Роснано продолжает скупать фармацевтические компании россии

«Роснано» планирует продать свою долю в «Фармсинтезе» — одном из старейших отечественных производителей фармацевтических субстанций. Вложив в предприятие 1,19 млрд руб., госкомпания рассчитывает выйти из него с прибылью. Рекордную доходность — более 40% — «Роснано» смогло получить четыре года назад, продав долю в производителе «Кагоцела».

О том, что «Роснано» планирует продать свою долю в ПАО «Фармсинтез», “Ъ” рассказал источник на фармацевтическом рынке. В пресс-службе госкомпании эту информацию подтвердили, пояснив, что сделка состоится, когда «сложатся подходящие условия». Сейчас «Роснано» владеет 37% в «Фармсинтезе».

Производственный комплекс «Фармсинтеза», введенный в эксплуатацию в 2001 году в Ленинградской области, выпускает фармацевтические субстанции. Основные препараты — «Сегидрин», «Пенкрофтон» и «Неовир».

Согласно отчетности «Фармсинтеза» за 2016 год, в числе его акционеров также эстонская AS EPhaG (32,6%) и американская OPKO Pharmaseuticals LLC (16,8%).

«Роснано» вошло в состав акционеров «Фармсинтеза» в 2013 году как соинвестор проекта по производству препаратов для лечения онкологических заболеваний и рассеянного склероза. Общая стоимость проекта составила 1,86 млрд руб., инвестиции «Роснано» — 1,19 млрд руб.

Начиная с 2015 года «Фармсинтез» стал убыточным. По итогам прошлого года чистый убыток производителя составил 280,58 млн руб. при выручке 361,52 млн руб.

При этом в первом полугодии 2017 года «Фармсинтезу» удалось увеличить выручку в два раза к аналогичному периоду прошлого года — до 325,6 млн руб.

Как объясняют в «Роснано», влияние на финансовые показатели «Фармсинтеза» оказывает начавшийся с 2016 года процесс консолидации активов дочерних структур. В «Фармсинтезе» на запрос “Ъ” не ответили.

Роснано продолжает скупать фармацевтические компании России

Выйти из «Фармсинтеза» «Роснано» хочет «с приемлемым уровнем доходности», сказали в компании. С учетом нынешнего финансового положения производителя «Роснано» в лучшем случае может рассчитывать на то, что долю выкупят другие акционеры «Фармсинтеза», полагает гендиректор QuintilesIMS Николай Демидов.

По данным QuintilesIMS, в первом полугодии 2017 года продажи «Сегидрина» выросли на 23%, «Пенкрофтона» и «Неовира» упали на 45% и 8% соответственно.

«Кроме «Сегидрина» и «Неовира», препараты «Фармсинтеза» четко ориентированы на госконтракты для госпитально-амбулаторного сектора, региональные бюджеты на который сейчас сократились»,— отмечает господин Демидов.

Роснано продолжает скупать фармацевтические компании России

У созданного государством в 2011 году «Роснано» есть и другие активы в фармацевтике. Компания выступает соинвестором в американских разработчиках лекарств Selecta Biosciences, BIND Biosciences, Cleveland BioLabs (препараты от рака, сердечно-сосудистых заболеваний, гриппа, малярии, никотиновой зависимости и др.).

Также она владеет 49% в разработчике вакцин и препаратов ООО «НТфарма» (на прошлой неделе Федеральная антимонопольная служба одобрила увеличение доли «Роснано» в ООО до 55%), 33% — в ООО «Нанолек».

В 2012 году госкомпания совместно с американским венчурным фондом Domain Associates LLC учредила «Новамедику» — разработчика препаратов в области гастроэнтерологии, лечения боли, неврологии, офтальмологии и ревматологии.

Заместитель гендиректора Stada CIS Иван Глушков считает, что из всех проектов «Роснано» в фармацевтике «Фармсинтез» — наименее перспективный.

«Но если правительство примет решение о поддержке российских производителей субстанций, стоимость «Фармсинтеза» может существенно вырасти»,— говорит он. Нынешнюю стоимость «Фармсинтеза» участники рынка оценить затруднились.

В 2013 году «Роснано» продало 34,45% в «Ниармедик фарма» (производитель противовирусного препарата «Кагоцел») ее менеджерам с доходностью, превысившей 40%. Это стало рекордным показателем для госкомпании, заявлял тогда ее предправления Анатолий Чубайс (см. “Ъ” от 16 декабря 2013 года).

Мария Котова

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3448593

Как размазать миллионы

Роснано продолжает скупать фармацевтические компании России Петр Саруханов / «Новая газета»

Госкорпорация «Роснано» создавалась для продвижения в России высоких технологий, наноиндустрии и новых производств. Ее чистый убыток за 2017 год превысил 5 млрд рублей, в предыдущие годы он был намного больше. С 2007 года господдержка этой госкорпорации составила около 400 млрд рублей. Но госкорпорация «Роснано» планово убыточное предприятие. Как говорят ее руководители, вложения в новые проекты всегда рискованны. А если не рисковать и избегать потерь, никаких инноваций не будет.

Проблема в том, что взгляды на инновации у всех разные. И по поводу инвестиций госкорпорации нередко возникают вопросы.

В «Панамском досье» есть данные о том, как топ-менеджер «Роснано» отрекомендовал своего знакомого мальтийскому банку.

Офшорная фирма этого знакомого должна была открыть там счет и заработать на распространении инновационной мази, в разработку которой «Роснано» вложила миллионы долларов.

Любопытно, что ранее клинические исследования показали, что мазь хоть и безвредна, но мало отличается от вещества без явных лечебных свойств — ​то есть пустышки.

В сентябре 2011 года «Роснано» и британский инвестфонд Celtic Pharma создали совместное предприятие Pro Bono Bio (РВВ) со штаб-квартирами в Москве и в Лондоне для производства инновационных лекарств. «Роснано» планировала вложить в него 300 млн долларов (около 19 млрд рублей) и получить чуть меньше 50% предприятия.

По такому поводу высказался даже тогдашний премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. Он назвал проект «блестящим примером британо-российского сотрудничества в области научных исследований и разработок».

На следующий день после выпуска пресс-релиза в Великобритании хотели начать продажи первого препарата компании — ​наномази Flexiseq для облегчения симптомов артрита. Затем на рынок планировалось выпустить препараты от экземы и псориаза. А впоследствии — ​антигены для лечения гематологических заболеваний и антибиотики нового поколения.

Поскольку задача «Роснано» — ​развивать новые производства в России, компания Pro Bono Bio должна была в течение года заказать производство медицинских препаратов российским предприятиям.

В дальнейшем, совместно с «Роснано», планировалось построить фармацевтический завод. По крайней мере, об этом говорилось в сообщении для прессы.

Там же уточнялось, что цена на инновационную мазь в России будет в два раза меньше, чем в Европе.

Волшебное снадобье

Старт продаж наномази в Великобритании в 2011 году не состоялся. Судя по отчетам группы РВВ, на британский рынок мазь вышла намного позже.

В январе 2014 года появился пресс-релиз о том, что «Pro Bono Bio начинает продажи инновационного препарата в Великобритании».

Дэвид Кэмерон вновь не остался в стороне и мазь похвалил: «Очень хорошо, что сегодня, менее чем через три года, первый препарат компании выходит в продажу и сможет облегчить жизнь 9 миллионов больных остеоартрозом в Великобритании».

Между тем инновационная мазь сертифицируется как «медицинское изделие». Это не лекарство. Вместо действующего вещества в нем используются «фосфолипидные наночастицы», которые призваны помочь больному.

До совместного проекта с российской госкорпорацией Celtic Pharma пыталась привлечь к продвижению мази как лидеров фарминдустрии (включая AstraZeneka, Pfizer и GlaxoSmithKline), так и небольшие компании.

Но инновационный препарат не вызвал у них интереса.

Несмотря на расширение географии продаж мази (сегодня — ​около двух десятков стран), доходы от них продолжают падать (см. инфографику). В надежде внести наномазь в список рецептурных препаратов, за которые полагалась бы денежная компенсация, PBB несколько лет платила за клинические испытания.

Исследование подтвердило безопасность мази, «однако основная цель — ​статистически достоверное снижение болезненности по сравнению с контрольной группой, принимавшей плацебо, — ​не была достигнута», — ​говорится в отчете PBB.

И, например, на американском рынке, на который делали особую ставку, она не смогла получить лицензию.

Что касается России, то мазь можно купить только в интернете за 3000 рублей, доставка — ​«авиакурьером со склада в Берлине». Ни контрактного производства, ни завода за шесть лет не появилось. Но в «Роснано» не отчаиваются.

«Роснано» планомерно реализует стратегию по выводу инновационного препарата на российский рынок. В 2017 году Pro Bono Bio подписала соглашение с одной из крупнейших в России фармацевтических компаний о продвижении продукта на рынке после завершения регистрации.

Соглашение предусматривает дальнейшее производство продукта в России на мощностях данной компании в полном соответствии с международными стандартами качества GMP.

Мы ожидаем, что до конца 2018 года Flexiseq пройдет необходимые этапы регистрации в России и в кратчайшие сроки будет доступен на аптечных полках», — ​заявили в «Роснано». Примерно таким же был пресс-релиз компании в 2011 году.

Кто пытался заработать

В «Панамском досье» среди потенциальных продавцов наномази «Новая газета» обнаружила знакомого одного из топ-менеджеров «Роснано».

В документах юридической компании Mossack Fonseca (MF), которые стали доступны благодаря немецкой газете Suddeutsche Zeitung и Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ), есть данные о мальтийской Milanco Trading Limited.

Она была создана в 2014 году «для российского клиента», чтобы продавать наномазь в нескольких европейских странах. Фирма действительно упоминалась среди организаций, с которыми у PBB заключено партнерское соглашение о распространении продукции. В частности, Milancо получала право распространять препараты на территории Италии.

В «Панамском досье» есть данные и о том, сколько Milanco планировала зарабатывать: она хотела покупать препараты у PBB за 8,5 евро и продавать за 13,5 евро.

Из этих 5 евро фирма намеревалась платить 2 евро в адрес Digital Marketing Dubai («за различные услуги»), еще 1,5 евро — ​в адрес неназванного офшора («за то, что компания представила нас PBB и помогла получить эксклюзивность с Flexiseq») и только 1,5 евро оставлять себе.

Конечным владельцем Milanco в файлах MF назван Сергей Балашов из подмосковного Краснознаменска. Он много лет прослужил в Космических войсках, стал полковником. К середине двухтысячных ушел в отставку и с тех пор работает инженером в компаниях, поставляющих различное оборудование. Какое отношение он мог иметь к офшору и распространению мази?

В прошлом Балашов учился в Куйбышевском авиационном институте вместе с Владимиром Ерошкиным — ​отцом одного из бывших менеджеров «Роснано» Павла Ерошкина.

До 2017 года Павел Ерошкин работал на руководящих должностях в «Роснано» и связанных с госкорпорацией предприятиях. Будучи замгендиректора «Роснано Капитал», Павел Ерошкин рассказывал журналистам о запуске PBB в 2011 году.

Он же возглавлял российские компании группы PBB и до прошлого года был директором британской PBB plc.

В телефонном разговоре Балашов подтвердил, что знаком с отцом Ерошкина. Но после вопроса о распространении мази, в которую вложилась «Роснано», связь прервалась. С тех пор связаться с Балашовым не удалось.

Документы MF свидетельствуют, что Павел Ерошкин написал для Балашова рекомендательное письмо, которое требовалось для открытия Milanco счета в мальтийском банке. В письме Ерошкин писал, что работает с Балашовым уже три года и чрезвычайно высокого о нем мнения.

Павел Ерошкин, до которого удалось дозвониться, сказал, что не понимает, «в чем смысл этих вопросов», и отказался комментировать ситуацию.

Поучаствовать в освоении инновационных денег Milanco так и не удалось. Получив рекомендательное письмо Ерошкина, банк стал задавать вопросы — ​о планируемой деятельности Milanco, владельцах и будущих контрагентах. Ответов не последовало, и Milanco осталась без счета. В 2016 году фирма была ликвидирована, так и не начав торговать.

Азиатский подход

Среди распространителей продукции PBB есть известные аптечные сети и малоизвестные фирмы, которые вызывают вопросы.

Например, Green Park Medical Ltd из Малайзии, которая через полгода после создания заключила с PBB соглашение на дистрибуцию препаратов в Юго-Восточной Азии. И сингапурская Asiaseq Pte.

Ltd, которая на своем сайте называет себя эксклюзивным распространителем продукции PBB в регионе. Обе фирмы принадлежат одному человеку — ​Андрею Гарбузу.

Гарбуз назван «послом» группы PBB в июне 2012 года. Он продвигал инновационную мазь по всему миру: дарил ее сенегальским паломникам, а затем в Малайзии запускал азиатские продажи.

В декабре 2017 года он указал в социальной сети Linkedin свою новую должность — ​глава PBB по Азии и рынкам сбыта. Учитывая, что у госкорпорации «Роснано» есть доля в PBB, Гарбуз фактически стал менеджером одной из структур «Роснано».

Читайте также:  Линкас - инструкция по применению, отзывы, аналоги и формы выпуска (сироп, пастилки или леденцы лор, мазь или бальзам балм, таблетки) лекарственного препарата для лечения кашля при бронхите, пневмонии у взрослых, детей и при беременности

На июнь 2018 года, по данным реестров, он все еще числился владельцем компаний-дистрибьюторов.

Мы созвонились с Андреем Гарбузом, но комментировать ситуацию он не захотел.

«Ситуация, в которой продукт компании продается через фирму-посредника, принадлежащую топ-менеджеру самой компании, — ​это классический конфликт интересов.

Если речь идет о частной компании, то об этом должны быть уведомлены акционеры, а сами менеджеры должны такого конфликта избегать», — ​полагает замгендиректора «Трансперенси Интернешнл Россия» Илья Шуманов.

«Если же речь идет о работнике «внучки» госкорпорации, то на нее могут распространяться нормы «антикоррупционной политики «Роснано», принятой в 2017 году. Однако она сформулирована таким образом, что дочерние и зависимые общества не принимают на себя обязательств по декларированию конфликта интересов», — ​отмечает эксперт.

Ускользающие финансы

Выяснить, сколько денег «Роснано» потратила на инновационную мазь, непросто. На сайте госкорпорации эта история отсутствует. А с 2014 года «Роснано» не указывает в годовых отчетах затраты на конкретные проекты. Но есть еще документы люксембургской компании Fonds Rusnano Capital S.A., через которую госкорпорация переводила средства.

Изначально «Роснано» планировала вложить в проект 300 млн долларов. Но получилось иначе. «Средства «Роснано» в сумме 150,0 млн долларов, перечисленные в Fonds Rusnano Capital S.A. еще в 2010 году, до настоящего времени в сферу нанотехнологий не инвестированы и продолжают оставаться на счетах Fonds Rusnano Capital S.A.», — ​говорилось в отчете Счетной палаты в 2013 году.

«Таким образом, 311,1 млн долларов США (70,7% выделенных средств), перечисленных «Роснано» в адрес Fonds Rusnano Capital S.A., не используются для целей привлечения иностранных инвестиций в совместные международные фонды нанотехнологий.

Указанные средства размещаются на депозитах в иностранных банках, а также за счет указанных средств осуществляется купля-продажа ценных бумаг различных компаний, в том числе компаний «Алроса», «Эмират Айр», «Евраз Групп» и др.

», — ​отмечали аудиторы.

Впрочем, и после заключения аудиторов 150 млн долларов оставались в отчетности компании в графе «невостребованные обязательства». В 2016-м эта графа из отчета исчезла.

«Предположение о нецелевом использовании средств не соответствует действительности», — ​возражают в пресс-службе «Роснано». Там отметили, что объем проекта Pro Bono Bio составлял 300 млн долларов. И «Роснано» должна было вкладывать деньги пропорционально вкладу партнера — ​не более 50%.

Максимальный объем инвестиций «Роснано» в проект составлял 150 млн долларов (это утверждение противоречит отчетности Fond Rosnano Capital, аудиту Счетной палаты и собственному пресс-релизу «Роснано» 2011 года).

Но зарубежному партнеру не удалось привлечь инвестиции в полном объеме, поэтому госкорпорация остановила инвестиции в проект, достигнув паритетного участия. Представитель «Роснано» подчеркнул, что госкорпорации запрещено превышать вклад партнера в соответствии с инвестиционным мандатом.

Оставшиеся средства были возвращены в «Роснано» и направлены на финансирование других инвестфондов.

Пару лет назад, дебатируя с Алексеем Навальным, глава «Роснано» Анатолий Чубайс говорил: «С меня за патенты и фундаментальную науку спрашивать не надо. С меня за заводы надо спрашивать. В том числе и за неудачные».

Заводов в России PBB так и не построила.

Но в «Роснано» опять-таки не теряют оптимизма: «Pro Bono Bio — ​пример успешной инвестиции «Роснано» в зарубежную фармацевтику с продуманной перспективой локализации уникального медицинского препарата на российском рынке. Фонд Pro Bono Bio будет полностью соответствовать стратегии «Роснано» за рубежом: создание продукта мирового уровня с последующим трансфером технологии в Россию».

Все эти годы группа PBB была убыточной, а уменьшение стоимости ее активов выглядит драматически. В 2015 году ее активы оценивались в 745 млн фунтов. А в 2016-м — ​уже в 223 млн фунтов. То есть за год группа потеряла примерно 43 млрд руб.

(по нынешнему курсу). Это больше 70% всей стоимости. У группы изначально практически не было материальных активов — ​недвижимости, станков и оборудования. PBB не занималась созданием своего производства, заказывая мази стороннему производителю.

В результате все, чем располагала группа, — ​это «нематериальные активы»: лицензии, права на разработку, торговые марки и интеллектуальная собственность. Однако стоимость таких активов складывается из оценки потенциальных перспектив продукта. Если в итоге продукт не проходит клинические испытания, оказывается не интересен покупателям — ​компания получает немедленные убытки.

В 2017 году PBB оказалась на грани банкротства, поскольку не могла выплатить проценты по кредиту в 15 млн фунтов, взятому в 2015-м у канадской Knight Therapeutics. На помощь пришла «дочка» «Роснано» — ​люксембургская Fonds Rusnano Capital S.A.

Она выкупила долги у канадцев и добавила несколько миллионов от себя. В целом в 2017 году «Роснано» направила на спасение PBB более 18 млн фунтов (около 1,5 млрд рублей).

Поскольку обслуживать эти долги группа по-прежнему не могла, «Роснано» согласилась перенести 80% выплат на 2020 год.

Предоставленных «Роснано» займов хватит лишь на то, чтобы продолжать продавать мазь до конца 2019 года, говорится в отчете PBB. Все эти годы продажи мази приносят меньше, чем тратится на ее производство и административно-хозяйственные расходы.

Роснано продолжает скупать фармацевтические компании России

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/06/77066-kak-razmazat-milliony

Для Фармсинтеза Роснано является финансовым выходом

ФАС дала Роснано разрешение на приобретение 30% голосующих акций Фармсинтеза. Хотя компания официально опровергает слухи о возможном приобретении доли в нем Роснано, по моему мнению, такая сделка пошла бы на пользу фармацевтическому предприятию.

Роснано продолжает скупать фармацевтические компании РоссииФармсинтез

Роснано, на 100% государственная структура, вкладывает собственные финансовые средства и привлекает частные инвестиции в развитие высокотехнологичных проектов в различных областях.

Медицинским сектором занимается отдельная инвестиционная команда.

На данный момент в ее портфеле присутствуют десять высокотехнологичных медицинских компаний, в том числе проект СинБио, по которому Роснано сотрудничает с Фармсинтезом и ИСКЧ.

По моему мнению, участие Роснано в уставном капитале Фармсинтеза должно оказать на него положительное влияние. В первую очередь, фармацевт получит возможность получать дополнительное финансирование.

Напомню, что на данный момент Фармсинтез занят в большом количестве проектов по клиническим испытаниям новых лекарств на территории США, России и Белоруссии.

Кроме того, значительных финансовых вложений требует приобретенный в прошлом году эстонский производитель лекарств, на котором планируется выпускать один из наиболее ожидаемых препаратов Virexxa.

Virexxa, первый российский препарат зарегистрированный в США, в прошлом году получил статус орфанного, что в дальнейшем значительно ускорит его регистрацию и маркетинговое продвижение на американском рынке, а также позволит компании получить финансовую поддержку от государства, которая покроет около половины затрат на регистрацию.

При этом, по заявлению генерального директора Фармсинтеза, у компании уже есть партнеры, готовые заняться продвижением Virexxa на американском рынке.

Напомню, что объем рынка для данного препарата в США оценивается примерно в $500 млн, затраты на его разработку составили порядка $3 млн, и еще $2,4 млн должно уйти на завершение клинических исследований.

Роснано продолжает скупать фармацевтические компании РоссииРоснано

Суммы требуются довольно значительные для Фармсинтеза, и, скорее всего, именно на эти цели компания направит средства, полученные на SPO. Также для финансирования этого проекта возможно привлечение кредита. На данный момент на балансе Фармсинтеза нет заемных средств.

Он вполне может позволить себе взять в долг на данные цели, особенно учитывая тот факт, что затраты будут частично компенсированы властями США. По моим оценкам, компания может привлечь кредит на всю сумму для завершения исследований. В таком случае ее показатель чистый долг/EBITDA закрепится на уровне около 0,4.

Это является вполне комфортным значением из расчета, что EBITDA по итогам года будет равна 154,7 млн руб. Впрочем, затрат потребует и дальнейшая регистрация препарата в Европе.

Среди других проектов Фармсинтеза можно отметить заключение с американскими исследовательскими центрами соглашений на проведение первой фазы клинических испытаний препаратов против муковисцидоза и терапевтической вакцины против ВИЧ. Данные медикаменты в перспективе могут побороться за статус орфанных и выйти на рынок США, а это также будет требовать финансовых вливаний.

В целом следует отметить, что компания находится на том этапе, когда ей приходится концентрироваться на финансовых вложениях в дальнейшее развитие и редко удается показать хорошие результаты по чистой прибыли.

Однако Фармсинтез имеет сбалансированный портфель, в который входят как базовые препараты, приносящие прибыль в данный момент, так и новые разработки с большим потенциалом. Это позволяет генерировать прибыль для акционеров даже на текущем этапе развития.

По итогам девяти месяцев 2012 года чистая прибыль компании составила 12, 7 млн руб., рентабельность чистой прибыли — 7,2%.

Фармсинтез является перспективным приобретением для Роснано: финансовые вложения в него вернутся быстрее, чем в стартап. По моему мнению, покупка корпорацией 30% Фармсинтеза вполне вероятна, она способна оказать позитивное влияние на стоимость акций фармацевтической компании. Пока же справедливая цена ее бумаг остается на прежнем уровне 14,78 руб.

Источник: https://GMPnews.ru/2012/11/dlya-farmsinteza-rosnano-yavlyaetsya-finansovym-vyxodom/

"Роснано": растрата миллиарда рублей не помешает запуску завода "НТ-Фарма"

2016-11-16T18:54Z

2016-11-16T18:54Z

https://ria.ru/20161116/1481517521.html

https://cdn22.img.ria.ru/images/148149/90/1481499051_0:303:3076:2048_1036x0_80_0_0_5739cbfd51d3f0d80c800c5724da7ec1.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

Ранее СК РФ сообщил о подозрениях в растрате 1 миллиарда рублей руководством «НТ-Фарма». При этом «Роснано», являясь портфельным инвестором этого проекта, заявляет, что с 2014 года выражало обеспокоенность определенной финансовой непрозрачностью деятельности предприятия, о чем проинформировало ранее правоохранительные органы.

МОСКВА, 16 ноя — РИА Новости/Прайм. Компания «Роснано» уверена в успешном запуске фармацевтического комплекса «НТ-Фарма» осенью 2017 года, строительство которого близко к завершению, сообщил директор по коммуникациям УК «Роснано» Алексей Фирсов.

Ранее СК РФ сообщил о подозрениях в растрате 1 миллиарда рублей руководством «НТ-Фарма». При этом «Роснано», являясь портфельным инвестором этого проекта, заявляет, что с 2014 года выражало обеспокоенность определенной финансовой непрозрачностью деятельности предприятия, о чем проинформировало ранее правоохранительные органы.

Сотрудники силовых структур в среду проводили обыски в администрации Переславля-Залесского Ярославской области и ряде других городских организаций, мэр города Денис Кошурников не вышел на работу.

Кроме того, правоохранительные органы проводили следственные действия и в московском офисе «Роснано». Позднее и.о.

руководителя управления по взаимодействию со СМИ СК РФ Светлана Петренко сообщила, что возбуждено уголовное дело в отношении учредителя и гендиректора «НТ-Фарма» Рустама Атауллаханова и Евгения Султанова, а также в отношении Кошурникова.

«Как мы понимаем, прошедшее сегодня изъятие документов в офисе «Роснано» было связано с активизацией деятельности по данному направлению, проверками действий менеджмента «НТ-Фарма». При этом у нас есть уверенность в успешном запуске предприятия осенью 2017 года. Сегодня строительство завода близко к завершению», — отметил Фирсов.

По его словам, тепловой контур завода полностью завершен, подключены основные коммуникации, закуплено основное оборудование и находится на складах, также заказано недостающее оборудование.

«Задержка с завершением строительно-монтажных работ и вводом завода в эксплуатацию связана с изменением графика финансирования проекта.

Мы крайне заинтересованы в помощи правоохранительных органов в контроле за деятельностью менеджмента «НТ-Фарма» и будем оказывать всё необходимое содействие», — добавил он.

Атауллаханов и Султанов, по данным СК, подозреваются в растрате вверенного им имущества в особо крупном размере, Кошурников – в превышении должностных полномочий.

Источник: https://ria.ru/20161116/1481517521.html

Opko покупает 10% Фармсинтеза, Роснано достанутся 30%

Американская фармкомпания Opko Health Inc. приобрела 10%-ную долю в российском ОАО «Фармсинтез». Opko готова инвестировать в развитие российского фармпродукции порядка $34 млн, сообщила 18 апреля компания.

 Opko и «Фармсинтез» также договорились о совместной разработке и реализации продуктов американской фармкомпании на территории в России и Восточной Европы. В частности, компании разработают препарата для лечения гиперпаратиреоза СТАР101. Размер сделки —  $4,5 млн.

Читайте также:  Биол - инструкция по применению, отзывы, аналоги и формы выпуска (таблетки 2,5 мг, 5 мг и 10 мг) лекарственного препарата для лечения ибс, артериальной гипертензии и снижения давления у взрослых, детей и при беременности

Как сообщал VM, «Фармсинтез» размещает 55 млн акций за 22,08 руб. Основную часть допэмиссии (37,137 млн акций) до конца апреля выкупит ГК «Роснано», заплатив за 30% увеличенного уставного капитала компании порядка $24,6 млн (820 млн руб.).

На долю Opko придутся 13,587 млн акций, стоимость которых составляет порядка $9 млн (272 млн руб.).

Как отметил сотрудник пресс-службы «Роснано» Антон Степнов, вхождение Opko в «Фармсинтез» никак не связано с «Роснано».

По его словам, Opko использует участие в российском фармпроизводителе в качестве платформы для входа на российский рынок.

««Фармсинтез» привлекателен для нас не только с точки зрения производственной площадки, но и с точки зрения сегмента R&D, а также портфеля препаратов», — уточнил Степнов. 

Целью участия «Роснано» в «Фармсинтезе» является вывод на российский и мировой рынки ряда препаратов для лечения онкологических заболеваний и рассеянного склероза. В рамках проекта планируются наладить выпуск следующих ЛС, права на которые принадлежат «Фармсинтезу»: Миелоксен, пероральные формы препаратов Кладрибин-нано и Флударабин-нано, Пульмоксен, Вирекса.

Перечисленные ЛС, на данный момент проходящие различные стадии клинических испытаний, относятся к классу терапевтических иммунобиологических препаратов, а также модифицированных нуклеозидов.

При их производстве используются технологии иммобилизации ферментов на наночастицах железа и инкапсулирования действующих веществ в наноразмерные молекулы липосом четвертого поколения.

«Текущие инвестиции в первую очередь пойдут на завершение клинических исследований препаратов, организацию их промышленного производства, а также их вывод на зарубежные рынки», — говорится в сообщении «Роснано». Компания отмечает, что FDA уже присвоила препарату Virexxa, разрабатываемому ОАО «Фармсинтез», статус орфанного препарата для лечения рака эндометрия.

Емкость рынка этого препарата в США оценивается в $500 млн в год.

«Мы уверены, что наши инвестиции помогут компании не только существенно снизить себестоимость производства и нарастить объемы выпуска, что в конечном итоге скажется на доступности препаратов для населения, но и послужит толчком для выхода продукции компании на западные рынки», — отметила управляющий директор «Роснано» Ольга Шпичко.

Предполагается, что отказ от услуг контрактных производителей и строительство собственной производственной площадки позволит «Фармсинтезу» снизить себестоимость выпускаемой продукции в несколько раз, достигнув экономии около $2 млн в год.

По данным «Роснано», общий объем рынков в США, ЕС и СНГ по разрабатываемым препаратам в 2015 г. составит более $7 млрд и более 14 млрд рублей в России.

Объем выручки компании по препаратам, выпускаемым в рамках проекта, прогнозируется в размере около 1,2 млрд рублей в 2015 году. 

Поделиться в соц.сетях

Источник: https://vademec.ru/news/2013/04/19/opko_pokupaet_10_farmsinteza_rosnano_dostanutsya_30/

Портфельная компания РОСНАНО «Новамедика» начала строительство фармацевтического завода в Калужской области

Ключевым партнером российской компании в этом проекте является Pfizer — одна из крупнейших фармацевтических компаний мира, соглашение о партнерстве с которой «НоваМедика» и ее акционеры подписали в декабре 2016 года.

Pfizer становится инвестором строительства завода и передает «НоваМедике» права на производство и коммерциализацию портфеля из более 30 жизненно важных лекарственных препаратов (инъекционные лекарственные формы), треть из которых сейчас не производится в России.

Портфель включает в себя препараты для лечения тяжелых бактериальных и грибковых инфекций, сердечно-сосудистых, воспалительных и онкологических заболеваний.

Большинство из них входит в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), некоторые также включены в российский перечень обеспечения необходимыми лекарственными средствами (ОНЛС) и в программу «7 нозологий».

Проект завода создан компанией M+W, которая является одним из мировых лидеров на рынке проектирования сложных промышленных объектов. Планируемая мощность завода — более 38,5 млн единиц продукции (ампул и флаконов) в год.

Общая площадь производственных и вспомогательных зданий и сооружений составит около 23 000 м2.

 Линии планируется оснастить технологическим оборудованием ведущих европейских производителей: BOSCH, Ziel, GEA-lyophyl, Bausch+Ströbel, Belimed, Seidenader, Optima, Mediseal, Uhlmann и др.

Производственное подразделение завода представлено участками по выпуску стерильных инъекционных препаратов: лиофилизатов и растворов во флаконах и ампулах.

Также имеется возможность дальнейшего расширения производства под востребованные формы выпуска инъекционной продукции: преднаполненные шприцы, флаконы-капельницы, одноразовые пакеты для инфузии.

Проект включает создание изолированных блоков для производства стандартных и цитостатических препаратов.

Завершить строительство завода и оснастить его оборудованием, подготовив к эксплуатации, планируется в 2020 году.

Завод будет соответствовать требованиям не только российских, но и международных стандартов надлежащей практики производства лекарственных средств — Good Manufacturing Practice (GMP), что в будущем позволит «НоваМедике» экспортировать произведенную продукцию на международные рынки.

«Фармацевтическая отрасль Калужской области — самое динамично развивающееся направление в региональной экономике.

Созданный шесть лет назад кластер фармацевтики, биотехнологий и биомедицины сегодня объединяет 63 участника, имеет „бронзовый статус“ лучших европейских кластерных практик, входит в число пилотных инновационных территориальных кластеров.

Расположенные здесь предприятия выпускают более 140 лекарственных препаратов и фармсубстанции. Дальнейшее развитие мы связываем с повышением конкурентоспособности этой продукции и расширением ее ассортимента. В этом смысле планы компании „НоваМедика“ совпадают с нашими.

На создаваемом производстве планируется выпуск тех лекарственных средств, которые еще у нас не производятся. Мы желаем компании успехов в реализации проекта. Со своей стороны область готова оказать партнерам необходимое содействие», — отметил губернатор Калужской области Анатолий Артамонов.

«Мы рады, что проект создания завода вышел на следующий этап — позади работы по проектированию, впереди — реализация сложного и интересного процесса создания производственного комплекса. Нашей общей целью является запуск современного завода, который будет отвечать самым высоким стандартам мировой индустрии.

Мы поделимся с „НоваМедикой“ знаниями в области ультрасовременных технологий производства сложных препаратов высокого уровня качества. Это новое производство станет надежным поставщиком важных для системы здравоохранения лекарственных препаратов.

Он принесет реальную пользу пациентам, врачам и медицинской отрасли России в целом.

Уверена, коллеги из „НоваМедики“ сделают все для того, чтобы построить завод, который удовлетворит потребности пациентов», — отметила президент бизнес-подразделения «Pfizer Базовая терапия» региона Европа и член Совета директоров компании «НоваМедика» Петра Дэниелсон-Вейл.

«„НоваМедика“ быстро набирает обороты — в апреле 2017 года состоялся запуск Технологического центра с R&D-лабораториями и пилотным производством, где уже разрабатываются инновационные лекарственные формы.

Прошло чуть больше месяца, и мы открываем новую страницу — даем старт строительству GMP-завода в партнерстве с гигантом мировой фарминдустрии, компанией Pfizer. Причем, работа по созданию этого завода ведется буквально с момента подписания соглашения о партнерстве.

Позади — очень важный этап, предваряющий начало любой стройки — проектирование. Со стороны Pfizer к проекту подключились профессионалы с огромным опытом из разных стран мира, чтобы завод „НоваМедики“ был спроектирован безупречно со всех точек зрения.

Эта совместная работа уже дала команде „НоваМедики“ бесценный опыт, а нам — уверенность, что проект будет реализован успешно и с большой эффективностью», — считает председатель Правления УК «РОСНАНО» и председатель Совета директоров компании «НоваМедика» Анатолий Чубайс.

«Старт строительства завода — это важный этап последовательной стратегии „НоваМедики“ по локализации в России инновационных продуктов и технологий. Проект был бы невозможен без условий, созданных государством для развития нашей отрасли.

Мы благодарим создателей Программы „Фарма 2020“ — Минпромторг, а также Минздрав и наших акционеров — РОСНАНО и Domain — за последовательную поддержку, которая помогает мыслить масштабно, строить амбициозные и долгосрочные планы, и уверенно внедрять их в жизнь.

Мы признательны нашим акционерам за мощный интеллектуальный вклад и всестороннюю поддержку, которая мотивирует команду „НоваМедики“ на прорывное развитие.

И, конечно, нас вдохновляет перспектива получения уникального опыта в процессе совместной работы с лидером мировой фарминдустрии — компанией Pfizer», — говорит генеральный директор компании «НоваМедика» Александр Кузин.

Источник: https://www.rusnano.com/about/press-centre/news/20170530-rosnano-novamedika-nachala-stroitelstvo-farmatsevticheskogo-zavoda-v-kaluzhskoy-oblasti

Чубайс замазал Кэмерона мазью от артрита

Разрекламированный «Флексисэк» опозорил Роснано на весь мир, откаты пошли Владимиру Ерошкину и Сергею Балашову

Госкорпорация «Роснано» создавалась для продвижения в России высоких технологий, наноиндустрии и новых производств, напоминает «Новая газета». Чистый убыток «Роснано» за 2017 год превысил 5 млрд рублей, в предыдущие годы он был намного больше. С 2007 года господдержка этой госкорпорации составила около 400 млрд рублей. Но госкорпорация «Роснано» планово убыточное предприятие. Как говорят ее руководители, вложения в новые проекты всегда рискованны. А если не рисковать и избегать потерь, никаких инноваций не будет.Проблема в том, что взгляды на инновации у всех разные. И по поводу инвестиций госкорпорации нередко возникают вопросы.

В «Панамском досье» есть данные о том, как топ-менеджер «Роснано» отрекомендовал своего знакомого мальтийскому банку.

Офшорная фирма этого знакомого должна была открыть там счет и заработать на распространении инновационной мази, в разработку которой «Роснано» вложила миллионы долларов.

Любопытно, что ранее клинические исследования показали, что мазь хоть и безвредна, но мало отличается от вещества без явных лечебных свойств — ​то есть пустышки.

В сентябре 2011 года «Роснано» и британский инвестфонд Celtic Pharma создали совместное предприятие Pro Bono Bio (РВВ) со штаб-квартирами в Москве и в Лондоне для производства инновационных лекарств. «Роснано» планировала вложить в него 300 млн долларов (около 19 млрд рублей) и получить чуть меньше 50% предприятия.

По такому поводу высказался даже тогдашний премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, который, как отмечало агентство «Руспрес», давно делает деньги на лоббировании «чего изволят». Он назвал проект «блестящим примером британо-российского сотрудничества в области научных исследований и разработок».

На следующий день после выпуска пресс-релиза в Великобритании хотели начать продажи первого препарата компании — ​наномази Flexiseq для облегчения симптомов артрита. Затем на рынок планировалось выпустить препараты от экземы и псориаза.

А впоследствии — ​антигены для лечения гематологических заболеваний и антибиотики нового поколения.

Поскольку задача «Роснано» — ​развивать новые производства в России, компания Pro Bono Bio должна была в течение года заказать производство медицинских препаратов российским предприятиям.

В дальнейшем, совместно с «Роснано», планировалось построить фармацевтический завод. По крайней мере, об этом говорилось в сообщении для прессы. Там же уточнялось, что цена на инновационную мазь в России будет в два раза меньше, чем в Европе.

Волшебное снадобье

Старт продаж наномази в Великобритании в 2011 году не состоялся. Судя по отчетам группы РВВ, на британский рынок мазь вышла намного позже. В январе 2014 года появился пресс-релиз о том, что «Pro Bono Bio начинает продажи инновационного препарата в Великобритании». Дэвид Кэмерон вновь не остался в стороне и мазь похвалил: «Очень хорошо, что сегодня, менее чем через три года, первый препарат компании выходит в продажу и сможет облегчить жизнь 9 миллионов больных остеоартрозом в Великобритании».

Между тем инновационная мазь сертифицируется как «медицинское изделие». Это не лекарство. Вместо действующего вещества в нем используются «фосфолипидные наночастицы», которые призваны помочь больному.

До совместного проекта с российской госкорпорацией Celtic Pharma пыталась привлечь к продвижению мази как лидеров фарминдустрии (включая AstraZeneka, Pfizer и GlaxoSmithKline), так и небольшие компании.

Читайте также:  Ферменкол - инструкция по применению, отзывы, аналоги и формы выпуска (гель или мазь косметический, набор элактин, порошок для энзимной коррекции) лекарства для лечения шрамов или рубцов, растяжек у взрослых, детей и при беременности

Но инновационный препарат не вызвал у них интереса.

Несмотря на расширение географии продаж мази (сегодня — ​около двух десятков стран), доходы от них продолжают падать (см. инфографику). В надежде внести наномазь в список рецептурных препаратов, за которые полагалась бы денежная компенсация, PBB несколько лет платила за клинические испытания.

Исследование подтвердило безопасность мази, «однако основная цель — ​статистически достоверное снижение болезненности по сравнению с контрольной группой, принимавшей плацебо, — ​не была достигнута», — ​говорится в отчете PBB. И, например, на американском рынке, на который делали особую ставку, она не смогла получить лицензию.

Что касается России, то мазь можно купить только в интернете за 3000 рублей, доставка — ​«авиакурьером со склада в Берлине». Ни контрактного производства, ни завода за шесть лет не появилось. Но в «Роснано» не отчаиваются.«Роснано» планомерно реализует стратегию по выводу инновационного препарата на российский рынок.

В 2017 году Pro Bono Bio подписала соглашение с одной из крупнейших в России фармацевтических компаний о продвижении продукта на рынке после завершения регистрации. Соглашение предусматривает дальнейшее производство продукта в России на мощностях данной компании в полном соответствии с международными стандартами качества GMP.

Мы ожидаем, что до конца 2018 года Flexiseq пройдет необходимые этапы регистрации в России и в кратчайшие сроки будет доступен на аптечных полках», — ​заявили в «Роснано». Примерно таким же был пресс-релиз компании в 2011 году.

  • Кто пытался заработать
  • В документах юридической компании Mossack Fonseca (MF), которые стали доступны благодаря немецкой газете Suddeutsche Zeitung и Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ), есть данные о мальтийской Milanco Trading Limited.
  • Азиатский подход

В «Панамском досье» среди потенциальных продавцов наномази «Новая газета» обнаружила знакомого одного из топ-менеджеров «Роснано».Она была создана в 2014 году «для российского клиента», чтобы продавать наномазь в нескольких европейских странах.

Фирма действительно упоминалась среди организаций, с которыми у PBB заключено партнерское соглашение о распространении продукции. В частности, Milancо получала право распространять препараты на территории Италии.В «Панамском досье» есть данные и о том, сколько Milanco планировала зарабатывать: она хотела покупать препараты у PBB за 8,5 евро и продавать за 13,5 евро.

Из этих 5 евро фирма намеревалась платить 2 евро в адрес Digital Marketing Dubai («за различные услуги»), еще 1,5 евро — ​в адрес неназванного офшора («за то, что компания представила нас PBB и помогла получить эксклюзивность с Flexiseq») и только 1,5 евро оставлять себе.Конечным владельцем Milanco в файлах MF назван Сергей Балашов из подмосковного Краснознаменска.

Он много лет прослужил в Космических войсках, стал полковником. К середине двухтысячных ушел в отставку и с тех пор работает инженером в компаниях, поставляющих различное оборудование.

Какое отношение он мог иметь к офшору и распространению мази?В прошлом Балашов учился в Куйбышевском авиационном институте вместе с Владимиром Ерошкиным — ​отцом одного из бывших менеджеров «Роснано» Павла Ерошкина. До 2017 года Павел Ерошкин работал на руководящих должностях в «Роснано» и связанных с госкорпорацией предприятиях.

Будучи замгендиректора «Роснано Капитал», Павел Ерошкин рассказывал журналистам о запуске PBB в 2011 году. Он же возглавлял российские компании группы PBB и до прошлого года был директором британской PBB plc.В телефонном разговоре Балашов подтвердил, что знаком с отцом Ерошкина. Но после вопроса о распространении мази, в которую вложилась «Роснано», связь прервалась.

С тех пор связаться с Балашовым не удалось.Документы MF свидетельствуют, что Павел Ерошкин написал для Балашова рекомендательное письмо, которое требовалось для открытия Milanco счета в мальтийском банке. В письме Ерошкин писал, что работает с Балашовым уже три года и чрезвычайно высокого о нем мнения.

Павел Ерошкин, до которого удалось дозвониться, сказал, что не понимает, «в чем смысл этих вопросов», и отказался комментировать ситуацию.Поучаствовать в освоении инновационных денег Milanco так и не удалось. Получив рекомендательное письмо Ерошкина, банк стал задавать вопросы — ​о планируемой деятельности Milanco, владельцах и будущих контрагентах.

Ответов не последовало, и Milanco осталась без счета. В 2016 году фирма была ликвидирована, так и не начав торговать. Среди распространителей продукции PBB есть известные аптечные сети и малоизвестные фирмы, которые вызывают вопросы.

Например, Green Park Medical Ltd из Малайзии, которая через полгода после создания заключила с PBB соглашение на дистрибуцию препаратов в Юго-Восточной Азии. И сингапурская Asiaseq Pte. Ltd, которая на своем сайте называет себя эксклюзивным распространителем продукции PBB в регионе. Обе фирмы принадлежат одному человеку — ​Андрею Гарбузу.

Гарбуз назван «послом» группы PBB в июне 2012 года. Он продвигал инновационную мазь по всему миру: дарил ее сенегальским паломникам, а затем в Малайзии запускал азиатские продажи. В декабре 2017 года он указал в социальной сети Linkedin свою новую должность — ​глава PBB по Азии и рынкам сбыта. Учитывая, что у госкорпорации «Роснано» есть доля в PBB, Гарбуз фактически стал менеджером одной из структур «Роснано». На июнь 2018 года, по данным реестров, он все еще числился владельцем компаний-дистрибьюторов.Мы созвонились с Андреем Гарбузом, но комментировать ситуацию он не захотел.«Ситуация, в которой продукт компании продается через фирму-посредника, принадлежащую топ-менеджеру самой компании, — ​это классический конфликт интересов. Если речь идет о частной компании, то об этом должны быть уведомлены акционеры, а сами менеджеры должны такого конфликта избегать», — ​полагает замгендиректора «Трансперенси Интернешнл Россия» Илья Шуманов. «Если же речь идет о работнике «внучки» госкорпорации, то на нее могут распространяться нормы «антикоррупционной политики «Роснано», принятой в 2017 году. Однако она сформулирована таким образом, что дочерние и зависимые общества не принимают на себя обязательств по декларированию конфликта интересов», — ​отмечает эксперт.

Ускользающие финансы

Выяснить, сколько денег «Роснано» потратила на инновационную мазь, непросто. На сайте госкорпорации эта история отсутствует. А с 2014 года «Роснано» не указывает в годовых отчетах затраты на конкретные проекты. Но есть еще документы люксембургской компании Fonds Rusnano Capital S.A., через которую госкорпорация переводила средства.Изначально «Роснано» планировала вложить в проект 300 млн долларов. Но получилось иначе. «Средства «Роснано» в сумме 150,0 млн долларов, перечисленные в Fonds Rusnano Capital S.A. еще в 2010 году, до настоящего времени в сферу нанотехнологий не инвестированы и продолжают оставаться на счетах Fonds Rusnano Capital S.A.», — ​говорилось в отчете Счетной палаты в 2013 году.

«Таким образом, 311,1 млн долларов США (70,7% выделенных средств), перечисленных «Роснано» в адрес Fonds Rusnano Capital S.A., не используются для целей привлечения иностранных инвестиций в совместные международные фонды нанотехнологий.

Указанные средства размещаются на депозитах в иностранных банках, а также за счет указанных средств осуществляется купля-продажа ценных бумаг различных компаний, в том числе компаний «Алроса», «Эмират Айр», «Евраз Групп» и др.

», — ​отмечали аудиторы.

Впрочем, и после заключения аудиторов $150 млн оставались в отчетности компании в графе «невостребованные обязательства». В 2016-м эта графа из отчета исчезла.

«Предположение о нецелевом использовании средств не соответствует действительности», — ​возражают в пресс-службе «Роснано».

Там отметили, что объем проекта Pro Bono Bio составлял 300 млн долларов. И «Роснано» должна было вкладывать деньги пропорционально вкладу партнера — ​не более 50%.

Максимальный объем инвестиций «Роснано» в проект составлял 150 млн долларов (это утверждение противоречит отчетности Fond Rosnano Capital, аудиту Счетной палаты и собственному пресс-релизу «Роснано» 2011 года).

Но зарубежному партнеру не удалось привлечь инвестиции в полном объеме, поэтому госкорпорация остановила инвестиции в проект, достигнув паритетного участия. Представитель «Роснано» подчеркнул, что госкорпорации запрещено превышать вклад партнера в соответствии с инвестиционным мандатом. Оставшиеся средства были возвращены в «Роснано» и направлены на финансирование других инвестфондов.

Пару лет назад, дебатируя с Алексеем Навальным, глава «Роснано» Анатолий Чубайс говорил: «С меня за патенты и фундаментальную науку спрашивать не надо. С меня за заводы надо спрашивать. В том числе и за неудачные».

Заводов в России PBB так и не построила.

Но в «Роснано» опять-таки не теряют оптимизма: «Pro Bono Bio — ​пример успешной инвестиции «Роснано» в зарубежную фармацевтику с продуманной перспективой локализации уникального медицинского препарата на российском рынке.

Фонд Pro Bono Bio будет полностью соответствовать стратегии «Роснано» за рубежом: создание продукта мирового уровня с последующим трансфером технологии в Россию».

Больше денег

Все эти годы группа PBB была убыточной, а уменьшение стоимости ее активов выглядит драматически. В 2015 году ее активы оценивались в 745 млн фунтов. А в 2016-м — ​уже в 223 млн фунтов. То есть за год группа потеряла примерно 43 млрд руб. (по нынешнему курсу). Это больше 70% всей стоимости. У группы изначально практически не было материальных активов — ​недвижимости, станков и оборудования. PBB не занималась созданием своего производства, заказывая мази стороннему производителю.В результате все, чем располагала группа, — ​это «нематериальные активы»: лицензии, права на разработку, торговые марки и интеллектуальная собственность. Однако стоимость таких активов складывается из оценки потенциальных перспектив продукта. Если в итоге продукт не проходит клинические испытания, оказывается не интересен покупателям — ​компания получает немедленные убытки.В 2017 году PBB оказалась на грани банкротства, поскольку не могла выплатить проценты по кредиту в 15 млн фунтов, взятому в 2015-м у канадской Knight Therapeutics. На помощь пришла «дочка» «Роснано» — ​люксембургская Fonds Rusnano Capital S.A. Она выкупила долги у канадцев и добавила несколько миллионов от себя. В целом в 2017 году «Роснано» направила на спасение PBB более 18 млн фунтов (около 1,5 млрд рублей). Поскольку обслуживать эти долги группа по-прежнему не могла, «Роснано» согласилась перенести 80% выплат на 2020 год.

Предоставленных «Роснано» займов хватит лишь на то, чтобы продолжать продавать мазь до конца 2019 года, говорится в отчете PBB. Все эти годы продажи мази приносят меньше, чем тратится на ее производство и административно-хозяйственные расходы.

Источник: https://www.rospres.org/showbiz/24790/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector