Острые церебральные расстройства. Острые поражения спинного мозга. Миелитический синдром.

Острые церебральные расстройства. Острые поражения спинного мозга. Миелитический синдром.

Рассеянный склероз (РС) — хроническое воспалительное, демиелинизирующее и нейродегенеративное заболевание центральной нервной системы (ЦНС). Оно является гетерогенным, иммуноопосредованным и обусловленным воздействием комплекса генетических и окружающих факторов.

Наибольшую распространенность РС отмечают в западных странах — 1 случай на 400 человек при соотношении мужчин и женщин 1 : 3.

Средний возраст дебюта заболевания колеблется при рецидивирующе-ремиттирующей форме между 20 и 35 годами, тогда как средний возраст начала первично-прогрессирующей формы — 40 лет (однако у 10 % пациентов отмечается манифестация в детском или юношеском возрасте). Общая продолжительность жизни у больных РС снижена в среднем на 7–14 лет относительно остальной популяции.

  • Рецидивирующе-ремиттирующая форма рассеянного склероза (РРРС) имеет волнообразное течение с четко выделяющимися периодами обострений, после которых следует полное или частичное восстановление функций организма.
  • Вторично-прогрессирующая форма (ВПРС), как правило, характеризуется нарастающей выраженностью проявлений с переходом от ремиттирующего течения к последующему усилению неврологической симптоматики (вне зависимости от наличия последующих рецидивов после манифестации РРРС).
  • Первично-прогрессирующая форма (ППРС) характеризуется неуклонным нарастанием от момента начала заболевания с редкими эпизодами стабилизации и незначительными периодами улучшений.
  • Клинически изолированный синдром (КИС) — первый клинический эпизод, наводящий на мысль о воспалительном демиелинизирующем заболевании ЦНС. Проявления КИС могут быть моно- или мультифокальными. Не у всех пациентов с КИС развивается РС, однако при сочетании КИС с изменениями на МРТ, похожими на РС, шансы прогрессирования в РС значительно увеличиваются.

На данный момент принято считать, что прогрессирование заболевания при РРРС происходит ступенчато, от рецидива к рецидиву, однако исследователи предлагают вовсе перестать обозначать эту форму в рамках РС, ввиду наличия прогрессирования вне зависимости от рецидивов среди подавляющего числа пациентов [1].  

▶ Вам может быть интересно: Подкаст о деменции, выпущенный Medical Channel совместно с Merz  

  • Болезнь Шильдера — заболевание, которое обычно наблюдается среди детей и подростков, характеризующееся массивной демиелинизацией в виде асимметричных очагов в белом веществе. Имеет плохой прогноз: ухудшение состояния через несколько месяцев или лет, корковая слепота, геми- или параплегия. В некоторых случаях заболевание отзывается на терапию стероидами и другую иммуносупрессию.
  • Концентрический склероз Бало — изначально рассматривался как один из вариантов болезни Шильдера. На МРТ визуализируется характерная картина чередующегося здорового и поврежденного белого вещества, что свидетельствует о прогрессировании процесса кнаружи от желудочков. Концентрический склероз Бало часто ассоциируется с более выраженными воспалительными изменениями в спинномозговой жидкости и более быстрым развитием, в сравнении с типичным РС.
  • Вариант Марбурга — имеет острое начало, обычно монофазное течение и плохой ответ на терапию. Смерть пациента может наступить в течение нескольких недель или месяцев.

Ключевым аспектом патогенеза являются фокальные бляшки (повреждения) — зоны демиелинизации, обычно располагающиеся вокруг посткапиллярных венул и сопровождающиеся нарушением целостности гематоэнцефалического барьера (ГЭБ).

Изменение проницаемости ГЭБ и дальнейший каскад иммуно-опосредованных реакций описаны ниже. Огромную роль в формировании и прогрессировании заболевания играют T- и B- лимфоциты, провоспалительные цитокины, такие, как фактор некроза опухолей-α (ФНОα), интерлейкины (ИЛ-2, -17, -6, -12, -22, -23), хемокиновые рецепторы и их лиганды и т. д. [2]

Ранние фазы РС (КИС и РРРС) характеризуются наличием активных очагов демиелинизации.

Эти очаги обусловлены тяжелой лимфоцитарной инфильтрацией (в основном CD8+ T-лимфоцитами, CD20+ B-лимфоцитами и в меньшей степени CD4+ Т-лимфоцитами), активированной микроглией (фагоцитирующей миелиновый «мусор» по периферии очага), макрофагами и крупными, иногда многоядерными, реактивными астроцитами.

Наличие таких поражений не характерно для первично и вторично прогрессирующих форм, что предполагает меньшую выраженность атак у пациентов. Для данных форм свойственно наличие неактивных или малоактивных очагов.

Они имеют отчетливую границу, меньшее клеточное представительство, видимую демиелинизацию, сниженное количество аксонов, астроглиоз, активированную микроглию (без макрофагов) только на периферии бляшек и меньшую плотность лимфоцитов. Однако в 57 % случаев у пациентов с ПП и ВП формами РС встречаются как активные, так и неактивные очаги поражения, при этом активные очаги коррелируют с тяжестью заболевания.

Другие типы бляшек включают в себя хронически активные и медленно распространяющиеся очаги поражений. Хронически активные чаще встречаются среди пациентов с длительным течением заболевания и при ВПРС. Для них свойственно наличие макрофагов по краям очага с меньшим их количеством в центре поражения.

Медленно распространяющиеся поражения выявляются у пациентов с ВПРС.

Они демонстрируют медленно прогрессирующую демиелинизацию и аксональную дегенерацию, характеризуясь неактивным центром демиелинизации, активированной микроглией по краям очага, поврежденными аксонами и макрофагами, содержащими миелиновые «мусор».

Вдобавок к фокальным поражениям макроскопически нормальное белое вещество (МНБВ, или NAWM — normal-appearing white matter) при РС часто демонстрирует диффузное воспаление и нейро-аксональные нарушения.

Аномалии в МНБВ определяются у пациентов с РРРС, но гораздо более выражены у пациентов с прогрессирующими формами.

Они включают в себя снижение плотности волокон, обусловленное аксональной дегенерацией и демиелинизацией; лимфоцитарную и макрофагальную инфильтрацию, диффузно активированную микроглию и глиоз.

Первоначально МНБВ относилось к вторично обусловленным проявлениям аксонального поражения внутри очагов, однако эти распространенные нарушения слабо коррелирует с количеством, размерами, локализацией и выраженностью фокальных поражений белого вещества головного и спинного мозга, что наводит на мысль о независимости этих явлений.

Среди пациентов с РС наблюдается обширная корковая демиелинизация в переднем мозге и мозжечке, обычно на ранних стадиях заболевания (в т. ч. и при КИС) и с куда большей выраженностью среди пациентов с прогрессирующими формами; в исключительных случаях вовлекается более 60 % коры.

Поражения могут наблюдаться в базальных ядрах, а также в спинном мозге, где демиелинизация серого вещества куда более обширна, нежели белого.

Механизмы, лежащие в основе дифференциации демиелинизации белого и серого вещества еще до конца не изучены, однако разница может зависеть от наличия продемиелинизирующих растворимых факторов в цереброспинальной жидкости (ЦСЖ).

Корковые очаги в преобладающем количестве наблюдаются в бороздах и на поверхности щелей коры, а расположение их часто связано с локализацией воспалительных инфильтратов мягкой мозговой оболочки.

Само формирование поражений, вероятно, обусловлено провоспалительными медиаторами, секретирующимися из менингеальной оболочки.

В отличие от очагов в белом веществе, корковые поражения демонстрируют меньшую проницаемость ГЭБ, выраженность отека, воспалительную активность микроглии и макрофагов, а также более существенную ремиелинизацию.

В очагах можно увидеть рассеченные нейриты, апоптоз нейронов, потерю нейро-аксональных связей, глиальных клеток. Кроме того, вне очага поражения коры обнаруживается схожее с МНБВ серое вещество — также макроскопически нормальное, — внутри которого происходит процесс потери синапсов.

В зависимости от локализации в сером веществе принято идентифицировать следующие типы поражения:

  • Тип 1. Поражения по кортико-субкортикальной границе — вовлекают одновременно серое и белое вещество.
  • Тип 2. Малые поражения — периваскулярные интракортикальные очаги, не вовлекающие белое вещество либо поверхность мягкой оболочки, прилегающей к мозгу.
  • Тип 3. Субпиальные поражения — распространяющиеся от мягкой мозговой оболочки к коре. Наиболее часто встречаются у пациентов с РС, вовлекая поверхностные слои коры больших полушарий, обычно не распространяясь дальше 3–4 слоев.
  • Тип 4. Поражение проходит сквозь всю кору, останавливаясь на границе с белым веществом.

При РС может наблюдаться ремиелинизация очагов, что, как предполагается, является морфологическим субстратом клинически заметного восстановления после обострения. Очаги ремиелинизации, так называемые «теневые бляшки», характеризуются полным или частичным восстановлением миелина, четко ограничиваясь от МНБВ.

Ремиелинизация имеет гетерогенную выраженность и происходит в границах самой бляшки, чаще встречаясь в очагах серого вещества (90 %) и реже — белого (40–50 %).

Встречаемость ремиелинизации и ее характер зависит от возраста пациента, продолжительности заболевания, локализации очага и наличия клеток-предшественников олигодендроцитов и целостности аксонов.

В механизмы аутоиммунного поражения вовлечены как резидентные клетки ЦНС (микроглия и астроциты), так и периферические Т- и B-лимфоциты и миелоидные клетки. Совместная их деятельность обусловливает секрецию огромного количества провоспалительных и нейротоксичных веществ, приводя к демиелинизации, нейродегенерации и нейровоспалению (рис. 1).

Т-клеточное вовлечение. Изначально предполагалось, что именно Т-клеточная агрессия вносит основной вклад в развитие РС. Наиболее известные данные собраны на основе экспериментов, проводившихся путем гиперактивации Т-клеточного иммунитета для развития у животных экспериментального аутоиммунного энцефалита (ЭАЭ).

Читайте также:  Лидевин - инструкция, аналоги, отзывы

Его развитие было обусловлено активацией провоспалительных ЦНС-специфичных эффекторных Т-клеток (включая CD4+ и CD8+), которые проникали в паренхиму ЦНС, где обеспечивали периваскулярную демиелинизацию и активацию глиальных клеток, повреждая нейро-аксональные связи.

Одна из потенциальных причин развития РС — нарушение работы регуляторных Т-клеток (Трег), модулирующих работу эффекторных Т-лимфоцитов. Так были исследованы факторы, обусловливающие отсутствие нормальной работы регуляторных клеток, например, снижение экспрессии кластера дифференцировки FOXP3+.

Кроме того, редуцированное количество или недостаточный противовоспалительный ответ для Трег, экспрессирующих CD46, CD39, γ-интерферон (ИФНγ), а также дефицит фолликулярных Tрег клеток в крови у пациентов с РС, рассматриваются как способствующие нарушению функции эффекторных T-клеток.

Т-хелперы 17 типа (Тх17) — один из самых широко изученных типов Т-клеток, оказывающий непосредственное влияние на, возможно, активацию и экзацербацию аутоиммунного процесса.

Предполагается, что именно Тх17 и CD8+ эффекторные клетки ответственны за прицельную бомбардировку олигодендроцитов и нейронов (точные механизмы прямой аутоагрессии неизвестны, но мы обсудим их позже), вовлекая в это дело еще и макрофагов.

Другие эффекторные клетки, такие как Т-хелперы 1 типа (Тх1, CD4+), секретирующие ИФНγ, провоспалительные ИЛ, ФНОα и гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор (ГМ-КСФ), также играют не последнюю роль.

Точный прикладной механизм ГМ-КСФ в развитии РС не ясен, однако известна его способность активировать миелоидные клетки и CD8+ инвариантные T-клетки, связанные со слизистыми (MAIT), что было продемонстрировано на модели ЭАЭ.

Для активации Т-клеток в рамках РС необходима презентация антигена со стороны антигенпрезентирующих клеток (АПК), таких как B-лимфоциты и миелоидных клеток (макрофагов, дендритных клеток, микроглии) на периферии и в ЦНС. Тем не менее еще до конца не изучены антигены, активация через которые обусловливает развитие РС.

На экспериментальной модели ЭАЭ фокус внимания был сосредоточен на основном белке миелина (ОБМ), протеолипидном белке миелина (или, липофилине) и миелиновом олигодендроцитарном гликопротеиде (МОГ).

Разумеется, множество исследований поддерживают теорию о повышении частоты активации, поддержании провоспалительного ответа, вследствие экзацербации Т-лимфоцитов через представление этих антигенов. Однако наличие аутореактивных на эти антигены Т- и B-клеток может встречаться и у здоровых людей, никак не проявляющих симптомы заболевания.

Это приводит к выводу о недостаточности одних аутореактивных клеток для развития заболевания. Кроме миелиновых белков к развитию РС у детей может подталкивать наличие активации Т-клеточного иммунитета к белкам, вовлеченным в формирование нейро-аксональных связей.

Также в качестве одного из звеньев патогенеза рассматривается молекулярная мимикрия в случае инфицирования вирусом Эпштейна-Барр (ВЭБ). Эпидемиологические исследования демонстрируют ассоциацию между инфицированием ВЭБ, риском развития РС и временем манифестации заболевания.

Молекулы ВЭБ схожи с ОБМ; иммунный ответ CD4+ и CD8+ клеток на вирусные частицы теоретически может привести к развитию РС. Более того, вирус способен индуцировать провоспалительную активацию B-клеток на периферии, что в свою очередь формирует аутореактивные Т-клетки, провоцируя рецидивы РС. Кроме того, иммунная аутоактивация может быть следствием поражения ЦНС, повышения проницаемости ГЭБ и прохождения через него белков миелина, с дальнейшим распознаванием неизвестных ранее для периферических иммунных клеток молекул как антигенов.

Кроме миелиновых антигенов, аутоиммунная активация может развиваться на молекулы клеточной мембраны нейронов и глии. Важным явлением взаимодействия Т-лимфоцитов и миелоидных клеток является то, что они способны потенцировать друг друга, а также принимать как провоспалительный, так и противовоспалительный фенотипы.

Провоспалительные АПК, такие как B-клетки и миелоидные клетки, могут способствовать активации Тх1 и Тх17, которые в свою очередь обусловливают рецидивы РС.

Циркулирующие миелоидные клетки пациентов с РС имеют выраженный провоспалительный профиль, включая экспрессию микроРНК-155 (MiR-155), секрецию цитокинов ФНОα, ИЛ-12, -6, -23, -1b, которые также вовлечены в дифференциацию Тх1 и Тх17.

Один из главных вопросов — как аномально активированный иммунитет действует на иммунологически привилегированный орган? На данный момент обсуждается нарушение проницаемости ГЭБ, облегчающее миграцию провоспалительных клеток в паренхиму ЦНС.

Не так давно был описан дренаж ликвора через глубокие лимфатические узлы шеи (опосредованно) [3].

Таким образом, иммунная система может постоянно контактировать с ЦНС, осуществляя нормальную надзорную функцию, тогда как при РС данный контакт обусловливает развитие аутоагрессии.

Сосудистые заболевания спинного мозга

Сосудистая миелопатия представляет собой размягчение тканей спинного мозга, появление которого провоцируют нарушения его кровообращения. Патология проявляется соответствующими уровню спинального поражения расстройствами (двигательными и сенсорными).

Характер этих расстройств напрямую зависит от топографии области размягчения.

Стоит отметить, что сосудистая миелопатия может возникнуть, как на фоне местного патологического изменения спинальных сосудов, так и на фоне гемодинамических сдвигов, вызванных поражением конкретных сосудов.

Сосудистые заболевания спинного мозга бывают со значительным нарушением функционирования, с умеренным нарушением функционирования и с незначительным нарушением функционирования. При этом различают две основные группы нарушений спинального кровообращения – острые и хронические.

Острые нарушения способны носить, как стойкий, так и преходящий характер. Зачастую они сопровождаются развитием тетраплегии или параплегии. Как правило, пациента беспокоят сильные болезненные ощущения в области позвоночного столба.

В редких случаях начинают беспокоить расстройства чувствительности, появляется парестезия.

Ишемический спинальный инсульт начинает проявляться в большинстве случаев после физических нагрузок или в ночное время суток.

Он сопровождается острыми болезненными ощущениями болью с дальнейшим развитием двигательных нарушений.

Заболевание подразделяется на четыре основных последовательных стадий: стадия предвестников, стадия развития инсульта, стадия обратного развития, стадия резидуальных явлений.

При локализации спинального инсульта в нижнегрудных или поясничных отделах болезненные ощущения способны иррадиировать, напоминают почечную колику. Часто случается, что выше зоны тотальной анестезии образуется зона диссоциированных сенсорных нарушений.

Это говорит о вовлеченности в область ишемии выше расположенных спинномозговых сегментов. В случае появления ишемии в передней радикуломедуллярной артерии шейного утолщения может возникнуть верхний и нижний парапарез (неполное нарушение функционирования верхних и нижних конечностей).

Ишемия способна появляться и в малой зоне бассейна передней спинальной артерии:

●        в зоне около центрального канала (сирингомиелический синдром);

●        в боковых канатиках спинного мозга и передних рогах. Во время закупорки задней спинальной артерии отмечается понижение сегментарного глубокого рефлекса, развитие рефлекса Бабинского (патологический стопный разгибательный рефлекс). В некоторых ситуациях при спинальном инсульте ишемия может поражать весь поперечник спинного мозга (шейный, поясничный и грудной отдел);

●        в зоне передних рогов. В данной ситуации у пациента преобладает симптоматика полиомиелоишемии (периферические парезы миотомов).

Хронические нарушения (дискциркуляторные миелопатии) отличаются последовательным развитием симптоматики. Зачастую у пациентов появляются неврологические синдромы (парезы верхних и нижних конечностей), которые впоследствии приводят к параличу.

Иногда встречаются формы с поражением грудного отдела, которые сопровождаются развитием параплегии. В 70% случаев отмечаются не ярко-выраженные сенсорные расстройства, которые задействуют зону поверхностной чувствительности. С прогрессированием патологии могут сформироваться тазовые нарушения.

Они сопровождаются расстройствами мочеиспускания (к примеру, императивными позывами на мочеиспускание, задержкой мочи).

Сосудистые заболевания спинного мозга могут возникнуть в любом возрасте, как у взрослых, так и у детей. Клинические проявления у детей напрямую зависят от того, насколько распространена болезнь по поперечнику, длинику спинного мозга, уровня поражения.

Ишемия в зоне шейного отдела позвоночного столба сопровождается слабостью верхних конечностей, снижением мышечного тонуса. Поражение в зоне поясничного отдела проявляется появлением слабости в нижних конечностях. Возможно появление тазовых расстройств.

Специалисты пришли к выводу, что иногда энурез может возникать на фоне сосудистых патологий.

В большинстве случаев ощущение слабости в нижних конечностях наблюдается у детей только во время ходьбы, в состоянии покоя данная симптоматика не беспокоит.

Если во время ходьбы сделать остановку, то самочувствие ребенка значительно улучшится («перемежающаяся спинальная хромота»).

У многих детей появляются болезененные ощущения в области позвоночного столба, которые иррадируют в нижние конечности.

Причины возникновения патологии

  • Нарушение спинномозгового кровообращения может быть вызвано, как сдавливанием снабжающих спинной мозг сосудов (на любом участке кровотока), так и поражением сосудистой системы спинного мозга. Среди наиболее распространенных причин отмечают:
  • ●        врожденные патологии. К ним относятся: аневризма (выпячивание стенки артерии), мальформация (патологическая связь между артериями и венами), гипоплазия (нарушение развития сосудов);
  • ●        приобретенные патологии. К ним относятся: атеросклероз (скопление холестерина и жиров на стенке артерии), васкулит (воспаление сосудов);
  • ●        новообразования (доброкачественного и злокачественного характера) позвоночного столба;
  • ●        отклонения со стороны эндокринной системы (ожирение любого типа);
  • ●        дегенеративно-дистрофические поражения позвоночного столба (грыжа, остеохондроз);
  • ●        токсические поражения сосудов;
  • ●        вегетативно-сосудистая дистония:
  • ●        нарушения гемодинамики (к примеру, стойкое понижение артериального давления);
  • ●        кислородное голодание;
  • ●        компрессионные поражения (в частности, оперативные вмешательства);
  • ●        заболевания крови (малокровие, лейкемия).
Читайте также:  Прогноз при алкогольной коме. Диагностика алкогольной комы.

Группа риска

В группу риска входят люди с серьезными врожденными патологиями (к примеру, аневризма или гипоплазия). Таким пациентам рекомендованы регулярные обследования у специалистов.

Согласно статистическим данным, люди с дегенеративно-дистрофическими поражениями позвоночного столба, подвержены развитию сосудистых заболеваний спинного мозга в 2 раза чаще. Таким пациентам требуется ряд профилактических мероприятий.

Завершают группу риска люди со злокачественными опухолями, локализирующимися в области позвоночного столба.

Сосудистые заболевания спинного мозга: лечение и диагностика

Диагностикой и лечением сосудистых патологий спинного мозга, как правило, занимается врач-невролог.

На первичном приеме он собирает полный анамнез, расспрашивает больного о хронических и наследственных заболеваниях, о беспокоящих симптомах и периоде, в который они появились.

Опираясь на клиническую картину, можно предположить о наличии поражения какого-либо сосудистого бассейна. Лабораторное обследование пациенту, как правило, не требуется. Чаще всего прибегают к следующим инструментальным способам диагностики:

●        магнитно-резонансная томография (МРТ) позвоночного столба. Она признана самой результативной (чувствительной) методикой визуализации заболевания спинного мозга. С ее помощью удается диагностировать поражения мягких тканей (к примеру, новообразования или абсцессы), компрессионные переломы, паренхимы спинного мозга и другие патологии;

●        миелография (с рентгеноконтрастными препаратами). К этой методике прибегают реже, чем к МРТ, поскольку она является инвазивной и не настолько информативной. С ее помощью удается обнаружить поражения костного аппарата;

●        электрофизиологические исследования. Они основаны на регистрации импульсов биоэлектрической активности мозга и нервных стволов. Она позволяет с высокой точностью оценить степень поражения нервных путей;

●        спинальная ангиография. Это продолжительное обследование, при котором пациенту вводится большая доза контрастного вещества. Оно позволяет обнаружить сосудистые нарушения (в частности, аневризмы, окклюзии и компрессии, аневризмы);

●        аортография. Проведение данного метода диагностики требуется в исключительных ситуациях, когда есть подозрение на аневризму, окклюзию аорты или недостаточность аортального клапана;

●        эхокардиография (ЭхоКГ). Дополнительно может быть назначена данная неинвазивная методика, если у специалиста есть подозрения на сердечные патологии. С ее помощью оценивают внутрисердечную гемодинамику, обнаруживают множество нарушений в работе мышечного органа;

●        люмбальная пункция. Это процедура, в ходе которой специалист вводит пункционную иглу в субарахноидальное пространство спинного мозга (в области позвоночного столба). Дальнейшее исследование взятого биоматериала позволяет обнаружить признаки гематомиелии, исключив инфекционно-воспалительный характер миелопатии.

Подробная диагностика требуется, чтобы дифференцировать сосудистые заболевания спинного мозга с рассеянным склерозом, новообразованиями спинного мозга, компрессионной и инфекционной миелопатии.

После проведения тщательного обследования, переходят к назначению наиболее целесообразной терапии. Попытки самолечения способны привести к ряду негативных последствий, поэтому следует довериться в руки профессионалам.

Сосудистые заболевания спинного мозга лечат двумя основными методами – консервативными и оперативными. Рассмотрим подробнее особенность каждого метода в отдельности.

Профилактика болезни

При своевременном лечении патологии прогноз благоприятный. Однако сосудистые патологии спинного мозга проще предотвратить, чем вылечить. Для этого следует придерживаться мер профилактики.

Важно предупреждать травмы позвоночного столба и образование дегенеративных процессов в его структурах.

При врожденных патологиях (к примеру, гипоплазии) требуется регулярный контроль со стороны специалиста.

Любые оперативные манипуляции (в частности, в области груди и живота) должен проводить только квалифицированный врач-хирург. Спинальная анестезия, также, должна быть выполнена правильно (с технической точки зрения) и с повышенной осторожностью. Заболевания, которые могут привести к развитию сосудистых патологий спинного мозга, важно диагностировать и лечить своевременно.

Демиелинизирующий процесс при системных ревматических заболеваниях (обзор литературы)

Системные ревматические заболевания (СРЗ), основные из которых представлены в таблице, являются мультифакториальными болезнями.

В их развитии определенную роль играют наследственная предрасположенность, неблагоприятные воздействия окружающей среды, нарушения иммунитета, а среди этиологических факторов основное место занимают генетическая предрасположенность и инфекционные агенты, а также географические, климатические, токсические и другие факторы [1, 8, 9]. Наиболее общими неврологическими проявлениями при СРЗ считаются церебральная ишемия, когнитивные расстройства, головная боль, эпилептические припадки, полинейропатия и психические расстройства (см. таблицу) [152]. Среди других клинических проявлений встречаются поражение спинного мозга и нейропатия зрительного нерва, что нередко требует проведения дифференциального диагноза с другими неврологическими заболеваниями ввиду схожести клинических и нейровизуализационных данных.

Демиелинизирующий процесс при СРЗ может проявляться в виде оптического неврита (ОН), поперечного миелита (ПМ), синдрома Девика, связанных с очаговой демиелинизацией головного мозга синдромов, синдрома Гийена-Барре, демиелинизирующей полинейропатии.

ПМ и ОН часто являются также проявлением рассеянного склероза (РС) и клинически изолированного синдрома (КИС) [92, 105], о котором пойдет речь ниже. В то же время ПМ, неврит зрительного нерва (в качестве КИС) и РС представляют иногда значительные трудности в проведении дифференциальной диагностики от поражения ЦНС при ревматических заболеваниях.

Действительно, клинические проявления и выявляемые изменения на МРТ могут быть сходными.

Используемые методы диагностики — неспецифичными: МРТ головного и спинного мозга, исследование цереброспинальной жидкости — ЦСЖ (общее количество клеток, уровень белка, тесты на Borrelia burgdorferi и другие антимикробные агенты, индекс IgG и иммуноэлектрофорез ЦСЖ), вызванные зрительные потенциалы (ЗВП) и аутоантитела в сыворотке [34, 52, 72, 73, 97, 102, 103, 132, 136, 137]. МРТ — важный диагностический метод, но мелкие инсульты в белом веществе могут вызывать патологические изменения, похожие на очаги демиелинизации в головном мозге. Сходные множественные очаги в белом веществе могут встречаться при РС, нейро-СКВ (системная красная волчанка) и антифосфолипидном синдроме — АФС) (30-70%) [29, 31, 62, 63, 107, 109, 130, 132, 136, 137], и они часто бывают клинически «немыми» [38, 83, 132]. Накопление гадолиния в большинстве случаев предполагает воспаление, но иммунные комплексы также могут индуцировать нарушение целостности гематоэнцефалического барьера (ГЭБ), и МРТ не в состоянии установить воспалительную природу заболевания [29, 62, 78, 102, 107]. W. McDonald и соавт. [102] выделили диагностические критерии РС, но они недостаточны для различения РС от ревматических заболеваний, включая СКВ с поражением ЦНС. 

В настоящее время РС считается хроническим воспалительным заболеванием ЦНС, характеризующимся множественными очагами демиелинизации в белом веществе головного и спинного мозга и гибелью аксонов [99]. Причина РС неизвестна, считается, что определенную роль играют вирусная инфекция и аутоиммунные процессы, поэтому РС длительное время принимался за аутоиммунное заболевание.

Сегодня диагноз РС может быть поставлен только при наличии всех указанных критериев. Поэтому достоверный диагноз иногда выставляется через длительное время от манифестации заболевания [28, 32, 64, 98, 118, 163].

Признаком РС являются очаги демиелинизации, состоящие из гипоинтенсивных участков с олигодентроцитами и потерей миелина, дегенерацией аксонов, глиотическими изменениями и периваскулярной воспалительной инфильтрацией, состоящей в основном из лимфоцитов и макрофагов [32, 64, 118, 163].

Также показано, что гипоксическое метаболическое повреждение может в некоторых случаях способствовать воспалительному повреждению белого вещества, но формирование мелких сосудистых инфарктов при РС не описано [12, 32]. Существующие данные позволяют считать РС мультифакториальным заболеванием.

КИС представляет не менее сложную диагностическую проблему, так как может быть не только манифестным проявлением РС, но встречаться и при некоторых СРЗ: АФС, СКВ, болезни Бехчета (ББ), синдроме Шегрена (СШ).

Иммунологическая природа этих заболеваний, поражаемая популяция, рецидивирующее или ремиттирующее течение, неврологические проявления и наличие множественных очагов в белом веществе на МРТ делают их трудноразличимыми [46, 72, 73, 78, 84, 132, 143, 147].

ОН, ПМ, синдром Девика могут быть первым дебютным проявлением различных аутоиммунных заболеваний. При ошибочной постановке диагноза РС пациентам с ревматическими заболеваниями последствия могут оказаться трагическими, так как назначенное лечение (например, интерферон-β) для предполагаемого РС может вызвать обострение СРЗ [34, 46, 52, 73, 132].

Большинство клинических проявлений при СКВ (головная боль, эпилептические приступы), симптомы поражения периферической нервной системы и психические расстройства встречаются и у пациентов с РС [52]. Поэтому столь важно использование МРТ, которая стала одной из часто выполняемых диагностических процедур. F. Barkhof и соавт.

[31] представили МРТ-критерии, специфичные и чувствительные для РС. Важны и нейроморфологические исследования, которые позволяют выявить мелкие множественные очаги демиелинизации. Но они могут определяться как при РС, так и быть результатом мелких инфарктов, которые случаются при СКВ и АФС.

 При этом в последних случаях они могут быть клинически «немыми». Такие феномены, как «пальцы Доусона» и «черные дыры», наиболее характерны для РС, но не патогномоничны [22, 29, 31, 52].

Поэтому многие исследователи считают, что все пациенты с ПМ должны быть осмотрены для исключения СКВ и/или АФС с учетом анамнеза, клинической картины и наличия антител к фосфолипидам (АФЛ) в крови.

Патофизиология РС, СКВ и АФС остается в большинстве своем неизвестной. Иммунологические механизмы у генетически предрасположенных лиц, климато-экологические условия как триггерные факторы считаются сходными при этих заболеваниях [118, 142].

АФЛ нередко выявляются у больных РС, особенно при миелитическом типе [30, 45, 46, 54, 69, 72, 73, 78, 84, 126, 129, 132, 139, 143, 154, 162]. Тромбозы — основной признак АФС, причем сосуды ЦНС поражаются наиболее часто [72, 73, 94, 132, 137, 140].

Читайте также:  Реаниматология. Реанимация. Предагональное состояние. Клиника ( признаки ) предагонального состояния.

Патогенетическая роль АФЛ в развитии тромбозов подтверждена на экспериментальных моделях [122, 124]. Возможное влияние АФЛ вероятно не только для тромботических состояний, но и для развития перекрестно-реагирующих реакций с церебральными структурами.

Воспаление, васкулопатия и ускоренный атеросклероз являются потенциальными механизмами [76, 142].

Остановимся более подробно на отдельных системных ревматических заболеваниях.

СКВ входит в группу аутоиммунных ревматических заболеваний.

Она развивается на основе генетически обусловленного несовершенства иммунорегуляторных процессов, приводящего к образованию множества антител к собственным клеткам и их компонентам и возникновению иммунокомплексного воспаления, следствием этого является повреждение многих органов и систем [2, 3, 9]. Диагноз СКВ требует клинического и серологического подтверждения, и пациенты должны соответствовать критериям, разработанным Американской коллегией ревматологов [156]. Должно определяться наличие не менее 4 из 11 критериев.

В литературе описано около 30 различных неврологических синдромов при СКВ.

 Клиника неврологических расстройств при СКВ включает в себя поражения нервной системы — периферической (ПНС) и центральной (ЦНС), а также вегетативные нарушения. По данным J. Hanly и соавт.

, ЦНС вовлекается в патологический процесс в 92% случаев, а ПНС — в 8% [65, 66]. Психические проявления встречаются у большинства пациентов с СКВ. 

СКВ — это В-клеточно-опосредованное заболевание, при котором эти клетки становятся гиперактивными и спонтанно продуцируют ряд иммуноглобулинов против собственных антигенов. Поражение нервной системы при СКВ является мультифакториальным, но считается, что АФЛ играют главную роль.

Это прямое повреждение нейронов или глии (иммунными комплексами или комплемент-опосредованное повреждение) и антитело-индуцированные реологические нарушения, лежащие в основе инфарктов и возможной микроваскулопатии [15, 76, 83, 142, 160]. E. Toubi и соавт.

[160] обследовали 340 пациентов с СКВ и обнаружили значимые различия в уровнях АФЛ между пациентами с поражением и без поражения ЦНС (55% против 20%, p

Заболевания спинного мозга

Основными клиническими признаками заболеваний спинного мозга являются: потеря чувствительности ниже определенного уровня («уровень расстройств чувствительности»), сопровождающаяся мышечной слабостью и спастичностью конечностей.

Нарушения чувствительности. Часты парестезии; они могут развиться в одной или обеих стопах и распространяться вверх. Уровень расстройств болевой или вибрационной чувствительности часто совпадает с локализацией уровня поперечного поражения спинного мозга.

Двигательные нарушения. Разрыв кортикоспинальных путей вызывает квадриплегию или параплегию с повышенным мышечным тонусом, повышенными глубокими сухожильными рефлексами и положительным симптомом Бабинского.

Сегментарные признаки. Существуют ориентировочные показатели уровня поражения, например, полоса гипералгезии или гиперпатии, снижение тонуса и атрофия отдельных мышц с утратой сухожильных рефлексов.

Вегетативные дисфункции. Сперва задержка мочи, что должно вызвать подозрение на заболевание спинного мозга при сочетании со спастичностью и (или) расстройствами чувствительности на определенном уровне.

Боль.

Боль в спине по средней линии имеет диагностическую ценность для локализации уровня поражения; боль между лопатками может стать первым признаком сдавления спинного мозга на уровне средней части грудного отдела позвоночника; корешковые боли могут свидетельствовать о более латерально расположенном поражении; боль, возникающая при поражении нижнего отдела спинного мозга (медуллярного конуса), может иррадиировать в нижнюю часть спины.

Поражения на уровне или ниже уровня L4 позвонка. Поражение конского хвоста (cauda equina) вызывает развитие вялого асимметричного парапареза с отсутствием рефлексов, дисфункцией мочевого пузыря и прямой кишки, потерей чувствительности с уровня L4 обычно возникают боли, иррадиирующие в промежность или бедра.

Поражение медуллярного конуса не вызывает боли, но влечет за собой более раннее проявление симптомов нарушения функции мочевого пузыря и прямой кишки.

Компрессионные повреждения конуса и конского хвоста одновременно (cauda equina) могут вызвать сочетанное развитие признаков поражения периферических мотонейронов и гиперрефлексию или положительный рефлекс Бабинского.

Поражения на уровне foramen magnum. В типичных случаях мышечная слабость плеча и руки сопровождается ипсилатеральным, а затем контралатеральным поражением ноги и, наконец, контралатеральной руки; наличие синдрома Горнера предполагает поражение шейного отдела.

Экстрамедуллярные поражения. Сопровождаются корешковыми болями, синдромом БроунаСекара, признаками асимметричного сегментарного поражения нижних мотонейронов, ранними кортикоспинальными признаками, крестцовой потерей чувствительности, ранними проявлениями патологии СМЖ.

Интрамедуллярные поражения. Сопровождаются жгучими болями, локализацию которых трудно определить, потерей болевой чувствительности с сохраненным чувством положения сустава, с сохранением перинеальных и сакральных ощущений, менее выраженными кортикоспинальными признаками; СМЖ в норме или с небольшими отклонениями.

1.

Опухоли спинного мозга: первичные или метастатические, экстра — или интрадуральные; большинство из них — эпидуральные метастазы из прилежащих позвонков; наиболее частые малигнизированные опухоли поражают предстательную железу, грудную клетку, легкие, лимфомы, плазмоцитарные дискразии; первым симптомом обычно является боль в спине, которая усиливается в положении лежа, с болевыми точками, этот симптом предшествует другим симптомам за многие недели.

2. Эпидуралъный абсцесс: первоначально, лихорадка неизвестной этиологии с ноющей спинальной болью и болевыми точками, затем развиваются корешковые боли; вскоре после развития неврологической симптоматики быстро нарастает компрессия спинного мозга.

3. Спиналъное эпидуралъное кровоизлияние и гематомиелия: проявляется как острая поперечная миелопатия, развивающаяся в течение минут или часов на фоне сильной боли. Причины: незначительная травма, люмбальная пункция, антикоагулянтная терапия, гематологические расстройства, артериовенозные аномалии, кровоизлияние в опухоль. Этиология большинства этих нарушений не ясна.

4. Острая протрузия межпозвоночного диска: образование грыжи межпозвоночного диска в шейном и грудном отделах встречается реже, чем в поясничном

5. Острая травма со спинальным переломом или смешением: может не проявляться миелопатией до тех пор, пока механическое давление не вызовет дальнейшего смещения дестабилизированного позвоночника.

6. Хронические компрессионные миелопатии: а) шейный спондилез; б) сужение позвоночного канала на поясничном уровне: интермиттирующая и хроничеекая компрессия конского хвоста (cauda equina), связанная с врожденным сужением поясничного канала и спровоцированная протрузией диска или спондилитом.

7. Некомпрессионные неопластические миелопатии. Интрамедуллярные метастазы, паракарциноматозная миелопатия, осложнения после лучевой терапии.

1. Острый миелит, поперечный миелит, некротическая миелопатия: заболевание развивается в течение нескольких дней с проявлением чувствительных и двигательных симптомов, часто с вовлечением мочевого пузыря. Может быть первым признаком рассеянного склероза.

2. Инфекционная миелопатия: опоясывающий герпес с предшествующими корешковыми симптомами и сыпью, чаще всего вирусной природы; также встречается при инфицировании лимфотропным ретровирусом, ВИЧ, при полиомиелите.

Инфаркт спинного мозга, аномалии развития сосудов.

Спондилез, дегенеративные и наследственные миелопатии, подострая комбинированная дегенерация (дефицит витамина В12), сирингомиелия, спинная сухотка.

Обычная рентгенография, КТ-сканирование позвоночника для выявления переломов и искривлений позвоночного столба, а также определения возможных метастазов в позвоночник.

МРТ служит методом ускоренной оценки с высокой разрешающей способностью, особенно для диагностики интрамедуллярных поражений, и предпочтительнее, чем традиционная миелография.

Анализ СМЖ на наличие инфекционного процесса, рассеянного склероза, карциномы. Соматосенсорные вызванные реакции могут быть патологическими.

Компрессия, вызванная опухолью.

При эпидуральных метастазах — большие дозы глкжокортикоидов (для уменьшения отека) и местное облучение метастазов, с химиотерапией или без нее; хирургическое вмешательство применяется, если опухоль нечувствительна к лучевой терапии или не поддается максимальным дозам облучения. Хирургическое удаление опухоли показано при нейрофибромах, менингиомах или других экстрамедуллярных опухолях.

Эпидуральный абсцесс. Обычно требует неотложного хирургического вмешательства для дренирования абсцесса и бактериологического исследования с последующим назначением курса антибиотиков внутривенно.

Эпидуральное кровоизлияние, или гематомиелия. При наличии доступа срочно удаляют сгусток. Причины дискразии, приведшей к кровоизлиянию, должны быть установлены и, по возможности, устранены или скорректированы. Диагностику артериовенозных аномалий развития можно провести с помощью МРТ, миелографии или артериографии сегментарных спинальных артерий.

Острая протрузия диска. Наилучший клинический эффект достигается применением сфокусированной экстракорпоральной ударно-волновой терапии

Спинальный перелом или смещение. Требует хирургического вмешательства.

Повреждение мочевых путей, связанное с задержкой мочи изза растяжения мочевого пузыря, и повреждение мышцыдетрузора мочевого пузыря; пароксизмальная гипертензия или гипотензия с нарушениями объема; илеус и гастрит; при высоких цервикальных повреждениях спинного мозга — механическая дыхательная недостаточность; тяжелая гипертензия и брадикардия в ответ на раздражение или растяжение мочевого пузыря и кишечника; инфекции мочевыводящих путей; пролежни; ТЭЛА.

Источник: Справочник Харрисона по внутренним болезням
Kravchik, M. The Treatment of intervertebral disk herniation and persistent symptoms. Tel Aviv, 2001

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector