих-код, который фактически ничего не стоит, либо радиочастотный чип.

«Штрих-код не настолько надежен как радиочастотная метка, и он не позволяет сразу с телефона проверить серию, номер лекарства, но зато он не удорожает стоимость лекарства. Совсем просто мизер. И для дешевых препаратов нижнего стоимостного сегмента это очень важно», — сказала министр.

«А вот для дорогостоящих препаратов мы планируем использовать радиочастотную метку. И эта метка позволит каждому человеку у кассы проверить, действительно ли эта серия и этот препарат. Это очень удобно, но несколько дороже стоит», — заметила Скворцова.

По ее словам, применение радиочастотных меток приведет к незначительному удорожанию, в среднем на шесть-восемь рублей за одну упаковку. Поэтому применять радиочастотные чипы имеет смысл тогда, когда стоимость упаковки составляет более 500 рублей.

Минздрав готовит законопроект совместно с Росздравнадзором, Минпромторгом, Минэкономразвития и экспертным управлением администрации президента. «Это важнейший законопроект, который позволит убрать из обращения контрафакт и фальсификат, впервые сделает систему абсолютно прозрачной», — сказала Скворцова.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/2314227

Какой процент поддельных лекарств на полках аптек никто не знает

Каждая десятая упаковка таблеток в России — подделка. Это по официальным оценкам. По неофициальным эта цифра еще больше – каждая вторая таблетка.

Судя по результатам проверок, опубликованным на этой неделе на медицинских сайтах, 80% фальшивок — это импортные и якобы действенные гормональные, онкологические средства и антибиотики, то есть те лекарства, отклонение в рецептуре которых смерти подобно. Как оказалось, ни в одной аптеке не могут гарантировать качество препаратов.

Сейчас 11-летняя Диана вместе с мамой в детском онкоцентре в Москве. А часть ее истории болезни подшита к материалам уголовного дела. В больнице города Нальчик, когда она проходила очередной курс лечения. Ей назначили дорогостоящий антибиотик, но от лекарства становилось только хуже. Позже выяснилось, что препарат — фальшивка.

Поддельное лекарство было изготовлено в городе Шахты под Ростовом в подпольном цехе. Его полицейские накрыли год назад. Отсюда в больницы, говорят оперативники, подделки попадали просто: сговор с чиновниками, низкая закупочная цена, выигранный тендер.

Оперативники обращают внимание на то, что сейчас «при поступлении лекарственных средств в госучреждения утрачен контроль над их качеством». Причина в том, что медицинские учреждения при закупке «не обязаны проводить проверку», качество подтверждает поставщик.

То есть тот самый поставщик, который подделками и занимается.

Только за 2012 год полицейские закрыли 12 подпольных предприятий: станки, принтеры, упаковочные коробки, пустые капсулы, сырье — чаще это мел, крахмал, сахар. В криминальном деле все поставлено на поток.

Изготовители считают миллионы. Сколько человек пострадало от их действий, никто не считал, потому что сделать это просто не получается.

Как подчеркивает юрист Андрей Карпенко, обычно пациент, если ему не помогают лекарства, жалуется врачу, и тот ему назначает другие таблетки.

Именно поэтому и судят производителей и распространителей фальшивок не за причинение вреда здоровью и не за убийство, а все чаще — как мошенников. Наказание минимальное. Войти на рынок несложно.

В России сегодня работает около 1500 дистрибьюторских компаний. К слову, в США их порядка 40. Через это огромное количество посредников лекарства и поступают от производителя в аптеки.

Читайте также:  Пазопаниб - инструкция по применению, аналоги, отзывы и формы выпуска (таблетки 200 мг и 400 мг) лекарственного препарата для лечения рака почки, брюшины, шеи, саркомы мягких тканей у взрослых, детей и при беременности

И если кто-то из таких мелких дистрибьюторов, чтобы заработать, закупит фальшивку, то по поддельным документам вместе с остальным товаром может поставить его не в одну, а сразу в несколько аптек, с которыми работает.

С виду отличить от оригинала подделку сложно. Юристы советуют при покупке спрашивать сертификат качества. Правда, добиться, чтобы его предъявили в аптеке, практически невозможно.

Проверить можно за 10 секунд в экспресс-лаборатории. Специальный прибор просвечивает таблетки и подтверждает: лекарство качественное. На подделку тоже сразу реагирует. Но таких мобильных лабораторий в стране всего 8 в каждом федеральном округе. В базе данных компьютера только около 450 препаратов из 25 тысяч возможных. То есть пока это эксперимент.

Все, что нельзя просканировать на месте, отправляют в лабораторию. Но проблема, говорят эксперты, в другом: чтобы проверить аптеку, Росздравнадзор должен заранее предупредить о своем визите. По словам эксперта фармацевтического рынка Давида Мелик-Гусейнова, «в среднем в течение года Росздравнадзор проверяет около 10% всех аптечных организаций».

Поэтому какой процент поддельных лекарств сегодня на полках аптек, точно сказать никто не может. Подделывают, говорят эксперты, чаще самые ходовые лекарства или дорогостоящие — к примеру, косметические препараты.

На лице Лоры Зингер появились багровые рубцы, неспадающий отек, словно от побоев. Это был результат операции по омоложению. Под кожу Лоре Зингер ввели, как уже потом установила экспертиза, фальшивку. В последние годы с повышением интереса к косметическим процедурам здесь стало подделываться все. А последствия после использования того же фальшивого ботокса могут оказаться необратимыми.

По словам врача-дерматовенеролога Андрея Новикова, наиболее частые осложнения – «асимметрия лица после коррекции ботеотоксина, нависание бровей, жуткие отеки». Самое опасное то, что в единице объема такого препарата содержатся ботеотоксина в разы больше.

В особой группе риска — интернет-аптеки. Здесь уж точно не удостоверишься, откуда что берется. Не так давно в Москве полицейские закрыли очередную фирму, торгующую суррогатам. Как уже выяснилось, она продавала «то, что доктор прописал». По словам оперативников, больные обращались в эти аптеки по совету своих докторов, которые работали «в том числе и в государственных клиниках».

Так получается, что ни в больнице, ни в аптеке, ни тем более во Всемирной паутине избежать подделки нельзя: «метастазы» этой «опухоли» уже повсюду. И ясно, что лечить нужно не симптомы, а бороться с самой «смертельной болезнью».

Евгений Лямин

Источник: www.1tv.ru

Источник: https://GMPnews.ru/2013/06/kakoj-procent-poddelnyx-lekarstv-na-polkax-aptek-nikto-ne-znaet/

Яд в розницу и оптом: аптеки наводнили фальшивые лекарства. Новости. Первый канал

Каждая десятая упаковка таблеток в России — подделка. Это по официальным оценкам. По неофициальным эта цифра еще больше – каждая вторая таблетка.

Судя по результатам проверок, опубликованным на этой неделе на медицинских сайтах, 80% фальшивок — это импортные и якобы действенные гормональные, онкологические средства и антибиотики, то есть те лекарства, отклонение в рецептуре которых смерти подобно. Как оказалось, ни в одной аптеке не могут гарантировать качество препаратов.

Сейчас 11-летняя Диана вместе с мамой в детском онкоцентре в Москве. А часть ее истории болезни подшита к материалам уголовного дела. В больнице города Нальчик, когда она проходила очередной курс лечения. Ей назначили дорогостоящий антибиотик, но от лекарства становилось только хуже. Позже выяснилось, что препарат — фальшивка.

Поддельное лекарство было изготовлено в городе Шахты под Ростовом в подпольном цехе. Его полицейские накрыли год назад. Отсюда в больницы, говорят оперативники, подделки попадали просто: сговор с чиновниками, низкая закупочная цена, выигранный тендер.

Оперативники обращают внимание на то, что сейчас «при поступлении лекарственных средств в госучреждения утрачен контроль над их качеством». Причина в том, что медицинские учреждения при закупке «не обязаны проводить проверку», качество подтверждает поставщик.

То есть тот самый поставщик, который подделками и занимается.

Только за 2012 год полицейские закрыли 12 подпольных предприятий: станки, принтеры, упаковочные коробки, пустые капсулы, сырье — чаще это мел, крахмал, сахар. В криминальном деле все поставлено на поток.

Изготовители считают миллионы. Сколько человек пострадало от их действий, никто не считал, потому что сделать это просто не получается.

Как подчеркивает юрист Андрей Карпенко, обычно пациент, если ему не помогают лекарства, жалуется врачу, и тот ему назначает другие таблетки.

Именно поэтому и судят производителей и распространителей фальшивок не за причинение вреда здоровью и не за убийство, а все чаще — как мошенников. Наказание минимальное. Войти на рынок несложно.

В России сегодня работает около 1500 дистрибьюторских компаний. К слову, в США их порядка 40. Через это огромное количество посредников лекарства и поступают от производителя в аптеки.

И если кто-то из таких мелких дистрибьюторов, чтобы заработать, закупит фальшивку, то по поддельным документам вместе с остальным товаром может поставить его не в одну, а сразу в несколько аптек, с которыми работает.

С виду отличить от оригинала подделку сложно. Юристы советуют при покупке спрашивать сертификат качества. Правда, добиться, чтобы его предъявили в аптеке, практически невозможно.

Проверить можно за 10 секунд в экспресс-лаборатории. Специальный прибор просвечивает таблетки и подтверждает: лекарство качественное. На подделку тоже сразу реагирует. Но таких мобильных лабораторий в стране всего 8 в каждом федеральном округе. В базе данных компьютера только около 450 препаратов из 25 тысяч возможных. То есть пока это эксперимент.

Все, что нельзя просканировать на месте, отправляют в лабораторию. Но проблема, говорят эксперты, в другом: чтобы проверить аптеку, Росздравнадзор должен заранее предупредить о своем визите. По словам эксперта фармацевтического рынка Давида Мелик-Гусейнова, «в среднем в течение года Росздравнадзор проверяет около 10% всех аптечных организаций».

Поэтому какой процент поддельных лекарств сегодня на полках аптек, точно сказать никто не может. Подделывают, говорят эксперты, чаще самые ходовые лекарства или дорогостоящие — к примеру, косметические препараты.

На лице Лоры Зингер появились багровые рубцы, неспадающий отек, словно от побоев. Это был результат операции по омоложению. Под кожу Лоре Зингер ввели, как уже потом установила экспертиза, фальшивку. В последние годы с повышением интереса к косметическим процедурам здесь стало подделываться все. А последствия после использования того же фальшивого ботокса могут оказаться необратимыми.

По словам врача-дерматовенеролога Андрея Новикова, наиболее частые осложнения – «асимметрия лица после коррекции ботеотоксина, нависание бровей, жуткие отеки». Самое опасное то, что в единице объема такого препарата содержатся ботеотоксина в разы больше.

В особой группе риска — интернет-аптеки. Здесь уж точно не удостоверишься, откуда что берется. Не так давно в Москве полицейские закрыли очередную фирму, торгующую суррогатам. Как уже выяснилось, она продавала «то, что доктор прописал». По словам оперативников, больные обращались в эти аптеки по совету своих докторов, которые работали «в том числе и в государственных клиниках».

Так получается, что ни в больнице, ни в аптеке, ни тем более во Всемирной паутине избежать подделки нельзя: «метастазы» этой «опухоли» уже повсюду. И ясно, что лечить нужно не симптомы, а бороться с самой «смертельной болезнью».

Источник: https://www.1tv.ru/news/2013-06-23/69349-yad_v_roznitsu_i_optom_apteki_navodnili_falshivye_lekarstva

Проверка на подлинность: подорожают ли лекарства из-за эксперимента по маркировке

Похожие процессы начались и в Евросоюзе. С 1 января 2018 года все препараты, продающиеся на территории ЕС, должны быть уже промаркированы.

Вице-премьер Аркадий Дворкович уверяет, что эксперимент имеет ряд преимуществ для бизнеса, например, уменьшение прямых потерь от контрафактной и фальсифицированной продукции, снижение логистических затрат и выхода на внешние рынки при соблюдении требований по маркировке, но остается вопрос цены.

Как полагает партнер «ФБК Право» Александр Ермоленко, несмотря на очевидную социальную пользу нововведения, обещания того, что лекарства не вырастут в цене, если их оборот будет дополнен и усложнен новыми технологиями за счет операторов этого рынка, очевидно не могут быть исполнены.

«Любые расходы дистрибьютора или ретейлера перекладываются на покупателя с неизбежностью в условиях рынка, а несмотря на значительное госрегулирование, в этой сфере у нас всё же рынок», — рассуждает он.

Оценки того, насколько сильно эта инициатива ударят по кошельку простых граждан, сильно разнятся: от нескольких рублей на каждый препарат до удорожания в 20% ряда медикаментов.

«Каждая фармацевтическая компания закупает специальное оборудование, получает коды маркировки — опознавательные метки, которыми маркирует выпускаемую ею продукцию.

Маркировка планируется на трех уровнях — упаковка, коробка и паллета, так что на любом этапе от производства до продажи появится возможность отследить, где находится товар», — поясняет Дмитриев.

Оборудование на одну производственную линию стоит около 350 000 евро, но тут необходимо понимать, что производственные линии могут сильно варьироваться по производительности у различных компаний: одни выпускают 36 препаратов в минуту, а другие — 2000. Соответственно, чем выше производительность, тем дороже будет оборудование.

С повышением стоимости всех маркируемых лекарств на 20% Дмитриев не согласен и полагает, что такая оценка необоснованна: «Стоимость лекарств, безусловно, изменится, мы, по нашим оценкам, предполагаем удорожание на 1,5-2 рубля при планируемой окупаемости оборудования за 2-3 года. Но это без подсчета затрат только со стороны производителей, без учета затрат дистрибьюторов, аптек, аптечных сетей, которые должны будут покупать оборудование для считывания».

В любом случае окончательные выводы можно будет сделать не ранее чем через год.

«Сейчас пока существует ограниченный список препаратов, подлежащих маркировке, мы будем наблюдать за результатами эксперимента, оценим финансовые затраты, сколько требуется и человеческих ресурсов, и площадей на предприятиях, и после этого будет принято окончательное решение по внедрению новой системы либо ее доработке», — говорит Дмитриев.

По предварительным подсчетам, при маркировке 100% выпускаемых лекарственных препаратов система мониторинга будет отслеживать около 6 млрд упаковок лекарственных препаратов в год и охватит более 350 000 участников оборота, среди которых около 1000 отечественных и зарубежных производителей лекарственных средств, свыше 100 000 медицинских и 250 000 аптечных организаций.

По словам Александра Ермоленко, успех эксперимента сильно зависит от методики: насколько актуальные наименования будут отобраны, насколько часто подделывают именно эти препараты, готовы ли компании к фактическому исполнению по закупке оборудования и обучению персонала, насколько к этому технически и организационно готово само государство и его контролирующие органы в этой сфере, вдумчиво ли будет проанализирована и использована информация, полученная в ходе эксперимента. «Законодательно, нормативно реализовать эту идею несложно, рынок привычен к регулированию и постоянным «свежим дебютным идеям» государства в той сфере. Операторы рынка точно подстроятся», — уверен Ермоленко.

Очевидной неудачей закончилось регулирование алкогольного рынка, полагает партнер ФБК «Право»: несмотря на введение системы ЕГАИС, приведшей десять лет назад к полному переделу алкогольного рынка, решить проблему с контрафактом не удалось в достаточной степени.

Рынок получил усложнение деятельности, потребитель получил очередное удорожание, положительный эффект очевидно незначительный.

Так же эксперимент с платными парковками в Москве, задуманный как современный интеллектуальный способ повысить качество дорожного движения и, в конечном итоге, качество жизни горожан превратился в простой высокотехнологичный побор, отмечает юрист.

И аппетиты городских властей растут, как водится, во время еды, зона платной парковки расширяется. Терпение тех же горожан-автовладельцев расходуется обратно пропорционально, напряжение растет. «Поэтому, оценивая идею, хочется сказать «за», но практика такого рода проектов в России в последние годы заставляет задуматься», — заключает юрист.

Источник: https://www.forbes.ru/biznes/338397-proverka-na-podlinnost-podorozhayut-li-lekarstva-iz-za-eksperimenta-po-markirovke

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector